Мудрый Юрист

ЕСПЧ на страже прав меньшинств

Александр Дружинин, юрист, г. Санкт-Петербург.

Практика зарубежных стран показывает, что меньшинства все более активно борются за свои права. Однако их действия не всегда находят поддержку у властей и суда. ЕСПЧ в данной ситуации не делит людей на правильных и не очень, его решения отличаются беспристрастностью.

Аренда по-австрийски

В Австрии законом предусмотрена возможность наследовать право аренды жилья одним из членов семьи умершего. Но при рассмотрении одного дела возник вопрос: распространяется ли это право на спутника жизни в случае с гомосексуальными парами? Дело дошло до ЕСПЧ, поскольку австрийские суды не могли выработать единой позиции.

Один мужчина в Австрии совместно проживал с другим мужчиной, находясь с ним в гомосексуальных отношениях. Квартиру, где они проживали, арендовал один из них. После того как законный арендатор умер, собственник жилья обратился в суд с исковым требованием о прекращении договора аренды. Иск был отклонен участковым судом, который счел, что установленное законом право членов семьи скончавшегося наследовать его права на аренду жилья распространялось и на гомосексуальных партнеров.

Жалоба владельца жилья на это решение была отклонена окружным судом. Однако Верховный суд Австрии не согласился с нижестоящими судами, отменил решение окружного суда и прекратил действие договора аренды, установив, что понятие "спутник жизни", используемое в п. 3 ст. 14 Закона Австрии "Об арендных отношениях" (1974), не распространяется на сожительствующих лиц одного пола.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отметил, что различия, основанные на сексуальной ориентации, требуют от государства особенно серьезных оснований для того, чтобы эти различения оправдать. Однако Верховный суд Австрии при рассмотрении данного дела не утверждал, что имелись важные причины для ограничения права наследовать аренду кругом гетеросексуальных пар сожителей, он установил только, что в намерения законодателя не входило обеспечение охраны прав гомосексуальных пар сожителей в затронутой сфере правоотношений, в то время как государство-ответчик утверждало, что целью рассматриваемой нормы закона была защита интересов традиционной семейной ячейки.

ЕСПЧ допускает, что защита интересов семьи в ее традиционном понимании была в принципе веской и законной причиной, которая могла бы оправдать различения государства в подходах к людям. Однако это скорее абстрактная цель, в преследовании которой мог бы использоваться широкий ассортимент конкретных мер. Там, где рамки усмотрения государства узки, как в данном случае, принцип пропорциональности предпринимаемых им мер требует не только того, чтобы мера была подходящей для достижения цели, но и также того, чтобы государство продемонстрировало необходимость - в интересах достижения цели - исключения людей, находящихся в гомосексуальных отношениях, из круга субъектов соответствующего законодательства. В связи с этим ЕСПЧ признал, что нарушение прав заявителя имело место (Постановление ЕСПЧ от 24.07.2003 по делу "Карнер (Karner) против Австрии" (жалоба N 40016/98).

Свобода - понятие объективное

К муниципальным властям Варшавы за разрешением на проведение шествия по городу и ряда собраний в целях привлечения общественного внимания к вопросу дискриминации различных меньшинств (включая гомосексуалистов) и женщин обратились активисты одного из движения меньшинств.

Ссылаясь на затрудненность дорожного движения и риск столкновения с другими демонстрантами, власти отказали в проведении шествия и некоторых собраний. Незадолго до намеченной даты мэр Варшавы заявил в интервью польской общенациональной газете, что он в любом случае отклонил бы указанное заявление и что, по его мнению, "пропаганда гомосексуализма не равносильна осуществлению права на свободу собраний". По мнению заявителей, это указывало на то, что подлинная причина отказа заключалась в гомофобии отдельных представителей муниципальных властей.

Позитивное обязательство государства по защите реального и эффективного уважения свободы объединения и собраний имеет особенное значение для лиц, исповедующих непопулярные взгляды или принадлежащих к различным меньшинствам, поскольку они в большей степени подвержены преследованиям. Хотя собрания состоялись в намеченную дату, заявители ввиду запрета властей подвергали себя риску при их проведении. Отказ в проведении мероприятия оказал отрицательное влияние на заявителей и других участников и заставил отказаться от участия в нем других лиц, поскольку в условиях запрета отсутствовали гарантии защиты со стороны властей от потенциально враждебных контрдемонстрантов.

Свобода собраний может полностью утратить смысл в случае воспрепятствования их проведению в надлежащее время. Несомненное значение с точки зрения эффективности средства правовой защиты имела возможность заручиться решением по жалобе до того, как планируемые мероприятия состоялись. Соответствующее законодательство предусматривало подачу в муниципалитет заявки на проведение демонстрации не менее чем за 3 дня до ее даты, и заявителями этот срок был соблюден. Однако закон не обязывал власти к принятию окончательного решения до проведения демонстраций. ЕСПЧ не находит, что средство правовой защиты, ставшее доступным позднее, могло восстановить права заявителей. Таким образом, в эффективном внутреннем средстве правовой защиты им было отказано (Постановление ЕСПЧ от 03.05.2007 по делу "Бончковский и другие (Baczkowski and Others) против Польши" (жалоба N 1543/06).