Мудрый Юрист

Законно ли привлечение в качестве понятого общественного помощника следователя? *

<*> Chechetin A.E. Is it legal to use a public assistant of an investigator as a witness?

Чечетин Андрей Евгеньевич, профессор кафедры уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российской академии правосудия, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

В статье анализируется существующая практика подбора понятых при производстве следственных действий и обосновывается ответ на поставленный в ее названии вопрос с позиций действующего правового регулирования и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, общественный помощник следователя, понятой, следственное действие.

We analyze in the article the existing practice of choosing witnesses and give the answer to the question in its title from the legal positions of Constitutional Court of Russian Federation.

Key words: Constitutional Court of Russian Federation, witness, investigative work, investigator's assistant.

Поводом для подготовки этой статьи стали материалы одной из жалоб, поступающих в Конституционный Суд Российской Федерации, в которой наряду с другими была затронута весьма банальная на первый взгляд проблема законности привлечения в качестве понятых лиц, так или иначе заинтересованных в исходе уголовного дела. В жалобе была оспорена конституционность ст. 60 УПК РФ, которая, по мнению заявителя, позволила признать законным привлечение в качестве понятого при производстве следственных действий общественного помощника следователя, осуществляющего свои полномочия в следственном органе, в производстве которого находилось его уголовное дело.

В качестве подтверждения обоснованности своей жалобы заявитель представил копии судебных решений, из которых следовало, что в его деле один и тот же общественный помощник следователя участвовал в качестве понятого при производстве следственных действий целых шестнадцать раз. По этому поводу в обвинительном приговоре, вынесенном 9 августа 2012 г. судьей Архангельского областного суда при участии в качестве государственного обвинителя заместителя областного прокурора, было указано, что привлечение общественного помощника следователя в качестве понятого не противоречит требованиям ст. 60 УПК РФ. С таким толкованием положений указанной статьи согласилась Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, которая в своем Кассационном определении от 23 октября 2012 г. по жалобе стороны защиты не усмотрела в деле заявителя нарушений закона.

Такое понимание положений ст. 60 УПК РФ, как показывает анализ судебной практики, является, к сожалению, весьма устоявшимся в решениях Верховного Суда, неоднократно признававшего законным привлечение в качестве понятых лиц, находящихся на практике в следственном органе. Свою позицию по этому вопросу Верховный Суд неизменно мотивировал тем, что практиканты следственного органа не входят в перечень лиц, которым в соответствии с ч. 2 ст. 60 УПК РФ запрещается быть понятыми <1>.

<1> См., например: Определения Верховного Суда РФ от 14 сентября 2010 г. N 46-О10-54 и от 12 ноября 2009 г. N 11-О09-85 // СПС "КонсультантПлюс".

Такое ограничительное истолкование запретов, сформулированных в ч. 2 ст. 60 УПК РФ, представляется весьма дискуссионным в силу следующих обстоятельств.

Прежде всего, следует напомнить, что в этой статье понятой определяется как не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия (ч. 1); понятыми не могут быть несовершеннолетние; участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и другие заинтересованные лица, а также работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования (ч. 2). Анализ приведенных положений показывает, что если рассматривать содержание ч. 2 ст. 60 УПК РФ в отрыве от ее первой части, то можно согласиться с аргументами, основанными на отсутствии в ней прямого запрета на привлечение в качестве понятого общественного помощника следователя. Видимо, исключительно этим обстоятельством и руководствовались суды в деле заявителя, отказывая в удовлетворении его ходатайств о нарушении уголовно-процессуального закона.

Однако положения ч. 2 ст. 60 УПК РФ должны толковаться и применяться в системном единстве с ее частью первой, согласно которой понятой по определению должен быть прежде всего лицом, не заинтересованным в исходе уголовного дела. Отсюда следует, что перечень лиц, которые не могут быть понятыми, закрепленный в ч. 1, является исчерпывающим лишь формально, а фактически он будет открытым, поскольку включает в себя любых лиц, заинтересованных в исходе уголовного дела. В связи с этим в поисках ответа на вопрос, сформулированный в названии статьи, следует установить, отвечает ли требованию незаинтересованности в исходе уголовного дела общественный помощник следователя.

Согласно Положению об общественном помощнике следователя Следственного комитета Российской Федерации, утвержденному Приказом и.о. председателя Следственного комитета Российской Федерации от 4 мая 2011 г. N 74, "работа в качестве общественного помощника является практической школой для лиц, готовящихся стать следователями", добровольно изъявивших желание участвовать в работе следственного органа на общественных началах <2>. Иными словами, по своим выполняемым функциям общественный помощник следователя ничем не отличается от студента-практиканта, проходящего ознакомительную, преддипломную или иную разновидность практики в следственном органе. В силу своего статуса общественный помощник следователя, как и студент-практикант, не может не находиться в зависимом положении от следователя, он напрямую заинтересован в доверии и позитивной оценке своей помощи в расследовании уголовных дел, а потому и в конечных результатах их расследования. Отсюда вытекает логический вывод о том, что общественный помощник следователя не может быть отнесен к лицам, "не заинтересованным в исходе уголовного дела", и по определению не может быть привлечен в уголовный процесс в качестве понятого.

<2> Приказ Следственного комитета от 4 мая 2011 г. N 74 "Об организации работы с общественными помощниками следователя в системе Следственного комитета Российской Федерации" // URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1257594/.

С нашими рассуждениями можно было бы еще спорить, если бы рассматриваемый вопрос не был нормативно разрешен в упомянутом выше Положении об общественном помощнике следователя <3>. В п. 7 этого подзаконного нормативного акта установлен прямой запрет на привлечение общественного помощника следователя "к участию в уголовном процессе в качестве иного участника уголовного судопроизводства (эксперта, специалиста, переводчика, понятого и др.) по уголовным делам (проверкам сообщений о преступлении), находящимся в производстве следственного органа, в котором он осуществляет свою деятельность". Установление этого запрета для следователей Следственного комитета является одной из дополнительных гарантий объективности и законности предварительного расследования, а потому оно должно распространяться на следователей всех иных органов расследования.

<3> Там же.

Жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации, послужившая поводом для написания этих строк, уже не первая, в которой ставится вопрос о допустимости привлечения в качестве понятых тех или иных категорий лиц. В одном из предыдущих обращений заявитель оспорил конституционность ч. 2 ст. 60 УПК РФ, поскольку в его деле было признано законным привлечение в качестве понятых студентов юридического факультета, проходящих стажировку в правоохранительном органе. В решении Конституционного Суда об отказе в принятии к рассмотрению данной жалобы было указано на то, что ч. 2 ст. 60 УПК РФ действует в системной взаимосвязи с ч. 1 данной статьи и потому не предполагает возможность привлечения в качестве понятых иных лиц, так или иначе заинтересованных в исходе уголовного дела. Иное противоречило бы принципам уголовного судопроизводства, ставя под сомнение объективность и беспристрастность привлекаемых к удостоверению факта производства, хода и содержания следственного действия, а значит, и достоверность данных, полученных в результате его проведения <4>. Из этого решения Конституционного Суда с учетом обстоятельств дела заявителя следует, что отсутствие в ст. 60 УПК РФ формального запрета на привлечение в качестве понятых студентов юридических вузов, проходящих стажировку в правоохранительном органе, не может служить основанием для признания законности таких действий следователя. Приоритетное значение для решения затронутой проблемы правильного подбора понятых при производстве следственных действий будет иметь вопрос о наличии либо отсутствии любой заинтересованности "в исходе уголовного дела". Поэтому, привлекая в качестве понятых студентов, проходящих практику не в следственном, а в ином подразделении правоохранительного органа (например, в оперативно-розыскном, кадровом, техническом и т.д.), следователь (дознаватель) должен быть готов обосновать отсутствие какой-либо заинтересованности данного лица "в исходе уголовного дела".

<4> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 г. N 502-О-О // СПС "КонсультантПлюс".

Вышеизложенное позволяет ответить на поставленный в заглавии статьи вопрос и сделать однозначный вывод о незаконности и недопустимости привлечения в качестве понятых общественных помощников следователей.