Мудрый Юрист

Корыстные цель и мотив как признаки хищения *

<*> Teplova D.O. Lucrative purpose and motive as features of stealing.

Теплова Дарья Олеговна, заместитель заведующего кафедрой государственно-правовых дисциплин Восточно-Сибирского филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российская академия правосудия".

В статье описаны корыстная цель и мотив как признаки хищения. Проанализированы различные точки зрения ученых по данному вопросу.

Ключевые слова: корыстная цель, мотив, хищение.

The article describes lucrative purpose and motive as features of stealing; analyses various viewpoints of scholars with regard to this issue.

Key words: lucrative purpose, motive, stealing.

Цель и мотив как юридические признаки субъективной стороны взаимосвязаны и взаимозависимы. Так, процесс мотивации, т.е. формирования мотива лица, предполагает и постановку определенной цели. Мотив является той активной силой, которая ведет субъекта к достижению цели. Но тем не менее мотив и цель представляют собой самостоятельные психологические явления, имеющие различное значение, ни одно из которых не может включать в себя другие в качестве составной части. Мотив означает, "почему" и "ради чего" (личностный смысл) совершаются деятельность и действие как ее часть. Цель отвечает на вопрос, "для чего" действие совершается <1>.

<1> Осокин Р.Б. Хищение путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество): история, элементы и признаки состава, квалификация. Тамбов: Тамбовский филиал МосУ МВД России, 2005. 145 с.

Законодательное определение хищения, содержащееся в примечании 1 к ст. 158 УК, также указывает на корыстную цель как на обязательный признак субъективной стороны любой формы хищения.

В связи с этим встает вопрос, касающийся содержания корыстной цели при хищении, который также решается неоднозначно. Толковый словарь русского языка В. Даля определяет корысть как страсть к наживе, к накопительству. В основе поведения виновного лежат материальные потребности человека, удовлетворяя которые он совершает преступление. При этом он может стремиться получить какую-либо материальную ценность (деньги, имущество и т.д.) или намеревается избавиться от материальных затрат (уплаты долга, платежа алиментов, возврата имущества и т.д.).

Ряд авторов наиболее узко трактуют корыстную цель при хищении как стремление личного обогащения виновного. Однако признание корыстной цели обязательным элементом хищения связано с отказом от слишком узкого понимания ее как цели личного обогащения. Необходимо отметить, что существует и широкое понимание корыстной цели хищения. Так, например, Б.В. Волженкин отмечает, что "корыстная цель имеет место, если чужое имущество незаконно и безвозмездно изымалось и (или) обращалось: 1) в пользу виновного; 2) в пользу лиц, близких виновному, в улучшении материального положения которых он лично заинтересован; 3) в пользу других лиц, являющихся соучастниками хищения" <2>. П.С. Яни также указывает, что "корыстная цель - это желание получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным... Следовательно, можно незаконно завладеть чужим имуществом и при этом лично не обогатиться, но действия эти при иных необходимых условиях все равно будут признаны хищением" <3>.

<2> Волженкин Б.В. Мошенничество: Серия "Современные стандарты в уголовном праве и процессе". СПб., 1998.
<3> Яни П.С. Мошенничество и иные преступления против собственности; уголовная ответственность. М.: Интел-Синтез, 2002.

При таком подходе, представляющемся наиболее правильным, признается наличие корыстной цели и в ситуациях, когда лицо, завладевшее чужим имуществом, передает его другим лицам или организациям (например, благотворительному фонду), не преследуя цели личного обогащения или обогащения других лиц. Однако в данном случае можно наблюдать применение уголовного закона по аналогии, что прямо запрещено в ч. 2 ст. 3 УК РФ.

Рассматривая вопрос о мотиве хищения, следует сказать, что некоторые специалисты считают корыстный мотив неотъемлемым признаком хищения чужого имущества.

Например, Б.В. Волженкин писал, что "наличие любого из мотивов или их совокупность при отсутствии корыстного мотива как ведущего, определяющего волевой акт и содержание умысла, меняет социальную сущность содеянного и исключает квалификацию преступления как хищения" <4>.

<4> Волженкин Б.В. Указ. соч.

Однако следует признать верной точку зрения, согласно которой наличие корыстного мотива при совершении хищения чужого имущества не обязательно. Так, Г.Н. Борзенков считает, что отсутствие корыстной цели свидетельствует об отсутствии состава мошенничества, чего нельзя сказать о корыстном мотиве, который не является обязательным признаком мошенничества или другой формы хищения. Корыстные мотивы при хищении не обязательно должны быть единственными <5>. Подобной точки зрения придерживаются и другие специалисты.

<5> Борзенков Г.Н. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности // Законность. 1995. N 2.

Действительно, в соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК РФ корыстный мотив не является обязательным признаком хищения. Следовательно, хотя корыстный мотив и является наиболее типичным для хищений чужого имущества, но он тем не менее не исчерпывает всех возможных мотивов подобных преступлений.

Следовательно, если корыстную цель понимать как стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным, то независимо от того, какими мотивами руководствовался преступник, при прочих иных необходимых признаках, содеянное следует признавать хищением.

Именно удовлетворение материальных потребностей ведет к образованию у лица корыстной цели <6>.

<6> Яровой А.А. Уголовно-правовая борьба с хищениями, совершаемыми организованными группами: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 68.

Однако в теории уголовного права и в практике его применения понятие корыстной цели при хищении выходит за рамки понятия материальных потребностей виновного, так как хищением признаются и действия, совершаемые с целью получения материальной выгоды для других лиц. Подобное определение корыстной цели не совсем соответствует этимологическому понятию корысти и лежащих в ее основе материальных потребностей.

Точка зрения о том, что виновный, изымая имущество с целью его обращения в пользу других лиц, при этом не стремится к реализации своих материальных потребностей, что, в свою очередь, указывает на отсутствие у него корыстной цели, спорна. Похититель, с одной стороны, не отдавая должного другим лицам, действует из личной корысти, с другой стороны, отдавая похищенное другим лицам, действует небескорыстно, ожидая взамен каких-либо ответных полезных для него действий. Это характерно для группового совершения преступления, а особенно в составе организованной группы или преступного сообщества.

Но на практике известны и случаи совершения хищений без цели извлечения материальной выгоды не только для себя, но и для других лиц. Например, когда исполнители преступления руководствуются такими побуждениями, как ложно понятые соображения дружбы, страх перед соучастниками, желание получить взаимную услугу, ненависть, злоба или месть по отношению к потерпевшему (конкуренту, сопернику, лицу, с которым сложились личные неприязненные отношения), желание продемонстрировать свои умения или пренебрежительное отношение к потерпевшему или просто навредить, а также так называемые альтруистические мотивы, такие как, например, помощь обездоленным.

Таким образом, лицо стремится извлечь какую-либо выгоду неимущественного характера путем совершения хищения чужого имущества, обусловленного вышеназванными мотивами.

Выход на решение указанной проблемы, как представляется, возможен в случае единообразного понимания всеми учеными и правоприменителями корыстной цели в широком смысле, т.е. как стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным. В этом случае корыстная цель не предполагает обязательного наличия корыстного мотива. Таким образом, наличие корыстной цели признается и в ситуациях, когда лицо, завладевшее чужим имуществом, передает его другим лицам или организациям (например, благотворительному фонду), не преследуя цели личного обогащения или обогащения других лиц.

Следовательно, независимо от того, какими мотивами руководствовался преступник, если целью его преступления является стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным, то при прочих иных необходимых признаках содеянное должно признаваться хищением. В таком случае корыстный мотив не будет являться обязательным признаком хищения.

В этой связи необходимо отметить, что лишь узкое понимание корыстной цели (как цели удовлетворения своих материальных потребностей, цели обогащения) предполагает обязательное наличие корыстного мотива.

Другое решение обозначенной проблемы возможно в случае дополнения основного корыстного мотива мотивом "иной личной заинтересованности", который сможет включить в себя указанные выше некорыстные мотивы при совершении хищения. К тому же указанный признак субъективной стороны уже апробирован в УК и применяется в ст. 285 ("Злоупотребление должностными полномочиями").