Мудрый Юрист

Возбуждение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ

Коляда А.В., прокурор отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Возбуждение уголовного дела является начальной стадией уголовного судопроизводства, в рамках которой происходит реагирование на деяние, устанавливается наличие в действиях (бездействии) лица признаков конкретного преступления, в результате чего выносится постановление о возбуждении уголовного дела, подлежащее согласованию с прокурором.

Наряду с общими чертами процедура возбуждения уголовных дел по признакам преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ) <*>, имеет и значительные особенности, обусловленные прежде всего спецификой получения повода и установления оснований для возбуждения уголовного дела.

<*> Статья 174 УК РФ предусматривает ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем; ст. 174.1 - за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления.

Под поводом к возбуждению уголовного дела понимаются юридические факты, обусловливающие право и обязанность органов дознания, прокуратуры, предварительного расследования рассматривать ставшие известными им сведения о преступлении и принимать по ним в пределах своей компетенции решения о возбуждении уголовного дела. Данное определение, несомненно, заслуживает поддержки, однако следует заметить, что повод - это не только юридический факт (т.е. событие или явление), но и материальный носитель информации, в котором этот факт отражен документально.

К поводам согласно ч. 1 ст. 140 Уголовного процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ) относятся:

заявление о преступлении;

явка с повинной;

сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Теоретически каждый из этих поводов может содержать информацию о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, полученных преступным путем другими лицами (ст. 174 УК РФ) или приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ). Вместе с тем изучение практики показывает, что заявления граждан (как письменные, так и устные), в которых содержатся сведения о фактах легализации, практически отсутствуют. По нашему мнению, подобная ситуация обусловлена тем, что легализация сама по себе порождает специфические отношения, которые внешне выглядят как легальная предпринимательская или иная экономическая деятельность. Проблему обостряет и тот факт, что легализация, особенно ее начальные этапы, происходит в условиях конспирации, а к моменту выхода денежных средств или иного имущества "из тени" они воспринимаются окружающими как добытые вполне законным путем.

От заявлений о преступлениях следует отличать явку с повинной, поскольку в данном случае лицо сообщает о действиях, которые до этого были совершены им самим или с его участием. При наличии признаков преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, явка с повинной может иметь место в тех случаях, когда лицо, участвуя в легализации, вначале не осознавало преступного характера совершаемых им действий, а, будучи осведомленным об этом, решило сообщить о преступлении компетентным органам.

Для получения повода к возбуждению уголовного дела в подавляющем большинстве случаев необходимы те либо иные активные действия правоохранительных и иных государственных органов, направленные на обнаружение факта легализации.

Основным поводом для возбуждения уголовных дел по данной категории преступлений являются результаты оперативно-розыскной деятельности. Данные результаты являются итогом деятельности органов, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность в порядке, установленном Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (в последующих редакциях) "Об оперативно-розыскной деятельности" <*>. Для выявления фактов отмывания (легализации) денежных средств или иного имущества, добытого преступным путем, могут применяться любые оперативно-розыскные мероприятия из числа закрепленных в ст. 6 Закона. Перечислены в законе и основания для их проведения (ставшие известными сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (п. 1 ч. 2 ст. 7 Закона)). Эта информация может быть установлена и при проведении оперативно-розыскной деятельности профилактического характера в целях обеспечения экономической безопасности Российской Федерации.

<*> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

Вместе с тем не вполне ясно, каким образом результаты оперативно-розыскной деятельности будут оформляться, поскольку Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд <*> рассчитана на те случаи, когда результаты вводятся в уже начавшееся производство по уголовному делу. К сожалению, ответа не дает и ст. 11 Закона, поскольку в ней содержится лишь указание о том, что "результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела".

<*> Утверждена совместным Приказом от 13 мая 1998 г. Федеральной службы налоговой полиции РФ N 175, Федеральной службы безопасности РФ N 226, Министерства внутренних дел РФ N 336, Федеральной службы охраны РФ N 201, Федеральной пограничной службы РФ N 286, Государственного таможенного комитета РФ N 410, Службы внешней разведки РФ N 56, согласована с Генеральным прокурором РФ 25 декабря 1997 г.

Изучение уголовных дел показало, что результаты оперативно-розыскной деятельности обычно (в 68,7% случаев) оформляются в виде рапорта, который содержит лишь утверждение о том, что имела место легализация (отмывание). В 12,4% случаев данное утверждение подтверждается весьма абстрактным указанием на то, что сведения были получены в результате оперативно-розыскных мероприятий. И лишь в оставшихся 18,9% случаев в рапорте содержатся конкретные факты, подтверждающие наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 174 или 174.1 УК РФ.

С другой стороны, сотрудники оперативных подразделений весьма обоснованно опасаются разглашения оперативной информации, которая после помещения рапорта в уголовное дело может получить огласку. В связи с этим, на наш взгляд, необходимо предоставлять следователю возможность знакомиться с материалами, полученными оперативным путем, еще до возбуждения уголовного дела, с тем чтобы предусмотреть возможность их наиболее эффективного использования после принятия соответствующего решения.

Однако следователь должен иметь в виду, что результаты оперативно-розыскной деятельности содержат лишь ориентирующую следователя информацию, поэтому, принимая решение о возбуждении уголовного дела, он должен иметь в своем распоряжении не только рапорт сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, но и достаточные сведения, полученные из иных (процессуальных) источников.

Само по себе наличие таких результатов еще не предоставляет следователю возможность возбуждать уголовные дела, поскольку для этого требуется, чтобы на момент разрешения этого вопроса были установлены две группы обстоятельств:

обстоятельства, свидетельствующие о том, что деньги или иное имущество были приобретены другими лицами преступным путем или самим лицом в результате совершения им преступления;

обстоятельства, подтверждающие наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 174 или 174.1 УК РФ.

Факт, что денежные средства или иное имущество были приобретены преступным путем, устанавливается в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства. Как следует из содержания ст. 14 УПК РФ, состав преступления может считаться доказанным лишь после того, как обвинительный приговор по уголовному делу в отношении конкретного лица вступил в законную силу. Поэтому делая вывод о виновности конкретного лица в совершении преступления и формулируя его в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, следователь должен быть уверен в виновности лица. Однако такое убеждение не означает, что лицо было признано виновным от имени государства, поскольку это может сделать лишь суд.

С другой стороны, если в ходе предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях корыстной или корыстно-насильственной направленности будет установлено, что была произведена легализация (отмывание), чрезмерная задержка в разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела может привести к тому, что доказательства преступного происхождения денежных средств или иного имущества будут безвозвратно утеряны.

Поэтому следователь при производстве по уголовному делу должен самостоятельно или по согласованию с прокурором определять момент, когда установленная совокупность доказательств позволяет обосновать вывод о наличии в деянии признаков преступления, предусмотренного ст. 174 или 174.1 УК РФ.

Обоснованность подобного решения кроме прочих факторов зависит от того, признаки какого преступления были обнаружены следователем в ходе предварительного расследования по уголовному делу, предусмотренного ст. 174 или 174.1 УК РФ.

В первом случае непосредственная связь между первым преступлением (или несколькими преступлениями), в результате чего было получено имущество, являющееся объектом последующей легализации, и иными действиями, составляющими саму легализацию, отсутствует. Более того, лица, которые осуществляют легализацию, как правило, максимально удалены от лиц, совершивших первоначальное преступление. Поэтому подтверждением легализации до возбуждения уголовного дела могут быть лишь самые общие сведения о том, что денежные средства или иное имущество были введены в легальный оборот. В данном случае до возбуждения уголовного дела необходимо провести целый комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявление всей цепочки легализации. Поэтому следователь в рамках УПК РФ вправе, не начиная деятельности по возбуждению уголовного дела, сообщить органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, о своей версии относительно возможной легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем лицом, в отношении которого он в данный момент осуществляет производство по уголовному делу. Такое сообщение он может оформить как поручение органу дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). В поручении следователю целесообразно упомянуть об имеющихся у него доказательствах, подтверждающих факт легализации, и о том, по каким направлениям проверки следует произвести оперативно-розыскные мероприятия.

Во втором же случае следователь уже на момент постановки вопроса о возбуждении уголовного дела имеет доказательства того, что преступление было совершено конкретным лицом. Поэтому предполагается, что в ходе дальнейшего предварительного расследования будут установлены обстоятельства, подтверждающие виновность этого конкретного лица в легализации (отмывании) денежных средств, полученных самим этим лицом.

При этом доказательства, полученные следователем при производстве по первоначальному уголовному делу, могут с достаточной определенностью подтверждать и факт совершения легализации тем же лицом. Поэтому при наличии исходной информации, достаточной для возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, такое уголовное дело должно возбуждаться не по факту совершенного деяния, а в отношении конкретного лица, которое в результате возбуждения в отношении его уголовного дела приобретает процессуальный статус подозреваемого.