Мудрый Юрист

О месте судов в системе федеративных отношений

Сатуев А.А., судья Арбитражного суда Чеченской республики.

Пронизывая все сферы государственной и общественной жизни, федеративные отношения в пределах единого правового пространства обеспечивают необходимое совместное существование и развитие всех субъектов Российской Федерации.

Цель правового регулирования - в создании системы упорядоченных федеративных отношений, в которой заинтересованы и Федерация, и ее субъекты.

В литературе отмечается, что федеративные отношения - это отношения между составными частями государства (субъектами Федерации) и целым (Федерацией), отношения составных частей государства (субъектов Федерации) друг с другом, отношения между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления.

Эти отношения складываются по поводу разграничения предметов ведения и полномочий. Но федеративные отношения не сводятся только к этому. Это и отношения по поводу формирования парламентов, других органов государственной власти, по поводу реализации функций органов государства и т.д.; то есть множество элементов, взаимосвязанных между собой, составляют систему федеративных отношений <*>.

<*> Болтенкова Л.Ф. Местное самоуправление в системе федеративных отношений. М.: РАГС, 2004. С. 8, 9.

Соглашаясь с изложенным утверждением, следует отметить, что суды занимают определенное место в этой системе. Выступая в качестве органов конституционной самостоятельной ветви государственной власти - судебной (ст. 10 Конституции РФ), суды втянуты в федеративные процессы (отношения) через осуществление конституционного, гражданского, административного, уголовного (п. 2 ст. 118 Конституции РФ), а также арбитражного судопроизводства.

Место, то есть положение, которое занимают суды в различных государствах, зависит от формы государства (унитарное или федеративное), формы правления (монархическая или республиканская - парламентская, президентская), от исторических и национальных особенностей становления и развития судоустройства и судопроизводства. И, следовательно, чтобы объективно определить место современных российских судов в системе федеративных отношений и значение этого места, необходимо согласно постулату материалистической диалектики "не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого развития смотреть, чем данная вещь стала теперь" <*>.

<*> Ленин В.И. О государстве. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 67.

При разработке ныне действующей Конституции Российской Федерации 1993 года логично встал вопрос о месте судов в демократическом федеративном правовом государстве, каковым провозглашалась Российская Федерация (ст. 1 Конституции РФ). Исходным документом для нахождения этого места явился принцип разделения властей, характерный для демократических федеративных правовых государств.

Статья 10 Конституции Российской Федерации гласит, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Восстановление судебной власти, провозглашавшейся демократически направленным законодательством 1864 года, но не способным практически реализоваться в унитарном государстве, предполагает осмысление сущности и значимости этой власти, ибо какова значимость судебной власти в федеративном государстве, таково и место ее органов - судов в системе федеративных отношений.

При организации государственной власти на основе принципа ее разделения судебная власть, будучи полноценной ветвью государственной власти, обладает всеми признаками государственной власти, такими, как: а) легитимность, т.е. законность; б) наличие у нее властных органов (судов) и должностных лиц, судей (ст. 118 - 128 Конституция РФ); в) право применения мер принуждения (ст. 302, 308 Уголовно-процессуального кодекса РФ; ст. 97 - 98 Гражданского кодекса РФ); г) обязательность исполнения мер принуждения. Так, обращение обвинительного приговора по уголовному делу с назначением наказания возлагается на суд, постановивший приговор. Распоряжение об исполнении приговора высылается судьей или председателем суда вместе с копией приговора органу, на который возложена (в зависимости от вида наказания) обязанность приведения приговора в исполнение (ст. 393 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Перечень таких органов дан в ст. 16 Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

Принудительное исполнение взыскания на имущество должника, на заработную плату и иные виды доходов должника, исполнение исполнительных документов по спорам неимущественного характера возложено Федеральным законом "Об исполнительном производстве" на судебных приставов-исполнителей.

Решение Конституционного Суда РФ подлежит исполнению немедленно после опубликования либо вручения его официального текста, если иные сроки специально в нем не оговорены (ст. 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ").

Судебная власть обладает и таким признаком государственной власти, как ее охраняемость. Судебная власть охраняется федеральным законом (глава 31 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 294 - 316).

В то же время существуют признаки, по которым судебная власть отличается от власти законодательной и исполнительной. Анализируя некоторые имеющиеся источники по этому вопросу <*>, можно констатировать, что:

<*> Абросимова Е.Б. Судебная власть. М.: Проспект, 2003. 720 с.; Изварина А.Ф. Судебная власть в Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 2001. 344 с.; Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. Спб.: Лань, 2001. 384 с.; Стеуовский Ю.И. Судебная власть. М.: Дело, 1999. 399 с.; Шевцов В.С. Право и судебная власть в Российской Федерации. М.: Профобразование, 2003. 368 с.

Во-первых, за органами судебной власти - судами различной компетенции - признается самостоятельность и право действовать независимо от других ветвей власти, подчиняясь только закону (ст. ст. 10, 120 Конституции РФ), и это означает самостоятельность судебной власти.

Во-вторых, судебная власть принадлежит только судам (ст. 118 ч. 1 Конституции РФ) в лице соответствующих судей и привлекаемых в установленном порядке к осуществлению судебной деятельности представителей народа. Отсюда можно говорить об исключительности судебной власти.

В-третьих, судебная власть осуществляется посредством особой процедуры в форме конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 118 ч. 2 Конституции РФ).

В-четвертых, основные носители судебной власти - судьи - несменяемы (ст. 121 Конституции РФ), неприкосновенны (ст. 122 Конституции РФ), наделены особым статусом (ст. 119 Конституции РФ).

В-пятых, судебная власть предназначена для судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, конституционного строя, обеспечения соответствия актов законодательной и исполнительной власти Конституции Российской Федерации. Исходя из этого предназначения, характерными чертами судебной власти являются также доступность правосудия для граждан на равных для всех основаниях (ст. 19 ч. 1 Конституции РФ) и ее полнота. Полнота судебной власти заключается в объеме ее полномочий, окончательности принимаемых ею решений и их обязательности для всех без исключения органов, предприятий, должностных лиц, граждан и их объединений.

В-шестых, судебная власть имеет (носит) правоприменительный характер, исключающий принятие судами, судьями законов и иных нормативных актов.

Реализовать свои функции судебная власть может только через деятельность своих органов - судов, которые должны быть устроены в соответствии принципами федерализма в федеративном государстве и на основе системности.

Судоустройство имеет непосредственное отношение к федеративным отношениям, и разрешение вопросов построения судебной системы представляется делом трудным из-за различий во взглядах и подходах на такое построение.

Судебная система представляет собой определенную совокупность судебных учреждений конкретного государства, основанную на единых принципах организации и деятельности, связанную единством целей и задач, с четко обозначенной компетенцией каждого звена, позволяющей выделить высший суд. Такое определение судебной системы мы находим у профессора Б.А. Галкина <*>.

<*> Суд и правосудие в СССР / Под ред. проф. Б.А. Галкина. М.: Юрид. лит., 1981. С. 63.

В последнее время судебная система представляет собой "единую систему всех судов, осуществляющих судебную власть путем отправления правосудия, имеющих общие задачи, организованных и действующих на единых демократических принципах" <*>, или даже "совокупность судов, построенную в соответствии с их компетенцией и поставленными перед ними задачами и целями" <**>.

<*> Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Издание Тихомирова М.Ю., 2001. С. 830.
<**> Конституционное право. Энциклопедический словарь / Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Норма, 2001. С. 567.

В отличие от существующей системы построения судов РФ судебная система СССР трактовалась как совокупность всех судов (союзных и республиканских), имеющих общие задачи, организованных и действующих на единых демократических принципах, связанных между собой отношениями по осуществлению правосудия <*>.

<*> Юридический энциклопедический словарь / Глав. ред. А.Я. Сухарев. М.: Советская энциклопедия, 1984. С. 361.

В 90-е годы судебная система Российской Федерации определяется уже как совокупность взаимодействующих между собой судебных учреждений России всех видов, осуществляющих правосудие, иные правовые функции в процессуальных формах <*>.

<*> Государственное право Российской Федерации / Под ред. О.Е. Кутафина. М.: Юрид. лит., 1996. С. 516.

Во всех этих определениях есть общее, объективно присущее любой судебной системе, - это утверждение о совокупности судебных учреждений, судов; и особенное (отдельное), содержащееся только в одном определении (или двух), могущее и быть в нем и не быть. Это упоминание о принципах и задачах (первое и второе определения), о компетенции (первое), о правосудии (второе и третье), о функциях и процессуальных формах (третье определение).

Но все эти трактовки не противоречат друг другу, а дополняют друг друга, делая содержание понятия "судебная система" более объемным, выражающим тесную связь судоустройственных и судопроизводственных категорий.

Такую совокупность в соответствии со ст. 118 п. 3, ст. ст. 125, 126, 127 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 2, 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" от 31 декабря 1996 года N 1-ФК3 <*>, в редакции Федеральных конституционных законов от 15.12.2001 N 5-ФКЗ; от 04.07.2003 N 3-ФК3 <**>, составляют: федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации.

<*> Собрание законодательства Российской Федерации (далее - СЗ РФ). 1997. N 1. Ст. 1.
<**> Судебная система Российской Федерации: Сборник нормативных актов / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2004. С. 9 - 20.

Констатируя, что подход к организации судебной власти в Российской Федерации с точки зрения федеративных отношений носит дискуссионный характер, автором не разделяется точка зрения некоторых ученых о том, что российская судебная система характеризуется как централизованная, т.к. это не совсем соответствует законодательству и реальной действительности.

Более корректно утверждение о том, что "подход к организации судебной власти в Российской Федерации неоднороден" <*>.

<*> Развитие федеративных отношений в России: проблемы и перспективы. М.: Издание Совета Федерации, 1997. С. 57.

Полагаем, что конституционные суды построены по федеративному принципу. Попробуем объяснить. Во-первых, Конституционный Суд РФ организационно отделен от конституционных и уставных судов субъектов Федерации и не находится с ними в функциональной зависимости. Во-вторых, конституционные суды республик, уставные суды краев, областей, автономных округов, городов федерального значения могут быть образованы законодательными актами этих субъектов Федерации, и там, где они созданы, действуют на территории соответствующего субъекта Федерации, руководствуясь законами этого субъекта. Данные суды самостоятельны, организационно не связаны, это суды субъектов Федерации, представляющие по горизонтали скорее не систему, а группу судов, выполняющих однородные функции. Хотя и не образуя вертикали, они могут оказывать консультативную, методическую помощь друг другу.

Суды же общей юрисдикции образованы по централизованной схеме, находятся во взаимосвязи (что более применимо в унитарных государствах). Так, место верховных судов республик, краевых (областных) судов, судов городов федерального значения, Суда автономной области, судов автономных округов определяется их взаимоотношениями с судами районными, действующими на соответствующей территории, для которых перечисленные суды являются вышестоящими судебными инстанциями (ст. 20 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации). Определяется это место также взаимоотношениями отмеченных судов с Верховным Судом Российской Федерации, который является для них непосредственно вышестоящей судебной инстанцией, высшим судебным органом, осуществляющим в предусмотренных федеральным законодательством процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов общей юрисдикции и дающим разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 19 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации") <*>.

<*> Систему арбитражных судов составляют: Высший Арбитражный Суд РФ; федеральные суды округов (арбитражные кассационные суды); арбитражные апелляционные суды; арбитражные суды первой инстанции в республиках, краях, областях, городах федерального значения, автономной области, автономных округах (ст. 3 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" от 28 апреля 1995 года N 1-ФКЗ (СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589), в ред. Федерального конституционного закона от 04.07.2003 N 4-ФКЗ). В организации данных судов просматриваются также централизованные взаимосвязи. Арбитражное же судопроизводство, несмотря на то что существуют арбитражные суды и есть Кодекс, определяющий их деятельность, не предусмотрено Конституцией РФ. По мнению ряда ученых, арбитражное судопроизводство складывается из разновидностей гражданского и административного судопроизводства (см.: Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий / Отв. ред. В.А. Четвернин. М.: Центр конституционных исследований Московского Общественного Научного фонда, 1997. С. 475). В свете сказанного и исходя из ограниченности объема диссертационного исследования вопросы деятельности арбитражных судов остаются за его рамками.

Но в неоднородности подхода к организации судебной власти в Российской Федерации нет ничего странного.

Как справедливо отмечает М.В. Столяров, формирование новых федеративных отношений в Российской Федерации с самого начала представляет собой проблему сложную и неоднозначную, так как ни унитаризм, ни федерализм практически не существуют в чистом виде, и многоплановый опыт зарубежных государств свидетельствует именно об этом <*>.

<*> Столяров М.В. Россия в пути. Новая Федерация и Западная Европа. Сравнительное исследование по проблемам федерализма и регионализма в Российской Федерации и странах Западной Европы. Казань: Фэн, 1998. С. 12, 13.