Мудрый Юрист

Развитие и защита права граждан на пенсионное обеспечение, некоторые особенности рассмотрения и разрешения данной категории дел

Майер В.Е., судья Куйбышевского районного суда г. Омска.

Угренев А.Ю., помощник судьи, соискатель отдела гражданского, арбитражного и административного процесса Российской академии правосудия.

Частью 2 статьи 7 Конституции РФ установлена гарантия государственной поддержки инвалидов и пожилых граждан. В целях обеспечения и защиты их прав, свобод и законных интересов закреплена необходимость развития системы социальных служб, установления государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты.

Недопустимо нарушение таких, предусмотренных, в частности, ст. 7 Конституции РФ, объектов защиты, как достойная жизнь человека и гражданина и его свободное развитие, являющихся в соответствии со ст. 16 Конституции РФ одним из положений основ конституционного строя Российской Федерации, и которые, в свою очередь, раскрываются в ч. 2 ст. 7 главы 1 и главе 2 Конституции РФ на более конкретные социальные объекты конституционной защиты и согласно ст. 64 Конституции РФ в совокупности образуют основы правового статуса личности <*>.

<*> Угренев А.Ю. Индексация как способ защиты прав и законных интересов // Арбитражный и гражданский процесс. М., 2004. N 12. С. 25.

При наличии такого элемента, как правомочие на действия и защиту специально учрежденной государством системы социальных служб (в данном случае - органов, осуществляющих пенсионное обеспечение), структура вышеуказанных объектов конституционной защиты в силу их гарантированности путем создания системы социальных служб не укладывается в схему представления о субъективном праве и представляет собой нечто большее, чем субъективное статутное право и законный интерес <*>.

<*> Угренев А.Ю. Там же.

Государственная защита указанных лиц осуществляется не только на уровнях правотворчества и исполнения, но и в процессе правоприменения, в результате рассмотрения и разрешения судом дел, связанных с пенсионным обеспечением.

Анализ и обобщение практики рассмотрения дел, связанных с реализацией права граждан на пенсионное обеспечение за период с 1 января по 30 сентября 2004 г., поступивших и рассмотренных Куйбышевским районным судом г. Омска, позволили определить некоторые особенности рассмотрения и разрешения данной категории дел, а также сделать следующие общие выводы и предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения <*>.

<*> Обобщение практики опубликовано не было.

По таким делам суд применяет положения источников права, регулирующих пенсионное обеспечение. Ближайшими источниками являются Федеральный закон от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и Федеральный закон от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ", в соответствии с которыми разрешается основная масса дел.

Основные причины отказа в назначении пенсии и пути их решения следующие.

Одной из причин отказа в назначении льготной пенсии в досудебном порядке являлась полная или частичная неуплата страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

В подобных случаях суд удовлетворял исковые требования граждан, принимая во внимание, что регулирование пенсионного страхования как вида социального страхования закреплено Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". В соответствии с данным Законом перечисление страховых взносов является обязанностью работодателя (страхователя), а не работника (застрахованного лица) (за исключением случаев совпадения работодателя и работника в одном лице) <*>, обратившегося за назначением пенсии, в которой ему не могло быть отказано.

<*> Так, в статье 1 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" (с изменениями от 25 октября 2001 г., 31 декабря 2002 г.) указаны физические лица, самостоятельно уплачивающие страховые взносы в Пенсионный фонд РФ на обязательное пенсионное страхование, которые одновременно являются страхователями и застрахованными лицами. К ним относятся: индивидуальные предприниматели, адвокаты, частные детективы, занимающиеся частной практикой нотариусы и иные категории граждан.

Наибольшее количество исков предъявлено в суд из-за отказа в назначении льготной пенсии за выслугу лет в связи с педагогической и лечебной деятельностью, а также из-за отказа в назначении льготной пенсии в связи с выполнением работы во вредных и тяжелых условиях труда вследствие того, что наименования должностей и организаций (учреждений) и их структурных подразделений, в которых они осуществляли трудовую деятельность, не поименованы Списками, несмотря на установление тождества по ряду наименований организаций (учреждений) и их структурных подразделений и должностей, а также неподтверждение факта осуществления истцами работы во вредных и тяжелых условиях труда, занятость их на таких работах в течение полного рабочего дня, а по делам об отказе в назначении льготной пенсии за выслугу лет в связи с педагогической и лечебной деятельностью - неподтверждение факта выполнения истцами нормы педагогической и лечебной нагрузки в соответствии с Правилами исчисления специального стажа, неподтверждение занятости в течение полного рабочего дня и работа на надлежащем техническом оборудовании.

При этом в практике суда имелся лишь единственный случай отказа истцу в удовлетворении иска, т.к. представитель ответчика доказал несоответствие представленного истцом документа фактическим обстоятельствам дела.

Здесь в большинстве случаев суд применял п. 3 ст. 13 и п. 3 ст. 18 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (содержание которых будет приведено ниже) и удовлетворял иски.

При этом в целях своевременности и правильности рассмотрения, защиты прав, свобод и законных интересов граждан в реализации права на пенсионное обеспечение суд проявлял активность, содействовал в собирании доказательств, т.е. фактически исполнял обязанности участвующих в деле лиц, в т.ч. соответствующих работодателей и их правопреемников по представлению необходимых доказательств по делу.

В практике суда такими письменными доказательствами в зависимости от обстоятельств конкретного дела чаще всего являлись документы личного дела работника и другие документы, подтверждающие данные индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, а именно уточняющие справки, копии приказов о приеме на работу (о назначении на должность) и переводах, копии дипломов об окончании учебных заведений, копии свидетельств о браке и о рождении детей, штатных расписаний, должностных инструкций, копии ведомостей на получение заработной платы, табелей учета рабочего времени и т.п.

Также суд истребовал документы о техническом и технологическом процессе предприятий, цехов в определенные периоды времени: технические паспорта оборудования, технологические характеристики цехов и других производственных помещений, позволяющие определить трудовую функцию работника, норму работы в определенной должности, назначение и характер деятельности места работы граждан.

Из указанных документов в большинстве случаев следовало подтверждение утверждений истца о наличии интересующих его обстоятельств и права на назначение льготной пенсии.

При этом истребование судом доказательств для подтверждения вышеуказанных обстоятельств и срок рассмотрения дел были обусловлены длительным неполучением ответов на запросы суда о представлении копий вышеуказанных документов организациями бывших союзных республик бывшего СССР <*>.

<*> Из 5 рассмотренных дел из официальных структур государств - стран СНГ, республик бывшего СССР не поступило ни одного ответа. Направление судебных запросов в иностранные государства через Министерство юстиции РФ не осуществлялось ввиду нецелесообразности, т.к. исполнение данной процедуры предполагает задержку в рассмотрении дела по меньшей мере на 7 - 10 месяцев, что привело бы к нарушению сроков рассмотрения дела и, следовательно, к нарушению права истцов на своевременное получение пенсии. В данных случаях суд разъяснял гражданам целесообразность получения необходимых доказательств самостоятельно, своими средствами, чем и достигалось более быстрое, эффективное рассмотрение дел.

Также одним из поводов вынесения решений управлениями Пенсионного фонда РФ об отказе гражданам в назначении пенсии является то обстоятельство, что Министерства РФ и Пенсионный фонд РФ не наделены полномочиями по установлению тождественности наименований должностей, организаций и их структурных подразделений, которые не предусматривались нормативными правовыми актами, в частности, Правительства РФ, Совета (Кабинета) Министров СССР и РСФСР.

С другой стороны, работодатели нередко произвольно или ошибочно изменяют наименования должностей, организаций и их структурных подразделений.

Например, вместо "медицинская сестра по массажу" - "массажистка"; вместо "офтальмологическое отделение" - "глазное отделение", "школа искусств" вместо "МОУ ДОД школа искусств", "школа-лицей" вместо "школа" либо "лицей", "детский комбинат" вместо "детский сад" или "ясли-сад" и т.п. В двух случаях поводом к отказу в назначении пенсии во внесудебном порядке явилось то обстоятельство, что истец осуществлял педагогическую (воспитательную) деятельность в колхозе, который не является государственным или муниципальным учреждением для детей. Также имелись случаи несоответствия наименования должности "медсестра-анестезистка", предусмотренного Списком, наименованию структурного подразделения медицинского учреждения, которое также, как установил суд, соответствовало требованиям, предъявляемым Списком к данному виду медицинского учреждения для назначении льготной пенсии.

В подобных случаях судом для выполнения задач гражданского судопроизводства, предусмотренных ст. 2 ГПК РФ, использовалась "своеобразная правовая фикция, фактическое использование прецедента (а равно и прецедентных правил), камуфлируемого повторяемым судебным толкованием применяемых при разрешении спора норм права или ссылкой на доказательственный факт, установленный другим решением суда, не имеющим преюдициального значения для рассматриваемого судом дела" <*>.

<*> Иваненко Ю.Г. Использование прецедента при принятии судебных решений // Международные юридические чтения. 15 апреля 2004 г. Материалы научно-практической конференции. Омск: ОЮИ, 2004. С. 168.

Из этих двух видов использования прецедента лучшим средством обеспечения эффективности правосудия по делам данной категории является использование доказательственного факта, которое имело место при рассмотрении следующего дела.

Решением суда от 14 мая 2004 г. удовлетворен иск Р. об обязании произвести перерасчет пенсии в связи с тяжелыми условиями труда. При разрешении дела суд в т.ч. руководствовался п. 2 ст. 61 ГПК РФ, в соответствии с которым обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Представленной копией решения Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.11.2000 по иску У. к Управлению социальной защиты населения Омской области об обязании назначить пенсию, вступившего в законную силу 21.11.2000, установлено, что лаборатория Омского биокомбината выполняет функции производственной лаборатории. Других лабораторий на территории предприятия не имеется. Данный факт, установленный вышеуказанным судебным постановлением, не является обязательным для суда, т.к. одна из сторон, в частности истец, не участвовала в данном деле. Ответчик - Управление Пенсионного фонда РФ - является правопреемником Управления социальной защиты населения Омской области по вопросам пенсионного обеспечения. Вместе с тем из материалов дела следует, что решение Куйбышевского районного суда г. Омска от 10.11.2000 вступило в законную силу, и факты, им установленные, никем не оспариваются. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что истец в судебном заседании доказал, что он работал на биопредприятии в качестве препаратора и лаборанта производства биосинтетических лечебных средств в биохимической производственной лаборатории <*>.

<*> Архив Куйбышевского районного суда г. Омска. Дело N 2-723/04.

Данный случай показывает, что в целях приведения словесного смысла нижеуказанной нормы с действительным смыслом и достижения процессуальной экономии рассмотрения гражданских дел необходимо уточнить редакцию ст. 61 ГПК РФ путем внесения в п. 2 и п. 3 указанной нормы дополнений в конце предложений данных пунктов: "...либо лицом или его правопредшественником, участвовавшем в ранее рассмотренном деле".

В результате анализа и обобщения практики судебный контроль за правильным исполнением законодательства учреждениями Пенсионного фонда РФ и защитой прав граждан на пенсионное обеспечение показал, что:

  1. в большинстве случаев возникновение дел, рассмотренных судом, было обусловлено переложением ответчиками ГУ УПФ РФ и работодателями бремени доказывания обстоятельств, связанных с назначением льготной пенсии, на граждан.

Данная практика связана в первую очередь с неясной (неполной) интерпретацией ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", обязывающей граждан предоставлять для назначения пенсии все необходимые документы и связывающей возникновение права на назначение пенсии с днем приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, заявления гражданина о назначении пенсии и вышеуказанных документов <*>.

<*> Содержание п. п. 1 - 3 ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" следующее (ст. 19 "Сроки назначения трудовой пенсии"): "1. Трудовая пенсия (часть трудовой пенсии) назначается со дня обращения за указанной пенсией (за указанной частью трудовой пенсии), за исключением случаев, предусмотренных п. 4 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию (указанную часть трудовой пенсии). 2. Днем обращения за трудовой пенсией (частью трудовой пенсии) считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами. Если указанное заявление пересылается по почте и при этом к нему прилагаются все необходимые документы, то днем обращения за трудовой пенсией (частью трудовой пенсии) считается дата, указанная на почтовом штемпеле организации федеральной почтовой связи по месту отправления данного заявления. 3. В случае если в данных индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования отсутствуют необходимые для назначения трудовой пенсии сведения и (или) к заявлению приложены не все необходимые документы, орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, дает лицу, обратившемуся за трудовой пенсией, разъяснение, какие документы он должен представить дополнительно. Если такие документы будут представлены не позднее чем через три месяца со дня получения соответствующего разъяснения, днем обращения за трудовой пенсией (частью трудовой пенсии) считается день приема заявления о назначении трудовой пенсии (части трудовой пенсии) или дата, указанная на почтовом штемпеле организации федеральной почтовой связи по месту отправления данного заявления".

В ст. 2 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" ("Основные понятия, применяемые в настоящем Федеральном законе") не раскрывается содержание словосочетания "все необходимые документы", предоставляемые гражданами одновременно с заявлением о назначении пенсии в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение.

Данное обстоятельство, а также неполнота ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" служит поводом предложения гражданам для назначения пенсии представить все документы, подтверждающие данные индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, что влечет неоднократные отказы гражданам в приеме документов;

  1. неиспользование полномочий Управлениями пенсионного фонда РФ по установлению фактов во внесудебном порядке являлось причиной фактического переложения обязанности установления этих обстоятельств на суд.

При этом в ходе судебного разбирательства зачастую оказывалось, что для подтверждения обстоятельств, необходимых для назначения льготной пенсии, существует возможность получения гражданином в ином внесудебном порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или возможность восстановления утраченных документов, в т.ч. посредством обращения за содействием в Управление Пенсионного фонда РФ и реализации последним полномочий, предоставленных ему законодательством.

Однако во всех таких случаях в силу социальной значимости конституционного права граждан на пенсионное обеспечение и принимая во внимание цели и задачи гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ) суд принимал к рассмотрению исковые заявления, проявлял активность: оказывал содействие в истребовании необходимых доказательств, рассматривал и выносил решения по данным делам.

В частности, управления Пенсионного фонда РФ не всегда исполняли полномочие, а работодатели, архивные учреждения и фонды и т.п., - корреспондирующую ему обязанность, предусмотренную требованием п. 3 ст. 18 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", согласно которому орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, вправе требовать от физических и юридических лиц предоставления документов, необходимых для назначения, перерасчета размера и выплаты трудовой пенсии, а также проверять в соответствующих случаях обоснованность выдачи указанных документов.

Об этом свидетельствует то обстоятельство, что вопрос об установлении необходимых документов для назначения пенсии и их истребовании практически по каждому делу являлся предметом деятельности суда.

Управления Пенсионного фонда РФ при проведении документальной проверки ограничивались лишь составлением актов, в которых констатировали факт неподтверждения права граждан на назначение льготной пенсии, в том числе и по причинам, не зависящим от граждан.

Также учреждением Пенсионного фонда РФ не соблюдалось положение, предусмотренное п. 3 ст. 13 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", в соответствии с которым при подсчете страхового стажа периоды работы на территории Российской Федерации, предусмотренные ст. 10 настоящего Федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" могут устанавливаться на основании показаний двух или более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника.

Из указанной нормы в сочетании с содержанием ст. ст. 62, 66 ТК РФ, ст. ст. 39, 241 - 243.1 КЗоТ РФ следует, что трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника. Утратить по своей вине (равно как и представить одновременно с заявлением о назначении пенсии) работник может только трудовую книжку, а также документы, выдаваемые органами ЗАГС, образовательными учреждениями и т.п., которые выдаются ему на руки. Работник не имеет доступа к изготовлению и хранению документов личного дела (и иных, кроме вышеуказанных документов, подтверждающих данные индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования) и, следовательно, не может их утратить, и не может идти речь о виновности работника.

Возникновение и длительное рассмотрение большинства дел данной категории были связаны с вызовом в суд и допросом свидетелей, и это при том, что, пожалуй, впервые в истории законодатель пунктом 4 статьи 13 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" для подсчета и подтверждения страхового стажа наделил учреждения Пенсионного фонда РФ (неюрисдикционные органы) процессуальными полномочиями по допросу свидетелей, осуществляемому в порядке, установленном Правительством РФ.

Допросы свидетелей практически во всех случаях могли быть произведены во внесудебном порядке ответчиком - органом, осуществляющим пенсионное обеспечение.

Отсутствие в настоящее время постановления Правительства РФ, которым должен быть установлен порядок допроса свидетелей, может затруднить исполнение обязанностей, но не является основанием для неисполнения требований федерального закона.

Протоколы допроса свидетелей в досудебном порядке в пенсионных делах, исследуемых в судебных заседаниях, не фигурировали;

  1. в соответствии с п. 3 ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в случае, если в данных индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования отсутствуют необходимые для назначения трудовой пенсии сведения и (или) к заявлению приложены не все необходимые документы, орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, дает лицу, обратившемуся за трудовой пенсией, разъяснение, какие документы он должен представить дополнительно. Если такие документы будут представлены не позднее чем через три месяца со дня получения соответствующего разъяснения, днем обращения за трудовой пенсией (частью трудовой пенсии) считается день приема заявления о назначении трудовой пенсии (части трудовой пенсии) или дата, указанная на почтовом штемпеле организации федеральной почтовой связи по месту отправления данного заявления.

Представляется, что законодатель установил данный срок с целью оперативности решения вопросов, связанных с назначением пенсии, не только гражданами, обратившимися за ее назначением, но и Управлениями пенсионного фонда РФ, а также соответствующими работодателями, архивными учреждениями и фондами и другими лицами, у которых имеются доказательства, подтверждающие необходимые для назначения пенсии обстоятельства.

Поэтому в случае установления судом факта пропуска гражданином трехмесячного срока для представления дополнительных документов не по его вине, что имело место в большинстве случаев, и при отсутствии других препятствий для назначения пенсии, предусмотренных ст. 19 Федеральным законом от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и ст. 23 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ", с учетом требования гражданина пенсия должна быть назначена с даты обращения последнего в Управление Пенсионного фонда РФ с заявлением о назначении пенсии.

В подобных случаях суд принимал во внимание то обстоятельство, что при наличии обязанности установления обстоятельств, предусмотренных п. 3 ст. 13, п. 3 ст. 18 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", а также соблюдение обязанности, предусмотренной п. 3 ст. 19 данного Закона, представитель Управления Пенсионного фонда РФ в судебном заседании в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представил доказательства, опровергающие доводы гражданина-истца и находящиеся в деле документы, в связи с чем суд приходил к выводу о необходимости включения спорных периодов работы и иных периодов в специальный стаж.

Однако, как показано выше, возможность предоставления всех необходимых документов для назначения пенсии не зависит исключительно от пенсионера, в связи с чем представляется, что действительный смысл п. 3 ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" является шире и обязывает органы, осуществляющие пенсионное обеспечение, предоставлять гражданам письменное разъяснение, в котором указывать на возможность защиты права последнего во внесудебном порядке управлениями Пенсионного фонда РФ по истечении 3-х месячного срока установления обстоятельств, связанных с назначением пенсии, и устранения препятствий путем исполнения последними полномочий-обязанностей, предусмотренных п. 3 ст. 13 и п. 3 ст. 18 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", которыми, в частности, могут быть: опрос гражданина-пенсионера; допрос свидетелей; истребование необходимых письменных доказательств, необходимых для назначения пенсии;

  1. в соответствии с п. 1 ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" со дня обращения заявителя в пенсионные органы в большинстве случаев возникает право на назначение пенсии, и при этом кажется странным отсутствие в решении комиссии (в протоколе об отказе в назначении пенсии) в качестве обязательного реквизита указания даты обращения гражданина с заявлением о назначении пенсии;

И хотя это юридически значимое обстоятельство в большинстве случаев не оспаривается сторонами, суд при рассмотрении каждого дела затрачивает время на выяснение этого факта в судебном заседании и на его обоснование при изготовлении судебного решения, что не способствует осуществлению эффективной защиты прав участников судебного процесса;

  1. случаев обращения граждан в суд с заявлениями о непредоставлении им разъяснения о том, какие документы гражданин должен представить дополнительно, не поступало, а в материалах рассмотренных дел такое доказательство, как разъяснение, не встречалось, что свидетельствует о правовой неграмотности населения.

Что касается граждан, то для них правовая неграмотность является следствием социальных и иных факторов и в определенной мере может быть признана оправданной хотя бы в силу достижения гражданином возраста, в соответствии с которым гражданин официально признается нетрудоспособным, либо более раннего возраста, с достижением которого Закон связывает наличие права на назначение пенсии.

В отношении же должностных лиц органов, осуществляющих пенсионное обеспечение, речь может идти о правовом нигилизме.

Возникновение в суде большого количества дел данной категории свидетельствует о том, что управления Пенсионного фонда РФ не предоставляют гражданам в полном объеме разъяснения о том, какие имеются препятствия для назначения пенсии и какие документы необходимо представить, а ограничиваются лишь разъяснением права обжалования в вышестоящий орган или в суд принятого ими решения об отказе в назначении пенсии <*> и фактически понуждают граждан обращаться в суд за защитой права на пенсионное обеспечение.

<*> В этой связи заслуживает внимания содержание письма Пенсионного фонда РФ от 23.07.2003 "Об уточнении актов сверки расчетов плательщиков страховых взносов, составленных по состоянию на 01.01.2001", которым территориальным органам ПФР предписано осуществление перерасчета излишне уплаченных сумм страховых взносов, в т.ч. и нотариусами, занимающимися частной практикой, с учетом завышения действующих за период с 1997 г. по 2000 г. тарифов страховых взносов над ставками единого социального налога, установленными п. 3 ст. 241 НК РФ не на основании заявлений плательщиков, а исключительно на основании решений судов. Вместе с тем из данного письма следует, что соответствующие территориальные органы Пенсионного фонда РФ составляют новые акты сверки расчетов по страховым взносам по состоянию на 01.01.2001 и передают налоговым органам с копиями указанных решений судов. Содержание вышеуказанного письма не только ограничивает право налогоплательщиков на перерасчет излишне уплаченных сумм страховых взносов во внесудебном порядке путем подачи последними заявлений в территориальные органы Пенсионного фонда РФ, но, кроме того, ограничивает право на защиту в административном порядке, т.е. в вышестоящий пенсионный орган, и по сути понуждает граждан обращаться за защитой права в суд. Архив Куйбышевского районного суда г. Омска, дело N 2-553/04.

Принимая во внимание то обстоятельство, что для непосредственного осуществления прав граждан на пенсионное обеспечение в соответствии с ч. 2 ст. 7, ст. 39 Конституции РФ создана система специальных служб - учреждений Пенсионного фонда РФ, а суд по делам данной категории осуществляет судебный контроль за деятельностью последних, за исполнением ими обязанностей и использованием полномочий, в целях реализации прав граждан на пенсионное обеспечение предлагается внести следующие предложения по совершенствованию пенсионного законодательства и практики рассмотрения данной категории дел.

  1. В пункте 3 статьи 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" после слова "разъяснение" целесообразно дополнить словосочетанием "в письменной форме", при этом указать, что в случае утери документов не по вине заявителя существует возможность доказывания своих пенсионных прав путем предоставления свидетелей.
  2. Целесообразно внести дополнение в п. 5 ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и ст. 23 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" и закрепить в качестве обязательного реквизита в документе об извещении гражданина об отказе в назначении пенсии дату его обращения в учреждение Пенсионного фонда РФ с заявлением о назначении пенсии.

Данные изменения и дополнения Законов не потребуют значительных финансовых затрат и сделают эффективной защиту прав граждан на пенсионное обеспечение как во внесудебном порядке, так и в судебном порядке, поскольку такое письменное разъяснение будет являться доказательством по делам данной категории и сделает судебный процесс экономичным.

  1. На каждый территориальный орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, должна быть возложена обязанность установления тождества наименований организаций, их структурных подразделений, работ, должностей и иных показателей, подтверждающих наличие специального страхового стажа и совокупность которых дает право гражданину на назначение льготой пенсии.

При этом важное значение имеет информированность суда об установлении вышеуказанных фактов по ранее рассмотренным делам.

  1. В целях приведения словесного смысла нижеуказанной нормы с ее действительным смыслом и достижения процессуальной экономии рассмотрения гражданских дел необходимо уточнить редакцию ст. 61 ГПК РФ путем внесения в п. 2 и п. 3 указанной нормы дополнений в конце предложений данных пунктов: "...либо лицом или его правопредшественником, участвовавшем в ранее рассмотренном деле".

В этой связи при рассмотрении данной категории дел необходимо выяснять у участвующих в деле лиц факты возможных обращений в суды, цель этих обращений и предлагать гражданам представить копии вступивших в законную силу судебных решений.