Мудрый Юрист

Проблемы квалификации похищения человека и незаконного лишения свободы *

<*> Avdeev V.A., Avdeeva E.V. Problems of qualification of kidnapping and illegal deprivation of freedom.

Авдеев Вадим Авдеевич, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии судебно-следственного факультета Байкальского государственного университета экономики и права, доктор юридических наук, профессор.

Авдеева Екатерина Вадимовна, ассистент кафедры уголовного права и криминологии судебно-следственного факультета Байкальского государственного университета экономики и права.

В статье исследуются актуальные вопросы квалификации отдельных видов преступлений против свободы личности. Пристальное внимание уделяется критериям юридической оценки деяний, регламентированных ст. ст. 126 - 127 УК РФ, в контексте реализации уголовного закона и совершенствования правоприменительной деятельности.

Ключевые слова: преступления против свободы личности, уголовно-правовая политика, квалификация преступлений против свободы личности, похищение человека, незаконное лишение свободы.

The article explores current issues of qualification of certain types of crimes against personal freedom. Close attention is paid to the legal criteria for assessment of conduct regulated by art. 126 - 127 of the Criminal Code, in the context of the criminal law and improve enforcement.

Key words: crimes against personal freedom, the criminal policy, the crimes against personal freedom, kidnapping, false imprisonment.

В современных условиях обновления российской государственности одним из приоритетных направлений в контексте глобализации права является создание эффективного механизма по обеспечению реальных прав и свобод, в том числе безопасности личности. Созданная в результате реформирования правовой системы России законодательная формула предусматривает детальную уголовно-правовую регламентацию преступлений против свободы личности. Вместе с тем в процессе реализации указанных уголовно-правовых норм на правоприменительном уровне наметился ряд актуальных вопросов, детерминированных криминологией уголовного закона, обусловившей проблемы, возникающие в процессе квалификации противоправных деяний, предусмотренных гл. 17 УК РФ <1>.

<1> Авдеева Е.В. Механизм уголовно-правовой защиты свободы личности в Российской Федерации // Закон и право. 2012. N 12. С. 79.

Указанные проблемы отразились на уровне латентности преступлений против свободы личности. Так, например, почти в 3 раза произошло снижение числа зарегистрированных преступлений, связанных с похищением человека: 1535 (2002 г.), 1367 (2003 г.), 1108 (2004 г.), 1135 (2005 г.), 633 (2009 г.), 519 (2010 г.), 520 (2011 г.), 512 (2012 г.). Одной из причин наметившейся тенденции следует признать спорные вопросы, связанные с установлением признаков состава преступления и основаниями отграничения данного деяния от иных преступлений, в том числе против свободы личности <2>.

<2> Авдеев В.А. Национальная уголовно-правовая политика в сфере противодействия преступности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2012. N 4. С. 22.

Одним из основных критериев правильной квалификации преступлений является правовая оценка объекта противоправного деяния. Квалификация преступления по ст. 126 УК РФ становится возможной лишь при условии осуществления посягательства на социально значимые интересы и отношения в сфере охраны личной свободы. Необходимо подчеркнуть, что квалификация деяния по ст. 126 УК РФ исключает проявление лицом собственного волеизъявления при выборе места пребывания, маршрута передвижения, характера и содержания выполняемых действий.

Что касается особенностей объективной стороны преступления, регламентированного ст. 126 УК РФ, то похищение человека предполагает противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного места нахождения в другое место и последующим удержанием в неволе. Объективную сторону данного преступления образуют захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте. Подтверждением служат материалы судебной практики. Учитывая отсутствие направленности умысла виновных на удержание потерпевших в другом месте, Президиум Верховного Суда РФ отменил судебные решения в части осуждения виновных по ч. 3 ст. 126 УК РФ и дело в данной части прекратил за отсутствием состава преступления <3>.

<3> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 1. С. 10 - 11.

Принципиальное значение для квалификации похищения человека имеет изъятие лица из среды пребывания и перемещение вопреки воле потерпевшего в другое место, сопровождаемое дальнейшим удержанием. Преступление признается оконченным с начала противоправного перемещения потерпевшего в пространстве вопреки его воле. Состав по конструкции является формальным, что подтверждается Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2005 г. N 64-005-13, согласно которому похищение человека считается оконченным с момента захвата лица и лишения его возможности передвигаться <4>. Период незаконного удержания может варьироваться от нескольких часов до нескольких суток или месяцев. Похищение человека, как правило, сопровождается угрозами, насилием, предъявлением определенных требований. Между тем следует иметь в виду, что изъятие потерпевшего из места его пребывания и перемещение в другое место при отсутствии самостоятельной мотивации на похищение человека, но наличии предпосылки для совершения иного насильственного преступления исключают квалификацию по ст. 126 УК РФ <5>.

<4> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. N 11. С. 28 - 29.
<5> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 10. С. 23.

Юридическая оценка деяния по п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ становится возможной в тех случаях, когда два или более лица на стадии приготовления вступили в сговор и в качестве соисполнителей совершили похищение человека. При наличии организатора, подстрекателя или пособника содеянное предлагается квалифицировать со ссылкой на соответствующие части ст. 33 УК РФ <6>. Вместе с тем возникает закономерный вопрос относительно юридической оценки деяния при установлении множественности соучастников и отсутствии соисполнительской деятельности.

<6> Снахова М.Р. Уголовно-правовая охрана личной свободы: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 130.

Определяющее значение для квалификации похищения человека группой лиц по предварительному сговору имеет установление как минимум двух и более совместно действующих без предварительной договоренности субъектов, принимающих непосредственное участие в изъятии человека из среды пребывания и перемещении вопреки воле потерпевшего в другое место, сопровождаемом дальнейшим удержанием. Другими словами, выполнением объективной стороны преступления в полном объеме или частично занимаются несколько виновных. Реализация похищения человека наряду с исполнителем хотя бы одним соисполнителем подтверждает наличие соисполнительской деятельности и свидетельствует о возможности юридической оценки деяния, руководствуясь п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ. Похищение человека признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, когда два и более совместно действующих по предварительной договоренности соисполнителя принимают непосредственное участие в захвате и перемещении в другое место помимо воли потерпевшего. Соисполнительская деятельность становится неотъемлемым признаком похищения человека, совершенного в соучастии, квалифицируемого по данному пункту. Захват и перемещение помимо воли потерпевшего в другое место следует отличать от незаконного удержания жертвы вопреки ее воле в определенном месте, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Так, допущенная судом первой инстанции ошибка при установлении специфики объективной стороны преступления предопределила переквалификацию действий осужденного с п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ <7>.

<7> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. N 3. С. 21.

Одним из актуальных вопросов является квалификация похищения человека, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия (п. "в" ч. 2 ст. 126 УК РФ). Насилие в данном случае может быть физическим или психическим, однако представляющим опасность для жизни или здоровья потерпевшего. Особенность исследуемого состава преступления проявляется в том, что похищение человека сопровождается насильственными действиями виновного, совершение которых представляет реальную угрозу причинения смерти или вреда здоровью либо повлекло причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. При этом у потерпевшего были основания опасаться за жизнь или здоровье вследствие характера и содержания осуществляемых противоправных действий. В этой связи внимания заслуживают интенсивность посягательства, используемые орудия и средства его совершения, локализация нанесенных или предполагаемых ранений, характер и объем причиненного вреда. Такой подход позволяет исключить просчеты при установлении квалифицирующих признаков исследуемого состава преступления <8>.

<8> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 3. С. 22.

Квалификация преступления по п. "г" ч. 2 ст. 126 УК РФ становится возможной при условии установления альтернативно представленных законом признаков, когда похищение человека сопряжено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Учитывая бланкетную диспозицию нормы, возникает необходимость обращения к Федеральному закону "Об оружии" и иным нормативным правовым актам. Оружие представляет собой устройства и предметы отечественного и иностранного производства, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Преступления преимущественно совершаются при помощи огнестрельного, холодного, метательного или газового оружия. Используемыми в качестве оружия признаются такие предметы, применение которых представляет наличную и реальную угрозу для жизни или здоровья человека. Роль таковых могут выполнять лом, бейсбольная бита, палка, кирпич, арматура. Вследствие этого оружие или предметы, используемые в качестве оружия, применяются виновным для подавления вероятного сопротивления потерпевшего. Использование оружия или подобных ему предметов оказывает паралитическое воздействие на волю потерпевшего и иных способных помочь лиц, обеспечивая, по существу, беспрепятственное похищение человека. Применение оружия и других предметов констатируется при их демонстрации, производстве выстрела, нанесении ударов, совершении действий угрожающего характера. Оружие и иные предметы используются субъектом в момент похищения для преодоления возможного сопротивления со стороны потерпевшего или других лиц.

Юридическая оценка деяния по п. "ж" ч. 2 ст. 126 УК РФ поставлена в зависимость от установления нескольких случаев похищения человека либо одного эпизода, связанного с посягательством на личную свободу как минимум двух лиц. Отсутствие единого умысла на похищение двух и более лиц сохраняет возможность подобной квалификации совершенных в различное время противоправных деяний. Определенным тому подтверждением служит анализ сложившейся правоприменительной деятельности по отдельным категориям уголовных дел <9>.

<9> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2012. N 3. С. 15.

Похищение человека квалифицируется по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ при условии его осуществления организованной группой. Преступление признается совершенным организованной группой, если умысел на него реализован устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений <10>. При этом участник организованной группы несет уголовную ответственность как соисполнитель за преступление, совершенное организованной группой, в котором он участвовал или которое подготавливал <11>.

<10> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2011. N 1. С. 24.
<11> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2011. N 9. С. 8.

Похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, требует установления двойной формы вины (п. "в" ч. 3 ст. 126 УК РФ). Иные тяжкие последствия включают нанесение материального ущерба в крупном размере, психическое расстройство потерпевшего, его самоубийство и т.п. Указанное дополнение было отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" <12>. Осмысление специфики объективной стороны похищения человека позволяет исключить ошибки в процессе квалификации преступлений <13>.

<12> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 12. С. 6 - 7.
<13> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 10. С. 30.

Юридическая оценка незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) предполагает установление факта удержания потерпевшего помимо его воли в определенном месте, где он находился на момент осуществления посягательства. Подобное удержание исключает возможность лица беспрепятственно перемещаться в пространстве, избирать место своего пребывания. Преступление признается оконченным с начала незаконного удержания потерпевшего вопреки его воле. Период незаконного удержания, как правило, не оказывает влияния на юридическую оценку реализованного деяния. Исключение составляет лишь случай явной кратковременности незаконного лишения свободы, исключающей общественную опасность, а следовательно, и преступность указанного деяния.

Незаконное лишение свободы фиксируется при условии установления факта отсутствия надлежащего правового основания для удержания лица в определенном месте. Таковым может стать постановление (определение) или иное решение суда, влекущее временную изоляцию, например, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного от общества. Содержание в местах временной изоляции регламентируется законом и иными нормативными правовыми актами. Вместе с тем незаконное лишение свободы может быть осуществлено в местах постоянного или временного пребывания потерпевшего. Объективная сторона незаконного лишения свободы проявляется в отсутствии перемещения человека, вопреки его воле, из одного места в другое. Потерпевший, как правило, лишается свободы в том месте, где он находился на момент совершения преступления по собственной воле <14>.

<14> Нуркаева Т.Н. Уголовно-правовая охрана личных (гражданских) прав и свобод человека (вопросы теории и практики): Дис. ... д-ра юрид. наук. Казань, 2006. С. 279.

Лишение свободы означает незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве и общения с другими людьми, выбора им места нахождения <15>. Данное Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 16 июля 2003 г. N 370п03 предопределяет появление следующего закономерного вопроса, имеющего непосредственное отношение к исследуемому составу преступления. Дело в том, что лишение свободы может носить как законный, так и незаконный характер. Подтверждением является вступление в законную силу обвинительного приговора суда, связанного с назначением наказания в виде лишения свободы на определенный срок. Соответственно, исполнение такого приговора, вынесенного именем Российской Федерации, основывается на нормах национальной системы права, руководящим принципом действия которой является принцип законности. Вследствие этого акцентирование внимания на незаконности при раскрытии понятия лишения свободы представляется излишним.

<15> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 1.

Таким образом, незаконное лишение свободы предполагает захват и удержание живого человека в неволе без дополнительного его перемещения в пространстве. При этом потерпевший (потерпевшая) лишается возможности избавиться от возложенного обременения в силу сложившейся обстановки либо оказываемого воздействия. Избранная позиция исключает двусмысленное толкование незаконного лишения свободы, создает необходимые предпосылки для решения спорных вопросов квалификации преступлений против свободы личности. Подтверждением служат материалы судебной практики <16>.

<16> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2011. N 10. С. 26 - 27.

Анализ правоприменительной деятельности позволяет раскрыть особенности незаконного лишения свободы, имеющего самостоятельное уголовно-правовое значение. Квалификация совершенного преступления по ст. 127 УК РФ становится возможной только в том случае, если умыслом виновного охватывается незаконное лишение потерпевшего свободы. Однако преступление против свободы личности исключается, когда умысел лица был направлен не на лишение потерпевших свободы, а на применение насилия в ходе разбойного нападения и вымогательства для завладения имуществом <17>.

<17> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 7. С. 23.

Систематизация разрозненных постановлений Президиума Верховного Суда РФ и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, очевидно, может оказать неоценимое содействие в решении проблемы правильной квалификации исследуемых преступлений. Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против свободы личности" может служить ориентиром для совершенствования правоприменительной деятельности в указанной сфере.