Мудрый Юрист

Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Татьяна Владыкина, доцент Благовещенского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

Центральный этап судебного разбирательства, следующий за формированием коллегии присяжных заседателей и предшествующий судебным прениям, именуется судебным следствием. С теоретической точки зрения в нем, казалось бы, найдено и изучено все. Между тем анализ обширной судебной практики <1> дает веские основания полагать, что в данном вопросе существуют нюансы, определяющим образом влияющие на его содержание, но которые еще не в полной мере осмыслены наукой и правоприменением. О них главным образом и пойдет речь в настоящей статье.

<1> См.: Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 октября 2011 г. N 5-О11-231сп, от 2 декабря 2010 г. N 38-О10-38СП, от 2 декабря 2010 г. N 71-О10-29сп, от 12 октября 2010 г. N 80-О10-38СП, от 20 ноября 2008 г. N 25-О08-27СП, от 24 мая 2007 г. N 25-О07-17сп, от 21 марта 2007 г. N 25-О07-4сп, от 20 марта 2007 г. N 42-О07-4сп, от 14 марта 2007 г. N 93-о06-25сп, от 9 ноября 2006 г. N 18-006-31, от 21 сентября 2006 г. N 11-006-90, от 6 апреля 2005 г. N 35-О05-21, от 30 августа 2006 г. N 80-О06-36сп, от 13 октября 2005 г. N 7-О05-19сп, от 28 января 2004 г. N 41-о04-1сп и др.

Обозначение позиций сторон (ч. ч. 1 - 3 ст. 335 УПК РФ). В мыслительной деятельности позиция представляет собой систему суждений по поводу отношения к чему-либо или к кому-либо <2>. Представляется, что под позицией по уголовному делу следует понимать сложившуюся у стороны определенную точку зрения на его обстоятельства. Сформулированное в ряде решений Конституционного Суда РФ положение о том, что сторонам должна быть предоставлена реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда <3>, весьма актуально в судебном следствии, которое в соответствии с ч. 1 ст. 335 УПК РФ начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника, цель которых "дать сторонам возможность нарисовать присяжным заседателям общую картину фактов по данному делу и посвятить присяжных в суть своей позиции по делу" <4>.

<2> Гринева А.В. Понятие и виды судебных правовых позиций (вопросы теории): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 9.
<3> Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 1. С. 13 - 14; Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации" // СЗ РФ. 2000. N 5. Ст. 611; Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород" // Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 4. С. 7 - 8.
<4> Бернэм У. Суд присяжных заседателей. М., 1995. С. 37.

В соответствии с ч. 2 ст. 335 УПК РФ во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения, т.е. определяет предмет и пределы уголовно-правового конфликта. Как справедливо указывает В.Ф. Крюков, законодательно не предусмотрено, какие конкретно обстоятельства и в каком объеме содержательно должны отражать существо обвинения; не устранена эта неопределенность и в нормативно-правовых актах Генеральной прокуратуры РФ <5>. По нашему мнению, во вступительном заявлении государственного обвинителя до присяжных заседателей в понятных для них вербальных конструкциях должен быть доведен предмет доказывания по делу, а также перечень представляемых доказательств, подтверждающих обвинение, предложение о порядке их исследования. Анализируя в системном единстве ч. 2 ст. 335 и ч. 3 ст. 37 УПК РФ, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ справедливо признала несостоятельными доводы кассационных жалоб осужденного Ш. о том, что государственный обвинитель не имел права говорить присяжным заседателям о его виновности (Определение от 29 марта 2010 г. N 43-О10-3сп). В деле П. признано несостоятельным утверждение адвоката о том, что государственный обвинитель оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, сообщив им во вступительном слове не только существо, но и содержание обвинения с приведением его юридической оценки, поскольку содержание обвинения доводится до присяжных в напутственном слове судьи (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 сентября 2010 г. N 32-О10-29сп <6>).

<5> Крюков В.Ф. Государственный обвинитель в судебном следствии суда присяжных // Российский судья. 2011. N 10. С. 10 - 11.
<6> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Согласно ч. 3 ст. 335 УПК РФ защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению. Однако судебная практика нередко оказывается богаче строгих законодательных формулировок. Например, в деле Каретникова после произнесения государственным обвинителем вступительного заявления подсудимый указал, что не согласен с обвинением, вину не признает, более подробно изложит свою позицию в ходе собственного допроса, т.е. вступительное слово защитника, как указано в ч. 3 ст. 335 УПК РФ, отсутствовало. Однако оно фактически было произнесено самим подсудимым (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2012 г. N 66-О12-42сп <7>). Важно отметить, что, высказывая согласованную с подсудимым позицию, адвокат не должен вступать в полемику с государственным обвинителем (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 февраля 2011 г. N 32-О11-4сп <8>).

<7> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<8> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Закрепленное в ч. 4 ст. 15 УПК РФ и нашедшее детальное обоснование в правовых позициях Конституционного Суда РФ равноправие сторон обвинения и защиты перед судом <9> состоит в том числе и в том, что при изложении существа обвинения, обозначения позиции защиты недопустимо излагать обстоятельства, не подлежащие исследованию в присутствии присяжных заседателей. Данное правило не только предельно очевидно, это - аксиома. Но, к сожалению, даже непреложные истины воспринимаются далеко не всегда и не всеми. Судебная практика изобилует примерами намеренного доведения адвокатом во вступительном заявлении до сведения присяжных заседателей данных о личности подсудимого (Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2009 г. N 47-О09-62СП <10>, от 4 мая 2012 г. N 41-О12-24сп <11>), о недозволенных методах ведения следствия, о некомпетентности органов предварительного расследования, о недопустимых доказательствах и их фальсификации органами предварительного следствия (Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 октября 2011 г. N 5-О11-231СП <12>, от 28 октября 2010 г. N 5-О10-272сп <13>, от 2 сентября 2010 г. N 91-О10-12СП <14>, от 27 февраля 2008 г. N 72-О07-49сп <15>, от 1 марта 2007 г. N 58-о06-83сп <16>, от 10 апреля 2003 г. N 18-кпО03-7сп <17>, от 2 апреля 2003 г. N 6кп003-2сп <18>). Сразу оговорим: заявления о фальсификации материалов уголовного дела, о применении к осужденным противозаконных методов ведения следствия являются поводом к проверке соответствующего доказательства на предмет его допустимости к судебному разбирательству. Вне рамок предусмотренной УПК РФ процедуры произнесения вступительного заявления лежит содержащаяся в нем преждевременная информация о том, что "присяжным заседателям предстоит ответить на четыре несложных вопроса" (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 5-о10-78сп <19>).

<9> См.: Определения Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. N 635-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Местюкова Юрия Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями ряда норм УПК РФ", от 22 апреля 2010 г. N 532-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яшкина Сергея Геннадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации "О милиции", статьями 3, 6 и 8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" // Документы не опубликованы. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<10> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<11> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<12> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<13> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<14> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<15> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<16> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<17> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<18> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<19> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Своевременное реагирование судей на нарушение сторонами во вступительных заявлениях норм уголовно-процессуального закона, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей, - непреложное условие вынесения законного вердикта и, как следствие, приговора. Приговором Ростовского областного суда от 13 июня 2006 г. Щербаков оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, п. "а" ч. 3 ст. 163, ч. 3 ст. 30 и п. п. "б", "ж", "з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 296 УК РФ. Обозначая свою позицию и понимая, что дело рассматривается в отношении одного подсудимого, поскольку он был задержан, остальные члены преступной группы согласно обвинению скрывались от суда и следствия, а предполагаемый руководитель "банды" погиб, адвокат заявляла, что "если Щербаков действительно входил в состав банды, то почему она здесь не сидит вместе с ним, где эти люди"; неоднократно предпринимала попытки довести до сведения присяжных заседателей характеристики личности подсудимого, опорочить свидетелей обвинения, что повлекло отмену приговора (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 41-О06-61сп <20>).

<20> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

С учетом положений ст. 252 УПК РФ председательствующему следует обеспечить проведение судебного разбирательства только в пределах предъявленного подсудимому обвинения. На данное обстоятельство обращает внимание высшая судебная инстанция (см., например: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2011 г. N 4-О11-13сп <21>). В тех случаях, когда сторонами во вступительном заявлении высказываются позиции за пределами предъявленного обвинения, председательствующий должен принимать меры, отводящие высказанные обстоятельства как не относящиеся к обвинению (Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 82-о06-16сп <22>, от 18 октября 2007 г. N 57-О07-11сп <23>, от 7 июня 2007 г. N 91-О07-9СП <24>).

<21> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<22> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<23> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<24> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Порядок исследования доказательств (ч. ч. 2 - 3 ст. 335 УПК РФ). Содержание процедуры исследования доказательств включает в себя последовательность представления сторонами доказательств в судебном заседании и очередность их исследования. В соответствии с ч. 2 ст. 274 УПК РФ первой представляет доказательства сторона обвинения. Такой порядок, во-первых, позволяет обвинителю планомерно и логически последовательно представить те доказательства, которые подтверждают обвинение; во-вторых, "соответствует конституционному положению о презумпции невиновности и о недопустимости возложения на обвиняемого обязанности доказывать свою невиновность (ст. 49 Конституции РФ), а также общим положениям УПК РФ" <25>. Очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду (ч. 1 ст. 274 УПК РФ). УПК РФ знает два исключения из данного правила: первое предусмотрено ч. 1 ст. 275 (о допросе подсудимого), второе - ч. 4 ст. 274 и касается участия в деле нескольких подсудимых.

КонсультантПлюс: примечание.

Научно-практическое пособие по применению УПК РФ (под ред. В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - НОРМА, 2004.

<25> Шурыгин А.П. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. М., 1995. С. 62.

Согласно ч. 3 ст. 335 УПК РФ защитник высказывает мнение о порядке исследования представленных им доказательств и вполне может предложить такие варианты последовательности их исследования, которые существенно отличаются от вариантов, предлагаемых обвинителем. Эти варианты во многом зависят от того, какую защитительную позицию по делу адвокат будет занимать. Солидаризуясь с мнением У. Бернама, И.В. Решетниковой, А.Д. Прошлякова, обозначим три основные позиции: о смягчении наказания; об изменении квалификации содеянного; об оправдании подсудимого <26>. В целом можно утверждать, что закрепленный в УПК РФ порядок исследования доказательств способствует адекватному восприятию присяжными заседателями представленных им сторонами обстоятельств уголовного дела, оказывает помощь в формулировании ответов на стоящие перед ними вопросы. Ограничение прав сторон на представление доказательств - безусловное основание для отмены приговора (Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 сентября 2009 г. N 19-009-43СП <27>, от 13 июля 2011 г. N 85-О11-12сп <28>).

<26> Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. СПб., 1996. С. 54 - 55.
<27> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<28> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 3. С. 24.

Как отметил в Определении от 23 января 2001 г. "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина К.А. Якурина" <29> Конституционный Суд РФ, осуществление судом в публичном по своему характеру уголовном процессе функции правосудия не исключает наличия у него права в рамках предъявленного подсудимому обвинения истребовать доказательства, необходимые для правильного разрешения уголовного дела. Доказательства, самостоятельно истребованные судом, изучаются в ходе судебного следствия в последнюю очередь.

<29> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Для допроса в суде присяжных (ч. 4 ст. 335 УПК РФ) характерно исследование генезиса различных социальных конфликтов, кульминацией развития которых явилось событие преступления. Конфликты иррадиируют, включая в себя значительное число лиц, большая часть которых - участники уголовного судопроизводства, чьи процессуальные права должны неукоснительно соблюдаться. П. оправдан приговором Московского областного суда по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. "ж", "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления. В кассационной жалобе Э. (отец потерпевшего) просил приговор отменить, ссылаясь на ограничение его права на участие в исследовании доказательств, представленных присяжным заседателям: ходатайства Э. не назначать судебное заседание на день годовщины гибели его сына, не допрашивать свидетелей защиты в его отсутствие судьей оставлены без внимания. Итог - отмена постановленного приговора (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2007 г. N 4-О07-82СП <30>).

<30> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 11. С. 10.

Итак, одним из важнейших доказательств, подлежащих исследованию в судебном заседании, являются показания свидетелей, порядок допроса которых регламентирован ч. 3 ст. 278 УПК РФ. Согласно подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. В силу ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. В соответствии с требованиями ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X УПК РФ. Оглашение показаний свидетелей, данных ими при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных УПК РФ: при их неявке в судебное заседание и только с согласия сторон (ч. 1 ст. 281). Нарушение этого правила - основание к отмене приговора <31>.

<31> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 3. С. 30.

В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, он должен основываться лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. В п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" подчеркивается, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены <32>. Все существенные противоречия между показаниями участников процесса, данными в ходе предварительного расследования и в суде, должны быть разрешены (ч. 3 ст. 281 УПК РФ). На данное обстоятельство обращает внимание и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ (см., например: Определение от 29 июня 2007 г. N 69-О07-29СП <33>).

<32> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 7. С. 2.
<33> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Часть 4 ст. 335 УПК РФ предусматривает реализацию присяжными заседателями "права на вопрос" подсудимому, потерпевшему, свидетелям, экспертам. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 333 УПК РФ присяжные заседатели вправе задавать через председательствующего вопросы допрашиваемым лицам. Указанные вопросы излагаются письменно и подаются председательствующему через старшину. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отмечает, что предварительное ознакомление председательствующего с текстом вопросов присяжных заседателей с целью возможного изменения их формулировки или отведения, как не относящихся к предъявленному обвинению, не является актом давления судьи на присяжных заседателей (см., например: Определение от 1 апреля 2010 г. N 16-О10-20сп <34>). Одновременно с этим высший судебный орган настоятельно рекомендует судьям не допускать непосредственного обращения присяжных заседателей с вопросами к участникам процесса, расценивая это как процессуальное нарушение (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 марта 2003 г. N 4-кпо03-13сп <35>).

<34> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<35> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 7. С. 17 - 18.

Важно отметить, что положения ч. 4 ст. 335 УПК РФ в системе с другими нормами уголовно-процессуального закона не препятствуют подсудимому и его защитнику ознакомиться с содержанием вопросов присяжных заседателей. По смыслу ст. 259 УПК РФ в протоколе судебного заседания указываются все имеющие значение обстоятельства судебного заседания, в том числе, соответственно, и содержание вопросов присяжных заседателей - как заданных председательствующим, так и отведенных им. Подсудимый и его защитник вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и прилагаемыми к нему документами.

Разрешение вопроса о недопустимости доказательств (ч. ч. 5 - 6 ст. 335 УПК РФ). Есть замечательная мысль, высказанная молодым Марксом в его "Заметках о новейшей прусской цензурной инструкции" (1842): "Не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным" <36>. Это положение, имеющее общее значение, относящееся ко всем отраслям знания, имеет важное значение для судебного следствия в суде присяжных, ввиду его специфических черт, установленных УПК РФ.

<36> Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1988. Т. 1. С. 7 - 8.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" <37> недопустимо использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Реализуя свое право на заявление ходатайства о признании доказательства недопустимым (ч. 5 ст. 335 УПК РФ), сторона уголовного судопроизводства должна сообщить председательствующему о наличии у нее ходатайства юридического характера, не раскрывая его содержания в присутствии присяжных заседателей.

<37> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 11. С. 3 - 4.

Разрешение вопроса о недопустимых доказательствах - исключительная компетенция судьи (ч. 6 ст. 335 УПК РФ). Подтвердив конституционность этой уголовно-процессуальной нормы, Конституционный Суд РФ подчеркнул: она не нарушает право гражданина РФ на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей, закрепленное в ч. 2 ст. 47 Конституции РФ (Определение от 25 декабря 2008 г. N 940-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузьмина Руслана Викторовича на нарушение его конституционных прав положением части шестой статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <38>). В другом своем Определении Конституционный Суд РФ сформулировал не менее важное положение: хотя вопрос о недопустимости доказательств рассматривается в отсутствие присяжных заседателей, это не снимает с судьи обязанность, выслушав мнение сторон, проверить и оценить доказательства с точки зрения допустимости и в случае их получения с нарушением требований УПК РФ признать их недопустимыми, приняв решение об исключении таких доказательств (ст. ст. 75, 87, 88, 234, 235 и 335 <39>). На строгое соблюдение данной обязанности ориентирует судей и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ (Определение от 18 марта 2010 г. N 58-О09-91СП <40>).

<38> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<39> Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2009 г. N 802-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Шестопалова Дмитрия Вячеславовича и Суткового Юрия Владимировича на нарушение их конституционных прав положениями статей 334 и 335 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<40> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

В деле Б.А., Г. и Б.Д., удовлетворяя ходатайство адвоката о признании недопустимым доказательством и исключении из судебного разбирательства протокола явки с повинной Г., против чего возражал государственный обвинитель, судья в своем постановлении указал только на то, что Г. в судебном заседании отрицает добровольность написания им явки с повинной. В то же время в постановлении судьи ничего не говорится о том, были ли допущены нарушения норм УПК РФ при оформлении протокола явки с повинной Г. При таких обстоятельствах решение судьи об исключении из судебного разбирательства указанного доказательства, которое имело существенное значение, так как могло повлиять на ответы присяжных заседателей по вопросу о степени участия Г. в совершении преступления в отношении потерпевшего Е.С., нельзя признать законным и обоснованным (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2007 г. N 4-О07-89сп <41>).

<41> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

"К вопросам недопустимости доказательств, - пишет А. Кротов, - близко прилегает вопрос о тех из них, которые в принципе допустимы, но вызывают сомнение в силу их вероятностного, предположительного характера" <42>. Очевидно, эти же сомнения, но несколько ранее возникли и у В.И. Шейченко, который, оспаривая конституционность ст. ст. 14, 75, 302, 335, 336, 340, 350 УПК РФ, заявил, что нормы перечисленных статей позволяют стороне обвинения в процессе доказывания при производстве в суде с участием присяжных заседателей использовать экспертные заключения, выводы которых носят вероятностный или предположительный характер, а председательствующему - не предупреждать присяжных заседателей об отсутствии категоричности и бесспорности в выводах таких заключений (Определение от 21 октября 2008 г. N 566-О-О <43>). Между тем данные нормы, предоставляя суду и присяжным заседателям возможность оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью, не освобождают от обязанности осуществлять это объективно и беспристрастно. Требование же о недопустимости основывать обвинительный приговор на предположениях, к которому апеллирует заявитель, обосновывая свою позицию, не тождественно запрету на использование в процессе доказывания отдельных доказательств, имеющих вероятностный характер. Кроме того, в соответствии с закрепленным в ч. 1 ст. 88 УПК РФ правилом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

<42> Кротов А. Судебные доказательства: взгляд с позиции судьи. М., 2012. С. 78 - 79.
<43> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Пассивное поведение председательствующего в ходе судебного разбирательства, попустительство сторонам в исследовании в присутствии присяжных заседателей вопросов о признании доказательств недопустимыми - основание для отмены приговора (Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2010 г. N 41-009-94сп <44>, от 15 декабря 2008 г. N 29-О08-18СП <45>, от 24 сентября 2008 г. N 30-о08-11СП <46>, от 29 июня 2007 г. по делу N 69-О07-29СП <47>, от 17 июля 2007 г. N 74-О07-20сп <48>).

<44> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<45> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<46> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<47> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<48> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

В присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ (ч. 7 ст. 335 УПК РФ). В деле Л., рассмотренном Московским городским судом, председательствующий обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении приговора на ранее осужденных Ш. и Б., с которыми, по версии обвинения, Л. совершил преступления. Приговор суда по другому делу в отношении Б. и Ш. с учетом требований ст. 74 УК РФ не является доказательством по делу в отношении Л., и в соответствии со ст. 90 УПК РФ не может предрешать его виновность (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 января 2005 г. N 5-о04-239сп <49>). Действительно, само по себе установление события преступления указанным приговором не является основанием для непостановки трех основных вопросов на разрешение коллегии присяжных заседателей в соответствии со ст. 339 УПК РФ, которая не делает каких-либо исключений, в том числе и при преюдиции. Оглашение указанного приговора нарушило бы полномочия присяжных заседателей, являлось бы незаконным воздействием на них.

<49> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Недопустимость исследования с участием присяжных заседателей данных, характеризующих личность подсудимого (ч. 8 ст. 335 УПК РФ). Прокурор, доказывая состоятельность предъявленного обвинения, а адвокат, осуществляя защиту, зачастую освещают проблемы поведения подсудимого в обществе, затрагивают нюансы межличностных отношений. Это требует не только практической реализации имеющихся у государственного обвинителя и защитника знаний в области социальной и юридической психологии, но и строгого следования уголовно-процессуальному закону.

Сформулировав норму ч. 8 ст. 335 УПК РФ, законодатель исходил из того, что перечисленные в ней факты не имеют значения для решения присяжными заседателями вопроса о доказанности совершения подсудимым конкретного деяния. На важность ограждения присяжных заседателей от сведений, выходящих за рамки пределов доказывания, которые могут повлиять на их объективность и беспристрастность, обратил внимание Пленум Верховного Суда РФ в п. 22 Постановления от 22 ноября 2005 г. N 23 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей" <50>.

<50> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 12. С. 4.

Как видно из протокола судебного заседания по делу Ж. и П., государственным обвинителем в присутствии коллегии присяжных были допрошены свидетели Т. и П.Е. Не обладавшие информацией по существу предъявленного осужденным обвинения, они детально и отрицательно охарактеризовали П. и Ж. Далее прокурор в присутствии присяжных заседателей огласил данные о судимостях Ж. и П. Таким образом, с участием присяжных заседателей по делу в судебном заседании были исследованы данные о личности подсудимых, способные вызвать к ним предубеждение присяжных заседателей. Результат - отмена приговора (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2004 г. по делу N 55-о03-16сп <51>). В приведенном примере, выстраивая линию обвинения и намереваясь сформировать у присяжных заседателей психологическую установку на признание подсудимого виновным в совершении преступления, прокурор игнорировал требования, во-первых, ч. 8 ст. 335 УПК РФ и, во-вторых, п. 2.1.11 Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации, запрещающего государственному обвинителю во время разбирательства дела совершать действия, которые могут быть расценены как оказание неправомерного влияния на процесс отправления правосудия <52>.

<51> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".
<52> Утвержден Приказом Генерального прокурора РФ от 17 марта 2010 г. N 114 // Законность. 2010. N 6. С. 10 - 11.

"Анализируя два десятка уголовных дел, приходишь к выводу о том, что свидетели, все равно обвинения или защиты, всегда стремятся или же выгородить подсудимого, или же окончательного его "утопить". Третьего не дано", - пишет О. Лойдов <53>. О. Лойдов не учитывает, что статистика - наука коварная, за цифрами, лежащими на поверхности, легко проглядеть суть явления. "Их (свидетелей) показания о подсудимом, безусловно, должны быть отведены председательствующим как не относящиеся к делу и оказывающие негативное влияние на умы присяжных заседателей", - вторит О. Лойдову И. Закашанский <54>. Судебная практика опровергает категоричность этих суждений. Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ справедливо не согласилась с утверждением кассационного представления о недопустимом воздействии на присяжных заседателей со стороны свидетелей защиты путем приведения данных о личности подсудимого, создающих односторонне положительный образ последнего. Как видно из протокола судебного заседания, рассказ свидетеля Б. о личностных качествах ее сына был ответом на адресованную ей просьбу государственного обвинителя: "Расскажите про вашего сына Бел." и сводился к весьма нейтральным фразам: "Он в школу ходил, но учился плохо. Родился нормальным ребенком, психическими заболеваниями не страдает. Помогает мне по дому". Лаконичные замечания свидетеля относительно личности подсудимого не могут расцениваться как способные сформировать у присяжных заседателей предвзятое отношение к подсудимому и служить основанием для сомнений в законности вердикта и постановленного на его основе приговора (Определение от 10 августа 2010 г. N 57-О10-13СП <55>).

<53> Лойдов О. Свидетель в уголовном процессе: Пособие для следователей и прокуроров. М., 2012. С. 133.
<54> Закашанский И. Практикум прокурорского работника по допросу участников уголовного судопроизводства. М., 2010. С. 46 - 47.
<55> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Анализ изложенного ставит вопрос, который для изучаемой проблемы является второстепенным, побочным, но тем не менее привлекает внимание. Его суть весьма точно отражена в адресованной Конституционному Суду РФ жалобе М.А. Казакбаева на нарушение его конституционных прав ч. 4 ст. 15 и ч. 8 ст. 335 УПК РФ. Заявитель утверждал, что по смыслу, придаваемому этим нормам правоприменительной практикой, председательствующий вправе отказывать в удовлетворении ходатайств стороны защиты об исследовании в присутствии присяжных заседателей сведений о личности потерпевшего и свидетеля, в том числе об их судимости, что препятствует представлению присяжным заседателям оправдательных доказательств (Определение от 11 мая 2012 г. N 686-О <56>). По разделяемому нами мнению Конституционного Суда РФ, приведенные положения закона не регламентируют вопросы исследования в присутствии присяжных заседателей сведений о личности потерпевшего и свидетеля. Такие вопросы с учетом необходимости сохранения судом объективности и беспристрастности в ходе судебного разбирательства разрешаются на основе взаимосвязанных положений ст. ст. 252, 299, 334, 335 УПК РФ, в соответствии с которыми в присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных и способные вызвать их предубеждение в отношении участников процесса.

<56> Документ не опубликован. См.: СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, судебное следствие - это часть судебного разбирательства; в ходе судебного следствия производится исследование судом с участием сторон всех доказательств, необходимых для вынесения присяжными заседателями вердикта, закладывается фундамент законного, обоснованного, справедливого приговора.

Пристатейный библиографический список

  1. Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. СПб., 1996.
  2. Бернэм У. Суд присяжных заседателей. М., 1995.
  3. Гринева А.В. Понятие и виды судебных правовых позиций (вопросы теории): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.
  4. Закашанский И. Практикум прокурорского работника по допросу участников уголовного судопроизводства. М., 2010.
  5. Кротов А. Судебные доказательства: взгляд с позиции судьи. М., 2012.
  6. Крюков В.Ф. Государственный обвинитель в судебном следствии суда присяжных // Российский судья. 2011. N 10.
  7. Лойдов О. Свидетель в уголовном процессе: Пособие для следователей и прокуроров. М., 2012.
  8. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1988. Т. 1.

КонсультантПлюс: примечание.

Научно-практическое пособие по применению УПК РФ (под ред. В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - НОРМА, 2004.

  1. Шурыгин А.П. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. М., 1995.