Мудрый Юрист

Особенности дисциплинарной ответственности руководителя

Горячев Александр Сергеевич

Генеральный директор консалтинговой компании СОЮЗ-КОНСАЛТИНГ. Специалист в области трудового права, проблем правового статуса руководителя организации. Аспирант кафедры трудового права и охраны труда юридического ф-та СПбГУ.

Родился 30 июня 1980 г. в г. Ленинграде. Окончил СПбГУ в 2002 г.

Правовой статус руководителя организации

Правовой статус руководителя организации достаточно сложен. С одной стороны, руководитель является органом юридического лица, порядок формирования и полномочия которого определены гражданским законодательством. При этом существует неразрывная связь между руководителем и юридическим лицом, т.к. орган является частью самой организации. Руководитель и организация образуют единое целое, действия единоличного исполнительного органа - это акты самой организации. С этой точки зрения между руководителем и организацией не возникает никаких правоотношений.

С другой стороны, юридическое лицо и его руководитель состоят в трудовом правоотношении, в котором директор выступает уже не в качестве органа юридического лица, а как его работник, выполняющий специфическую трудовую функцию - осуществление актов, в которых реализована деятельность организации. Двойственность правового статуса руководителя объясняет существующую актуальную с практической стороны коллизию между необходимостью защиты прав учредителей, акционеров, собственника имущества организации и защиты прав руководителя, являющегося работником. Также она является причиной особенностей и проблем применения института дисциплинарной ответственности к руководителю, эффективность труда которого оказывает сильное влияние на функционирование организации и поэтому входит в сферу интересов собственника (акционера, участника, собственника имущества организации).

Специфика дисциплинарной ответственности является следствием особого правового режима регулирования труда руководителя организации. Несмотря на то что с точки зрения международных актов МОТ и национального законодательства европейских государств руководящий работник рассматривается как субъект трудового законодательства, европейское законодательство и судебная практика исходят из того, что трудовое право как отрасль создавалось для защиты прав работников более низкого ранга. Меньшая актуальность охраны труда руководящих работников, да и вообще любого вмешательства государства в регулирование трудовых отношений руководителей объясняется экономическими особенностями рынка труда таких работников. Квалифицированные топ-менеджеры не являются субъектами обычного рынка труда, на котором, как правило, предложение рабочей силы превалирует над спросом. Рынок труда руководителей является специфическим рынком, схожим по своей природе с рынками высокоинтеллектуального и научного труда. Товар этих рынков штучный, если можно так выразиться, сильно индивидуализированный, привязанный к конкретной личности. Спрос на таких рынках, как правило, гораздо выше предложения. Следовательно, труд этих работников в меньшей степени нуждается в императивном публично-правовом регулировании и охране, а требует свободы индивидуально-договорных отношений. Индивидуально-договорное регулирование в этом случае позволяет также быстрее реагировать на изменение конъюнктуры рынка руководителей - рынка ключевых субъектов хозяйствования.

Особый правовой режим регулирования труда руководителя обусловлен также спецификой выполняемой им трудовой функции. Очевидно, что руководитель, участвуя в качестве органа юридического лица в гражданском обороте, может причинить организации и работодателю более значительный ущерб, чем тот, который может быть причинен рядовым работником. Вследствие этого трудовое законодательство европейских государств устанавливает повышенную ответственность руководящих работников <*>. По этому же пути пошло и трудовое законодательство Российской Федерации, выделяя руководителя организации в отдельную категорию работников и устанавливая для нее особенности дисциплинарной и иных видов ответственности.

<*> См., например: Лютов Н.Л. Правовой статус руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации с точки зрения трудового права // Трудовое право. 2003. N 2. С. 19.

Руководитель как субъект дисциплины труда

Необходимо определить положение руководителя в кругу субъектов дисциплины труда. Анализируя легальное определение дисциплины труда, закрепленное ст. 189 ТК РФ, можно сделать вывод о том, что под дисциплиной труда в организации понимается правомерное поведение участников трудовых правоотношений. С субъективной стороны дисциплина труда означает подчинение требованиям правопорядка в организации, выражающееся в четком и сознательном выполнении обязанностей и осуществлении правомочий каждым работником данной организации <*>. Это определение не является полным, т.к. в нем фигурируют только работники организации. Обязанность соблюдения дисциплины труда устанавливается трудовым законодательством в качестве одной из основных обязанностей работника (ст. 21 ТК РФ). Однако, несмотря на то что в перечне основных прав и обязанностей работодателя, закрепленном ст. 22 ТК РФ, соблюдение трудовой дисциплины в качестве обязанности работодателя прямо не указано, оно, безусловно, подразумевается. Это подтверждается закрепленной в указанной статье обязанностью работодателя соблюдать законы и иные нормативные правовые акты, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров, т.е. аналогичной обязанности подчиняться требованиям правопорядка в организации, что и определяет понятие дисциплины труда.

<*> Полетаев Ю.Н. Трудовой распорядок в организации и ответственность за его нарушение по новому Трудовому кодексу РФ // Трудовое право. 2002. N 3 (25). С. 64.

Работник является субъектом дисциплины труда. Однако субъектом дисциплинарного проступка и дисциплинарной ответственности может быть только работник организации, что подтверждается ст. 192 ТК РФ, определяющей дисциплинарный проступок как неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей. Поэтому нельзя согласиться с существующим мнением некоторых российских юристов о том, что трудовое законодательство предусматривает дисциплинарную ответственность не только работников, но и работодателя. Тем не менее анализ международного опыта правового регулирования дисциплины труда позволяет судить о хорошей проработанности и эффективном применении в наиболее развитых в гражданско-правовом отношении странах норм дисциплинарной ответственности работодателей за нарушение ими определенных положений социально-трудового законодательства. Специалистами в области международных трудовых отношений даже отмечается тот факт, что, в отличие от российского трудового законодательства, в трудовых кодексах многих европейских стран количество норм, регламентирующих дисциплинарную ответственность работодателя, превалирует над числом норм, посвященных ответственности рядовых работников организации. Например, при наличии подробно разработанных французским законодательством обязанностей работодателя по организации трудового процесса (и ответственности за неисполнение этих обязанностей, в том числе и дисциплинарной) в Трудовом кодексе Франции почти полностью отсутствуют нормы об ответственности наемных работников <*>.

<*> Шерегов С.А. Производственная дисциплина и трудовой распорядок в странах с развитой рыночной экономикой // Трудовое право. 2002. N 1 (23). С. 39.

Важность указанной проблемы заключается в том, что обязанности работодателя по соблюдению правопорядка в организации реализуются его органом - руководителем организации. Принимая во внимание вышеприведенные рассуждения о возможности нарушений работодателем дисциплины труда, можно говорить о двойственной природе дисциплинарной ответственности руководителя: ответственности руководителя, являющегося работником организации, и ответственности руководителя, выступающего в качестве органа юридического лица - работодателя, нарушившего требования правопорядка. Понятно, что субъектом дисциплинарной ответственности должен быть субъект дисциплинарного проступка, который во втором случае, казалось бы, неоднозначно определен. Однако, принимая во внимание тот факт, что все свои права и обязанности юридическое лицо реализует через своих представителей, в трудовых правоотношениях посредством органа - руководителя организации, любое нарушение требований правопорядка в трудовых отношениях со стороны работодателя является прямым следствием нарушений со стороны руководителя организации. При этом дисциплинарная ответственность руководителя, выступающего в качестве органа юридического лица, является обоснованной. Тем не менее вышесказанное не доказывает правомерность отсутствия в определении дисциплины труда, даваемого ТК РФ, такого субъекта как работодатель, а лишь подтверждает возможность фигурирования в качестве субъектов дисциплинарной ответственности только работников организации - как рядовых, так и руководителя.

Как уже говорилось, двойственность природы дисциплинарной ответственности руководителя является прямым следствием сложности его правового статуса. Она находит отражение также в отношении законодателя к обязательности применения дисциплинарной ответственности. По общему правилу в случае совершения работником дисциплинарного проступка работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание, а может и не применить его (ст. 192 ТК РФ). В то же время согласно ст. 195 ТК РФ работодатель обязан применить к руководителю организации, его заместителям дисциплинарное взыскание вплоть до увольнения в случае, если подтвердились факты нарушений, указанные в заявлении представительного органа работников о нарушении руководителем организации, его заместителями законов и иных нормативных актов о труде, условий коллективного договора, соглашения. В первом случае необходимость применения дисциплинарного взыскания по отношению к руководителю-работнику определяется работодателем. Во втором случае ст. 195 ТК РФ регламентирует обязательность привлечения к ответственности руководителя как органа юридического лица.

Принимая во внимание эти рассуждения, представляется разумным далее рассматривать дисциплинарную ответственность руководителя с позиции существования вышеозначенной двойственности.

В первую очередь следует рассмотреть вопрос целесообразности и эффективности применения института дисциплинарной ответственности к руководителю организации. Очевидно, что дисциплина труда может достигаться позитивными методами (убеждение, поощрение) и методом принуждения (привлечения к дисциплинарной ответственности). Безусловно, эти меры применимы для всех категорий работников, в том числе они могут, а в установленных законом случаях должны распространяться и на руководителя организации (см. ст. 195 ТК РФ). Многие специалисты, ссылаясь на правоприменительную практику, указывают на то, что в настоящее время институт дисциплинарной ответственности в трудовом праве в целом стал малоэффективным. Высказываются мнения о том, что на сегодняшний день дисциплинарная ответственность работника утрачивает свое воспитательное значение, поскольку основной мерой дисциплинарного взыскания становится увольнение. Кроме того, отсутствие четкого указания в ст. 81 и 192 ТК РФ условий увольнения за нарушение трудовой дисциплины предоставляет работодателю возможность в ряде случаев (кроме п. 5, 6 и 10 ст. 81 ТК РФ) не соблюдать при увольнении процедуру, предусмотренную ст. 193 ТК РФ, что ухудшает правовое положение работника как субъекта трудовых правоотношений. Однако, абстрагируясь от проблем дисциплинарной ответственности рядовых работников, можно говорить о том, что дисциплинарная ответственность является все же подходящим и, несомненно, необходимым рычагом регулирования дисциплины труда административного состава организации, например руководителей среднего звена. Но в то же время становится очевидной ее слабая применимость на практике к регулированию труда топ-менеджмента организации.

Согласно нормам трудового законодательства руководитель, являясь работником организации, обязан соблюдать трудовой распорядок, который в соответствии со ст. 189 ТК РФ включает в себя права, обязанности и ответственность работников, режим работы, время отдыха, меры поощрений и взысканий, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений в организации. Не исключена возможность нарушения трудового распорядка, что является дисциплинарным проступком и должно повлечь дисциплинарную ответственность. Это утверждение в равной степени справедливо для любого работника организации, в том числе и руководителя. Однако на практике возникает проблема с субъектом привлечения руководителя к ответственности. Ведь если совершенный рядовым работником дисциплинарный проступок с большой долей вероятности станет известен администрации организации и работник будет привлечен к дисциплинарной ответственности, то правонарушение, совершенное самим руководителем организации, скорее всего останется безнаказанным, т.к. оно не будет обнаружено работодателем. Понятно, что ст. 195 ТК РФ, регламентирующая обязанность работодателя по привлечению руководителя к ответственности, в случае обнаружения представительным органом работников нарушений трудового законодательства со стороны руководителя и подачи соответствующего заявления, может быть применена и в случае несоблюдения руководителем трудового законодательства, напрямую не связанного с нарушением прав других работников. Нарушение руководителем, скажем, режима труда, если оно станет известно представительному органу работников, также может служить основанием для возникновения обязанности работодателя по привлечению руководителя к дисциплинарной ответственности. Но какова вероятность того, что факт, например, опоздания руководителя на работу или отсутствия на рабочем месте станет известен представительному органу работников? Тем более что специфика деятельности руководителя предусматривает частое отсутствие последнего в связи с деловыми встречами и командировками. Более того, в настоящее время подавляющее большинство организаций, в основном средних и мелких, представительного органа работников вовсе не имеют. Как уже отмечалось, подобное несоблюдение руководителем дисциплины труда, как правило, не влечет нарушения прав других работников. Тем не менее оно обладает сильным демотивирующим воздействием и снижает эффективность системы управления организацией, что напрямую затрагивает интересы собственника (акционеров, участников, собственника имущества организации). Таким образом, работодатель не обладает эффективным механизмом контроля за соблюдением руководителем дисциплины труда. Представляется, однако, что нет острой необходимости в разработке этих механизмов с использованием института дисциплинарной ответственности, ведь для защиты интересов собственника трудовым законодательством предусмотрены широкие возможности использования полной материальной ответственности руководителя, наступающей в том числе в случаях причинения ущерба недобросовестным и некачественным управлением (ст. 277 ТК РФ).

Анализ ст. 195 и других положений ТК РФ позволяет сделать вывод об обязательности привлечения к дисциплинарной ответственности руководителя только в случае наличия соответствующего заявления представительного органа работников. Это значит, что в случае обнаружения дисциплинарного проступка руководителя непосредственно органом, уполномоченным принимать решения о применении дисциплинарного взыскания к руководителю, например общим собранием или советом директоров АО, за последним остается решение вопроса о необходимости привлечении руководителя к дисциплинарной ответственности. Это является абсолютно справедливым в том случае, если нарушения руководителем дисциплины труда не затрагивают права других работников организации. В качестве примера можно привести нарушение руководителем режима труда. Однако возможно совершение руководителем организации дисциплинарных проступков, нарушающих права работников организации, например невыполнение обязанностей работодателя по обеспечению безопасных условий труда (ст. 212 ТК РФ) или несвоевременная выплата заработной платы. В этом случае относить решение вопроса о привлечении руководителя к дисциплинарной ответственности исключительно к компетенции работодателя, который в некоторых случаях может быть сам заинтересован в подобных нарушениях, крайне неразумно.

Таким образом, необходимым представляется установление в ТК РФ обязанности работодателя по привлечению руководителя организации к ответственности даже в том случае, если отсутствовало соответствующее заявление со стороны представительного органа работников. Для укрепления дисциплины труда и защиты интересов собственника было бы полезно распространить обязанность работодателя (даже в случае отсутствия заявления представительного органа работников) по привлечению руководителя к дисциплинарной ответственности и в случаях совершения последним нарушений, напрямую не затрагивающих права других работников, например несоблюдения режима труда. Однако практическая эффективность указанных мер по изменению положений ТК РФ все равно остается под сомнением, т.к. орган юридического лица, уполномоченный принимать решения о привлечении руководителя к дисциплинарной ответственности, в случае своей заинтересованности всегда может закрыть глаза на обнаруженные нарушения руководителя. Указанная проблема может быть решена путем закрепления в ТК РФ обязанности работодателя по привлечению руководителя к дисциплинарной ответственности в случае подтверждения фактов нарушений последним трудового законодательства, выявленных работниками организации (в случае отсутствия представительного органа работников) и указанных в заявлении работодателю.

Увольнение руководителя организации

Руководитель несет ответственность на общих основаниях за совершение дисциплинарных проступков, не нарушающих напрямую права других работников. Исключение составляет такой вид дисциплинарного взыскания, как увольнение. Помимо общих оснований увольнения за нарушение трудовых обязанностей руководитель организации может быть уволен и по дополнительным основаниям, предусмотренным законом. Надо сказать, что особые основания для увольнения руководителя организации являются одной из новелл ТК РФ, выражающей логику защиты той стороны трудового отношения, на которой лежит ответственность за результаты производственной деятельности организации. К числу таких оснований увольнения руководителя, в частности, относится однократное грубое нарушение им своих трудовых обязанностей (п. 10 ст. 81 ТК РФ). Законодательство не определяет, что должно считаться грубым нарушением трудовых обязанностей руководителем. По сложившейся в РФ судебной практике грубым нарушением признается неисполнение важных обязанностей руководителя, которое может повлечь причинение вреда здоровью работников или причинение имущественного ущерба организации, например нарушение правил по охране труда, правил учета материальных ценностей, приписки в статистической отчетности. К грубым нарушениям судебная практика относит и превышение руководителем своих служебных полномочий или использование их в корыстных целях <*>. Отсутствие в законодательстве четкого определения понятия однократного грубого нарушения руководителем организации своих трудовых обязанностей дает возможность по-разному трактовать действия руководителя. Это серьезное законодательное упущение может приводить на практике к незаконным (неправомерным) увольнениям. Очевиден и мотив использования работодателем указанной нормы в качестве основания для увольнения руководителя - в случае расторжения договора с руководителем при совершении дисциплинарного проступка ему не будет выплачена предусмотренная договором компенсация.

<*> Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. Дисциплинарная ответственность. Увольнение // Трудовое право. 2002. N 7 (29). С. 86.

По аналогичной причине заслуживает также внимания формулировка п. 9 ст. 81 ТК РФ, которая содержит такое основание для расторжения трудового договора, как принятие необоснованного решения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное использование или иной ущерб имуществу организации. Это дает возможность работодателю трактовать в качестве дисциплинарного проступка причинение "иного ущерба имуществу организации", выразившегося, к примеру, в снижении стоимости акций компании на фондовом рынке, что в абсолютном большинстве случаев является прямым или косвенным следствием принятия руководителями комплекса неправильных (иногда необоснованных или некомпетентных) стратегических или тактических управленческих решений. Об этом же говорят п. 1 ст. 71 Закона об акционерных обществах и п. 1 ст. 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, закрепляющие обязанность единоличного исполнительного органа действовать в интересах общества "добросовестно и разумно". Однако представляется, что принятие управленческих решений постоянно сопряжено со значительной долей риска, часто требует срочности, что влияет на качество решения. Последующий анализ действий руководителя организации может дать доказательства необоснованности его решений, что дает работодателю возможность для увольнения руководителя без выплаты компенсации, предусмотренной договором.

Несомненно, требуется изменение формулировки ст. 81 ТК РФ, в частности исключение из перечня причин для расторжения договора факта принятия руководителем необоснованного решения. Это не повлияет на регламентируемую в других положениях трудового законодательства ответственность руководителя за злоупотребление полномочиями, но в то же время в некоторой степени защитит права руководителя как работника организации. Что же касается понесенных организацией убытков в результате принятия необоснованного решения руководителем, то необходимо отметить, что решение о найме провинившегося руководителя принимал компетентный орган или собственник имущества организации, который, кстати, вполне защищен от повторения подобных случаев. В соответствии с трудовым законодательством он имеет право расторгнуть договор с руководителем по собственной инициативе даже в случае отсутствия виновных действий со стороны последнего, правда, с выплатой предусмотренной договором компенсации. Возможно и альтернативное решение этой проблемы. Можно сделать вывод о том, что управленческое решение находится в рамках нормального хозяйственного риска, если вред, предотвращенный руководителем, больше вреда причиненного. Таким образом, указывается на возможность проверки обоснованности решений руководителя. Надо сказать, что эффективность этого метода сомнительна, т.к. появляется необходимость оценки не только причиненного вреда, но и предотвращенного, что крайне сложно. Более определенное понимание нормального хозяйственного риска могут дать следующие критерии: 1) цель не может быть достигнута средствами, не связанными с риском; 2) риск соответствует цели, ради которой он предпринимается; 3) лицо, допустившее риск, приняло все возможные меры для предотвращения ущерба; 4) объектом риска являются материальные блага, а не жизнь и здоровье людей <*>. Полезным было бы закрепление в том или ином виде указанных критериев в трудовом договоре с руководителем.

<*> Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.П. Орловского. М., 2002. С. 535.

Многие российские юристы указывают на то, что при сегодняшней степени регламентации работодатель имеет возможность чрезмерно широко трактовать понятие виновных действий (бездействия) руководителя организации в ущерб его законным интересам. Следует уточнить закон в отношении последствий применения досрочного прекращения договора с руководителем организации, указав на конкретные случаи, при которых компенсация не выплачивается <*>. Некоторые практикующие юристы дают рекомендацию хозяйственным обществам самостоятельно закреплять в правилах внутреннего трудового распорядка примерный перечень нарушений, являющихся основанием для увольнения без выплаты компенсации. Представляется, что нет необходимости дополнять правила внутреннего трудового распорядка редко использующимися нормами, а лучше привести этот перечень нарушений непосредственно в договоре с руководителем.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Т. Нестеровой "Увольнение руководителя организации в связи с решением о досрочном прекращении трудового договора" включена в информационный банк согласно публикации - "Законность", N 8, 2004.

<*> Нестерова Т. Увольнение руководителя организации в связи с решением о досрочном прекращении трудового договора // Трудовое право. 2002. N 7 (29). С. 86.

Следует обратить внимание также на техническую проблему, возникающую при применении мер дисциплинарной ответственности к руководителю организации. В соответствии с порядком применения дисциплинарного взыскания, установленным ст. 193 ТК РФ, срок для принятия решения и применения дисциплинарного взыскания составляет один месяц с момента обнаружения работодателем проступка. Период для принятия решения о дисциплинарном взыскании и его применения увеличивается на количество дней отпуска или болезни. Но при этом взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка. Эта формулировка вполне пригодна, если речь идет о дисциплинарных проступках рядовых работников, которые практически сразу становятся известны руководителю организации. Однако вполне вероятна такая ситуация, когда о дисциплинарном проступке руководителя организации работодатель узнает уже по прошествии этого срока. Например, дисциплинарный проступок руководителя АО в большинстве случаев станет известным и будет применено взыскание только на собрании акционеров или членов совета директоров, проходящем, например, раз в полгода. Законодатель продлевает этот срок до двух лет в том случае, если факт совершения проступка подтверждается результатами ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки. Это дополнение действительно необходимо, т.к. велика вероятность того, что именно в результате проверок будут выявлены факты злоупотребления руководителем своими полномочиями. Однако многие нарушения руководителем дисциплины труда, затрагивающие права других работников, не могут быть выявлены подобными проверками. Учитывая вышесказанное, было бы разумным увеличить срок применения дисциплинарного взыскания к руководителю организации до двух лет, независимо от того, было ли обнаружение факта дисциплинарного проступка следствием проверок и ревизий или нет. Однако только сроками данная проблема не исчерпывается. В Законе об АО указано, что совет директоров не может рассматривать вопросы, не отнесенные к его компетенции законом или уставом. Пункт 9 ст. 65 Закона об АО устанавливает компетенцию совета директоров в вопросах образования исполнительного органа общества и досрочного прекращения его полномочий, установления размеров выплачиваемых ему вознаграждений и компенсаций в том случае, если уставом общества это отнесено к его компетенции. Вопросы применения к руководителю дисциплинарных взысканий не отнесены законом к компетенции общего собрания акционеров или совета директоров. Они могут быть дополнительно отнесены к компетенции совета директоров уставом общества. Таким образом, если в уставе общества не указано на возможность совета директоров налагать на руководителя дисциплинарные взыскания, увольнение за совершение дисциплинарного проступка по ст. 81 ТК РФ невозможно. Более того, учитывая, что компетенция общего собрания в законе установлена исчерпывающе (п. 3 ст. 48 Закона об АО), общество, не имеющее совета директоров, вообще не сможет уволить руководителя в случае совершения им дисциплинарного проступка.

Поощрительные меры

Существует множество других проблем дисциплинарной ответственности руководителя. Не подлежит сомнению необходимость совершенствования этого института трудового права. Однако, как ранее было показано, использование мер дисциплинарной ответственности, подходящих для поддержания дисциплины труда рядовых работников организации, крайне малоэффективно и сложно реализуемо применительно к руководителю организации. Это является основной проблемой дисциплинарной ответственности руководителя, обусловленной сложностью его правового статуса и спецификой выполняемой трудовой функции. Поэтому решение проблемы соблюдения руководителем дисциплины труда видится не в усилении мер дисциплинарной ответственности, а в разработке и применении позитивных мотивационных мер. Труд руководителя должен быть достаточно эффективно мотивирован, чтобы проблемы с соблюдением руководителем, скажем, трудового распорядка, не возникали в принципе. Вопрос мотивации труда руководителя важен с той точки зрения, что поощрительные и мотивационные меры выступают в качестве альтернативы дисциплинарным взысканиям в процессе укрепления трудовой дисциплины. Несомненно, поощрение играет своеобразную роль "вечного двигателя", способного подтолкнуть, стимулировать на совершение одобряемого обществом поступка неограниченное число лиц, а самого поощряемого - на повторение поступка.

Однако стандартные поощрительные меры, очень действенные в случае регулирования труда рядовых работников, крайне малоэффективны применительно к руководителю. Мотивация труда руководителя имеет иную природу и должна находить своеобразное выражение, отличающееся от стандартных поощрительных мер, применяемых к другим работникам организации. Если с точки зрения эффективности применения к рядовым работникам организации подходящими можно признать такие поощрительные меры, как, например, объявление благодарности, награждение почетной грамотой, награждение ценным подарком (ст. 191 ТК РФ), рациональность применения подобных мер к руководителю организации сомнительна. Основное отличие кроется в основании применения мер поощрения. Трудовое законодательство в качестве основания применения мер поощрения указывает добросовестное выполнение работником трудовых обязанностей (ч. 1 ст. 191 ТК РФ). Однако это основание не является достаточным для определения эффективности деятельности руководителя, трудовые обязанности которого не поддаются строгой формализации. Оценка качества труда руководителя может иметь основание для изменения показателей эффективности деятельности организации, позиций компании на рынке, количества клиентов, объема продаж и т.д. Несомненно также, что труд руководителя обязательно должен быть положительно мотивирован. Это связано с тем, что приемлемая деятельность руководителя в условиях современной высококонкурентной рыночной среды заключается не просто в исполнении возложенных на него обязанностей, но и с их сверхисполнением, максимальной отдачей. Однако это невозможно без личной заинтересованности руководителя в улучшении экономических показателей эффективности деятельности организации. Например, процент от прибыли организации, закрепленный в договоре с руководителем, является, безусловно, эффективным средством повышения качества исполнения последним своих обязанностей. Широко применяется на практике концепция руководителей-собственников, владеющих долями в капитале общества или значительными пакетами акций обществ, и, соответственно, кроме заработной платы имеющих нетрудовые доходы от деятельности организации. Понятно, что тут имеет место уже не раздвоение, а, если можно так выразиться, "растроение" статуса руководителя: руководитель - работник, руководитель - орган юридического лица и руководитель - совладелец уставного капитала, акционер. Наделение значительным пакетом акций способно породить "чувство хозяина", и труд таких руководителей будет, несомненно, максимально мотивирован. Однако указанная сложность статуса таких руководителей порождает множество проблем, в том числе связанных с фактической невозможностью применения дисциплинарной ответственности (речь идет, конечно, о дисциплинарной ответственности руководителя как органа юридического лица в принятой нами терминологии, обязательность которой закреплена в трудовом законодательстве) к регулированию труда таких работников. Обязанность работодателя по привлечению руководителя к дисциплинарной ответственности, в случае нарушения последним трудового правопорядка в соответствии со ст. 195 ТК РФ, вырождается в обязанность руководителя-собственника самостоятельно зафиксировать факт проступка, определить степень собственной вины и применить по отношению к себе дисциплинарное взыскание, причем "вплоть до увольнения", что, конечно, абсурдно.

Существующее трудовое законодательство не дает широких возможностей для применения мотивационных механизмов к труду руководителя. Представляется, что эта задача должна решаться на индивидуально-договорном уровне. Однако этому препятствуют некоторые положения ТК РФ, несомненно полезные с точки зрения защиты трудовых прав рядовых работников. К примеру, следует обратить внимание на проблему законодательства, связанную с формой оплаты труда руководителя. Часто руководящие работники, от которых существенно зависит прибыльность компании, особенно на этапе создания нового бизнеса, заключают с работодателем контракты, предусматривающие оплату их труда акциями, облигациями, опционами или иными ценными бумагами своей компании. Очевидно, что в отношении руководящих работников организации при применении ст. 131 ТК РФ, устанавливающей 20-процентный лимит на часть заработной платы, выплачиваемой в неденежной форме, следовало бы сделать изъятие, поскольку в любом случае маловероятно, что такие работники позволят работодателю злоупотреблять данной нормой. Тем более что, например, при оплате труда опционами, т.е. правом на выкуп акций организации в будущем, оценка этого права в денежном выражении на момент выплаты заработной платы невозможна.

Выявление и исправление подобных пробелов в трудовом законодательстве является очень важной задачей, вполне возможно, даже более приоритетной с точки зрения регулирования дисциплины труда руководителя, нежели совершенствование института дисциплинарной ответственности. Как уже говорилось, связано это с тем, что активное применение положительных мотивационных мер позволяет решить основную проблему дисциплинарной ответственности руководителя - слабую эффективность этого инструмента для регулирования дисциплины труда руководителя организации.