Мудрый Юрист

Общество, игорный бизнес и уголовный закон: некоторые тенденции взаимодействия *

<*> Saprykin N.N. Society, gambling business and criminal law: certain tendencies of interaction.

Сапрыкин Николай Николаевич, прокурор отдела Управления по надзору за производством дознания и оперативно-розыскной деятельности Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В представленной статье автор дает общий криминологический обзор проблемы правового регулирования игорного бизнеса, оценку возможных последствий неправильного подхода к этой проблеме и некоторые общие рекомендации.

Ключевые слова: преступность, игорный бизнес, лудомания, гемблинг.

In presented article the author gives the general criminological review of a problem of legal regulation of a gaming, an assessment of possible consequences of the wrong approach to this problem and some general recommendations.

Key words: crime, gaming, ludomania, gambling.

Уголовно-правовое регулирование различных видов коммерческой деятельности имеет не менее древнее происхождение, чем само извлечение прибыли, в том числе с использованием зависимого или иного неравноправного положения договорного контрагента. Не секрет, что наиболее стабильный сбыт товаров и услуг часто достигается с использованием так называемых аддикций (психологических зависимостей от различных стимулов). Среди потребителей любой номенклатурной группы товаров и услуг нетрудно выделить относительно немногочисленную, но стабильную группу лиц с измененным (отклоняющимся, девиантным) поведением, демонстрирующих сверхувлеченность, часто за счет отрицания и игнорирования иных форм социальной активности. Такие группы, обычно называемые "фанатами", встречаются повсеместно - от завсегдатаев борделей до хозяев вечно ремонтируемых квартир, от пользователей Интернета до особо азартных игроков.

Природа подобных зависимостей - как компенсация нерастраченного потенциала человека как представителя биологического вида. "...Несмотря на то что окружающая среда практически находится под контролем, - писал еще в 60-е годы XX в. Д. Моррис, - мы все еще обременены нашей древней системой, заставляющей нас быть крайне деятельными и не менее любопытными... Родители ребенка берут на себя заботу о его выживании, и поэтому у него остается масса неизрасходованной энергии, сжиганию которой и способствуют игры...

Освобожденные от проблем, связанных с выживанием, мы выжимаем последнюю каплю стимулов из всего, что только попадается под руку. В результате иногда созданные нами же стимулы мы оказываемся неспособными "переварить"... будучи вынужденными реагировать на них еще сильнее, рискуем полностью израсходовать свои силы... Ставки в игре необычайно высоки: мы ставим на кон свое счастье, а иногда и рассудок" <1>. Достоверность этого вывода легко проверить, наблюдая за занятиями высших животных в неволе: они придумывают себе такие развлечения, которые никогда бы не практиковали в естественных условиях, и некоторые особи, так развлекаясь, причиняют себе и окружающим существенный вред.

<1> Моррис Д. Людской зверинец // Пер. с англ. 2-е изд.; URL: http://www.ethology.ru.

"[Игры сами по себе]... не обладают ни признаком вредности, ни признаком полезности, точно так же как и любой другой предмет. Ведь ножом можно отрезать лимон, а можно и зарезать старушку. И почему-то еще никому не пришло в голову запретить ножи. Дело не в предметах, а в том, как, кем и с какой целью они используются" <2>. Поэтому и процесс воспроизводства лиц, имеющих различные зависимости, включая игорную (лудоманию, гемблинг), именуется игроманией. Так называют игровую зависимость, или патологическую (атипичную) склонность к азартным играм, "заключающуюся в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, что доминирует в жизни субъекта и ведет к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей, не уделяется должного внимания обязанностям в этой сфере" (МКБ-10, 1994).

<2> Куштина А. Проблема Heroinware // Компьютерра. 2003. N 152(10).

С точки зрения социологии (девиантологии), как пишет Я.И. Гилинский, "относится к ретретистским формам девиантности наряду с алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией. Страсть к азартным играм проходит через всю человеческую историю. Далеко не всегда азартная игра приводит к игорной зависимости. Точно так же как не всякое употребление алкоголя или некоторых наркотиков приводит к патологической зависимости. Да, гемблинг, как и иные виды зависимости, приносит страдание близким лудомана, подрывает экономику семьи, иногда доводит его самого до самоубийства" <3>. Но отождествлять проблему снижения распространения лудомании (гемблинга) и проблему регулирования игорного бизнеса по меньшей мере не дальновидно, поскольку бизнес охватывает более широкий круг общественных отношений и является элементом экономической системы общества.

<3> Гилинский Я.И. Девиантология // URL: http://crimpravo.ru/blog/840.html#cut.

Процесс воспроизводства лиц с преобладающим девиантным поведением не зависит ни от доминирующих в том или ином обществе религиозно-этических доктрин, ни от уровня образования и благосостояния девиантов. Он объективен, но может в некоторой мере стимулироваться или тормозиться условиями жизни общества, но в большей мере - воспитанием и ближайшим окружением индивида. Общая закономерность такова: чем ниже уровень образования, уже круг интересов, беднее социальное общение субъекта, тем труднее ему удовлетворять свои интересы в социально одобряемых или нейтральных формах, тем выше вероятность отрицательных девиаций, включения в маргинальные виды деятельности, порицаемые обществом, как, например, азартные игры <4>.

<4> Орлова Л.А. Нелегальный игорный бизнес как экономическая дисфункция // Следователь. 2010. N 9(149). С. 36 - 37.

Вопросы законодательного регулирования экономической деятельности и уголовно-правовой охраны утвержденной законами модели экономической деятельности относятся не к профилактике аддикций и не к успокоению общественного мнения, возбужденного сообщениями об очередном "громком" преступлении. Вопрос регулирования бизнеса, если речь не идет о таких запрещенных под страхом уголовного наказания промыслах, как наемничество, наркоторговля, работорговля, убийство по найму и т.п., всегда вопрос регулирования и охраны законом экономического строя. Поэтому можно лишь удивляться тому, как отдельные ученые предлагают дополнить нормами об уголовной ответственности за незаконный игорный бизнес главу о преступлениях против общественной нравственности и здоровья населения <5>. Не помещаем же мы ответственность за незаконное предпринимательство в сфере перевозок в главу УК о транспортных преступлениях, а незаконную эмиссию акций - в главу о преступлениях против интересов службы в коммерческих организациях?

<5> Севостьянов Р.А. Проблемы уголовной ответственности за организацию и ведение незаконного игорного бизнеса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 5 - 6.

По своей природе экономические статьи в гораздо большей степени зависят от того, как государство описывает преступления и как регулируется экономика, чем от поведения преступников или общественной реакции на него, нарушаются ли нравственные нормы, признаваемые какой-либо частью населения, или нет. Регулирование экономики - деятельности разрешенной, но осуществляемой в рамках закона, все построено на административных регламентах и специальных знаниях. Недопустимо подменять проблематику поддержания порядка в сфере игорного бизнеса как деятельности, контролируемой государством, проблематикой его фактического запрета, например, путем введения такого правового режима, который фактически исключает возможность продолжения данной деятельности без нарушений <6>.

<6> Романов А. Уголовная ответственность в сфере игорного бизнеса: новеллы в законодательстве (ст. 171.2 УК РФ) // Хозяйство и право. 2012. N 2. С. 112 - 123.

В этой связи опыт зарубежного законодательства, регулирующего игорный бизнес, представляет интерес именно с точки зрения выяснения общих тенденций, а не копирования тех или иных норм. Легко заметить, что наиболее либеральный режим - вплоть до полного отсутствия соответствующих норм - имеет место в наиболее бедных и слаборазвитых государствах, остро нуждающихся в расширении налоговой базы и в создании любых легальных рабочих мест. Естественно, население таких стран не создает криминальных проблем, связанных с массовым участием в азартных играх и последующим инвестированием доходов.

Основную группу составляют государства, постепенно вводившие различные административные, фискальные и иные ограничения для лиц, осуществляющих бизнес в сфере организации и проведения азартных игр, лотерей, тотализаторов и др. Такой режим ограничений может быть "жестким", как в большинстве штатов США (исключая Неваду), либо "мягким", как в Болгарии, Беларуси, странах Балтии. При этом в той же Беларуси для нивелирования негативного воздействия азартных игр уже приняли некоторые меры: ввели лицензирование игровой деятельности, возрастные, рекламные ограничения, налоговые отчисления, ограничения по месту, т.е. отдаленность клубов от образовательных, религиозных учреждений и организаций здравоохранения, запрет на открытие их в жилых домах. Есть ограничения, относящиеся непосредственно к самим игорным клубам, например, в отношении допуска клиентов с учетом возраста, "кредитной истории" либо психического состояния. Некоторые казино планируют даже открыть службы социальной защиты, когда за игроками "присмотрит" специально нанятый психолог. "Здесь нужно четко выяснить: выигрываем мы или проигрываем в случае увеличения количества казино, а соответственно, патологически зависимых от игры людей, - рассуждает профессор Сергей Игумнов. - В начале года мы по заданию Совета министров на базе нашего центра проводили широкомасштабные исследования по поводу алкоголя: прибыли в казну от его продаж и прямых и косвенных затрат от употребления. Получилось соотношение: на каждый рубль дохода 10 - 11 рублей расходов. Скорее всего, с гемблингом будет та же ситуация. Нужно ли нам это, вот в чем вопрос..." <7>.

<7> В Беларуси слишком доступны азартные игры. Количество зависимых от азартных игр людей в нашей стране продолжает расти // URL: http://med-psy.com/news/society/74-v-belarusi-slishkom-dostupny-azartnye-igry.html.

Существует и относительно немногочисленная группа государств, полностью запретивших на своей территории игорный бизнес. Она представлена Ираном, рядом арабских монархий, в которых доминирует каноническое право, Израилем, в котором соответствующий закон тоже был принят под давлением фундаменталистов, и некоторыми другими странами. Но влияние религиозного фактора не стоит переоценивать, так как правовой режим даже на соседних территориях с конфессионально близким населением: штаты Невада и Калифорния, Франция и Монако, Италия и Сан-Марино, Греция и Болгария - может существенно отличаться. Здесь доминируют чисто политические факторы. Например, вполне светский Израиль запрещает игорный бизнес, а католическая Мальта - развивает, в том числе вдали от своих берегов <8>, "безыдейные" США ограничивают, а коммунистическая Куба - открывает, пока лишь для иностранных туристов <9>.

<8> Тумакова И. Казино выходит в море // Известия. 2010. 3 марта.
<9> URL: http://www.cubadomainsforsale.com/casinos.html.

Тем более вовсе не доступность заведений игорного бизнеса "...влечет падение нравственности, утрату веками сформировавшихся социальных ценностей" <10>, а повседневные деловые практики, наличие/отсутствие правовых возможностей для конвертации личного труда в собственность, модели отношений носителей публичной власти и общества, состояние институтов, выполняющих функции "социальных лифтов", и другие факторы, косвенно влияющие на склонность к аддикциям отдельных индивидов <11>.

<10> Севостьянов А.Р. Указ. соч. С. 12 - 13.
<11> Ражков Р.А. Актуальные проблемы борьбы с подпольным игорным бизнесом // Российская юстиция. 2011. N 4. С. 51 - 54.

Точно так же решается вопрос противодействия нелегальному (теневому) игорному бизнесу и организованному совершению преступлений в данном секторе. Декриминализация игорного бизнеса, масштабы которого требуют как минимум всестороннего изучения и оценки, достигается никак не путем административно-правового "выдавливания" всего этого бизнеса в сектор теневой экономики. Вопрос о стимулирующем влиянии игорного бизнеса на состояние преступности требует дополнительного рассмотрения. Так, по материалам ГУВД/МВД субъектов РФ, в 2006 г. было совершено преступлений, связанных с игорным бизнесом: в Амурской области - 845, в Татарстане - 398, в Новосибирской области - 38, в Саратовской - 32, в Калужской области - 11 <12>. Не ставя под сомнение достоверность статистики в малонаселенной Амурской области, полезно сопоставить приведенные цифры с 3855,4 тысячи преступлений, зарегистрированных в России за 2006 г. Такое сопоставление даст нам ничтожные доли процента, даже с учетом неизбежной латентности.

<12> Севостьянов А.Р. Указ. соч. С. 2.

Тогда как фактический запрет легальных игорных заведений приводит к легко ожидаемым последствиям в виде ухода их в нелегальное подполье, превращения в так называемые катраны, известные еще с досоветских времен, а также к расширению коррупционного рынка, переводу предприятий и капиталов в иностранные юрисдикции и обеспечению отечественной организованной преступности еще одним видом высокодоходной деятельности, плюс росту судимости, но уже за нарушения административно-правовых норм при отсутствии инфраструктуры игорных зон в России <13>.

<13> Соловьев И.Н. О некоторых вопросах административно-правового противодействия незаконному игорному бизнесу // Административное право и процесс. 2011. N 5. С. 18 - 22; Игорный бизнес в современной России // URL: http://www.memoid.ru/node/Igornyj_biznes_v_sovremennoj_Rossii#cite_note-a1137-34.

Таким образом, вопрос легализации или запрета с последующей криминализацией нелегального игорного бизнеса является сугубо политическим. Государственное регулирование вопросов ведения данного бизнеса должно осуществляться в интересах развития экономики, а также с учетом отношения доходов от данного вида предпринимательской деятельности и неизбежных издержек, включая собственно криминальные. Обманом общественного мнения является подмена проблематики оздоровления предпринимательской деятельности, приносящей значительный доход, профилактикой лудомании, охраной нравственности или борьбой с преступностью, "связанной с азартными играми".