Мудрый Юрист

Модели судов с народным представительством в российской истории в IX - начале XX в. *

<*> Demichev A.A., Agafonov S.Yu. Models of courts with people representation in Russian history in the IX - beginning of the XX centuries.

Демичев Алексей Андреевич, профессор кафедры гражданского права и процесса Нижегородской академии МВД России, доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор.

Агафонов Сергей Юрьевич, командир взвода факультета подготовки оперативного состава подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции, кандидат юридических наук.

В статье выделяются три основные модели суда с народным представительством, имевшие место на Руси и в России в IX - начале XX в., формулируются признаки моделей суда присяжных и суда шеффенов, дается характеристика конкретно-исторических видов суда с точки зрения их соотнесения с моделями судов с народным представительством.

Ключевые слова: суды с народным представительством, суд присяжных, суд шеффенов.

The article points out three fundamental models of court with people representation which were in Rus' and Russia in the IX - beginning of the XX centuries, formulates the features of models of jury trial and courts of lay assessor, gives characteristics of special historical types of court from the viewpoint of correlation thereof with the models of courts with people representation.

Key words: courts with people representation, jury trial, court of lay assessor.

При всем разнообразии видов судов, существовавших в истории человечества, их можно разделить на две большие группы: 1) в которых правосудие отправляют только коронные (профессиональные) судьи; 2) действующие с привлечением народного элемента. В последнем случае принято вести речь о судах с народным представительством. В свою очередь, суды с народным представительством могут быть сведены к нескольким моделям.

В данной статье предпринята попытка сформулировать признаки основных моделей судов с народным представительством и дать краткий обзор судов с народным представительством, имевших место в российской истории в IX - начале XX в., т.е. с момента возникновения Древнерусского государства в 882 г. до распада Российской империи и установления советской власти в 1917 г.

На основе анализа комплекса отечественных нормативно-правовых актов соответствующего периода, а также дореволюционной, советской и постсоветской научной литературы мы пришли к выводу, что участие населения в отправлении правосудия возможно в трех основных формах:

  1. Непосредственное участие в отправлении правосудия без каких-либо предварительных процедур отбора участников судопроизводства. Данный вид участия народа в суде отличается аморфностью и отсутствием правовой регламентации и был характерен для догосударственного периода и периода становления государственности. Применительно к Древней Руси такими формами участия населения в суде можно назвать общинный суд и суд веча.
  2. Суд шеффенов. Название данной модели имеет немецкое происхождение и носит применительно к России условный характер, так как в нашей стране никогда не было судебных органов, носящих название "суд шеффенов", как не было и участников судопроизводства, называвшихся "шеффены". Таким образом, применение термина "суд шеффенов" носит методологический характер. Его использование позволяет описать определенную модель суда с народным представительством.
  3. Суд присяжных. Название данной модели носит английское происхождение. Однако, в отличие от суда шеффенов, суд с участием присяжных заседателей имел место в Российской империи в 1864 - 1917 гг. и существует в настоящее время в Российской Федерации (с 1993 г.). Хотя суд присяжных является формой суда, реально имевшей место и существующей сегодня в России, одновременно понятие "суд присяжных" соответствует и особой модели суда с народным представительством.

Таким образом, в развитом государстве могут существовать две модели суда с народным представительством: суд шеффенов и суд присяжных. Выделим признаки этих моделей в чистом виде.

  1. В суде присяжных действуют две организационно независимые друг от друга коллегии - профессиональный судья (или несколько профессиональных судей) и присяжные заседатели. В суде шеффенов профессиональный судья (судьи) и заседатели-шеффены составляют единую коллегию.
  2. В суде присяжных имеет место четкое разграничение компетенции судей. Присяжные заседатели решают исключительно "вопросы факта" - имело ли место событие преступления, совершил ли его подсудимый, виновен ли подсудимый в совершении преступления и т.п. Профессиональные судьи решают "вопросы права" - определяют вид и размер наказания, учитывают смягчающие и отягчающие обстоятельства.

В суде шеффенов компетенция профессиональных судей и шеффенов не разграничена, и те и другие совместно решают все вопросы: и "вопросы факта", и "вопросы права".

  1. Присяжные заседатели не мотивируют свой вердикт и не несут за него ответственности. Шеффены вместе с судьями мотивируют решение и несут ответственность за его содержание.
  2. Присяжные заседатели не вправе знакомиться с материалами дела до процесса и выносят вердикт только на основании сведений, полученных в ходе судебного следствия. Шеффены, наравне с профессиональными судьями, могут знакомиться с материалами дела до начала процесса.
  3. Вердикт присяжных является окончательным и не может быть обжалован в апелляционном порядке. На него возможна подача только кассационной жалобы, основанной на формальных основаниях, связанных с нарушением существенных правил судопроизводства. Приговор суда шеффенов аналогично приговору коронного суда соответствующего уровня не является окончательным и может быть обжалован в апелляционном порядке в вышестоящую судебную инстанцию.
  4. Присяжные заседатели избираются на рассмотрение одного конкретного дела, а шеффены - на неопределенное количество дел, рассматриваемых в течение срока их полномочий.
  5. Присяжные заседатели избираются либо из представителей всего общества путем случайной выборки, либо из широких слоев населения на основе ряда цензов. Шеффены юридически или фактически назначаются из определенных слоев населения (например, включаются в соответствующие списки в зависимости от занимаемой должности).

Исходя из приведенных выше критериев, кратко охарактеризуем с точки зрения соотнесения с моделями судов с народным представительством различные виды суда, имевшие место в нашей стране в IX - начале XX в. К сожалению, ограниченность объема данной работы не позволяет привести развернутую аргументацию отдельных положений, которые приводятся далее в данной статье <1>.

<1> Подробнее см.: Агафонов С.Ю. Суды с народным представительством в России в X - начале XX века (историко-правовое исследование): Дис. ... к.ю.н. Н. Новгород, 2012.

Первым нормативным актом, в котором было зафиксировано привлечение населения к отправлению правосудия, является "Русская Правда". В ст. 15 Краткой редакции Русской Правды упоминается извод перед двенадцатью мужьями. Несмотря на узость источниковой базы, можно утверждать, что названный институт не являлся ни судом присяжных, ни его прообразом. Скорее всего, в Краткой правде отразился пережиток родового строя в виде общинного суда. 12 мужей превратились в послухов несколько позже. Об этом свидетельствует ст. 47 Пространной правды.

Вероятно, одним из пережитков общинного суда являлся впервые упоминаемый в документах XIII в. институт добрых людей (судных мужей, лучших людей). Изначально его существование обусловливалось следующими обстоятельствами: 1) разнообразием местных обычаев в условиях отсутствия единого законодательства; 2) устным характером судопроизводства и 3) отсутствием профессионального судейского корпуса (судебными функциями обладали князья и представители их администрации - тиуны, посадники и др.). В этой ситуации князю или лицам, осуществлявшим правосудие от его имени, были необходимы люди, знакомые с местными обычаями и судебной практикой. Таковыми и являлись добрые люди. Кроме того, участие местного населения в судопроизводстве в условиях слабой центральной власти повышало авторитетность принятого судебного решения.

В период формирования централизованного государства в конце XV - XVI в. институт добрых людей сохранялся. Однако с этого времени он являлся инструментом центральной власти, направленным на ограничение власти кормленщиков на местах. Свидетельством этому являются положения Белозерской уставной грамоты 1488 г. и Судебника 1497 г., вводивших императивное требование участия лучших людей в местном судопроизводстве.

В Новгородской республике, не подвергавшейся прямому татарскому вторжению, сформировались особые формы участия населения в отправлении правосудия. Во-первых, здесь, в отличие от других русских государственных образований, еще в XIV - XV вв. сохранялось вече, которое обладало важными полномочиями, в число которых входили и судебные. Во-вторых, в Новгороде действовал суд тиуна. Его можно рассматривать как вариант зарождающейся модели суда шеффенов. Двенадцать непрофессиональных судей составляли с тиуном единую коллегию. Двое из них входили по состав суда по должности (судебные приставы от каждой городской стороны), а десятеро были выборными представителями от бояр и житьих людей от каждого конца Новгорода. Несмотря на единство коллегии при рассмотрении дела, статус тиуна отличался от статуса остальных судей - именно в его исключительную компетенцию входило вынесение окончательного решения по делу.

Губная и земская реформы Ивана IV привели к созданию местных губных и земских органов, обладающих судебными полномочиями. В работе этих органов, в том числе и в осуществлении судебных функций, принимали участие выборные старосты и целовальники. На территорию всей России этот институт был распространен Судебником 1550 г. Статья 68 Судебника 1550 г. запрещала наместникам и волостелям судить без старост и целовальников. Компетенция судей и представителей общества не разграничивалась. Действовали они в составе единой коллегии. В XVI в. суд с участием народного элемента стал единственной формой местного суда.

Наряду с целовальниками в российском судопроизводстве до середины XVII в. сохранялся и институт добрых мужей. Однако они не являлись судьями, а играли роль наблюдателей в судебном процессе, участвовали в процедуре "облихования". Целовальники же сохранились до начала XVIII в., однако к этому времени они превратились в низших чиновников местной администрации.

В период правления Петра I участие непрофессионального элемента в составе суда являлось исключением из правил. Практически во всех судебных органах, как центральных, так и местных, места народному представительству не было. Только в деятельности магистратов (и то далеко не всех городов) участвовали бургомистры и ратманы - выборные должностные лица из посадского населения. Магистраты возглавлялись президентом и выполняли в первую очередь административные функции. Непосредственно круг судебных полномочий магистратов законодательно не определялся. При вынесении решений и президент, и бургомистры, и ратманы обладали равными полномочиями и несли за него коллегиальную ответственность. Учитывая названное обстоятельство, а также то, что бургомистры утверждались главным магистратом и считались состоящими на государственной службе, суд магистратов можно отнести к модели суда шеффенов.

В период правления Екатерины II была сформирована целостная судебная система, в которой нашлось место и судам с участием непрофессионального элемента. Особенностью судебных учреждений последней четверти XVIII - первой половины XIX в. являлся их сословный характер. Это касалось и народного представительства, которое носило характер исключительно сословного представительства. Только в судах первой (уездный суд, городовой магистрат или ратуша, нижняя расправа) и второй (верхний земский суд, губернский магистрат, верхняя расправа) инстанции предполагалось участие сословных заседателей. Третья (палата уголовного и палата гражданского суда) и четвертая (Сенат) инстанции являлись всесословными. Непрофессиональный элемент в их работе не использовался.

Устройство уездного суда и городового магистрата было схожим. Состав суда по каждому конкретному делу включал трех членов: в уездных судах - уездного судью и двух заседателей, в городовых магистратах - бургомистра и двух ратманов. Все эти должности являлись выборными. Разделения на "судей факта" и "судей права" также не существовало, а решения в судебных заседаниях выносились большинством голосов. Таким образом, данные формы суда были близки к модели суда шеффенов. При этом имелась одна важная особенность - как таковой профессиональный элемент в виде назначаемого судьи отсутствовал. Однако отнести уездный суд и городовые магистраты к "народным" формам суда (как, например, суд веча или общинный суд) нельзя, так как это были сословные органы, а лица, отправляющие правосудие, состояли в определенных должностях по Табели о рангах.

Существенное сходство с уездными судами и городовыми магистратами в плане организации и деятельности имел еще один городской суд первой инстанции - словесный суд. Словесные суды были созданы еще в 1726 г., затем подверглись реорганизации в 1754, 1766 и 1781 гг. И председатель суда, и заседатели словесных судов являлись выборными лицами. Они составляли единую коллегию, совместно решавшую все вопросы. Таким образом, с точки зрения модели судов с участием народного представительства словесные суды были идентичны уездным судам и городовым магистратам - они могут быть отнесены к модели суда шеффенов, в которой отсутствовал профессиональный элемент.

В отличие от других судов первой инстанции, состав нижней расправы по каждому делу состоял из расправного судьи и четырех заседателей. При этом судья являлся назначаемым, а заседатели - выборными. Кроме того, для нижней расправы было сделано определенное исключение из принципа сословности - заседателями могли быть не только крестьяне, но и представители других сословий. Что касается процедур рассмотрения дел, то здесь не было особых отличий от прочих судов первой инстанции. Таким образом, нижняя расправа может быть отнесена к модели суда шеффенов, близкой к классической.

Все суды второй инстанции делились на два департамента. В верхнем земском суде и в верхней расправе в состав каждого департамента входил председатель и пять заседателей, в состав департаментов губернского магистрата - председатель и три заседателя. Во всех названных судах председатели являлись назначаемыми лицами, а сословные заседатели - выборными. При этом, как и в нижней расправе, в верхней расправе имело отступление от принципа сословности - заседатели избирались не только из селян, но и из дворян и прочих слоев населения. Во всех трех судах второй инстанции не существовало разделения на "судей факта" и "судей права". Председатель и заседатели принимали равное участие в обсуждении обстоятельств дела и в вынесении приговора. Таким образом, суды второй инстанции следует отнести к модели суда шеффенов, близкой к классической.

Особым судом специального назначения являлся совестный суд. В его работе принимали участие выборные сословные заседатели. В зависимости от того, по каким делам (дворянским, городским или крестьянским) собирался суд, к судье присоединялось либо два дворянина, либо два представителя городов, либо два свободных крестьянина. Председатель суда составлял с заседателями единую коллегию, совместно решавшую и "вопросы факта", и "вопросы права". Следовательно, совестный суд представлял собой вариант модели суда шеффенов.

После упразднения Указом Сената от 31 декабря 1796 г. судов второй инстанции сословное представительство сохранилось только в судах первой инстанции. Однако в 1831 г. был изменен порядок формирования ставших второй инстанцией палат уголовного и гражданского суда. Теперь их председатели избирались дворянством соответствующей губернии, а в состав присутствия вводились два заседателя, избираемых купечеством, и два заседателя, избираемых купечеством. Следовательно, до 1864 г. во всех судах общей юрисдикции первой и второй инстанции действовали сословные заседатели.

В результате Судебной реформы 1864 г. в России была создана новая судебная система, основанная на иных принципах, чем дореформенная. Одним из важнейших принципов, положенных в основу построения пореформенного судоустройства и судопроизводства, стал принцип всесословности. Соответственно произошел отказ от сословных судов и сословных заседателей. В Российской империи появились две новые формы суда с участием непрофессионального элемента: суд присяжных и суд сословных представителей. На протяжении практически всего пореформенного периода эти две формы конкурировали между собой в глазах правительства. Это проявлялось в первую очередь в многократной передаче различных категорий уголовных дел из подсудности суда присяжных суду сословных представителей и наоборот.

Судебные уставы 1864 г. предусматривали участие присяжных заседателей в трех инстанциях: окружных судах, судебных палатах и Сенате. Участие в судебных палатах и Сенате обусловливалось изъятием из общего порядка судопроизводства должностных преступлений, совершенных чиновниками, занимающими должности, начиная с восьмого класса Табели о рангах. При этом во всех этих учреждениях действовал единственный вариант суда присяжных, состоящий из двух независимых коллегий. Коллегия присяжных заседателей, включавшая двенадцать человек, решала "вопросы факта". Присяжные не мотивировали вердикт и не несли ответственности за его содержание. На основании вердикта присяжных коллегия профессиональных судей, состоящая из трех человек, решала "вопросы права". Устав уголовного судопроизводства 1864 г. четко и однозначно разграничил полномочия присяжных заседателей и коронных судей.

Что касается отбора присяжных заседателей, то он производился из широких слоев российского населения путем составления общих и очередных списков. Для включения в списки необходимо было отвечать требованиям ряда цензов: возрастного, физического, оседлости, имущественного. Не включались в списки присяжных лица, не соответствующие требованиям названных цензов, а также некоторые другие категории лиц (опороченные судом или следствием, находящиеся в услужении у частных лиц, а также занимавшие некоторые должности). Таким образом, суд присяжных, созданный в России Судебными уставами 1864 г., был близок к классической модели суда присяжных.

Несмотря на большое количество нормативных актов пореформенного периода, направленных на реорганизацию суда присяжных, этот институт с точки зрения соотнесения с моделями участия населения в судопроизводстве, оставался неизменным. Была сокращена подсудность суду присяжных, присяжные заседатели перестали участвовать в деятельности судебных палат и Сената, были изменены отдельные процедуры судопроизводства с участием присяжных заседателей, в некоторой степени изменен порядок составления списков кандидатов в присяжные, скорректированы требования к присяжным заседателям и т.д. Однако по-прежнему присяжные заседатели отбирались из широких слоев населения путем включения в списки лиц, отвечающих требованиям установленных законом цензов. Неизменным оставалось разделение суда на две независимые коллегии: присяжных заседателей и коронных судей, отдельно решающих соответственно "вопросы факта" и "вопросы права".

В соответствии с Судебными уставами 1864 г. сословные представители привлекались к судопроизводству только судебных палат для рассмотрения государственных преступлений. Присутствие судебной палаты с участием сословных представителей включало пять коронных судей (старшего председателя судебной палаты и четырех членов уголовного департамента судебной палаты) и четырех сословных представителей (губернского предводителя дворянства, уездного предводителя дворянства, городского голову, волостного голову или старшину). Сословные представители не избирались, а участвовали в судопроизводстве исключительно в силу занимаемой должности. Очередность исполнения этой обязанности устанавливалась судебной палатой на основе списков, предоставляемых ежегодно местным губернатором.

Устав уголовного судопроизводства 1864 г. четко определял роль сословных представителей в уголовном судопроизводстве - их статус полностью был равен статусу коронных судей. В суде сословных представителей существовала единая коллегия, члены которой, обладая равными правами, совместно решали и "вопросы факта" и "вопросы права", мотивировали приговор и несли за него ответственность.

Таким образом, суд сословных представителей, созданный Судебными уставами 1864 г., может быть отнесен к модели суда шеффенов. Особенностью этой модели, отличающей ее от современной ей немецкой модели суда шеффенов, было то, что в суде сословных представителей преобладал профессиональный элемент: пять к четырем в пользу профессионалов против двух к одному в немецкой модели в пользу непрофессионалов.

Если суд присяжных был в пореформенный период существенно реорганизован, но при этом не изменилась его модель, то суд сословных представителей подвергся более радикальным преобразованиям. Уже 7 июня 1872 г. в судебных палатах был упразднен институт сословных представителей. Однако сословные представители участвовали теперь в рассмотрении государственных преступлений в Особом присутствии Правительствующего сената (ОППС). По сравнению с судом сословных представителей в судебных палатах суд сословных представителей в ОППС состоял не из девяти, а из десяти членов: назначавшихся императором первоприсутствующего (председателя суда) и пяти сенаторов, а также четырех сословных представителей. Что касается состава сословных представителей, то он оставался неизменным. Однако списки сословных представителей теперь составлялись в министерстве юстиции и утверждались императором. В процессуальном плане полномочия коронных судей и сословных представителей остались прежними.

Законом 9 мая 1878 г. суд сословных представителей был возвращен в судебные палаты, но сохранился данный институт и в ОППС. В судебных палатах суд сословных представителей действовал на основании Судебных уставов 1864 г. Таким образом, в России одновременно существовало два варианта суда сословных представителей в составе из десяти и девяти членов. В отличие от классической модели суда шеффенов, приговоры судебной палаты с участием сословных представителей являлись окончательными и могли быть обжалованы только в кассационном порядке.

Законом от 7 июля 1889 г. были внесены изменения в состав судебного присутствия судебной палаты. Вместо девяти членов (пяти судей и четырех сословных представителей) дела в ней рассматривала коллегия из семи членов: четверых коронных судей и трех сословных представителей. Из числа последних был исключен уездный предводитель дворянства. Тем самым удешевлялось судопроизводство в суде сословных представителей и выравнивалось представительство от сословий.

Закон от 7 июня 1904 г., оставив неизменным состав суда сословных представителей в Сенате, в судебных палатах ввел два вида составов суда: обычный (четверо коронных судей и три сословных представителя) и усиленный - по более важным преступлениям (четыре коронных судьи и четыре сословных представителя). А Законом от 18 марта 1906 г. институт сословных представителей был введен и в окружные суды. Следовательно, в начале XX в. суд сословных представителей действовал уже в трех инстанциях: окружном суде, судебной палате и Сенате.

Законами 7 июня 1904 г. и 18 марта 1906 г. был создан новый вариант суда сословных представителей, в котором количество профессиональных и непрофессиональных судей было равным. В судебных палатах в усиленном составе соотношение составляло четыре к четырем, в окружных судах - три к трем. При сохранении единой коллегии, рассматривающей все вопросы, с 1906 г. было отменено требование вынесения мотивированных отводов судом сословных представителей.

Приход к власти Временного правительства привел к изменению политики в области привлечения населения к участию в отправлении правосудия. Уже в марте 1917 г. произошел полный отказ от института сословных представителей. Эта форма участия населения в судопроизводстве была упразднена во всех судебных инстанциях. Все дела, ранее подсудные сословным представителям, были переданы суду присяжных. Тем самым компетенция суда присяжных была значительно расширена.

Присяжные заседатели теперь действовали в окружных судах, судебных палатах и Сенате. Также были изменены некоторые требования к присяжным заседателям: был отменен имущественный ценз, что значительно расширило контингент кандидатов в присяжные заседатели, но наряду с умением читать по-русски было введено и требование писать по-русски. До мая 1917 г. суд присяжных являлся в России единственной формой суда с участием непрофессионального элемента.

Временное правительство ввело в мае 1917 г. присяжных заседателей и в деятельность военных судов. Были созданы военно-морской и военно-сухопутный суды присяжных. Оба названных варианта суда с участием присяжных заседателей, как это ни парадоксально, нельзя отнести к модели суда присяжных (по крайней мере к его классическому варианту). Военно-сухопутный суд присяжных обладал следующими особенностями: 1) состоял из одного профессионального судьи (председателя суда) и десяти либо восьми (в войсковых районах) присяжных заседателей; 2) функции присяжных исполняли военнослужащие; 3) соблюдался паритет между количеством солдат и офицеров в составе коллегии присяжных; 4) существовал особый порядок формирования списков присяжных; 5) вынесение вердикта происходило путем тайной подачи голосов; 6) в случае обвинительного вердикта председатель суда удалялся вместе с присяжными в совещательную комнату, где происходило совместное обсуждение вопроса о наказании подсудимому. При этом, разъясняя все правовые вопросы присяжным, председатель обладал только правом совещательного голоса. Таким образом, военно-сухопутный суд присяжных не может быть отнесен ни к модели суда присяжных, ни к модели суда шеффенов. Это, по-видимому, некая промежуточная форма, которая все же более тяготела к модели суда присяжных.

Военно-морской суд присяжных представлял собой иную модель участия непрофессионалов в отправлении правосудия, чем военно-сухопутный суд присяжных. Состав этого суда включал председательствующего (постоянного судью военно-морского суда), двух судей, избираемых из матросов или солдат и шестерых присяжных заседателей. В последнем случае соблюдался паритет между офицерами, с одной стороны, и солдатами и матросами - с другой. Важной особенностью военно-морского суда присяжных являлось то, что непрофессиональные судьи и присяжные заседатели избирались из одних и тех же списков для рассмотрения каждого конкретного дела. То есть в одном деле кандидат из списка мог оказаться присяжным заседателем, а в другой - судьей. В первом случае он решал "вопросы факта", во втором - "вопросы права". Таким образом, военно-морской суд присяжных представлял собой модель, сочетающую не просто признаки суда присяжных и суда шеффенов, а сами эти модели.

Подводя итоги статьи, отметим, что на протяжении всей российской истории в стране всегда существовали судебные органы, в работе которых принимали участие непрофессиональные судьи. В разные исторические периоды имели место три основные формы участия населения в отправлении правосудия. В догосударственный период и в течение нескольких веков после образования государства существовали общинные суды и суды веча, представлявшие с точки зрения организации аморфные образования с неопределенной компетенцией. С IX по начало XX в. доминирующей формой участия населения в судопроизводстве был суд шеффенов. Причем до 1864 г. эта модель суда с народным представительством являлась единственной формой привлечения непрофессионального элемента к отправлению правосудия. С 1864 г. по март 1917 г. в Российской империи конкурировали две модели суда с участием народного элемента: суд присяжных и суд шеффенов. При этом о суде присяжных как единственной форме участия населения в судопроизводстве можно говорить только применительно к периоду с марта по май 1917 г.