Мудрый Юрист

Права военнослужащих как предмет защиты в гражданском судопроизводстве

Царьков В.Н., судья 235 Гарнизонного Военного суда, подполковник юстиции.

В Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью и действуют непосредственно - они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность органов государственной власти и местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. ст. 2, 18 Конституции РФ). Соответственно в отраслевом процессуальном законодательстве, регламентирующем процедуру осуществления правосудия в различных его сферах, данные конституционные положения конкретизируются с учетом специфики подлежащих разрешению судебных дел.

Так, согласно ст. 2 ГПК РФ основными целями гражданского судопроизводства являются защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Военные суды, являясь специализированными судами в системе судов общей юрисдикции, разрешают дела с участием военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы и прошедших военные сборы, если нарушение их прав произошло в период прохождения военной службы или сборов, руководствуясь теми же нормами процессуального законодательства. Соответственно названные цели гражданского судопроизводства распространяются и на их деятельность, что следует также из положений ст. 4 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. "О военных судах Российской Федерации".

В законодательстве при формулировании целей судопроизводства по гражданским делам, которые непосредственно указывают на предмет судебной защиты, употребляются такие термины, как "права", "свободы", "законные интересы", "охраняемые законом интересы". Однако все они обозначают тесно взаимосвязанные правовые явления, в основе которых лежит субъективное право, что позволяет при характеристике предмета защиты, в том числе и по делам с участием военнослужащих, использовать одно обобщающее понятие - права. При этом следует учитывать, что права военнослужащих как предмет судебной защиты имеют материально-правовой и процессуальный аспекты.

Говоря об их материально-правовом аспекте, необходимо отметить специфическую структуру прав военнослужащих, подлежащих судебной защите, а также особенность их реализации в правоотношениях.

Основа статуса военнослужащего, как и любого иного лица, закреплена в Конституции РФ, в которой указаны основные права и свободы, составляющие общий правовой статус человека и гражданина. Для военнослужащих общие конституционные права и свободы конкретизируются в отраслевом законодательстве, прежде всего в нормах Федерального закона от 27 мая 1998 г. "О статусе военнослужащих".

Анализ отраслевых норм показывает, что общеправовой статус и статус военнослужащего имеют различия. Суть их в том, что военнослужащие в силу принадлежности к военной службе изначально обладают по сравнению с другими лицами меньшим объемом прав и свобод человека и гражданина. В качестве общего правила это сформулировано в п. 2 ст. 1 Закона "О статусе военнослужащих", согласно которому военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Поскольку права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом вне зависимости от принадлежности того или иного лица к военной службе, их ограничения в отношении военнослужащих являются дополнительными. Однако при этом критерии таких ограничений являются общими для всех. Они возможны в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

Несмотря на общность конституционно-правовых критериев ограничения прав и свобод, их конкретно-правовая основа для военнослужащих имеет специфику, непосредственно обусловленную особой трудовой деятельностью данных субъектов. На военнослужащих, проходящих военную службу в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах, возложено выполнение всего комплекса мер по защите общества и государства посредством отражения внешней агрессии и поддержания внутренней безопасности. Данные цели являются конституционно значимыми и дают основания для ограничения некоторых прав военнослужащих по сравнению с другими категориями граждан. Цель данных ограничений - создание условий, необходимых для надлежащей защиты специфическими средствами, которыми обладают Вооруженные Силы и другие войска, тех конституционных ценностей, на которые указывается в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Ограничения военнослужащих в личных, политических, социально-экономических и культурных правах и свободах, а также пределы таких ограничений закреплены в положениях Закона "О статусе военнослужащих". При этом в настоящее время данные ограничения устанавливаются или отменяются по усмотрению законодателя, определяющего приоритеты в соотношении ценности прав и свобод человека и интересов государства. Однако такое усмотрение законодателя не должно вступать в противоречие с требованиями Конституции РФ.

Следует заметить, что специфика военной службы объективно требует ограничения определенных прав военнослужащих вне зависимости от политического режима в том или ином государстве и даже исторического аспекта, хотя они и влияют на степень таких ограничений. Не случайно на ограничения прав граждан, проходящих военную службу, как на необходимый ее атрибут указывалось в юридической литературе царской России и литературе советского периода <*>. Допустимость ограничения некоторых прав и свобод военнослужащих с учетом специфики военной службы признается не только в современной России, но и в странах с давно устоявшейся демократией. К примеру, Европейский Суд по правам человека в решении от 8 июня 1976 г. по делу "Энгель и другие против Нидерландов" согласился с доводами заявителей о распространении Конвенции о защите прав человека и основных свобод на военнослужащих, но одновременно указал на возможность введения с учетом особенностей военной службы специальных ограничений их прав и свобод, не противоречащих требованиям Конвенции <**>.

<*> См., например: Добровольский А.М. Особенности положения военнослужащих в области публичного права. Спб., 1913. С. 3 - 4; Артамонов Н.В. Правовой статус военнослужащего в СССР // Сов. государство и право. 1983. N 5.
<**> Европейский Суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т. 1. М., 2000. С. 104 - 106.

По мнению А.Ф. Воронова и И.В. Холодкова, военнослужащий наряду с общим правовым статусом обладает специальным статусом, который не просто дополняет общий, но и изменяет его. При этом военно-служебная часть статуса основывается на нормах Конституции РФ, но конкретно определяется нормами военного законодательства, которые не только ограничивают для военнослужащих некоторые конституционные и другие права, но и устанавливают для них специфические права (например, право на различные льготы). Вместе с тем они отмечают, что такое разделение статуса достаточно условно, так как обе его части взаимозависимы и взаимообусловлены <*>.

<*> Воронов А.Ф., Холодков И.В. Научно-практический комментарий к Закону РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (для военнослужащих) М., 2001. С. 21.

Соглашаясь в целом с таким подходом, следует заметить, что он не отражает всю специфику прав военнослужащих как предмета судебной защиты. Для более полной их характеристики следует выделять в статусе военнослужащего наряду с военно-служебной его частью и специально-должностную часть. Если военно-служебная часть статуса относится ко всем военнослужащим, то его специально-должностная часть содержит права и обязанности военнослужащих в связи с осуществлением ими внутренней, караульной, гарнизонной и патрульной службы, а также в связи с реализацией полномочий по занимаемой должности.

Военно-служебные права - это права, которыми пользуются все военнослужащие. К примеру, к ним относятся право на материальное обеспечение (денежное довольствие, продовольственное и вещевое обеспечение, торгово-бытовое и медицинское обслуживание); право на льготы; право на государственное обеспечение при увольнении с военной службы; право на хранение, ношение, применение и использование оружия. Данные права находят свое закрепление в федеральном законодательстве.

Специальными правами военнослужащие наделяются уставами внутренней, караульной гарнизонной и патрульной службы на время выполнения соответствующих обязанностей <*>. К ним относятся, например, право на получение денежной компенсации за несение караульной службы, право на дополнительный продовольственный паек, право на дополнительное время отдыха и др.

<*> Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право: Учебник. М., 1998. С. 130.

Должностные права военнослужащих определяются должностью, которую занимает военнослужащий. В отличие от общих военно-служебных прав они, как и специальные права военнослужащих, находят закрепление в общевоинских уставах, а также наставлениях, положениях, инструкциях и руководствах. Например, право на различные денежные надбавки в связи с исполнением определенных должностных обязанностей.

Следует отметить особенности материального законодательства, применяемого при разрешении споров с участием военнослужащих. Это преимущественно нормы специального военного законодательства, регулирующего отношения по поводу реализации прав военнослужащим. Их исполнение возлагается на должностных лиц органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. Военное законодательство является источником военного права, которое является самостоятельной комплексной отраслью российского права. Понятие военного права дается в литературе как совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения в области строительства Вооруженных Сил РФ, жизни, быта и деятельности войск <*>.

<*> Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крупских. М., 2003. С. 94.

В теории считается общепризнанным, что общественные отношения в сфере обороны и безопасности имеют в своей основе публичное, а не частноправовое содержание <*>. Публично-правовые отношения являются выражением публичного, общественного интереса. Обязательные субъекты публичного правоотношения - орган государственной власти, орган местного самоуправления или должностное лицо - имеют особый статус. Они наделены властными полномочиями, что свидетельствует о неравенстве сторон в материальном правоотношении, о возможности властного принудительного осуществления публичных прав <**>.

<*> См., например: Гейвандов Я.А. Организации, обеспечивающие вооруженную защиту Российской Федерации (некоторые аспекты соотношения публично-правового содержания и организационно-правовой форм) // Государство и право. 1999. N 2. С. 6.
<**> Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 30 - 48.

В правоотношениях по поводу прохождения военнослужащими военной службы все указанные признаки налицо. Соответственно при реализации прав и обязанностей, составляющих содержание соответствующего статуса, военнослужащий становится субъектом публично-правового отношения. Признак публичности подразумевает придание правам исключительного общественного значения, их признание и обязательную реализацию государством в лице соответствующих органов или должностных лиц. При этом статусные права лиц, состоящих на военной службе, не могут подвергаться дополнительным ограничениям или трактоваться в сторону их умаления, так как трансформируясь из основных конституционных прав, они в законодательстве уже приняли соответствующую форму. Изменения в комплекс этих прав в сторону ограничения могут вноситься лишь Законом "О статусе военнослужащих".

В п. 4 ст. 3 Закона "О статусе военнослужащих" закреплено положение об обязанности конкретных лиц, командиров и начальников реализовывать меры правовой и социальной защиты военнослужащих. Данные должностные лица состоят с военнослужащими в отношениях власти-подчинения, что соответствует свойственным военным отношениям принципам единоначалия, строгой воинской дисциплины и неукоснительного выполнения волевых предписаний вышестоящих воинских должностных лиц. Наделены командиры и начальники полномочиями по распределению и обеспечению военнослужащих положенными видами довольствия, поэтому именно данные лица в основном, считаются ответственными за непредставление подчиненным им военнослужащим льгот, гарантий и компенсаций.

Однако представление о том, что противостоящей военнослужащему стороной в правоотношении в связи с военной службой обязательно является командир или воинский начальник, является ошибочным. Нарушителем прав военнослужащих, подлежащих судебной защите, могут выступать Президент РФ, федеральные органы законодательной власти, Правительство РФ, федеральные ведомства, региональные органы законодательной и исполнительной власти, органы местного самоуправления и их руководители. Нередко именно от их действий и решений по финансовому и иному материальному обеспечению зависит реализация указанных в законодательстве прав непосредственными командирами и начальниками военнослужащих, обратившимися в суд. В некоторых же случаях обязанность по обеспечению прав, закрепленных в Федеральном законе "О статусе военнослужащих", непосредственно возлагаются не на воинских командиров и начальников, а на иные органы. Подтверждением сказанному являются обстоятельства разрешенного Конституционным Судом РФ дела о проверке конституционности отдельных положений Федеральных законов "О федеральном бюджете на 2002 год", "О федеральном бюджете на 2003 год", "О федеральном бюджете на 2004 год" и приложений к ним по жалобе Жмаковского А.В.

Как следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. N 9-П, в соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" орган местного самоуправления в связи с невозможностью предоставления жилого помещения Жмаковскому А.В., нуждающемуся в улучшении жилищных условий после увольнения с военной службы, обязан был выплачивать ему ежемесячную денежную компенсацию за счет средств федерального бюджета. Однако глава администрации района отказал в ее выплате по мотиву, что действие соответствующей нормы на протяжении последних трех лет приостановлено Законами "О федеральном бюджете". Суд, куда Жмаковский А.В. обжаловал отказ, оставил жалобу без удовлетворения, согласившись с доводами главы администрации. Признавая соответствующие нормы бюджетного законодательства неконституционными, Конституционный Суд РФ указал, что Российская Федерация как правовое и социальное государство не может произвольно отказываться от выполнения взятых на себя публично-правовых обязательств. Федеральный законодатель вправе был приостановить на соответствующий бюджетный год предусмотренную Законом "О статусе военнослужащих" компенсацию, только предусмотрев надлежащий механизм соразмерного возмещения <*>.

<*> Собрание законодательства РФ. 2004. N 19 (часть 2). Ст. 1923.

Приведенный пример показывает также, что вне зависимости от позиции другой стороны в споре защита нарушенного субъективного права военнослужащего обеспечивает реализацию публичного интереса, поскольку все органы публичной власти в Российской Федерации призваны поддерживать режим законности и правопорядка. Судебная защита прав, свобод и законных интересов всегда способствует установлению и нормальному развитию соответствующих публично-правовых отношений. Следовательно, военнослужащий во взаимоотношениях с воинскими должностными лицами и органами военного управления при правомерности своих требований всегда является выразителем не только своего личного, но и публичного интереса. В реализации его субъективного права объективно должна быть заинтересована и другая сторона правоотношения - выступающие от имени государства соответствующие командиры, начальники и органы военного управления. Проблема состоит лишь в правильном осознании публичного интереса, который должен быть законным.

Нормативное обоснование именно такого поведения органов публичной власти содержится в Конституции РФ, прежде всего в приведенных ранее положениях ее статей 2 и 17, а также в отраслевом законодательстве. В частности, согласно ст. 2 ГПК защита интересов публичной власти (в лице Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований) является одной из основных целей гражданского судопроизводства, а дополнительными его целями является укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону.

Говоря о законности публичного интереса как условии его правильного осознания, следует учитывать, что нормативные акты, выступающие в качестве критерия законности, должны всегда браться в их нормативном единстве и системной связи. Такой учет предполагает при обнаружении коллизии между нормативными актами руководствоваться положениями актов, имеющих большую юридическую силу, включая Конституцию РФ и нормы международного права. Особенно это важно для судов, которые обязаны оценивать все нормативные акты, включая и федеральные законы, на предмет их соответствия основному закону страны, международно-правовым нормам и в случае обнаружившегося несоответствия применять Конституцию РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права. Разъяснения о такой обязанности судов даны в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия" и от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров".

Завершая анализ материальных прав военнослужащих, следует заметить, что учет их специфики имеет серьезное практическое значение для выбора порядка их защиты. Как гражданин военнослужащий имеет широкий круг прав, не связанных с военной службой. Они могут возникать из гражданских, семейных, жилищных, земельных, избирательных и других правоотношений. При этом права военнослужащего, вытекающие из его специального статуса, защищаются несколько иначе, чем другие права. В частности, судебная защита прав военнослужащих, связанных с военной службой, относится к компетенции военных судов, споры о других правах разрешаются обычными территориальными судами общей юрисдикции.

Защита прав военнослужащих в гражданском судопроизводстве осуществляется в процессуальной форме, т.е. в соответствии с урегулированным в нормах гражданского процессуального права порядком процессуальной деятельности по рассмотрению и разрешению дел <*>. Определяя порядок судебной защиты материального права, гражданское процессуальное право обеспечивает принудительное осуществление норм материального права, наделяя участников судопроизводства комплексом процессуальных прав и обязанностей. Соответственно права военнослужащих как предмет судебной защиты наряду с материальным аспектом имеют и процессуальный аспект.

<*> Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2003. С. 97.

В частности, выступая в качестве инициатора возбуждения дела о защите субъективного материального права, военнослужащий вправе обратиться с соблюдением установленного законом порядка в суд, после возбуждения дела судом на основе состязательности и равноправия сторон доказывать основания своих требований, требовать от суда вынесения законного и обоснованного решения, обжаловать судебные постановления и т.д. В случае привлечения в процесс в качестве стороны, противостоящей заявителю, военнослужащий вправе доказывать возражения против заявленных к нему требований, обжаловать судебные постановления и т.д. Правами сторон с некоторыми изъятиями наделяются военнослужащие в случае привлечения их в процесс в качестве третьих лиц в исковом производстве и заинтересованных лиц в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений. Все они приобретают положение лиц, участвующих в деле, с соответствующим комплексом процессуальных прав и обязанностей (ст. 35 ГПК).

Принадлежность подлежащих судебной защите материальных прав военнослужащего к тому или иному статусу определяет, как указывалось, лишь выбор суда, который должен рассматривать спор с его участием (военный суд или территориальный суд общей юрисдикции). При этом стороны в публичных материальных правоотношениях, по поводу которых в суде возникает спор с участием военнослужащих, находятся в отношениях власти и подчинения. Тем не менее их процессуальное положение характеризуется равенством прав и обязанностей. Военнослужащие в силу специфики военной службы ограничены в некоторых общегражданских правах, однако эти ограничения не распространяются на их процессуальные права.

Субъективным процессуальным правам лиц, участвующих в деле, корреспондируют соответствующие обязанности суда. К примеру, при поступлении заявления с соблюдением установленного законом порядка суд обязан возбудить гражданское дело, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществить правосудие на основе состязательности и равноправия сторон. Выполнением своих процессуальных обязанностей суд защищает не только субъективные материальные права, но и субъективные процессуальные права участников спорных материальных правоотношений. Причем реализация процессуальных прав обеспечивается судом вне зависимости от принадлежности спорного материального права тому или иному участнику судопроизводства, от наличия или отсутствия фактов его нарушения или оспаривания. Решение по существу спора с выводами по этим вопросам суд обязан принять лишь после соблюдения всей предусмотренной процессуальным законодательством процедуры рассмотрения и разрешения дела, не допуская ограничения процессуальных прав лиц, участвующих в деле.

Таким образом, ограничение прав военнослужащих влияет на материально-правовой аспект их права на судебную защиту, поскольку защите подлежат лишь нарушенные или неправомерно оспариваемые права. Однако данные ограничения не могут повлечь ограничение их процессуальных прав, а влияют лишь на выбор компетентного суда.