Мудрый Юрист

Валютные операции: вопросы терминологии

Ялбулганов Александр, профессор, д.ю.н.

Шаманова Евгения.

Сравнительный анализ Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" от 10 декабря 2003 г. и Закона РФ от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле" позволяет утверждать о существовании определенных проблем с нормативным определением понятия валютной операции. Ни в старом, ни в новом Законах нет определения валютной операции как правовой категории, не указываются ее основные признаки и особенности. Между тем правовыми последствиями признания сделки (операции) валютной операцией будет распространение на данную сделку валютного законодательства; осуществление ее в порядке, определенном валютным законодательством; установление ограничений ее осуществления, специфического порядка ведения учета и представления отчетности; применение к нарушителю порядка проведения валютной операции мер ответственности, установленных валютным, уголовным и административным законодательством. Таким образом, четкое определение понятия валютной операции имеет не только теоретическое, но и существенное практическое значение.

Валютные операции согласно ст. 1 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ (далее - Закон 2003 г.) подразделяются на операции по отчуждению, приобретению, использованию в качестве средства платежа, перемещению через таможенною границу, банковский перевод валютных ценностей, валюты РФ или внутренних ценных бумаг.

Помимо термина "валютная операция" в Законе 2003 г. и в Законе РФ от 9 октября 1992 г N 3615-1 (далее - Закон 1992 г.) используется термин "сделка", определение которого в валютном законодательстве также отсутствует. В связи с чем в правовой литературе и в правоприменительной практике поднимаются вопросы о том, что подразумевается под валютной операцией: договор (контракт), сделка или отдельные платежи (действия); а также что означает термин "сделка": договор в целом или операции по его исполнению. Помимо этого, необходимо определить соотношение понятий "валютная операция" и "сделка", последнее из которых раскрыто в ст. 153 Гражданского кодекса РФ. Поскольку в Законе 2003 г. термин "сделка" не раскрывается, на основании ч. 2 ст. 1 данного Закона правомерно использование определения сделки, данного в ст. 153 ГК РФ: "Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей".

Для раскрытия правовой природы валютной операции обратимся к Инструкции Центрального банка РФ от 28 июня 1999 г. N 83-И, которая хоть и утратила силу, но сохранила актуальность в этом отношении. В п. 1.1.3 данной Инструкции договором называется сделка между резидентом и нерезидентом, предусмотренная п. 1.2 Инструкции, расчеты по которой осуществляются в иностранной валюте. В п. 1.1.6 говорится об обосновывающих документах, на основании которых клиентами осуществляются валютные операции, а именно: о договоре и разрешении (лицензии). Согласно п. 1.2 Инструкции валютные операции могут осуществляться на основании договоров купли-продажи товаров, включая договоры по экспорту (импорту) товаров, договоров международного лизинга, договоров о выполнении работ, оказании услуг, передаче результатов интеллектуальной деятельности, включая договоры по экспорту (импорту) работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, кредитных договоров (договоров займа). Из этого документа вытекает вывод о том, что валютная операция носит характер производной от валютной сделки.

Четыре различные точки зрения на валютную операцию - в зависимости от ее вида - содержатся в информационном письме ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52.

В п. 6 речь идет о валютных операциях в рамках гражданско-правовой сделки, а также об операциях, как связанных, так и не связанных с гражданско-правовыми сделками.

В то же время в п. 12 данного Обзора практики, говоря о незаконности операций с иностранной валютой, нарушающих сферу использования рубля в расчетах на территории Российской Федерации, ВАС РФ отметил, что подобные валютные операции - сделки, нарушающие ограниченную сферу использования иностранной валюты на территории Российской Федерации - являются недействительными. Тем не менее в том же пункте указывается на специальные последствия совершения незаконных валютных операций при исполнении гражданско-правовых сделок.

Любопытный момент содержится в п. 16 Обзора. В этом пункте поясняется, что использование иностранной валюты при оплате строительных услуг нерезидента без разрешения Банка России не влечет недействительности договора подряда в целом и не освобождает его стороны от выполнения иных, соответствующих законодательству, условий такого договора. Иначе говоря, ответственность возлагается на нарушителя независимо от связи его действий с гражданско-правовой сделкой и не может во всех случаях рассматриваться как последствие, установленное для сделки в целом, т.е. не влечет недействительности договора (сделки) в целом.

А в п. 17 ВАС РФ указывает, что при проведении расчетов в иностранной валюте Закон 1992 г. рассматривает как валютную операцию платеж, а не гражданско-правовые сделки, послужившие основанием его совершения. При этом валютная операция, предусмотренная пп. "а" п. 7 ст. 1 Закона 1992 г., представляет собой сделку, непосредственным результатом которой является переход прав на валютные ценности к другому лицу. В приведенном в письме примере валютной операцией является перевод иностранной валюты нерезиденту со стороны третьего лица, а не договор последнего с контрактодержателем.

Итак, в рассматриваемом информационном письме ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52 отсутствует четкая и окончательно выработанная позиция. Более того, решение данного вопроса в каждом конкретном случае оставляется на усмотрение суда. Аргументы ВАС РФ, свидетельствующие в подобной ситуации о недостаточном внимании к терминологической специфике, сложно назвать логичными и последовательными.

Согласно Постановлению Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 1999 г. N 622/98 совершенная истцом валютная операция представляет собой сделку, непосредственным результатом которой является переход прав на валютные ценности. О валютной операции как о недействительной сделке говорится в Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. N 3710/98.

В качестве способа реализации сделки валютная операция рассматривается в письме Центрального банка РФ от 3 августа 2004 г. N 96-Т "О формировании Ведомостей банковского контроля в соответствии с требованиями Положения Банка России от 1 июня 2004 г. N 258-П", в Указании Центрального банка РФ от 28 апреля 2004 г. N 1425-У "О порядке осуществления валютных операций по сделкам между уполномоченными банками", в Положении Центрального банка РФ от 1 июня 2004 г. N 258-П "О порядке представления резидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации, связанных с проведением валютных операций с нерезидентами по внешнеторговым сделкам, и осуществления уполномоченными банками контроля за проведением валютных операций" и др.

В качестве реализации условий договора (контракта) валютная операция рассматривается, например, в Приказе Государственного Таможенного Комитета РФ от 21 августа 2003 г. N 915 "Об утверждении Инструкции о порядке заполнения грузовой таможенной декларации".

Не менее противоречивые позиции относительно содержания исследуемых понятий встречаются и в арбитражной практике судов кассационных инстанций. В результате анализа постановлений федеральных арбитражных судов округов можно проследить три основные точки зрения. Причем в рамках некоторых постановлений встречаются несколько позиций одновременно (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25 августа 1999 г. N Ф03-А73/99-2/1085 и др.), что свидетельствует о том, что арбитражные суды не придают значения различиям между терминами "валютная операция", "сделка", "договор", "платеж". Валютная операция, во-первых, отождествляется со сделкой (Постановление ФАС Уральского округа от 7 февраля 2002 г. N Ф09-103/02-ГК); во-вторых, рассматривается как платеж и реализация сделки; в-третьих, представляется реализацией контракта (договора) (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 2 июля 2004 г. N А26-1305/04-22 и др.). Однако практически неопределенным в данном случае остается вопрос о соотношении понятий "договор" и "сделка". Лишь в Постановлении ФАС Центрального округа от 3 октября 2001 г. N А68-24/АП-01 признаются недействительными валютные операции (сделки) по контрактам (соглашениям), из чего можно сделать вывод о том, что валютные операции являются сделками во исполнение контрактов. Тем не менее в других актах подобных пояснений не содержится.

ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 14 апреля 2003 г. N Ф08-1055/2003 указал, что валютные операции в форме платежей в иностранной валюте представляют собой исполнение обязательств по ранее заключенной сделке, но не самостоятельные сделки, поэтому в иске о признании валютных операций недействительными сделками отказано правомерно. Аналогичная позиция отражена во множестве иных постановлений арбитражных судов. О валютной операции как о реализации сделки говорится и в ряде решений Международного Коммерческого Арбитражного Суда при Торгово-промышленной палате РФ (например, решение от 2 апреля 2002 г. N 163/2001 и др.).

В целом можно выделить две преобладающие точки зрения на соотношение правовых категорий "валютная операция" и "валютная сделка": 1) валютная операция приравнивается к валютной сделке; 2) валютная операция понимается как действие по исполнению валютной сделки. Тем не менее при рассмотрении пп. 9 п. 1 ст. 1 Закона 2003 г. и п. 7 ст. 1 Закона 1992 г. можно сделать вывод о том, что не все указанные валютные операции относятся к сделкам в понимании Гражданского кодекса РФ (в частности, ввоз на таможенную территорию РФ и вывоз с таможенной территории РФ валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг). Следовательно, понятия "валютная операция" и "сделка" нельзя считать тождественными.

А.В. Емелин, автор пособия "Валютное право Российской Федерации", понимает валютные сделки как сделки, регулируемые нормами гражданского, международного частного и международного публичного права, осложненные иностранным (валютным) элементом, т.е. имеющие в качестве непосредственного объекта средства обращения или средства платежа валютные ценности, и в рамках которых предполагается совершение сторонами хотя бы одной валютной операции. В подтверждение своей позиции он справедливо обращает внимание на то, что не запрещено невалютное исполнение обязательств в рамках валютных сделок, т.е. валютная операция не является необходимым следствием или атрибутом валютной сделки.

На наш взгляд, под валютными операциями в настоящее время необходимо понимать юридически значимые действия субъектов публичного и частного права, как связанные, так и не связанные с заключением сделок, ведущие либо к изменению субъекта права собственности на валютные ценности, валюту РФ или внутренние ценные бумаги, либо к трансграничному перемещению валютных ценностей, валюты РФ или внутренних ценных бумаг, либо к международному переводу валютных ценностей, валюты РФ или внутренних ценных бумаг, либо к переводу валюты РФ, внутренних и внешних ценных бумаг в пределах Российской Федерации нерезидентами. В то же время существенным фактом является то, что приобретение и отчуждение валютных ценностей, валюты РФ или внутренних ценных бумаг в одних случаях могут являться действиями в рамках исполнения сделок, но в других случаях по сути могут соответствовать критериям сделки в понимании статьи 153 ГК РФ.

Закон 2003 г., в отличие от Закона 1992 г., не только расширил понятие валютных операций за счет отнесения к их числу переводов нерезидентами валюты РФ, внутренних и внешних ценных бумаг с одного счета на территории РФ на другой счет на территории РФ и использования валюты РФ в качестве средства платежа в расчетах между нерезидентами, но также ввел деление валютных операций - в зависимости от субъектного состава - на валютные операции между резидентами, между резидентами и нерезидентами и между нерезидентами. Такая классификация валютных операций соответствует Статьям Соглашения Международного валютного фонда от 22 июля 1944 г.

Важно заметить, что в отличие от Закона 1992 г., определявшего исчерпывающий перечень текущих валютных операций, осуществлявшихся без ограничений, Закон 2003 г. содержит исчерпывающий перечень валютных операций, регулируемых Правительством РФ и Центробанком, что не позволяет отступать от закона при толковании понятия валютной операции. Закон 2003 г. к валютным причисляет операции по приобретению и отчуждению валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг, т.е. операции по переходу права собственности на данные объекты, в то время как Закон 1992 г. говорил и об "иных правах на валютные ценности", что являлось предметом различных дискуссий по поводу природы указанных иных прав. Таким образом, в целом формулировка валютных операций, приведенная в пп. 9 п. 1 ст. 1 Закона 2003 г., все же представляется более совершенной, поскольку позволяет однозначно определять как субъектный, так и объектный критерии каждой валютной операции.