Мудрый Юрист

Уголовно-правовое противодействие массовым беспорядкам в рсфср *

<*> Bagmet A.M. Criminal-law counteraction of mass disorders in the RSFSR.

Багмет Анатолий Михайлович, директор Института повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации, кандидат юридических наук.

В статье раскрываются особенности развития уголовно-правового законодательства в отношении массовых беспорядков в Российской Советской Федеративной Социалистической Республике с 1917 по 1991 гг.

Ключевые слова: массовые беспорядки, российское уголовно-правовое законодательство, история.

The article reveals the features of the development of criminal law with regard to the riots in the Russian Soviet Federative Socialist Republic since 1917 in 1991.

Key words: riots, Russian criminal law, history.

Проведение историко-правового анализа отечественного законодательства по правовому регулированию противодействия массовым беспорядкам имеет особое значение в современный период, т.к. знание проблем развития нормативной базы об ответственности за организацию массовых беспорядков, участие в них и призывы к ним позволяет в период продолжающегося реформирования уголовного законодательства максимально использовать все положительное из прошлого и не повторять имевшиеся ранее просчеты и ошибки в деле противостояния преступности.

После политических потрясений 1917 г. в России наступил период беззакония. Российское общество, отвергнувшее свои прежние нормы и еще не обретшее новых, захлестнула волна преступности. В этот период советские юристы однозначно настаивали на политической подоплеке массовых беспорядков, утверждая, что они использовались как форма классовой борьбы против Советской власти. С точки зрения советских правоведов, целями массовых беспорядков в то время были: дезорганизация работы государственных органов, подрыв их авторитета и престижа, разрушение отдельных объектов, убийство представителей власти и общественных работников, срыв проведения хозяйственно-политических мероприятий Советской власти (продразверстки, коллективизации сельского хозяйства и др.) <1>.

<1> Курс советского уголовного права: В 6 т. Государственные преступления и преступления против социалистической собственности / Под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. М., 1970. Т. 4: Часть Особенная. С. 179 - 180.

В первом советском Уголовном кодексе 1922 г. (далее - УК 1922 г.) массовые беспорядки были отнесены к государственным преступлениям (ст. ст. 75 и 77 гл. 1 "Государственные преступления") <2>.

<2> СУ РСФСР. 1922. N 15. Ст. 153.

При этом к признакам массовых беспорядков относились: убийства, нанесение телесных повреждений, изнасилования, погромы, разрушения путей и средств сообщения, освобождение арестованных, поджоги, вооруженное сопротивление властям.

В УК 1922 г. не предусматривалась дифференцированная ответственность организаторов, руководителей, подстрекателей и участников массовых беспорядков. Однако предусматривалось дифференцированное наказание по выполнению ими объективной стороны общественно опасного деяния. Согласно ч. 1 ст. 75 УК 1922 г. указанные лица, "кои уличены в совершении убийств, поджогов, нанесении телесных повреждений, изнасилования и вооруженном сопротивлении властям", подлежали наказанию в виде смертной казни и конфискации всего имущества. Другие вооруженные участники наказывались лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет с конфискацией или без конфискации всего или части имущества (ч. 2 ст. 75). Невооруженные участники беспорядков наказывались лишением свободы на срок не ниже одного года (ч. 3 ст. 75). При этом лишением свободы на срок не ниже шести месяцев наказывались лица, не принимавшие непосредственного участия в беспорядках и насильственных действиях, но содействовавшие участникам беспорядков оказанием им помощи или сокрытием следов преступления и самих преступников либо иными действиями (ч. 4 ст. 75). Кроме того, за одно только неповиновение законным требованиям властей предусматривалось более строгое наказание в отношении подстрекателей, руководителей и организаторов (лишение свободы на срок не ниже двух лет со строгой изоляцией); в отношении прочих участников - лишение свободы на срок не ниже шести месяцев (ст. 77).

Особой опасностью массовых беспорядков было обусловлено и включение данного преступления Положением "О преступлениях государственных" 1927 г. (далее - Положение) в группу государственных преступлений, в раздел "Особо опасные для Союза ССР преступления против порядка управления". Статья 16 Положения, предусматривая два вида массовых беспорядков - с отягчающими обстоятельствами и без них, устанавливала дифференцированную уголовную ответственность для различных категорий участников массовых беспорядков <3>.

<3> Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. 4. С. 180.

Массовые беспорядки с отягчающими обстоятельствами (ч. 1 ст. 16 Положения) определялись как "массовые беспорядки, сопровождающиеся погромами, разрушением железнодорожных путей или иных средств сообщения и связи, убийствами, поджогами и другими подобными действиями". Ответственность предусматривалась не только для организаторов массовых беспорядков и лиц, совершивших погромы, убийство и другие подобные действия, но и для прочих участников беспорядков. К массовым беспорядкам без отягчающих обстоятельств Положение относило "массовые беспорядки, не отягченные преступлениями, указанными в ч. 1 ст. 16 Положения, но сопряженные с явным неповиновением законным требованиям властей, или с противодействием исполнению последними возложенных на них обязанностей, или понуждением их к исполнению явно незаконных требований".

В ст. 59.2 Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. (далее - УК 1926 г.) предусматривалась дифференцированная ответственность не только для организатора, руководителя, подстрекателя и участника массовых беспорядков, но и для пособника <4>.

<4> СЗ РСФСР. 1926. N 15. Ст. 106.

Согласно ст. 59.2 УК 1926 г. за организацию массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, разрушениями путей и средств сообщения, освобождением арестованных, поджогами и т.п., если при этом участники беспорядков были вооружены, предусматривался расстрел и конфискация всего имущества. Такому же наказанию подвергались участники беспорядков, которые совершили убийства, поджоги, нанесли телесные повреждения, совершили изнасилования и оказали вооруженное сопротивление властям (ч. 1). Другие вооруженные участники беспорядков наказывались лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет с конфискацией или без конфискации всего или части имущества (ч. 2). Невооруженные участники беспорядков наказывались лишением свободы на срок не ниже одного года (ч. 3). В отношении пособников, т.е. лиц, не принимавших непосредственное участие в беспорядках и насильственных действиях, но содействовавших участникам беспорядков оказанием им помощи или сокрытием следов преступления и самих преступников и иными действиями, предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже шести месяцев (ч. 4).

В соответствии со ст. 59.3 УК 1926 г. за неповиновение законным требованиям властей или противодействие исполнению последними возложенных на них законом обязанностей или понуждение их к исполнению явно незаконных требований, хотя бы неповиновение выразилось только в отказе прекратить угрожающее общественной безопасности скопление, в отношении подстрекателей, руководителей и организаторов предусматривалось наказание в виде лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет (ч. 1); в отношении прочих участников - лишение свободы или принудительные работы на срок до шести месяцев (ч. 2).

За агитацию и пропаганду массовых беспорядков предусматривалось наказание в виде лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже одного года. Если же агитация и пропаганда имели место во время войны и были направлены к неисполнению гражданами возложенных на них воинских или связанных с военными действиями обязанностей и повинностей - расстрел (ст. 59.6 УК 1926 г.).

За изготовление, хранение с целью распространения и распространение литературных произведений, призывающих к массовым беспорядкам, предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже шести месяцев. Если же указанные деяния имели место во время войны и были направлены к неисполнению гражданами возложенных на них воинских или связанных с военными действиями обязанностей и повинностей - лишение свободы на срок не ниже одного года (ст. 59.7 УК 1926 г.).

Закон СССР от 25 декабря 1958 г. "Об уголовной ответственности за государственные преступления" (далее - Закон 1958 г.) формулировал состав рассматриваемого преступления: "организация массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными действиями, а равно непосредственное совершение их участниками указанных выше преступлений или оказание ими вооруженного сопротивления власти" (ст. 16 "Массовые беспорядки") <5>.

<5> Закон СССР от 25 декабря 1958 г. "Об уголовной ответственности за государственные преступления". URL: http://bestpravo.ru/ussr.

Тем самым Закон 1958 г. в значительной мере суживал по сравнению с Положением о преступлениях государственных состав массовых беспорядков, исключив ответственность за неповиновение законным требованиям властей, противодействие исполнению последними возложенных на них обязанностей, понуждение их к исполнению явно незаконных требований. Кроме того, в Законе предусматривалась ответственность лишь для организаторов массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными действиями, и для тех участников беспорядков, которые повинны в совершении при массовых беспорядках погромов, разрушений, поджогов и других подобных действий, или в оказании вооруженного сопротивления власти. Уголовная ответственность для "прочих" участников массовых беспорядков, которая была предусмотрена прежним законодательством (ч. 1 ст. 16 Положения о преступлениях государственных), Законом не предусматривалась.

В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. (далее - УК 1960 г.) не предусматривалось дифференцированной ответственности для организаторов массовых беспорядков и их участников, которые наказывались лишением свободы на срок от двух до пятнадцати лет, при этом отсутствовало наказание за призывы к ним (ст. 79) <6>.

<6> Уголовный кодекс РСФСР. М., 1961.

В качестве объектов рассматриваемого общественно опасного деяния указывались: внутренняя безопасность России, общественное спокойствие, общественная жизнь, нормальная работа предприятий и транспорта, жизнь, здоровье, нравственность людей <7>.

<7> Уголовный кодекс Российской Федерации: Науч.-практ. комментарий / Под ред. Л.Л. Кругликова, Э.С. Тенчова. Ярославль, 1994. С. 223 - 224.

Под массовыми беспорядками понималось нарушение установленного и охраняемого властью общественного порядка со стороны стихийно собравшейся значительной группы лиц - толпы (например, создание собравшейся толпой затруднений в движении городского транспорта, препятствование нормальной работе органов власти, охраняющих общественный порядок, демонстративный отказ со стороны толпы выполнить законные требования представителей власти или иных должностных лиц и т.д.).

Массовые беспорядки, описанные в ст. 79 УК 1960 г., охватывали собой три вида преступных действий:

а) организацию массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными действиями;

б) активное участие в таких беспорядках;

в) вооруженное сопротивление власти.

Под погромом понималось разорение и разграбление жилищ, магазинов, складов, помещений, занимаемых различными государственными или общественными учреждениями и организациями и отдельными гражданами.

Поджогом считалось действие, приведшее к воспламенению или горению подожженного имущества, хотя бы оно и не было повреждено, т.к. начавшийся пожар удалось погасить.

Под разрушением предполагалось уничтожение или повреждение государственного, общественного и личного имущества, железнодорожных путей, средств связи, транспортных средств, порча электросети.

К другим действиям, которыми могли сопровождаться массовые беспорядки, относились:

Организация массовых беспорядков охватывала собой:

а) призывы к людям учинять погромы, разрушения, поджоги и иные подобные действия;

б) руководство действиями бесчинствующей толпы независимо от того, совершал ли сам субъект указанные акты.

Организация массовых беспорядков и руководство ими заключались в принятии мер к тому, чтобы собралась толпа, в подстрекательстве лиц из толпы к совершению погромов, разрушений, поджогов и иных подобных действий.

Активное участие в беспорядках предполагало непосредственное исполнение погромов, разрушений, поджогов, захват заложников, освобождение арестованных, насилие над гражданами и т.п.

Под вооруженным сопротивлением власти понималось создание участниками беспорядков путем использования огнестрельного или холодного оружия препятствий представителям власти (мэрии, милиции, внутренних войск и др.) в выполнении возложенных на них обязанностей (например, путем угрозы применения оружия, создания препятствий к задержанию наиболее активных участников массовых беспорядков), в наведении порядка или принуждение их к нарушению обязанностей в этой сфере (требования освободить арестованных, выдать оружие и т.п.).

Неактивное участие в массовых беспорядках, при наличии соответствующих признаков, влекло ответственность по ч. ч. 2 и 3 ст. 206 УК 1960 г. (хулиганство) или ст. 191 УК 1960 г. (сопротивление представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка) либо 191.1 УК 1960 г. (сопротивление работнику милиции или народному дружиннику). Массовые беспорядки, не сопряженные с погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными общественно опасными деяниями должны были рассматриваться как преступление, предусмотренное ст. 190.3 УК 1960 г. (организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок).

К мотивам и целям, которыми руководствовались лица, организующие массовые беспорядки и учиняющие во время их погромы, разрушения, поджоги и иные подобные действия, советские законодатели, применимо к УК 1960 г., относили: хулиганские мотивы, намерение использовать массовые беспорядки для незаконного освобождения из-под стражи заключенных или арестованных, использовать эти беспорядки для облегчения хищений государственного, общественного или личного имущества.

Таким образом, ретроспективный анализ отечественного уголовно-правового законодательства в части противодействия массовым беспорядкам показал:

  1. в "советской" России массовые беспорядки выделялись как преступления против власти и государства;
  2. рассматриваемый вид преступности относился к одним из наиболее тяжких преступлений;
  3. за организацию массовых беспорядков, руководство ими и участие в них предусматривалось более строгое наказание, чем за другие групповые преступления;
  4. предусматривалось наказание за одно только не санкционированное властями собрание людей;
  5. наказанию подлежали и подстрекатели беспорядков;
  6. сообразно политической обстановке юристами определялись общественно опасные деяния как признаки массовых беспорядков.