Мудрый Юрист

Распределение приставом-исполнителем взысканных денежных средств: проблемы судебной арбитражной практики

Белоусов Лев Вячеславович, заслуженный юрист РСФСР.

В исполнительном производстве порядок распределения денежных средств и очередность удовлетворения требований взыскателей не зависят от того, самостоятельно ли должник осуществляет исполнение или путем применения мер принудительного исполнения. Автор критикует позицию некоторых арбитражных судов, противоречащую этому подходу.

Ключевые слова: исполнительное производство, принудительное исполнение, взыскание денежных средств.

Название главы 14 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве, Закон) - "Распределение взысканных денежных средств и очередность удовлетворения требований взыскателей" - образовано из названий соответственно ст. 110 и 111, ее составляющих.

Статья 110 содержит, в частности, следующие установления.

  1. Денежные средства, взысканные с должника в процессе исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, в том числе путем реализации имущества должника, подлежат перечислению на депозитный счет подразделения судебных приставов, за исключением случаев, предусмотренных этим Федеральным законом (ч. 1 статьи).
  2. Денежные средства, поступившие на депозитный счет подразделения судебных приставов при исполнении содержащихся в исполнительном документе требований, распределяются в следующей очередности:
  1. в первую очередь удовлетворяются в полном объеме требования взыскателя, в том числе возмещаются понесенные им расходы по совершению исполнительных действий;
  2. во вторую очередь возмещаются иные расходы по совершению исполнительных действий;
  3. в третью очередь уплачивается исполнительский сбор (ч. 3 статьи);
  1. в первую очередь возмещаются расходы по совершению исполнительных действий;
  2. во вторую очередь уплачивается исполнительский сбор (ч. 4 статьи).

Как же складывается практика применения положений ст. 110 и в целом главы 14 Закона?

Казалось бы, из установлений названной главы следует только один вывод: в исполнительном производстве все денежные средства, как взысканные с должников, так и добровольно ими уплаченные, должны поступать на депозитные счета соответствующих подразделений судебных приставов и распределяться судебными приставами-исполнителями согласно требованиям ст. 110 и 111 Закона.

Однако существует и другая точка зрения по этому вопросу: если в Законе установлен порядок распределения взысканных денежных средств, то и применять его следует только в случае, когда их взыскал судебный пристав-исполнитель. В случае же если должник добровольно внес или перечислил на депозит сумму долга полностью или частично, установленный порядок распределения денежных средств на внесенную должником сумму распространяться не должен.

Второй подход нашел применение, в частности, в трех судебных актах арбитражных судов Северо-Западного, Уральского и Западно-Сибирского округов.

По этим трем делам суды признали незаконным распределение судебными приставами-исполнителями денежных средств между всеми взыскателями одной очереди пропорционально причитающейся каждому сумме, указанной в исполнительном листе, поскольку эти средства были перечислены должниками на депозит подразделений судебных приставов добровольно в установленный срок и целевым назначением для погашения долга только по одному исполнительному документу.

Рассмотрим фабулу каждого из названных дел.

В первом деле судебному приставу-исполнителю на исполнение поступили три исполнительных документа в отношении одного должника, на основании которых им в течение двух дней были возбуждены три исполнительных производства: одно в первый день (первый взыскатель) и два во второй (второй и третий взыскатели).

По последнему постановлению о возбуждении исполнительного производства должник в пределах срока, предоставленного для добровольного исполнения, полностью перечислил на депозит службы судебных приставов сумму долга, указав, что погашает долг по третьему исполнительному производству именно третьему взыскателю.

Спустя неделю судебный пристав-исполнитель объединил эти три исполнительных производства в сводное исполнительное производство, после чего через три дня поступившие на депозит денежные средства распределил пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме, указанной в исполнительных документах, и перечислил им их доли платежными поручениями.

Должник эти действия судебного пристава-исполнителя по распределению денежных средств оспорил в судебном порядке.

Решением Арбитражного суда Архангельской области от 25.04.2008 требования должника удовлетворены, оспоренные действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными. В связи с нарушением процессуальных норм решение суда отменено Четырнадцатым арбитражным апелляционным судом, который своим Постановлением от 29.07.2008 оспоренные действия судебного пристава-исполнителя признал незаконными.

ФАС Северо-Западного округа Постановлением от 10.12.2008 по делу N А05-3368/2008 Постановление апелляционной инстанции оставил без изменений, а кассационную жалобу судебного пристава-исполнителя - без удовлетворения.

Во втором деле судебному приставу-исполнителю на исполнение разновременно поступило пять исполнительных документов о взыскании с одного и того же должника различных сумм задолженностей в пользу пяти взыскателей. По этим документам он по мере их поступления возбудил пять исполнительных производств.

Должник в установленные в Постановлениях сроки сам полностью перечислил на депозитный счет отдела судебных приставов суммы долгов по первому, второму, третьему и пятому исполнительным производствам, оставив без оплаты исполнительный документ по четвертому исполнительному производству.

Поступившие от должника денежные средства судебный пристав-исполнитель постановлением распределил между всеми пятью взыскателями пропорционально причитающейся каждому сумме, указанной в их исполнительных документах.

В связи с приостановлением ФАС Уральского округа исполнения судебных актов по делу, по которому был выдан исполнительный лист, ставший основанием для возбуждения четвертого исполнительного производства <1>, судебный пристав-исполнитель приостановил все действия по этому производству и распределенную четвертому взыскателю сумму ему не перечислил, а затем, как указано в решении суда, перераспределил ее повторно другим взыскателям.

<1> См.: Определение ФАС Уральского округа от 16.03.2010 N Ф09-6930/09-С5 по делу N А76-3096/2009-18-232.

Должник обратился в суд с заявлением о признании незаконным указанного постановления судебного пристава-исполнителя о распределении денежных средств.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленного требования было отказано.

Постановлением апелляционного суда решение суда отменено, заявленные требования должника удовлетворены, постановление судебного пристава-исполнителя о распределении денежных средств признано незаконным.

ФАС Уральского округа это постановление оставил без изменения. Коллегия судей ВАС РФ отказала в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора этих постановлений, признав обоснованными судебные акты апелляционного и кассационного судов <2>.

<2> См.: решение Арбитражного суда Челябинской области от 24.05.2010, Постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2010, ФАС Уральского округа от 07.12.2010 по делу N А76-6770/2010, Определение ВАС РФ от 12.04.2011 N ВАС-4065/11.

Наконец, в третьем деле судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство по исполнительному документу о взыскании с банка в пользу физического лица заработной платы и компенсации морального вреда. Банку был предоставлен пятидневный срок для добровольного погашения долга. В установленный срок банк требования исполнительного листа выполнил, однако на счет взыскателя перечислил меньшую сумму, удержав из требуемой налог на доходы физических лиц.

Поскольку удержание налога исполнительным листом не было предусмотрено, судебный пристав-исполнитель расценил действия банка как неполное (задолженность 1274 руб.) исполнение исполнительного документа в установленный срок, в связи с чем по истечении срока на добровольное исполнение вынес постановление о взыскании с банка исполнительского сбора в размере 5000 руб.

Из поступившей от банка на депозит суммы исполнительского сбора судебный пристав-исполнитель по своему постановлению о распределении денежных средств задолженность банка перечислил платежным поручением взыскателю, а оставшуюся сумму направил в счет исполнительского сбора. Затем постановлением окончил исполнительное производство и спустя некоторое время другим постановлением возбудил новое исполнительное производство по оказавшемуся исполненным частично своему постановлению о взыскании с банка исполнительского сбора в 5000 руб.

Банк постановление о возбуждении исполнительного производства оспорил в судебном порядке. Суды трех инстанций удовлетворили требования банка, признав незаконным оспоренное постановление как вынесенное в результате необоснованного осуществления судебным приставом-исполнителем распределения денежных средств, поступивших на депозитный счет <3>.

<3> См.: решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 14.10.2010, Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25.01.2011 и ФАС Западно-Сибирского округа от 13.05.2011 по делу N А75-9574/2010.

По всем трем делам суды пришли к выводу, что денежные средства, перечисленные должником в порядке добровольного удовлетворения требований взыскателя по исполнительному документу в пределах срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения, не являются по смыслу закона взысканными денежными средствами, порядок распределения которых установлен главой 14 Закона.

Взысканными денежные средства, поступившие на депозит подразделения судебных приставов, могут быть лишь в том случае, если они получены посредством применения установленной Законом процедуры принудительного исполнения.

Поэтому судебный пристав-исполнитель при добровольном исполнении должником в установленный срок требований конкретного исполнительного документа должен перечислить поступившую денежную сумму взыскателю, указанному в этом исполнительном документе.

По третьему делу изложенную аргументацию суды использовали в отношении исполнительского сбора, уплаченного добровольно до полного погашения основного долга. Кассационная инстанция отметила в своем Постановлении: "...очередность, предусмотренная статьей 110 Закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ, установлена для распределения денежных средств, поступивших на депозитный счет подразделения судебных приставов в результате их взыскания судебным приставом-исполнителем в рамках реализации мер принудительного исполнения.

Однако в рассматриваемом случае исполнительский сбор был уплачен банком в добровольном порядке, его взыскание не связано с применением в отношении должника меры принудительного исполнения, при этом платежный документ содержит конкретное наименование платежа". И затем: "...суды пришли к правомерному выводу о необоснованном осуществлении судебным приставом-исполнителем распределения денежных средств, поступивших на депозитный счет, и о вынесении Постановления от 07.09.2010 о возбуждении исполнительного производства о взыскании исполнительского сбора".

По второму делу существует мнение коллегии судей ВАС РФ, поэтому целесообразно подробнее рассмотреть мотивировку решений, принятых судами.

Основной довод суда первой инстанции, не нашедшего оснований считать оспоренное постановление судебного пристава-исполнителя о распределении денежных средств незаконным, заключается в следующем.

Суд первой инстанции указал, что законодательством об исполнительном производстве должнику в рамках исполнительного производства не предоставлено право на установление своего порядка погашения задолженности. Поэтому указания должником в платежных документах по перечислению денежных средств на депозит подразделения судебных приставов о направлении их определенным взыскателям по конкретным исполнительным документам не являлись для судебного пристава-исполнителя обязательными, и он обоснованно распределил поступившие от должника на депозитный счет подразделения денежные средства в соответствии с требованиями ст. 110 и 111 Закона.

Для этого суда явилось несомненным право судебного пристава-исполнителя распределять в порядке, установленном Законом, все денежные средства должника, поступившие на депозит его подразделения, вне зависимости от того, перечислил их сам должник в установленный срок или они явились результатом применения судебным приставом-исполнителем мер принудительного исполнения.

Апелляционный суд, отменивший решение суда первой инстанции и удовлетворивший требования должника, руководствовался при этом противоположным толкованием тех же самых норм Закона.

По мнению этого суда, "в пределах срока, установленного судебным приставом-исполнителем должнику для добровольного исполнения исполнительного документа, денежные средства, перечисленные должником в порядке добровольного удовлетворения требований конкретного взыскателя, не приобретают статуса "взысканные денежные средства", порядок распределения которых установлен главой 14 данного Закона". Этим термином, как разъяснил далее суд, законодатель обозначил имущество должника, "полученное посредством применения установленной законом процедуры принудительного исполнения исполнительного документа (часть 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве)".

Поскольку перечисление денежных средств должником осуществлено в пределах сроков, предоставленных для добровольного исполнения, с указанием конкретных исполнительных производств (конкретных взыскателей), апелляционный суд пришел к выводу об отсутствии у судебного пристава-исполнителя законных оснований для распределения денежных средств, перечисленных должником в добровольном порядке, между иными взыскателями.

Кассационная инстанция оставила постановление апелляционного суда без изменения, признав правильным сделанный им вывод о том, "что добровольно перечисленные должником денежные средства не являются взысканными применительно к нормам Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ, вследствие чего у судебного пристава-исполнителя отсутствовали основания для распределения денежных средств в порядке, установленном ст. 110 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ".

Коллегия судей ВАС РФ, в свою очередь, согласилась с изложенным мнением судов апелляционной и кассационной инстанций и отказала в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора их судебных актов по этому делу. В своем определении коллегия, в частности, указала: "Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя требование должника, суд апелляционной инстанции, с которым согласился суд кассационной инстанции, указал, что денежные средства, перечисленные комбинатом [должником] в пределах установленного судебным приставом-исполнителем срока в порядке добровольного удовлетворения требований взыскателей, не являются по смыслу закона взысканными денежными средствами, порядок распределения которых определен главой 14 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве). В силу части 2 статьи 68 Закона об исполнительном производство меры принудительного исполнения применяются после истечения срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, и полученные в результате применения таких мер денежные средства подлежали распределению судебным приставом-исполнителем.

В данном случае должник в срок, установленный судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения исполнительного документа, перечислил денежные средства для погашения задолженности перед взыскателями - обществом "ЭМА", обществом "РЖД", обществом "Дальэнергомаш", компанией (названы первый, второй, третий и пятый взыскатели. - Л.Б.) по конкретным исполнительным производствам, поэтому у судебного пристава-исполнителя отсутствовали законные основания для распределения указанных средств между иными взыскателями".

Итак, во всех вступивших в законную силу судебных актах по первым двум делам утверждается, что в исполнительном производстве должник, перечисливший в установленный срок на депозит подразделения судебных приставов часть из общей суммы задолженности нескольким взыскателям, вправе сам определять, вопреки установлениям главы 14 Закона, чьи требования должны быть погашены перечисленными деньгами, а чьи - путем применения судебным приставом-исполнителем мер принудительного исполнения.

Логично предположить, что и в случае требований взыскателей разной очередности, установленной ч. 1 ст. 111 Закона, за должником также будет признано право погасить долги, например, четвертой очереди, оставив для принудительного исполнения судебным приставом-исполнителем исполнительные документы первой, второй или третьей очередей.

По третьему делу суды подтвердили право должника самому устанавливать очередность удовлетворения требований исполнительных документов при добровольном их исполнении в установленный срок. Тем самым в этом конкретном случае они признали правомерной уплату исполнительского сбора полностью (согласно ст. 110 Закона третья очередь) до полного погашения долга перед взыскателем (по ст. 110 Закона первая очередь).

Следует задаться вопросом о том, действительно ли в исполнительном производстве должник, добровольно исполнивший требования исполнительного документа в установленный срок, вправе определять порядок и очередность погашения долгов.

Возможно ли в исполнительном производстве погашение долга напрямую от должника взыскателю?

Поскольку Закон об исполнительном производстве определяет условия и порядок принудительного исполнения исполнительных документов (ст. 1), возможного только после возбуждения исполнительного производства, до этого момента должник волен погашать свои долги перед кредиторами в какой угодно последовательности.

После возбуждения исполнительного производства и получения должником копии постановления об этом Закон обязывает должника погашать долги по исполнительному документу только через депозит подразделения судебных приставов (ч. 1 ст. 110), о чем судебный пристав-исполнитель указывает в постановлении о возбуждении исполнительного производства <4>. Правда, бывают случаи, когда должник, нарушая это предписание, погашает долг, действуя напрямую (должник - взыскатель) без использования инструментария исполнительного производства. По приведенному третьему делу, как указано в судебных актах, банк-должник так и поступил, перечислив сумму, указанную в исполнительном документе, за минусом налога на доходы физических лиц напрямую на счет взыскателя, открытый в том же банке. Но в иных случаях погашение долга напрямую может не повлиять на предусмотренный Законом ход исполнительного производства до тех пор, пока взыскатель, получивший возвращенный ему долг, не отзовет исполнительный документ или не сообщит о погашении долга судебному приставу-исполнителю.

<4> См.: приложение 53 к Приказу ФССП России от 11.07.2012 N 318 "Об утверждении примерных форм процессуальных документов, применяемых должностными лицами ФССП в процессе исполнительного производства", ранее: приложение 2 к Приказу ФССП России от 28.02.2006 N 22, затем приложение 5 к Приказу ФССП России от 30.01.2008 N 26, затем приложение 51 к Приказу ФССП России от 31.01.2011 N 28.

Поскольку у хозяйствующих субъектов деловые связи, как правило, имеются далеко не с одним контрагентом, такой взыскатель может не сразу обнаружить возврат долга, отозвать исполнительный документ или сообщить об этом судебному приставу-исполнителю. Судебный пристав-исполнитель, не осведомленный о погашении долга, может вторично взыскать этот долг.

Самому должнику довольно сложно доказать судебному приставу-исполнителю, что он напрямую, не через депозит подразделения судебных приставов, возвратил долг взыскателю. В частности, известно, что копия платежного поручения отнюдь не является доказательством получения адресатом указанной в нем суммы.

Поэтому должники после возбуждения исполнительного производства редко возвращают долги непосредственно взыскателям: выполняя предписание судебного пристава-исполнителя, содержащееся в постановлении о возбуждении исполнительного производства, они перечисляют задолженные суммы на депозитный счет подразделения судебных приставов.

Содержит ли глава 14 Закона варианты исполнения исполнительных документов?

Если бы законодатель имел в виду, что очередность, установленная ч. 3 и 4 статьи, применима только в отношении денежных средств, взысканных судебным приставом-исполнителем, то он должен был бы установить другой порядок распределения денежных средств, внесенных или перечисленных на депозитный счет добровольно (самостоятельно). Однако ни в ст. 110, ни в Законе в целом законодателем не предписан иной порядок распределения денежных средств.

Между тем суды в приведенных делах по существу утверждают, что Законом об исполнительном производстве предусмотрено два порядка распределения денежных средств должника, предназначенных для погашения его долгов по исполнительным документам, послужившим основанием для возбуждения по ним исполнительных производств. Названные нормы главы 14 Закона применяются лишь к случаям, когда денежные средства взыскиваются с должника в результате применения к нему мер принудительного исполнения, и не применяются, когда должник добровольно в установленный срок перечислил суммы долга на депозит подразделения судебных приставов.

При этом суды не указывают, какие нормы Закона применимы во втором случае. Очевидно потому, что таких норм в Законе нет.

Трудно поверить, что законодатель действительно имел в виду два порядка распределения таких денежных средств, но по недосмотру не закрепил нормы распределения денежных средств, "добровольно" в установленный срок перечисленных должником на депозит подразделения судебных приставов.

Вероятно другое: в исполнительном производстве нет добровольного исполнения, хотя законодатель действительно не раз употребляет это словосочетание, обозначая им самостоятельное исполнение должником требований исполнительного документа. Нет и двух порядков распределения денежных средств в зависимости от того, сам должник перечислил их на депозит подразделения судебных приставов или они оказались на депозите в результате применения судебным приставом-исполнителем мер принудительного исполнения. Именно поэтому в главе 14 имеются лишь две статьи, регулирующие распределение денежных средств, поступивших на депозитный счет подразделения судебных приставов при исполнении содержащихся в исполнительном документе требований как имущественного, так и неимущественного характера.

Следовательно, должник не вправе в исполнительном производстве устанавливать какую-либо очередность погашения долгов взыскателям. Ее устанавливает только судебный пристав-исполнитель и только в соответствии с требованиями ст. 110, 111 Закона, которые являются едиными для всех денежных средств, поступивших на депозит подразделения судебных приставов для выплаты указанных в исполнительных документах долгов в результате действий как судебного пристава-исполнителя (применение им мер принудительного исполнения), так и самого должника ("добровольное" исполнение в установленный срок).

Добровольно ли исполнение в исполнительном производстве?

Можно ли считать действительно добровольным перечисление должником суммы долга в установленный судебным приставом-исполнителем срок после того, как в том же постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель предупреждает должника, что невыполнение его требования повлечет принудительное исполнение исполнительного документа с взысканием с должника исполнительского сбора и расходов по исполнению (ч. 11 ст. 30 Закона)?

Представляется, что законодатель под словами "добровольное исполнение" в Законе об исполнительном производстве на самом деле имеет в виду самостоятельное исполнение должником требований исполнительного документа в установленный срок в связи с перспективой взыскания исполнительского сбора при самостоятельном же исполнении, но с нарушением установленного срока и тем же исполнительским сбором с добавлением расходов по исполнению, которые будут взысканы с должника при применении мер принудительного исполнения.

Таким образом, в исполнительном производстве исполнение исполнительного документа не делится на добровольное или принудительное, а является только принудительным, выполняемым должником самостоятельно или судебным приставом-исполнителем, в последнем случае путем применения установленных Законом мер принудительного исполнения.

В отношении судебных актов по третьему делу следует также отметить, что вынесшие их суды действовали наперекор твердой судебной практике <5>, сформировавшейся после Постановления КС РФ от 30.07.2001 N 13-П "По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества "Разрез "Изыхский" и информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 N 77 "Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов". КС РФ, в частности, признал не соответствующим Конституции РФ взыскание исполнительского сбора до полного удовлетворения требований взыскателя. Президиум ВАС РФ в п. 30 названного информационного письма еще раз обратил внимание судов на незаконность таких действий судебных приставов-исполнителей.

<5> См., напр.: Постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2011 и ФАС Поволжского округа от 19.07.2011 по делу N А65-26714/2010; решение Арбитражного суда Оренбургской области от 01.06.2011; Постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2011 и ФАС Уральского округа от 25.10.2011 N Ф09-6591/11 по делу N А47-2782/2011 и др.

По приведенным делам суды отметили различные нарушения, допущенные судебными приставами-исполнителями при исполнении исполнительных документов. Очевидно, некоторые из этих нарушений были достаточными для признания оспоренных постановлений судебных приставов-исполнителей незаконными.

Однако общим и настораживающим по делам оказалась выявившаяся в судебных актах приверженность упомянутых судов идеям толкования положений главы 14 Федерального закона "Об исполнительном производстве", подвергнутым критике в настоящей статье.