Мудрый Юрист

Гласность в истории уголовного процесса России *

<*> Ignatenko S.V. The name of the article: Transparency in history of criminal procedure of Russia.

Игнатенко Сергей Васильевич, аспирант кафедры правосудия, прокурорского надзора и криминалистики Юридической школы Дальневосточного федерального университета.

В статье рассматривается правовое явление гласности в истории уголовного процесса России. Основываясь на истории права Древней Руси, дореволюционной России, Советского государства, автор показывает в статье становление и развитие принципа гласности уголовного процесса.

Ключевые слова: гласность, уголовный процесс России, открытость, правосудие, Основной закон.

The article highlights the legal phenomenon of transparency in history of criminal procedure of Russia. Based on legal history of Ancient Russia, pre-revolutionary Russia, the Soviet state, the article shows formation and development of the principle of criminal procedure's transparency.

Key words: transparency, criminal procedure of Russia, openness, justice, fundamental law.

В сегодняшних условиях вхождения России и всего мира в информационную эпоху приобретает особую важность исследование исторического аспекта развития категории гласности в российском уголовном процессе.

Актуальность такого исследования заключается в том, что уголовный процесс, как наука общественная, требует исторического взгляда на исследуемые категории, с тем чтобы явление было изучено в его целостном развитии. Этот подход помогает понять особенности настоящего состояния и перспективы развития объекта исследования.

Еще на заре русской государственности Киевская Русь и Господин Великий Новгород явили миру примеры достаточно открытого судебного разбирательства.

Согласно Русской Правде, судебный процесс был гласным и устным, носил состязательный характер <1>. Все три стадии процесса требовали для своего осуществления участия общественности: "заклич" (объявление о совершившемся преступлении) происходил в людном месте, "на торгу"; "свод" напоминал очную ставку и выявлял, кто же незаконно приобрел пропавшую вещь; "гонение следа", т.е. поиск доказательств и преступника, производилось с участием в том числе и добровольцев из числа членов общины <2>.

<1> См.: Исаев И.А. История государства и права России. М., 2010. С. 48.
<2> Там же. С. 49.

Взаимодействие граждан и высших должностных лиц было реальностью при феодальной республиканской форме правления городов Новгорода и Пскова. Государственное управление в них осуществлялось через систему вечевых органов. Формально вече было высшим органом власти, решавшим важнейшие вопросы, в том числе в судебной сфере. В вечевых собраниях участвовали все свободные люди города <3>.

<3> Там же. С. 61.

Однако в дальнейшей истории Российского государства, вплоть до середины XIX в., гласность судебного процесса допускалась все в меньшей степени.

А.Ф. Кони так описывал дореформенный суд: "Произвольно и случайно, без законного повода начатое следствие обыкновенно влекло за собою по отношению к лицам непривилегированным лишение свободы. А затем над привлеченным начинал громоздиться ворох неведомых ему протоколов следствия, и до конца суда, производимого в канцелярской тайне, без непосредственного знакомства не только со свидетелями по делу, но и с самим подсудимым, он не знал об ожидавшей его участи" <4>.

<4> Кони А.Ф. Избранные труды и речи. Тула, 2000. С. 52.

Но судебная реформа все изменила. Уже в первом ее документе, "Основных положениях преобразования судебной части в России", в числе основополагающих принципов был провозглашен принцип гласности <5>.

<5> См.: Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России: история, документы: В 6 т. М., 2003. Т. III. С. 15.

Двадцатого ноября 1864 г. Александр II утвердил "Учреждение судебных установлений". Оно было посвящено общим вопросам судоустройства и включало в себя ст. 153, которая гласила: "Судебные заседания для решения уголовных и гражданских дел происходят публично" <6>.

<6> Цит. по: Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России. Т. III. С. 410.

Этому положению корреспондировала ст. 7 "Устава уголовного судопроизводства", которая определяла, что "заседания суда, кроме случаев, именно указанных в законе, происходят публично" <7>. Следует отметить, что при этом первом появлении категории гласности в уголовно-процессуальном законодательстве России она была утверждена как один из основополагающих принципов, что подтверждает ее включение в главу "Основные положения" Устава уголовного судопроизводства.

<7> Там же. С. 624.

Этот законодательный акт также устанавливал в ст. 624, что "объявление приговора во всяком случае происходит публично" <8>.

<8> Цит. по: Викторский С.И. Русский уголовный процесс: Учебное пособие. М., 1997. С. 28.

С.И. Викторский в своем учебнике уголовного процесса, впервые изданном в 1912 г., отмечал, что "подлежали рассмотрению при закрытых дверях присутствия дела о нарушении ограждающих веру постановлений, о преступлениях против прав семейственных, о преступлениях против чести и целомудрия женщин, о противоестественных пороках и непотребстве, о преступных действиях против Священной Особы Императора и членов Императорского дома" <9>.

<9> Там же. С. 28.

Против возможных незаконных ограничений принципа гласности была направлена ст. 621 Устава, которая предупреждала суд о том, что "закрытие для публики дверей судебного заседания, как мера чрезвычайная, должно быть допускаемо... только при необходимости в сем, с точным означением в определении суда, какие именно действия должны происходить при закрытых дверях и по каким причинам" <10>.

<10> Цит. по: Викторский С.И. Русский уголовный процесс. С. 28 - 29.

Статистические данные того времени показывают, что принцип гласности уголовного процесса действительно проводился в жизнь. По данным округа Московской судебной палаты, юрисдикция которой в разное время распространялась на территорию от 7 до 14 губерний, в 1867 г. только 2% дел рассматривались в закрытых заседаниях, в 1870 г. - 8%, в 1875 г. - 5% и в 1881 г. - всего 3% от общего количества дел <11>.

<11> Попова А.Д. Гласность судопроизводства: становление принципа в период реализации Судебной реформы 1864 года // Российский судья. 2004. N 6. С. 43.

Как справедливо отмечает А.Д. Попова, "гласность судопроизводства имела огромное значение для изменения общественного сознания. Для российского подданного новые суды были своеобразным "окном" в совсем иную жизнь, вобравшую традиции западноевропейской демократии" <12>.

<12> Там же.

Равенство всех перед законом, уважение к личности каждого человека, независимо от его сословного положения, - эти принципы, получавшие воплощение в судебных заседаниях нового суда, притягивали пристальное внимание народа России.

После убийства Александра II в 1881 г. активизировались консервативно настроенные силы и начался процесс "реакции", который затронул в том числе и положения о гласности уголовного процесса.

В феврале 1887 г. в Судебные уставы были внесены изменения, согласно которым министру юстиции было предоставлено право самостоятельно, без учета мнения суда, определять, какие дела должны слушаться в закрытом судебном заседании <13>.

<13> См.: Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России. Т. IV. На рубеже веков: эпоха войн и революций. С. 12.

Но все же, несмотря на ограничения, введение гласности уголовного процесса имело многогранные положительные последствия. "Оно не просто ускорило правосудие, сделало его более гуманным и справедливым, но и существенно повлияло на развитие общества, содействуя его правовому просвещению, росту авторитета суда и закона, помогало менять обыденное правосознание" <14>.

<14> Попова А.Д. Гласность судопроизводства... С. 44.

С самого начала введения и реализации положений о гласности в Уголовном процессе России ученые-правоведы придавали этой категории важнейшее значение.

И.Я. Фойницкий в своем курсе уголовного судопроизводства писал, что гласность судебного разбирательства - это одна из самых лучших гарантий правильности судебного производства. Он отмечал, что благодаря гласности сохраняется постоянный обмен мнениями между судьями и остальным обществом, вследствие чего юстиция не утрачивает связи с жизнью <15>.

<15> См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 1. С. 98.

С вышеприведенной оценкой гласности нельзя не согласиться и сегодня.

XX век стал для России временем тяжелых испытаний. Недальновидная политика царского правительства и изматывающие войны привели страну к отказу от самодержавия. Но оттепели Февральской революции не суждено было длиться долго, настало время Советской России.

В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР (утвержден Постановлением ВЦИК от 15 февраля 1923 г.) положения о гласности были помещены в главу I "Основные положения". Тем самым молодое Советское государство определило гласность уголовного процесса как его основополагающий принцип. Статья 19 УПК РСФСР 1923 г. определяла, что "все судебные заседания публичны. Удаление публики из зала заседания на все время заседания или на часть его допускается не иначе, как по мотивированному определению суда, и притом лишь в случаях, где представляется необходимым охранить военную, дипломатическую или государственную тайну, а также по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 166 - 169 Уголовного кодекса" <16> (преступления в области половых отношений).

<16> Цит. по: Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России. Т. V. Советское государство. С. 214.

Можно отметить, что в ходе дальнейшего развития советского законодательства гласность уголовного процесса неизменно провозглашалась как один из важнейших принципов, в том числе и в Конституции СССР.

Так, ст. 111 Конституции СССР 1936 г. устанавливала, что "разбирательство дел во всех судах СССР открытое, поскольку законом не предусмотрены исключения" <17>.

<17> Конституция СССР (утв. Постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов СССР от 05.12.1936). Глава IX, ст. 111 // СПС "КонсультантПлюс".

Однако в действительности передовые и демократические положения советского законодательства часто носили декларативный характер и порой просто игнорировались правоприменительной практикой. Особенно остро эта тенденция проявилась в период, когда Советское государство возглавлял И.В. Сталин.

Судебные органы в указанный период находились под постоянным надзором и давлением партийных органов. Один из механизмов описал в докладной записке Сталину (ноябрь 1941 г.) заместитель Берии Б. Кобулов: "...однако и решения Верховного Суда Союза ССР по существу не являются окончательными, так как они рассматриваются комиссией Политбюро ЦК ВКП(б), которая свое заключение также представляет на утверждение ЦК ВКП(б), и только после этого по делу выносится окончательное решение, которое вновь спускается Верховному Суду, а этим последним направляется для исполнения НКВД СССР" <18>.

<18> Цит. по: Экспертное заключение к заседанию Конституционного Суда РФ 26 мая 1992 г. о конституционности Указов Президента Российской Федерации от 23, 25.08.1991. Глава 3: Вмешательство в отправление правосудия // Сайт Общества "Мемориал": URL: http://memo.ru/history/exp-kpss/ (дата обращения: 15.09.2012).

Заседания судов по делам, связанным с политическими обвинениями, из-за явно выраженного обвинительного уклона и огромного количества осуждаемых рассматривались по ускоренно-формальной процедуре. Вот как описан, со слов осужденного, этот "процесс" А.И. Солженицыным: "А.Д. Романов... в 1937 году был втащен наверх, на четвертый этаж, бегом по лестнице двумя конвоирами под руки... Военная коллегия так торопилась, что даже не сидели, а стояли все трое... Романов вымолвил свою фамилию, имя-отчество. Что-то бормотнули, переглянулись, и Ульрих - все он же! - объявил: "Двадцать лет!" И прочь бегом поволокли Романова, бегом втащили следующего" <19>. Ни о какой реальной гласности в таких процессах речи быть не могло, не соблюдалась даже формальная процедура судебного рассмотрения.

<19> Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. Ч. 1 - 2. Екатеринбург, 2006. С. 257.

Еще более вопиющей была практика работы системы внесудебных органов сталинского времени, которые имели право приговаривать людей к длительным срокам лишения свободы и даже к расстрелу без какого-либо намека на судебный процесс. "В их состав включались начальники местных НКВД... а местные руководители ВКП(б) и областные-краевые прокуроры... в качестве членов. Тройки создавались в каждой области или крае" <20>.

<20> Экспертное заключение к заседанию Конституционного Суда РФ 26 мая 1992 г. Глава 2: Ответственность КПСС за массовые репрессии // URL: http://memo.ru/history/exp-kpss/ (дата обращения: 15.09.2012).

После смерти Сталина и разоблачения его культа личности уголовный процесс в Советском Союзе стал постепенно возвращаться в сферу права. В период 1960 - 1980-х гг. советская юриспруденция старалась воплощать в жизнь идею о воспитательном характере судебного процесса.

Законом Союза ССР от 25 декабря 1958 г. были утверждены Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Статья 12 Основ называлась "Гласность судебного разбирательства", она вновь была включена в раздел I "Общие положения".

Указанная статья гласила: "Разбирательство дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны. Закрытое судебное разбирательство, кроме того, допускается по мотивированному определению суда по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях, а также по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц. Приговоры судов во всех случаях провозглашаются публично" <21>.

<21> Цит. по: Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России. Т. V. Советское государство. С. 594.

27 октября 1960 г. Верховным Советом РСФСР был утвержден Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Положения о гласности процесса в нем также были включены в главу первую "Общие положения", ст. 18 которой называлась "Гласность судебного разбирательства". Ее текст повторял текст аналогичной статьи в Основах уголовного судопроизводства <22>.

<22> Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. Законом РСФСР от 27.10.1960) // СПС "КонсультантПлюс".

Седьмого октября 1977 г. Верховным Советом СССР была принята Конституция СССР. Основной Закон страны подтвердил статус гласности судебного процесса как конституционного принципа. Статья 157 Конституции устанавливала, что "разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании суда допускается лишь в случаях, установленных законом, с соблюдением при этом всех правил судопроизводства" <23>. Важное значение для развития принципа гласности в деятельности судов имело введение в Конституцию СССР положений о прямых выборах населением судей и народных заседателей <24>.

<23> Конституция СССР. Принята Верховным Советом СССР 07.10.1977. Глава 20, ст. 157 // СПС "КонсультантПлюс".
<24> Там же. Глава 20, ст. 152.

Советские ученые-правоведы также уделяли внимание научной разработке определения категории гласности уголовного процесса. Например, И.И. Мартинович писал: "Гласность в советском уголовном процессе следует понимать как открытое судебное разбирательство с обеспечением возможности для желающих граждан присутствовать на судебном процессе и осведомлением общественности о судебной деятельности путем использования различных средств информации..." <25>.

<25> Мартинович И.И. Гласность в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1968. С. 8.

В марте 1967 г. Пленум Верховного Суда СССР специально обсудил вопрос об организации судебных процессов, повышении культуры их проведения и воспитательного воздействия судебной деятельности. В принятом постановлении Пленума подчеркивалось, что "значение выездных сессий заключается, прежде всего, в том, чтобы наиболее актуальное и поучительное дело заслушать в присутствии широкой аудитории, для которой рассмотрение этого дела имеет большое воспитательное значение..." <26>.

<26> Цит. по: Мартинович И.И. Гласность в советском уголовном судопроизводстве. С. 24.

Говоря о периоде 1960 - 1980-х гг., следует отметить, что при судебном рассмотрении дел по общеуголовным преступлениям, не связанным с политическими убеждениями, советский суд прилагал действительные усилия к тому, чтобы нормы права исполнялись, чтобы соблюдались права участников процесса, чтобы общественность могла непосредственно знакомиться с ходом и результатами судебных процессов.

В декабре 1991 г. перестал существовать Советский Союз, началась новая история Российской Федерации.

Включение в ст. 123 главы 7 Конституции Российской Федерации положений о гласности судебного процесса любой отрасли права подтвердило статус этой категории как одного из основополагающих принципов осуществления судебной власти <27>.

<27> См.: Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. Глава 7, ст. 123 // СПС "КонсультантПлюс".

Однако Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу с 1 июля 2002 г., не указал гласность в числе принципов уголовного судопроизводства. Законодатель определил гласность как одно из общих условий судебного разбирательства, таким образом, статус этой категории был понижен и ограничен только стадией судебного рассмотрения уголовных дел <28>.

<28> См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 22.11.2001. Глава 35, ст. 241 // СПС "КонсультантПлюс".

Такое положение дел вызывало и вызывает острую полемику в кругах ученых и практиков <29>.

<29> См., напр.: Кругликов А.П., Бирюкова И.А. Гласность уголовного судопроизводства должна быть закреплена в УПК РФ в качестве его принципа // Российский судья. 2006. N 12; СПС "КонсультантПлюс".

Оглядываясь на путь становления и развития гласности в истории уголовного процесса России, мы можем утверждать, что эта категория имеет непреходящее значение, которое становится сегодня еще более важным в условиях вхождения Российского государства и общества в информационную эпоху, эпоху коммуникации.

Список использованной литературы

  1. Викторский С.И. Русский уголовный процесс. М., 1997.
  2. Исаев И.А. История государства и права России. М., 2010.
  3. Кони А.Ф. Избранные труды и речи. Тула, 2000.
  4. Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России: история, документы: В 6 т. М., 2003.
  5. Кругликов А.П., Бирюкова И.А. Гласность уголовного судопроизводства должна быть закреплена в УПК РФ в качестве его принципа // Российский судья. 2006. N 12.
  6. Мартинович И.И. Гласность в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1968.
  7. Попова А.Д. Гласность судопроизводства: становление принципа в период реализации Судебной реформы 1864 г. // Российский судья. 2004. N 6.
  8. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. Ч. 1 - 2. Екатеринбург, 2006.
  9. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 1.
  10. Экспертное заключение к заседанию Конституционного Суда РФ 26 мая 1992 г. о конституционности Указов Президента Российской Федерации от 23, 25.08.1991 // Сайт Общества "Мемориал": URL: http://memo.ru/history/exp-kpss/ (дата обращения: 15.09.2012).