Мудрый Юрист

Административные формы противодействия недобросовестной конкуренции

Кинев Александр Юрьевич, начальник Управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Рассматриваются формы противодействия недобросовестной конкуренции, приводятся ее основные признаки.

Ключевые слова: конкуренция, недобросовестная конкуренция, противодействие.

Administrative forms of counteraction of unfair competition

A.Yu. Kinyov

This article discusses the forms of resistance of unfair competition, its main features.

Key words: competition, unfair competition, anti-trust measures.

Недобросовестная конкуренция является одним из распространенных видов нарушений антимонопольного законодательства наряду с такими видами, как монополистическая деятельность и антиконкурентные действия органов публичной власти.

За 2011 г. возбуждено 1065 дел по фактам недобросовестной конкуренции (ст. 14 Закона о защите конкуренции), что составило 9,4% от общего числа возбужденных дел. При этом в течение 2009 - 2011 гг. отмечается тенденция к увеличению количества выявленных фактов недобросовестной конкуренции (рост - 55%) <1>.

<1> Доклад ФАС России о состоянии конкуренции в России в 2011 г. // URL: http://fas.gov.ru.

Недобросовестная конкуренция представляет угрозу нормальному развитию конкуренции в стране не только в связи с нарастающей тенденцией увеличения масштабов ее распространения, но и в силу присущих ей черт, в которых проявляется ее социально-правовая природа.

Анализ международных правовых актов, зарубежного и отечественного законодательства показывает, что нормативное закрепление недобросовестной конкуренции характеризуется крайне широкими возможностями для судебного и административного усмотрения.

В частности, согласно ст. 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. всякий акт, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах, считается актом недобросовестной конкуренции <2>.

<2> Конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. (Стокгольмский акт 1967 г. с дополнениями 1979 г.) // Закон. 1999. N 7.

Такое понимание недобросовестной конкуренции было воспринято многими законами европейских государств. Так, например, во Франции на начальном этапе становления законодательства в области недобросовестной конкуренции французский правопорядок под недобросовестной конкуренцией понимал "всякие недобросовестные и неблаговидные проделки с целью привлечь к себе чужую клиентелу" <3>. В настоящее время неправомерные действия в виде недобросовестной конкуренции подпадают под понятие внедоговорного правонарушения (деликта), ответственность за которое наступает по правилам ст. 1382 и 1383 Гражданского кодекса Франции. Согласно данным статьям любой акт независимо от человека, который наносит ущерб другому, обязывает того, по чьей вине это произошло, компенсировать ущерб <4>.

<3> Шретер В. Недобросовестная конкуренция: Сб. статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. М.: Статут, 2005. С. 553 - 554.
<4> Civil Code of France // URL: http://www.legifrance.gouv.fr.

В Германии Закон о борьбе с недобросовестной конкуренцией 1909 г. (Reichsgesetz gegen den Unlauteren Wettbewerb v. 7 luni 1909) устанавливал, что "на того, кто совершает в торговом обороте в целях конкуренции действия, противоречащие добрым обычаям, может быть возложена обязанность прекратить эти действия и возместить ущерб". Действующий в настоящее время Закон против недобросовестной конкуренции от 3 марта 2010 г. определил, что недобросовестная коммерческая практика признается незаконной, если она причиняет материальный ущерб интересам конкурентов, потребителей и других участников рынка <5>.

<5> The Act Against Unfair Competition (in the version published on 3 March 2010) // URL http://www.gesetze-im-internet.de.

В законодательстве России также используется широкая формулировка понятия недобросовестной конкуренции. В настоящее время в п. 9 ст. 4 Федерального закона "О защите конкуренции" <6> (далее - Закон о конкуренции) недобросовестная конкуренция определена как любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

<6> Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ (в ред. от 30.12.2012) "О защите конкуренции" // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.

Как показывает анализ судебной практики, при квалификации действий хозяйствующего субъекта в качестве недобросовестной конкуренции судами устанавливаются все ее признаки, перечисленные в упомянутом Законе. При этом используются различные сведения, в частности задачи и виды деятельности хозяйствующих субъектов, закрепленные в их уставах, наличие конкурентных отношений между субъектами, взаимозаменяемость производимых ими товаров или оказываемых услуг и др.

В ст. 14 Закона о конкуренции приведен перечень различных форм недобросовестной конкуренции, который не является исчерпывающим, что связано с многообразием форм и методов недобросовестной конкуренции, не все из которых могут прямо противоречить законодательству или обычаям делового оборота. Постоянно меняющиеся приемы соперничества конкурирующих субъектов рынка обусловливают применение в законодательстве категорий морального порядка, которыми достаточно часто оперируют суды при квалификации новых форм недобросовестной конкуренции.

Таким образом, одна из черт недобросовестной конкуренции как экономико-правового явления состоит в широко сформулированной легальной дефиниции, позволяющей административным и судебным органам опираться при квалификации актов недобросовестной конкуренции не только на законодательство и обычаи делового оборота, но и на такие оценочные критерии, как добропорядочность, разумность и справедливость. В связи с этим актуальной проблемой является определение судами и антимонопольными органами содержания данных критериев с учетом постоянно изменяющихся условий в отношениях между участниками рынка.

Следует отметить, что указанная черта недобросовестной конкуренции приводит к ошибкам в правильной квалификации нарушений антимонопольного законодательства. Заслуживают внимания некоторые судебные решения в этой области.

Так, например, вызывают интерес выводы, изложенные в Определении ВАС России от 12 мая 2012 г. N 1063/12, вынесенном по делу об оспаривании ОАО "Бурятнефтепродукт" решений и предписания антимонопольных органов о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ <7>.

<7> Определение ВАС РФ от 12 мая 2012 г. N 1063/12 по делу N А10-11/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

Третьи лица обратились в антимонопольный орган с жалобами на поддержание обществом низких розничных цен на нефтепродукты, ссылаясь на нарушение ст. 10 Закона о конкуренции (злоупотребление доминирующим положением). Антимонопольным органом возбуждено дело о нарушении указанной статьи. Однако по результатам рассмотрения дела антимонопольным органом ОАО "Бурятнефтепродукт" было признано нарушившим ч. 1 ст. 14 Закона о конкуренции (недобросовестная конкуренция), что выразилось в осуществлении действий по сдерживанию роста розничных цен (установлению низких розничных цен) при постоянном (устойчивом) росте закупочных и оптовых цен на автомобильные бензины в период 2009 г., I квартале 2010 г. на розничном рынке реализации нефтепродуктов в городе Улан-Удэ, которые привели к ограничению конкуренции других хозяйствующих субъектов - конкурентов.

По мнению суда, указанные действия ОАО "Бурятнефтепродукт" квалифицированы неправильно. По смыслу п. 9 ст. 4, ст. 14 Закона о конкуренции к актам недобросовестной конкуренции могут быть отнесены лишь такие действия, которые не предусмотрены иными нормами данного Закона. По мнению судов, недобросовестная конкуренция (ст. 14 Закона о конкуренции) нарушает частные интересы хозяйствующих субъектов - конкурентов, тогда как злоупотребление доминирующим положением (ст. 10 Закона о конкуренции) посягает на публичные интересы в виде ограничения конкуренции на товарном рынке, в связи с чем вмененное обществу нарушение не может быть квалифицировано по п. 1 ч. 1 ст. 10 Закона о конкуренции, т.е. как установление монопольно низкой цены товара. Недобросовестная конкуренция подразумевает использование преимущественно нерыночных (неценовых), информационных способов воздействия на конкурента, его товары или результаты интеллектуальной деятельности. На это указывают как примерные перечни актов недобросовестной конкуренции, приведенные в ст. 14 Закона о защите конкуренции и ст. 10.bis Конвенции, так и общая направленность названной Конвенции. Недостаточность доказательств для квалификации деяния в качестве злоупотребления по ст. 10 Закона о конкуренции не может служить основанием для переквалификации действий общества по ст. 14 названного Закона.

Как можно заметить в приведенном примере, размытость границ понятия недобросовестной конкуренции в некоторых случаях приводит к неправильной квалификации действий хозяйствующих субъектов, нарушающих антимонопольное законодательство.

Отмеченная нами черта законодательного регулирования недобросовестной конкуренции, по нашему мнению, имеет существенное значение в выборе приоритетных средств противодействия ее проявлениям.

С развитием различных форм хозяйствования на товарных рынках совершенствуются приемы и методы недобросовестной конкуренции, используемые предпринимателями при ведении бизнеса. Зачастую антимонопольные органы, разрешая то или иное дело в области недобросовестной конкуренции, выявляют новые проявления недобросовестной конкуренции, прямо не предусмотренные в Законе о защите конкуренции. В этих случаях решения антимонопольных органов имеют прецедентный характер и оказывают большое влияние на развитие правоприменительной практики в последующем. В связи с этим возрастает ответственность ФАС России в процессе принятия решений по антимонопольным делам.

В то же время судебная власть также активно участвует в защите интересов хозяйствующих субъектов от проявлений недобросовестной конкуренции на товарных и финансовых рынках. При квалификации новых видов нарушений конкуренции как недобросовестной конкуренции судебные органы руководствуются собственным усмотрением и принимают решение, в котором дается оценка действий нарушителя с точки зрения противоречия их требованиям добропорядочности, разумности и справедливости.

Таким образом, развитие форм противодействия недобросовестной конкуренции во многом обусловлено прецедентами в правоприменительной практике антимонопольных и судебных органов.

В связи с этим возникает закономерный вопрос о том, насколько оправданна и адекватна современным экономическим и правовым условиям в России практика защиты рынка от недобросовестной конкуренции посредством административных и судебных мер.

Как показывает анализ зарубежного опыта, судебный порядок защиты недобросовестной конкуренции является наиболее распространенным в мировой практике. Это связано с тем, что запрет недобросовестной конкуренции возник в рамках частного права. В настоящее время гражданско-правовая ответственность является основным видом ответственности за недобросовестную конкуренцию в зарубежных странах.

Во Франции, например, дела о недобросовестной конкуренции рассматриваются судами на основании исков хозяйствующих субъектов, интересам которых причинен ущерб в результате действий недобросовестных конкурентов.

Вместе с тем в России достаточно широко применяются административные способы защиты участников рыночных отношений от актов недобросовестной конкуренции.

В научной литературе можно найти поддержку применяющемуся в настоящее время подходу.

Так, Д.И. Серегин в своем диссертационном исследовании, посвященном недобросовестной конкуренции, отмечает, что основные принципы защиты от недобросовестной конкуренции, в соответствии с которыми недобросовестная конкуренция пресекается как в судебном порядке по иску заинтересованного лица, так и непосредственно антимонопольными органами либо по обращениям конкретных лиц, либо по собственной инициативе, следует признать оптимальными в сложившихся социально-экономических условиях <8>.

<8> См.: Серегин Д.И. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

К достоинствам административной формы защиты Е.А. Исайчева относит оперативный характер, отсутствие издержек для заявителя, особый порядок распределения бремени доказывания, а также возможность реализации в отношении всех случаев недобросовестной конкуренции <9>.

<9> Исайчева Е.А. Недобросовестная конкуренция как социально-правовое явление: историко-правовой аспект: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2011.

По нашему мнению, эффективность применения административных форм противодействия недобросовестной конкуренции в настоящее время в России определяется рядом факторов, к основным из которых необходимо относить следующие.

Во-первых, недостатки в функционировании судебной системы, среди которых особо выделяются длительность сроков рассмотрения дел, затягивание исполнения решений. Относительно сложная и достаточно длительная по времени процедура судебного рассмотрения дел о нарушении конкуренции препятствует повышению доверия к судебной власти со стороны предпринимателей. Судебная власть в настоящее время переживает тяжелый период, связанный с увеличением нагрузки на судей, что обусловлено принятием новых законов, усложнением возникающих при этом правоотношений, повышением правосознания граждан. Небезосновательной порой является критика судейского корпуса в предвзятости и коррупции.

Во-вторых, оперативность и эффективность деятельности антимонопольных органов, обусловленные спецификой их компетенции. Хозяйствующий субъект, обращаясь в антимонопольный орган за защитой своих нарушенных прав в области конкуренции, избегает издержек судопроизводства и может рассчитывать на более быстрое разрешение дела.

В компетенции антимонопольных органов сосредоточены дела различного характера и сложности, в связи с этим проводимый данными органами анализ правоприменительной практики, имеющийся у них опыт разбирательства отдельных дел способствуют повышению доверия среди хозяйствующих субъектов к административным формам защиты своих прав.