Мудрый Юрист

Спорные вопросы отмены условного осуждения и продления испытательного срока

Островский А.Л., почетный адвокат России.

На первый взгляд может показаться парадоксальной попытка обсудить вопросы, казалось бы, исчерпывающе урегулированные уголовным законодательством. Действительно, основания отмены условного осуждения и продления испытательного срока изложены в ст. 74 УК РФ, а процедура, предшествующая соответствующему судебному решению, изложена в ст. 190 УИК РФ. Однако, как показывает изучение практики применения условного осуждения и анализ теоретических работ, посвященных этим вопросам, далеко не все законодательные предписания трактуются однозначно. Выявить спорные и недостаточно полно урегулированные в законе вопросы поможет тщательный анализ правовых предписаний Уголовного и Уголовно-исполнительного кодексов РФ.

Чтобы были понятнее высказываемые нами ниже аргументы, кратко обрисуем, в чем заключается суть условного осуждения. Согласно закону суд, назначив определенные виды наказаний, может прийти к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. В этих случаях он постановляет считать назначенное наказание условным. Следовательно, возможность условного неприменения наказания связывается с несколькими обстоятельствами: 1) осужденный должен понести наказание; 2) ему может быть назначен один из предусмотренных в ч. 1 ст. 73 УК РФ видов наказания с соблюдением установленных на применение лишения свободы ограничений; 3) данные о личности осужденного и совершенного им деяния позволяют допустить, что его исправление возможно без реального отбывания наказания.

Из перечисленных обстоятельств в контексте темы, избранной нами для настоящей статьи, интерес представляет последнее. При этом следует отметить, что выделение в качестве основания применения условного осуждения только достижения цели исправления не означает, что остальные цели наказания игнорируются. Не вдаваясь в обширную дискуссию о целях наказания и их содержании <*>, укажем, что коль скоро лицу назначается наказание, резюмируется достижение в отношении его и цели восстановления социальной справедливости, и цели специальной превенции. Цель предупреждения совершения условно осужденным новых преступлений для рассматриваемой категории лиц особенно актуальна, поскольку с совершением в течение испытательного срока уголовно-наказуемого деяния законодатель связывает возможность наступления негативных последствий для условно осужденного.

<*> Полубинская С.В. Цели уголовного наказания. М., 1990; Курганов С.И. К вопросу о целях наказания // Реализация положений нового законодательства в сфере исполнения уголовного наказания. М., 1995; Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. М., 2002 и др.

Об исправлении или неисправлении осужденного свидетельствует его поведение. В зависимости от направленности поступков и действий условно осужденного возможно применение к нему мер, улучшающих его правовое положение либо ухудшающих.

В соответствии с ч. 1 ст. 74 УК РФ если до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции может постановить об отмене условного осуждения и о снятии с осужденного судимости. К сожалению, в научных публикациях на эту сторону деятельности уголовно-исполнительных инспекций почти не обращается внимания. Традиционно об эффективности условного осуждения предпочитают судить по уровню рецидива. Полагаем, что такой подход является слишком узким, не учитывающим все стороны столь сложного и многообразного правового явления, как условное осуждение.

В рассматриваемом показателе, по нашему мнению, аккумулируются и данные о работе уголовно-исполнительных инспекций, и степень достоверности вероятностного прогноза суда о поведении лица в течение испытательного срока, и сведения об эффективности осуществляемого за условно осужденными контроля. Рассмотрим более подробно каждый из перечисленных аспектов.

На уголовно-исполнительные инспекции законом возложена функция контроля за поведением условно осужденного. Она заключается в осуществлении ряда мер, преследующих цели оказания позитивного воздействия на условно осужденного путем наблюдения за его поведением, коррекции негативных черт его личности, устранения или локализации действия обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на процесс исправления конкретного лица. Таким образом, если уголовно-исполнительные инспекции строят свою работу правильно, то результатом их деятельности должна стать систематическая реализация полномочия по направлению в суд представления о возможности досрочной отмены условного осуждения и снятия с исправившегося осужденного судимости. Однако статистические данные опровергают высказанное нами предложение.

Отмена условного осуждения по основанию исправления осужденного составляет всего лишь несколько процентов от общего числа состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях условно осужденных лиц. В этой связи уместно задаться вопросом, почему это происходит, ведь закон наделяет инспекции широкими полномочиями по осуществлению контроля и оказанию помощи условно осужденным, да и сама эта мера уголовно-правового характера должна применяться только к лицам, достаточно благополучным с точки зрения социально-нравственной запущенности и не представляющим большой общественной опасности.

Будет небезынтересно сравнить показатели числа лиц, которым условное осуждение отменялось досрочно, и условно-досрочно освобожденных из мест лишения свободы. Данные статистики показывают, что в последние пять лет доля условно осужденных, которым примененная мера отменялась досрочно ввиду их исправления, от общего количества состоявших на учете уголовно-исполнительных инспекций условно осужденных не превышала 3%. В эти же годы условно-досрочно освобожденные составляли от 9 до 18% от общего числа лиц, содержавшихся в местах лишения свободы. А ведь в исправительные учреждения в соответствии с законом направляют осужденных, чье дальнейшее пребывание на свободе, даже и при условии осуществления за ними контроля, суд счел невозможным, т.е. представляющих повышенную степень опасности для общества и охраняемых им интересов. В чем же кроется причина достижения осужденными в местах лишения свободы необходимой степени исправления задолго до истечения назначенного судом срока в отличие от условно осужденных, для которых поощрение в виде отмены примененной меры выглядит скорее исключением, чем правилом?

Реальное исполнение наказания и его условное неисполнение различаются порядком исполнения меры уголовно-правового характера, которую суд счел необходимым применить к виновному лицу. При реальном лишении свободы уровень контроля за поведением осужденного намного выше, чем при условном осуждении. Кроме того, контроль и надзор за осужденными, находящимися в местах лишения свободы, осуществляется систематически. Уголовно-исполнительные инспекции не в состоянии обеспечить столь плотную "опеку" условно осужденным по различным причинам, в том числе из-за малочисленности штатного состава при довольно большом объеме работы <*>. Как показало изучение опыта исполнения наказаний без изоляции от общества в зарубежных странах, наибольшей эффективности можно добиться, если в ведении одного сотрудника соответствующего государственного органа находится не более 50 осужденных <**>. В России этот показатель в отдельных регионах превышен в 4 - 5 раз. В таких условиях сотрудники уголовно-исполнительных инспекций порой успевают только поставить на учет условно осужденных. Осуществлять иные функции по контролю и надзору за поведением этих лиц в полном объеме практически не представляется возможным. Поэтому число лиц, которым условное осуждение отменяется досрочно, столь невелико. Хотя в данном случае нельзя не учитывать и того обстоятельства, что поведение большинства условно осужденных не позволяет применить к ним это поощрение.

<*> Кащеева Л. Исправление осужденных без изоляции от общества // Рос. юстиция. 2001. N 10; Яровой А. Уголовно-исполнительные инспекции: проблемы и задачи в процессе реформирования // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2002. N 1. С. 15.
<**> Яровой А. Уголовно-исполнительные инспекции: проблемы и задачи в процессе реформирования // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2002. N 1. С. 15.

Однако и другая мера, также связанная со степенью оценки поведения условно осужденного, но уже ухудшающая его положение, не часто встречается в практике деятельности уголовно-исполнительных инспекций. Речь идет об отмене условного осуждения за систематическое или злостное неисполнение условно осужденным возложенных на него судом обязанностей. По данным статистики, в последние годы доля таких лиц от общего числа состоящих на учете условно осужденных составляла менее 2%. Полагаем, что трудности здесь возникают не только из-за нехватки времени у сотрудников уголовно-исполнительных инспекций для осуществления контроля за своим подопечными.

В соответствии с материалами проведенного нами исследования далеко не на каждого условно осужденного налагаются предусмотренные законом обязанности. Согласно ч. 5 ст. 73 УК РФ суд, назначая условное осуждение, может возложить на условно осужденного исполнение следующих обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи. Суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.

Суды чаще всего предписывают условно осужденным не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции либо являться на регистрацию в орган внутренних дел. Остальные обязанности, как указанные в законе, так и иные <*>, почти никому не назначаются, так же, как не используют суды свое право на возложение на условно осужденных каких-либо других обязанностей, которые могли бы благотворно сказаться на процессе их исправления. При этом почти пятая доля условно осужденных вообще не была обременена никакими обязанностями <**> и вовсе не потому, что они не нуждались в более пристальном внимании к ним со стороны контролирующего органа. Напротив, зачастую данные о личности осужденного свидетельствовали о необходимости применения к нему усиленных мер воздействия. Так, например, неработающих трудоспособных условно осужденных необходимо было бы обязать трудоустроиться, но этого не делалось.

<*> Смаева Р.В. Институт условного осуждения в российском уголовном праве, законодательстве и практике его применения // Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ижевск, 2002. С. 29.
<**> Для сравнения: Ольховик Н.В. Режим испытания при условном осуждении // Автореф. дис. канд. юрид. наук. Томск, 2003. С. 14 - 15.

Помимо трудностей организационного и правоприменительного характера, осложняющих процесс оказания на условно осужденного необходимого воспитательного и профилактического воздействия, нельзя забывать и о пробелах законодательства. В УК РФ установлено, что только систематическое или злостное неисполнение условно осужденным возложенных на него обязанностей может привести к отмене примененной меры. Но уголовный закон не раскрывает значение понятий систематичности и злостности, и для их единообразного понимания следует обращаться к судебному толкованию.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 11 июня 1999 г. N 40 "О практике назначения судами уголовного наказания" предлагает под систематичностью понимать совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом, а под злостностью - неисполнение этих обязанностей после сделанного контролирующим органом предупреждения в письменной форме о недопустимости повторного нарушения установленного порядка отбывания условного осуждения либо когда условно осужденный скрылся от контроля (п. 28) <*>. Такое же определение систематичности содержится и в ч. 5 ст. 190 УИК РФ. Высказанные в теоретических работах мнения по вопросу о систематичности и злостности неисполнения условно осужденным возложенных на него обязанностей по сути не отличаются от судебного толкования этих понятий, но, как правило, включают перечисление закрепленных в законе обязанностей <**>.

<*> Российская юстиция. 1999. N 9. С. 58.
<**> Жевлаков Э. Условная свобода // Уголовное право. 2002. N 3. С. 19.

Можно согласиться, что приведенная точка зрения Верховного Суда РФ позволяет вполне объективно учитывать данные о поведении условно осужденного и применять к нему соответствующие меры. Следует, однако, отметить, что в первоначальной редакции ч. 3 ст. 74 УК РФ возможность отмены условного осуждения связывалась только с систематическим или злостным нарушением лицом возложенных на него обязанностей. Сокрытие лица от контроля упоминалось как одно из оснований возможности отмены условного осуждения только в УИК РФ (ч. 4 ст. 190), который не является источником норм материального права, и, следовательно, это обстоятельство не учитывалось в качестве самостоятельной причины для отмены условного осуждения. Поэтому Верховный Суд РФ и включил сокрытие осужденного от контроля в понятие "злостное неисполнение возложенных обязанностей".

В настоящее время после дополнения, внесенного в ч. 3 ст. 74 УК РФ Федеральным законом от 26 июля 2004 г. N 78-ФЗ, сокрытие условно осужденного от контроля является самостоятельным основанием для рассмотрения судом вопроса о возможности отмены назначенной ему меры уголовно-правового характера.

Проявив один раз гуманность к виновному лицу и предоставив суду возможность назначить ему вместо реального отбывания наказания условное, законодатель и в дальнейшем не спешит при малейшем отклонении в поведении условно осужденного от законодательных предписаний кардинальным образом менять его правовой статус. Меньшая степень "нежелания" условно осужденного следовать установленным для него в законе правилам ведет к применению менее строгих санкций в отношении такого лица. Уклонение от исполнения возложенных судом обязанностей или совершение нарушения общественного порядка, за которое налагалось административное взыскание, может повлечь продление испытательного срока условно осужденному (ч. 2 ст. 74 УК РФ). При всей ясности и лаконичности законодательной формулировки, не оставляющей, казалось бы, сомнений для ее единообразного применения, они все-таки возникают.

Во-первых, налицо противоречие между предписанием ч. 2 ст. 74 УК РФ и ч. 1 ст. 190 УИК РФ. Если перечисленные выше обстоятельства согласно УК РФ являются основаниями для продления испытательного срока, то по УИК РФ они служат основанием для вынесения уголовно-исполнительной инспекцией предупреждения в письменной форме о возможности отмены условного осуждения. Как в рассмотренном выше случае, здесь должны применяться нормы материального права, т.е. УК РФ, а УИК РФ следовало бы привести в соответствие с уголовным законом.

Во-вторых, необходимо уточнить, что представляет собой уклонение от исполнения возложенных судом обязанностей (ч. 2 ст. 74 УК РФ). Если сравнивать его с систематическим или злостным неисполнением обязанностей (ч. 3 ст. 74 УК РФ), то разграничение можно проводить по качественной или количественной сторонам. При таком понимании оправданным может выглядеть высказанное Э.Н. Жевлаковым мнение, согласно которому "под уклонением от исполнения возложенных обязанностей следует понимать хотя бы однократное невыполнение условно осужденным любой конкретной обязанности, возложенной на него судом" <*>. Но к этому следует добавить, что невыполнение условно осужденным возложенной на него обязанности приобретает правовое значение при отсутствии у него уважительных причин для подобного поведения. Кроме того, как быть с таким аспектом систематичности, как продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей? В данном случае разовое неисполнение, но продолжительное, является сразу же систематическим, а не уклонением, как предлагает считать Э.Н. Жевлаков.

<*> Жевлаков Э. Указ. раб. С. 18.

Нельзя согласиться и с предложением об установлении в качестве единственного основания продления испытательного срока неисполнение обязанностей, возложенных судом <*>, потому что и в этом случае мы столкнемся с теми же трудностями разграничения, на которые указывалось выше. Может быть следовало бы указать на уклонение условно осужденного от контроля, а не на уклонение от возложенных обязанностей, хотя вопрос этот довольно спорный.

<*> Сукманов О.В. Индивидуальное предупреждение преступного поведения условно осужденных лиц. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. С. 10.

Следующим основанием продления испытательного срока является совершение условно осужденным нарушения общественного порядка, за которое на него налагалось административное взыскание (или точнее - административное наказание, если учитывать терминологию КоАП РФ). Эта норма была перенесена в УК РФ из ранее действовавшего законодательства, когда посягательства на общественный порядок выделялись в отдельную главу КоАП РСФСР. В КоАП РФ они объединены в одну главу с посягательствами против общественной безопасности, отсутствовавшими в КоАП РСФСР. Почему же тогда нельзя предусмотреть в качестве основания продления испытательного срока совершение условно осужденным, помимо нарушений общественного порядка, также и нарушений общественной безопасности, за которые на него налагались административные наказания? Представляется, что такое законодательное решение будет вполне обоснованным и соответствующим реалиям современного общества, поскольку общественная безопасность является не менее значимым объектом правовой охраны, чем общественный порядок.

Однако нельзя согласиться с мнением О.В. Сукманова о том, что при наложении административного взыскания за совершенное правонарушение и, как следствие этого, продлении испытательного срока условно осужденный несет уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление <*>. Во-первых, условно осужденный не совершает преступления - он совершает административное правонарушение. Во-вторых, он несет административную и уголовную ответственность. Соответственно, никаких нарушений принципа справедливости в данном случае нет, и законодатель имел право установить административную преюдицию для продления испытательного срока условно осужденным.

<*> Сукманов О.В. Указ. раб. С. 9.

Кроме рассмотренных выше причин редкого применения нормы о продлении испытательного срока, следует указать еще одну. В законе нет конкретных сроков рассмотрения судом направляемых уголовно-исполнительной инспекцией представлений о применении этой меры. Из-за этого нередко испытательный срок, назначенный первоначально судом, успевает истечь, пока документы находятся в суде, и все уголовно-правовые обременения с лица снимаются, хотя его нельзя признать исправившимся и соответственно достойным примененных к нему мер в виде отмены условного осуждения и снятия судимости.

Гуманизм уголовного права в отношении условно осужденных проявляется и в порядке отмены условного осуждения при совершении таким лицом нового преступления. В ч. 4. ст. 74 УК РФ говорится о том, что в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом.

Совершение условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд во всех случаях ведет к отмене условного осуждения и назначении ему наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

Применение этих норм УК РФ почти не вызывает на практике затруднений. При решении вопроса о возможности отмены или сохранения условного осуждения Пленум Верховного Суда РФ рекомендует учитывать характер и степень общественной опасности первого и второго преступлений, а также данные о личности осужденного и его поведении во время испытательного срока (п. 29 Постановления от 11 июня 1999 г. N 40). Как правило, условное осуждение сохраняется лицам, совершившим в течение испытательного срока преступление по неосторожности, при наличии положительных отзывов уголовно-исполнительной инспекции о личности осужденного и его поведении в течение испытательного срока, предшествовавшего совершению нового преступления. Оба приговора в этих случаях исполняются самостоятельно <*>.

<*> Разумов С.А. Виды наказания и практика их применения // Комментарий российского законодательства. М., 1997. С. 278.