Мудрый Юрист

Злоупотребление акционером правом на получение информации

Кабанова Ирина Евгеньевна, преподаватель кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук.

Статья посвящена рассмотрению действий акционеров, составляющих злоупотребление правом на получение информации об акционерном обществе, и анализу судебной практики по этим спорам.

Ключевые слова: злоупотребление правом, акционер, информация об акционерном обществе.

Abuse by a stockholder of the right to information

I.E. Kabanova

The article is devoted to the shareholders' actions, which form the misuse of right on information about joint-stock company. Some courts' acts on these disputes are also analysed.

Key words: the misuse of right, shareholder, information about joint-stock company.

Понятие злоупотребления правом принадлежит к числу дискуссионных категорий в науке гражданского права. Достаточно убедительной представляется позиция, согласно которой осуществление права не может быть противоправно, поэтому действия, которые называют злоупотреблением правом, лишь внешне напоминают осуществление субъективного права, являясь, по существу, противоправными <1>.

<1> См.: Малеин Н.С. Закон, ответственность и злоупотребление правом // Советское государство и право. 1991. N 11. С. 29 - 30.

Злоупотребление правом предполагает наличие у лица субъективных прав, осуществление деятельности по реализации которых находится в противоречии с их социальным назначением или причиняет ущерб публичным либо частным интересам, при отсутствии по общему правилу нарушения конкретных юридических запретов. К злоупотреблению правом относятся и действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление субъективных гражданских прав.

Принцип недопустимости злоупотребления правом провозглашен в ст. 10 ГК РФ и распространяется на всех участников отношений, регулируемых гражданским правом, соответственно, и осуществление субъективных прав акционеров подчинено общим требованиям. Наряду с этим в литературе выделяются принципы корпоративного управления, которым должны соответствовать действия акционеров, чтобы удовлетворять требованию добросовестности. Среди последних называются важные для настоящего исследования принципы публичного ведения дел и прозрачности информации о деятельности корпорации <2>.

<2> См., например: Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции: Монография. М., 2006; Могилевский С.Д. Правовые основы деятельности акционерных обществ: Учеб.-практ. пособие. М., 2004.

Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <3> (далее - Закон об акционерных обществах) не содержит понятия "злоупотребление правом акционерами", равно как и другими участниками акционерных отношений. Отсутствие легально закрепленной дефиниции и ответственности за злоупотребление, за исключением некоторых случаев, приводит к безнаказанности злоупотребления правом со стороны акционеров. В большинстве случаев злоупотребление правом происходит со стороны миноритарных акционеров. Злоупотребление правом мажоритарными акционерами, как правило, выражается в действиях самого акционерного общества <4>.

<3> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.
<4> См.: Чернокальцева Е.В. Злоупотребление правом акционерами: понятие и формы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2011. С. 4.

Злоупотребление правом акционером можно определить как осуществление акционером права в противоречие с его назначением, установленным акционерным законодательством, а также принципом добросовестности, с целью причинения вреда акционерному обществу и (или) иным участникам акционерного правоотношения или понуждения к совершению участниками акционерного правоотношения действий в пользу акционера <5>.

<5> Там же. С. 15.

Право на получение информации об акционерном обществе предоставлено акционеру ст. 67 ГК РФ и ст. 89 - 91 Закона об акционерных обществах. Согласно ст. 91 Закона об акционерных обществах информация о деятельности акционерного общества может быть доведена до заинтересованных лиц двумя способами: путем предоставления акционеру возможности ознакомления с документами, указанными в п. 1 ст. 89 Закона об акционерных обществах; путем получения акционерами копий таких документов.

При реализации своего права на получение информации участники хозяйственных обществ не обязаны раскрывать цели и мотивы, которыми они руководствуются, требуя предоставления информации об обществе, а также иным образом обосновывать наличие интереса в получении соответствующей информации, за исключением случаев, вытекающих из закона.

К злоупотреблению правом акционерами на получение информации об акционерном обществе можно отнести требование акционера о предоставлении акционерным обществом информации, являющейся конфиденциальной или составляющей коммерческую тайну. Информация, доступ к которой акционерное общество обязано обеспечить акционеру согласно ст. 89 - 91 Закона об акционерных обществах, по общему правилу не может относиться к составляющей коммерческую тайну; информация в виде документов бухгалтерского учета и протоколов заседаний коллегиального исполнительного органа может составлять коммерческую тайну для акционеров, имеющих в совокупности менее 25% голосующих акций общества, если акционерным обществом введен режим коммерческой тайны.

Также в качестве злоупотребления правом можно расценивать требование акционера об обеспечении предоставления доступа к договорам, заключенным акционерным обществом.

По требованию акционеров, имеющих в совокупности более 25% голосующих акций общества, акционерное общество обязано представить документы бухгалтерского учета. В некоторых случаях акционеры, используя предоставленное п. 1 ст. 91 Закона об акционерных обществах право, требуют предоставить им договоры, ссылаясь на то, что они являются документами бухгалтерского учета. Согласно Федеральному закону от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" <6> договоры не относятся к первичным учетным документам и документам бухгалтерской отчетности, которые являются основой ведения бухгалтерского учета.

<6> СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369.

Конституционный Суд РФ в Определении от 18 июня 2004 г. N 263-О <7> проанализировал конституционность ограничения на доступ к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа условием обладания акционерами не менее чем 25% голосующих акций общества, поскольку п. 1 ст. 91 Закона об акционерных обществах не содержит такого ограничения. Обосновывая свою позицию, КС РФ отметил, что нормативное положение Закона об акционерных обществах об обязанности акционерного общества обеспечить акционерам доступ к своим документам направлено, среди прочего, на обеспечение открытости хозяйственной деятельности акционерного общества и возможности реализации акционерами своих прав, однако следует учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

<7> Определение Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. N 263-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Симакова Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав абзацем первым пункта 1 статьи 91 Федерального закона "Об акционерных обществах" // СПС "КонсультантПлюс".

В целом для определения границы между правомерным осуществлением акционером принадлежащего ему права на получение информации и злоупотреблением этим правом можно руководствоваться выводом И.Т. Тарасова: "Определяя границы этого права, надо иметь в виду, во-первых, в какой мере управление компанией будет стеснено в своей деятельности и в отправлении своих служебных обязанностей при полном осуществлении акционерами этого права, и во-вторых, в какой мере могут вредить компании те злоупотребления, которые возможны в данном случае со стороны единичных акционеров при осуществлении ими этого права" <8>.

<8> Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 444.

Особенностью акционерной формы предпринимательства является неограниченное число акционеров, в том числе имеющих мелкие пакеты акций, что предопределяет наличие специальных мер охраны и правил доступа к сведениям, не являющимся общедоступными. Поэтому законодатель с учетом особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества, а также специфики и объема предоставляемой информации вправе установить ограничения в виде определенного порядка или условий доступа к такой информации. Норма, устанавливающая, что право доступа к документам бухгалтерского учета имеют акционеры, имеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций общества, не может рассматриваться как нарушающая конституционный принцип равенства, поскольку это обусловлено спецификой соответствующих правовых отношений и поскольку вступление в акционерное общество в качестве акционера является добровольным, предполагающим свободное волеизъявление заранее осведомленного обо всех ограничениях лица.

Еще одним возможным злоупотреблением акционером правом на получение информации выступает требование о предоставлении акционерным обществом информации без указания индивидуально-определенных признаков запрашиваемых документов. Такие требования, изложенные в исковом заявлении, как правило, содержат период времени, за который акционерному обществу следует представить документы.

На основании ст. 174 АПК РФ, принимая решение, обязывающее ответчика совершить действия, суд должен указать, какие конкретно действия он должен совершить. В резолютивной части решения, обязывающего ответчика предоставить документы, суд должен указать, какие и в каком количестве документы обязан представить ответчик истцу, указать индивидуальные признаки документов, их реквизиты (название, дату, номер, характер и содержание информации и т.д.). В то же время требование о предоставлении документов без указания индивидуально-определенных признаков не является конкретным. Отсутствие индивидуализации требования делает решение суда неисполнимым.

Однако степень должной конкретизации требования акционера о предоставлении информации оценивается судом с учетом обстоятельств дела и необходимости обеспечить реальную возможность осуществления акционером своих прав. Например, обращенное к акционерному обществу требование о предоставлении протоколов общих собраний акционеров за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления протоколов и их номеров, которые акционер может не знать.

Вновь вернувшись к вопросу злоупотребления акционером правом на получение информации по жалобе ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" <9>, связанной с действиями миноритарного акционера, Конституционный Суд РФ подтвердил свою позицию, выраженную в ранее принятых им постановлениях и определениях, которая заключается, в частности, в следующем.

<9> См.: Определение КС РФ от 18 января 2011 г. N 8-О-П // СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии с Федеральным законом "Об акционерных обществах" общество обязано обеспечить акционерам доступ к документам, минимальный перечень которых установлен п. 1 ст. 89 Закона. При этом к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа только акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций общества.

Однако в соответствии с этим же Законом отдельные вопросы из компетенции исполнительного органа могут быть переданы совету директоров; такое решение вправе принять общее собрание акционеров большинством в три четверти голосов путем внесения изменений в устав общества. При этом акционеры, владеющие в совокупности менее чем 25% голосующих акций в обществе, устав которого наделяет совет директоров дополнительными полномочиями за счет полномочий исполнительных органов общества, при осуществлении права на получение информации (в данном случае - протоколов заседаний совета директоров) могут оказаться в преимущественном положении перед такими же акционерами - владельцами менее чем 25% голосующих акций общества, устав которого не расширяет компетенцию совета директоров за счет компетенции исполнительных органов.

Оспариваемое ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" положение абз. 1 п. 1 ст. 91 Закона об акционерных обществах по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагает, что в целях обеспечения баланса прав и законных интересов акционера, требующего доступа к протоколам совета директоров акционерного общества, с одной стороны, и других акционеров, акционерного общества в целом, а также иных участников правоотношений, связанных с акционерным обществом, с другой стороны, допустимо выдвижение органами управления акционерного общества возражений против выполнения требований акционера, если, с точки зрения акционерного общества, характер и объем запрашиваемой информации свидетельствуют о наличии признаков злоупотребления со стороны акционера правом на доступ к информации акционерного общества, в том числе в связи с отсутствием у него законного интереса в получении соответствующей информации, или если имеют место иные фактические обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности акционера. Такие возражения не могут носить произвольный и пристрастный характер, а спор между акционером и органами управления акционерного общества, выдвинувшими возражения, в любом случае подлежит разрешению в судебном порядке.

Высший Арбитражный Суд поддержал Конституционный Суд РФ, указав в информационном письме N 144 от 18 января 2011 г. "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ" <10>, что суд может отказать в удовлетворении требования участника о предоставлении информации, если будет доказано наличие в его действиях злоупотребления правом (ст. 10 ГК). В частности, о злоупотреблении правом может свидетельствовать то, что участник, обратившийся с требованием о предоставлении информации, является фактическим конкурентом хозяйственного общества (либо его аффилированным лицом), а запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества.

<10> Вестник ВАС РФ. 2011. N 3.

Из содержания п. 1 ст. 67 ГК следует, что порядок предоставления акционерам информации может содержаться в уставе акционерного общества. Представляется, что во избежание злоупотреблений субъективным правом предпочтительнее регулировать вопросы реализации акционером права на получение информации в акционерном соглашении, что допускается согласно формулировке нормы ст. 32.1 Закона об акционерных обществах: "Акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав".

Положения акционерного соглашения не могут ограничивать права акционеров на получение информации по сравнению с законодательными актами, и в случае противоречия по этому вопросу между акционерным соглашением и нормой закона применению к регулированию отношений по поводу предоставления информации акционеру подлежит последняя.

Однако при использовании такого инструмента регулирования корпоративных отношений, как акционерное соглашение, необходимо учитывать требование о наличии "информационной обязанности" акционера перед акционерным обществом и обязанности акционерного общества по хранению уведомления о заключении акционерных соглашений, направленных обществу, и списков лиц, заключивших такие соглашения (п. 5 ст. 32.1, ст. 89 Закона об акционерных обществах).

Вопрос о том, наличествуют ли в поведении акционера, реализующего субъективное право на получение информации об акционерном обществе, признаки злоупотребления правом, затруднительно разрешить без установления цели, которую преследует акционер, запрашивая конкретную информацию. Как отмечал И.Т. Тарасов, в основании права акционера на получение информации лежит его хозяйственный интерес, заключающийся в праве получения дивиденда и получения обратно своей доли капитала при ликвидации компании <11>.

<11> См.: Тарасов И.Т. Указ. соч. С. 444.

Отсутствие обязанности акционера доказывать разумную хозяйственную цель запроса документов у общества не означает отказ от выяснения наличия такой цели. Если разумной хозяйственной цели запроса информации об акционерном обществе у акционера нет, признание действий акционера, направленных на получение этой информации, злоупотреблением правом выглядит справедливым и обоснованным.