Мудрый Юрист

Запрет поворота к худшему при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений

Дикарев И.С., кандидат юридических наук, директор Института философии, социологии и права Волгоградского государственного университета.

Статья посвящена исследованию вопроса о реализации в уголовном судопроизводстве правила о недопустимости поворота к худшему.

Ключевые слова: поворот к худшему, суд, ревизия, кассация, надзор, обжалование.

The article is devoted to the investigation of the complex issue of realization of the principle of prohibition of reformatio in peius in the revision of judicial decisions entered into legal force in the criminal procedure.

Об эффективном механизме реализации права на судебную защиту можно говорить лишь при условии обеспечения участникам уголовного процесса и иным заинтересованным лицам реальной свободы обжалования. Такая свобода, помимо прочего, предполагает отсутствие у субъекта обжалования оснований опасаться того, что инициированный им пересмотр судебного решения приведет в итоге к ухудшению его собственного положения или положения того лица, в интересах которого приносится жалоба.

Наличие подобных опасений вынуждало бы участников уголовного процесса отказываться от реализации права на обжалование, в результате чего неправосудные решения оставались бы без пересмотра, а допущенные судебные ошибки - без исправления.

Для того чтобы гарантировать свободу обжалования, в уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрено правило, именуемое в теории запретом поворота (преобразования) к худшему (reformatio in peius).

Следует сразу оговориться, что в ряде случаев запрет поворота к худшему становится препятствием для устранения судебных ошибок. И законодатель это вполне осознает, однако правосудность судебных решений в подобных (к слову, довольно редких) случаях сознательно приносится в жертву более значимой ценности - свободе обжалования, без обеспечения которой количество неисправленных судебных ошибок было бы куда большим. Как выразился И.Л. Петрухин, обеспечиваемая запретом поворота к худшему свобода безбоязненного обжалования приговора дороже, чем достижение истины по уголовному делу <1>.

<1> См.: Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. М., 2004. Часть I. С. 148.

Основным вопросом уголовного процесса является вопрос о виновности, а потому опасность изменения положения в худшую сторону угрожает прежде всего участникам уголовного процесса со стороны защиты - осужденному, оправданному, лицу, в отношении которого уголовное дело прекращено. Следовательно, запрет преобразования к худшему направлен прежде всего на охрану прав стороны защиты, является одним из проявлений режима благоприятствования защите (favor defensionis). Более того, учитывая, что посредством обжалования судебных решений осужденный, оправданный, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, а также их защитники и законные представители осуществляют право на защиту, запрет поворота к худшему играет роль процессуальной гарантии принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ).

В стадиях производства в судах кассационной и надзорной инстанций запрет поворота к худшему выражен в установлении комплекса взаимосвязанных предписаний, выступающих в качестве гарантий, обеспечивающих свободу обжалования. Указанный нормативный комплекс включает в себя следующие положения.

  1. Суд кассационной или надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении. При этом он не вправе принять решение об изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда, если это влечет ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, уголовное дело в отношении которого прекращено. При наличии оснований для принятия такого решения суд обязан отменить обжалуемое судебное решение и возвратить уголовное дело в соответствующий суд для нового рассмотрения или прокурору.

В действующем УПК РФ рассматриваемое правило было закреплено сначала в ч. 3 ст. 410 УПК РФ, а затем - в ч. 3 ст. 401.16 УПК РФ. В его основе - осознание законодателем того, что познавательные возможности судов, пересматривающих вступившие в законную силу судебные решения, весьма ограничены. Суды кассационной и надзорной инстанции не проводят судебное следствие, не имеют надлежащих средств для установления фактических обстоятельств дела. В таких условиях принятие решений, ухудшающих положение стороны защиты, было бы сопряжено с неоправданно высоким риском судебной ошибки.

Не вправе суды кассационной и надзорной инстанций изменять состоявшиеся по уголовному делу судебные решения и иным способом - путем восстановления меры наказания, назначенной по приговору суда первой инстанции и впоследствии смягченной судом второй инстанции.

Дело в том, что отмена судом кассационной или надзорной инстанции решения суда второй инстанции без направления уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение имела бы своим последствием фактическое оставление без рассмотрения поданных по делу апелляционных жалоб и представлений, ведь решение, принятое по этим жалобам, отменено, а новое не вынесено. В этом случае суд кассационной или надзорной инстанции фактически принял бы решение сам вместо суда второй инстанции, что привело бы к подмене одного порядка производства (апелляционного) другим - кассационным или надзорным.

Поэтому, если суд кассационной или надзорной инстанции признает, что суд второй (апелляционной) инстанции без достаточных оснований снизил меру наказания, определенную приговором, он должен отменить приговор суда апелляционной инстанции и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение (п. 4 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ).

  1. Итак, суды кассационной и надзорной инстанций не имеют полномочий самостоятельно изменить пересматриваемое судебное решение в сторону ухудшения положения стороны защиты, но они вправе отменить соответствующие приговор, определение или постановления суда и направить уголовное дело в нижестоящий суд на новое рассмотрение. Гарантией свободы обжалования в этих случаях служит следующее правило: суды кассационной и надзорной инстанций вправе отменять судебные решения по основаниям, ухудшающим положение стороны защиты, лишь в том случае, если соответствующие правовые основания указаны в жалобе потерпевшего, его представителя или представлении прокурора. В таких условиях осужденный, оправданный, как и любой иной участник процесса со стороны защиты может не опасаться, что его жалоба на вступившее в законную силу судебное решение повлечет поворот к худшему.

Однако в главах 47.1 и 48.1 УПК РФ, регламентирующих производство в судах кассационной и надзорной инстанций, нормы, которая буквально воспроизводила бы рассматриваемое правило, нет. Лишь отчасти оно раскрывается в ч. 5 ст. 401.16 УПК РФ, где сказано: "В случае, когда по уголовному делу осуждено или оправдано несколько лиц, суд не вправе отменить приговор, определение или постановление в отношении тех оправданных или осужденных, в отношении которых кассационные жалоба или представление не принесены, если отмена приговора, определения или постановления ухудшает их положение".

Впрочем, из отсутствия соответствующей нормы в законе не следует делать вывод, что рассматриваемое правило на данные стадии уголовного процесса не распространяется. Подтверждением такому выводу служит то обстоятельство, что в главе 47 УПК РФ данное правило также нормативно закреплено не было, однако Пленум Верховного Суда РФ указал судам надзорной инстанции на необходимость им руководствоваться <2>. Нельзя не принять во внимание и правовую позицию Конституционного Суда РФ, который говорит о повороте к худшему при пересмотре вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда именно по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора <3>.

<2> См.: п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 1 "О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции" // Российская газета. 2007. 20 января.
<3> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан" // Российская газета. 2005. 20 мая.

Правило, согласно которому вступившие в законную силу приговор, определение или постановление суда могут быть отменены по основаниям, ухудшающим положение стороны защиты, только при условии что на эти основания прямо ссылались в своих жалобах и представлениях участники уголовного процесса со стороны обвинения, сопряжено с ограничением ревизионного начала. Изложенные в кассационных и надзорных ходатайствах потерпевшего, его представителя и прокурора требования задают пределы рассмотрения судом уголовного дела, ограничивают полномочия суда по принятию решений, связанных с ухудшением положения стороны защиты.

  1. В соответствии с уголовно-процессуальным законом любое ухудшение положения стороны защиты, связанное с пересмотром вступившего в законную силу судебного решения, допустимо лишь в течение одного года с момента его вступления в законную силу (ст. 401.6, ч. 2 ст. 412.9 УПК РФ). Следовательно, все вышеизложенные правила, ограничивающие поворот к худшему определенными условиями, применяются только в течение годичного срока с момента вступления приговора в законную силу. По истечении данного срока запрет поворота к худшему приобретает абсолютный характер.

Коренным отличием рассматриваемого элемента правила о недопустимости поворота к худшему является то, что положения ст. 401.6, ч. 2 ст. 412.9 УПК РФ не предназначены для обеспечения свободы обжалования. Они служат гарантией принципа правовой определенности, ведь наличие в законе срока, в течение которого допустим поворот к худшему, исключает долговременную (а следовательно, несовместимую с режимом правовой определенности) угрозу пересмотра вступившего в законную силу судебного акта.

  1. Если бы нормативное выражение правила о недопустимости поворота к худшему ограничивалось лишь предписаниями, относящимися к полномочиям судов кассационной и надзорной инстанций, обеспечить реальную свободу обжалования вступивших в законную силу судебных решений было бы невозможно.

Суды кассационной и надзорной инстанций наделены полномочиями по отмене обжалуемых судебных решений и направлению уголовных дел прокурору, а также в нижестоящие суды на новое рассмотрение. В таких условиях свободу обжалования стороне защиты обеспечивает правило о том, что усиление наказания или применение закона о более тяжком преступлении при рассмотрении дела судом первой (апелляционной) инстанции допускается лишь при условии, что первоначальный приговор был отменен по жалобе потерпевшего, его представителя или представлению прокурора.

К сожалению, действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит норм, которые ограничивали бы полномочия суда рассматривающего уголовное дело после отмены вступившего в законную силу приговора, определения или постановления. Трудно объяснить, почему законодатель "забыл" о данном положении, хотя оно прямо закреплено в ст. 520 Модельного УПК для государств - участников Содружества независимых государств, принятом 17 февраля 1996 г. Межпарламентской Ассамблеей государств - участников СНГ.

Отсутствие в законе соответствующей нормы не отменяет данного правила - в юридической литературе и судебной практике оно признается непреложным <4>. Однако данное обстоятельство не снимает, а, напротив, подчеркивает необходимость его скорейшего законодательного закрепления.

<4> См., напр.: Савицкий В.М., Ларин А.М. Уголовный процесс: Словарь-справочник. М., 1999. С. 78; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 1038 (автор комментария к гл. 48 - Н.Н. Ковтун); Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2004. С. 312 (автор гл. 18 - В.И. Радченко).