Мудрый Юрист

Освобождение от уголовной ответственности по примечаниям к ст. Ст. 222 и 223 УК

Будаев Батор Ринчинович, старший прокурор отдела по надзору за производством дознания и оперативно-розыскной деятельностью управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Республики Бурятия.

В статье излагается авторская позиция по вопросу освобождения от уголовной ответственности.

Ключевые слова: освобождение от уголовной ответственности, добровольная сдача оружия, примечания.

Relief from criminal liability under notes to articles 222 and 223 of the Russian Criminal Code

B.R. Budayev

The article states the author's position about relief from criminal liability.

Key words: relief from criminal liability, willful turning in arms, notes.

Актуальность рассмотрения вопроса освобождения от уголовной ответственности по фактам добровольной сдачи оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств во многом продиктована отсутствием единого подхода в отечественной следственной и судебной практике к механизму реализации уголовно-правовых норм, регулирующему эти правоотношения.

В правоприменительной практике привлечения к уголовной ответственности за деяния, связанные с незаконными приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой, ношением, изготовлением оружия, возникают спорные вопросы в толковании примечания к ст. ст. 222 и 223 УК, существенно влияющие на принятие правовых решений по материалам процессуальных проверок и уголовным делам этой категории.

В частности, в Республике Бурятия, на территории которой широко распространена охотничье-промысловая деятельность населения и число регистрируемых преступлений, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов, по статистике правоохранительных органов республики, за предпоследние 2 года имеет стабильный удельный вес и составляет 2,4% от общего числа преступлений (в 2011 г. - 589 из 24137, в 2010 г. - 629 из 26510 преступлений), при установлении факта добровольности выдачи огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, органами предварительного расследования возбуждаются уголовные дела по соответствующим частям ст. ст. 222 и 223 УК. В дальнейшем по результатам расследования принимаются решения о прекращении дел со ссылкой на ч. 2 ст. 28 УПК.

Так, в прошлом году органами дознания МВД России по республике в связи с добровольной сдачей оружия и боеприпасов прекращено более 60% уголовных дел от общего числа прекращенных.

Основанием для возбуждения уголовных дел является то обстоятельство, что правовое регулирование института освобождения от уголовной ответственности закреплено в гл. 11 УК, предусматривающей деятельное раскаяние (ст. 75 УК), примирение с потерпевшим (ст. 76 УК), истечение сроков давности (ст. 78 УК). Иных оснований для освобождения от уголовной ответственности действующим законодательством не предусмотрено. Вследствие этого освободить лицо от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно только после возбуждения уголовного дела по соответствующей статье УК.

Поэтому в случае добровольной сдачи оружия лицом, которое умышленно и противоправно приобрело и владело оружием на протяжении определенного периода времени, органы предварительного расследования возбуждают уголовные дела для проведения всех необходимых следственных и оперативно-розыскных мероприятий по установлению обстоятельств приобретения и хранения оружия. В случае отсутствия в действиях лица, добровольно сдавшего оружие, признаков какого-либо другого преступления, выносится постановление о прекращении уголовного дела по ч. 2 ст. 28 УПК по специальному основанию деятельного раскаяния.

Возможность отказа в возбуждении уголовного дела существует лишь в случаях кратковременного владения запрещенными к обороту предметами при условии, что действия лица, формально содержащие признаки приобретения, хранения, ношения оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, связаны с передачей указанных предметов в правоохранительные органы. Как правило, это касается случаев их находки и незамедлительной сдачи. В таких случаях нет умысла лица на совершение незаконных действий с указанными предметами, и решение принимается со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Вместе с тем в судебной практике РФ встречается иное применение норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Так, Кассационным определением Верховного Суда РФ от 30 июня 2011 г. N 88-О11-21 по результатам рассмотрения кассационного представления Томской областной прокуратуры установлено, что Т. и К. обвинялись в незаконном хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия, незаконном изготовлении огнестрельного оружия, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а Т. - в незаконном приобретении огнестрельного оружия.

Суд первой инстанции по ходатайству государственного обвинителя на основании примечаний к ст. ст. 222, 223 УК освободил Т. и К. от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК и уголовное дело в отношении их прекратил, признав за ними право на реабилитацию.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ доводы Кассационного определения об отмене постановления суда и направлении дела в этой части на новое рассмотрение, в том числе в связи с необоснованным признанием судом за Т. и К. права на реабилитацию, так как прекращение дела в связи с деятельным раскаянием относится к нереабилитирующим основаниям, оставила без удовлетворения.

В Кассационном определении указано, что суд при установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующей статье Особенной части УК (например, к ст. ст. 291, 222 УК), прекращает дело на основании примечания к той или иной статье уголовного закона. При таких обстоятельствах дело прекращается на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК за отсутствием в деянии состава преступления, в связи с чем судом обоснованно признано за Т. и К. право на реабилитацию.

Буквальное толкование этого уголовно-правового института, регулирующего специальные основания освобождения от уголовной ответственности, предполагает необходимость возбуждения уголовного дела по фактам добровольной сдачи оружия и дальнейшее его прекращение по ч. 2 ст. 28 УПК. Основным аргументом этой позиции можно признать последовательность и завершенность правового регулирования уголовно-правовых отношений, так как в действиях лица, добровольно сдавшего запрещенные к обороту предметы, усматривается состав оконченного преступления, связанного с незаконным приобретением, хранением указанных предметов. Его действия, связанные с добровольной сдачей запрещенных к обороту предметов, необходимо рассматривать лишь как вид позитивного посткриминального поведения.

В то же время, как отмечается в специальной литературе, указанные примечания к статьям Особенной части УК изначально призваны побуждать граждан к добровольной сдаче незаконно хранящихся предметов <1>. В качестве примера указываются регионы, где "на руках" у населения имеется значительное количество незаконно приобретенного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Высказывается мнение, к которому присоединяемся и мы, что примечания к статьям УК призваны стимулировать лиц к добровольной сдаче оружия и боеприпасов. Однако при буквальном применении норм права их действие малоэффективно, потому что вряд ли найдется много желающих добровольно сдать запрещенные предметы, осознавая, что в отношении их будет возбуждено уголовное дело и они будут привлечены к уголовной ответственности, что в дальнейшем может негативно отразиться как на их жизни, так и жизни их близких родственников, например, при поступлении на государственную службу и т.п.

<1> См., например: Калугин А.Г. Отказ от уголовного преследования при наличии специальных оснований освобождения от уголовной ответственности // Российский следователь. 2008. N 11. С. 4.

Одним из путей решения этой проблемы предлагается создание нового уголовно-процессуального механизма реализации специальных оснований освобождения от уголовной ответственности путем введения в отечественное уголовно-процессуальное законодательство института отказа от уголовного преследования <2>. Вместе с тем, как отмечается сторонниками этой точки зрения, внедрение новых процедур в российский уголовный процесс потребует принципиально нового концептуального подхода к регламентации досудебного производства.

<2> См.: Калугин А.Г. Указ. соч. С. 6.

На наш взгляд, наиболее эффективным путем решения сложившейся ситуации представляется введение в ст. 24 УПК в качестве самостоятельного основания возможности отказа в возбуждении уголовного дела по специальным основаниям освобождения от уголовной ответственности. Вместе с тем эта норма права, являясь специальным видом деятельного раскаяния, не должна влечь правовых последствий, предусмотренных указанным институтом права, аналогичных прекращению уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. В противном случае эффективность нормы не изменится. Полагаем, что необходимо законодательно закрепить положение о том, что при отказе в возбуждении уголовного дела по специальным основаниям освобождения от уголовной ответственности правовые последствия наступают, как при отказе в возбуждении уголовного дела по реабилитирующим основаниям.

Возникающие сложности применения изложенных норм права диктуют необходимость пересмотра основных положений рассматриваемого института, детальной его регламентации.