Мудрый Юрист

О праве граждан на судопроизводство в разумный срок в судах общей юрисдикции *

<*> Teterina T.V. On the right of citizens to judicial proceeding in reasonable period of time in the courts of general jurisdiction.

Тетерина Тамара Васильевна, ГАОУ ВПО "Коми республиканская академия государственной службы и управления" (КРАГСиУ (г. Сыктывкар)), юридический факультет, доцент кафедры гражданского права и процесса, кандидат юридических наук.

Автор статьи полагает, что материалы судебной практики свидетельствуют о том, что не всегда учитываются правовые позиции ЕСПЧ о праве граждан на судопроизводство в разумный срок в судах общей юрисдикции. Как свидетельствует судебная практика, суд не всегда принимает во внимание практику ЕСПЧ.

Ключевые слова: Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), гражданский процесс, разумный срок, компенсация, размер компенсации.

The author of the article believes that the material of judicial practice prove the fact that the legal stances of the European Court of Human Rights on the right of citizens to judicial proceeding in a reasonable period of time in the courts of general jurisdiction are not always taken into account. The judicial practice evidences that the court does not always take into consideration the ECHR practice.

Key words: European Court of Human Rights (ECHR), civil procedure, reasonable period, compensation, amount of compensation.

Пунктом 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) закреплено право каждого в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона <1>.

<1> СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2143.

30 апреля 2010 г. принят Федеральный закон N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее - Закон о компенсации), в соответствии с которым участники гражданского и уголовного процесса получили право на денежную компенсацию в случае нарушения указанных прав <2>.

<2> СЗ РФ. 2010. N 18. Ст. 2144.

В целях реализации положений данного Закона был принят Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" <3>.

<3> СЗ РФ. 2010. N 18. Ст. 2145.

В пояснительной записке к Закону о компенсации объяснено, что его принятие необходимо для выполнения требований Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ, Европейский суд), изложенных в пилотном Постановлении от 15 января 2009 г. "Дело "Бурдов против Российской Федерации (N 2)" <4> и в Определении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2008 г. N 734-О-П "По жалобе гражданки В. на нарушение ее конституционных прав статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации" <5>.

<4> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. N 4.
<5> Вестник Конституционного Суда РФ. 2009. N 1.

В обоих судебных актах речь идет о необходимости создания средств правовой защиты, обеспечивающих возмещение в связи с неисполнением судебных решений.

Закон же о компенсации установил право на присуждение компенсации не только в случае неисполнения судебного акта, но и в случае нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

В Федеральных законах N 68-ФЗ и N 69-ФЗ не раскрывается понятие компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Из систематического толкования ч. 6 ст. 1 Закона о компенсации и ст. 1070 ГК РФ следует, что подлежащая в таких случаях компенсация является не чем иным, как компенсацией за причинение государством морального вреда <6>.

<6> Зайцев С.В. К вопросу защиты прав граждан и организаций от неправомерных действий государства в процессе осуществления правосудия // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 7. С. 13.

Согласно ч. 4 ст. 4 Закона о компенсации судебное решение о присуждении компенсации подлежит немедленному исполнению. Но в соответствии с ч. 1 ст. 5 этого же Закона судебное решение исполняется в трехмесячный срок со дня его поступления на исполнение в порядке, установленном бюджетным законодательством РФ. Но если законодатель установил срок исполнения решения, оно не может подлежать немедленному исполнению, поэтому положение о немедленном исполнении не носит соответствующей смысловой нагрузки и подлежит исключению из текста Закона о компенсации.

Как свидетельствует судебная практика, суд не всегда принимает во внимание практику ЕСПЧ.

Так, в Постановлении от 2 ноября 2006 г. "Дело "Никитин против Российской Федерации" Европейский суд указал, что заявитель не должен нести ответственность за изменение объема исковых требований и желание получить дополнительные доказательства, взыскав в его пользу 5900 евро. Неизменной практикой Европейского суда, отмечено в Постановлении, является подход, при котором заявителю не может вменяться в вину намерение использовать в полном объеме для защиты своих интересов возможности, предоставленные национальным законом <7>.

<7> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 4.

Между тем Ленинградский областной суд, рассмотрев заявление И.В. Старкина о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, вынес решение об отказе в удовлетворении заявления, обосновав его тем, что общий срок судебного разбирательства по делу был увеличен не по вине суда, а вследствие отложения судебных разбирательств по причине предъявления уточненных и встречных исковых требований, заявления ходатайств о принятии мер по обеспечению иска, истребования доказательств и вызове свидетелей по ходатайствам сторон и их представителей, подачи кассационной жалобы с нарушениями установленных требований, т.е. в результате совершения процессуальных действий сторонами и их представителями при рассмотрении гражданского дела.

Отменяя решение Ленинградского областного суда от 12 августа 2010 г. и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отметила в своем Определении, в частности, что использование сторонами по делу своих процессуальных прав не может свидетельствовать о затягивании судебного разбирательства, а также о вине данной стороны в увеличении срока рассмотрения дела <8>.

<8> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 октября 2010 г. N 33-Г10-21 // СПС "КонсультантПлюс".

При определении размера присуждаемой компенсации суду следует учитывать практику Европейского суда по правам человека, размер сумм компенсации морального вреда, присуждаемых этим судом за аналогичные нарушения.

Европейский суд не раз в своих постановлениях рассматривал вопрос о том, получило ли лицо за понесенный ущерб возмещение, соразмерное со справедливой компенсацией, предусмотренной ст. 41 Конвенции.

Как показывает сложившееся прецедентное право ЕСПЧ, в том случае, если национальные власти установили наличие нарушения и их решение является соразмерной и достаточной компенсацией, соответствующая сторона не может более претендовать на статус жертвы нарушения по смыслу ст. 34 Конвенции.

В Постановлении от 29 марта 2006 г. "Дело "Джузеппе Мостаччуоло против Италии (N 2)" Европейский суд констатировал, что при компенсации в размере 2000 евро за задержку в судебном разбирательстве, равную 12 годам, ставка, следовательно, составила 166,6 евро за год задержки, отметив при этом, что присужденная сумма составляет около 9% той суммы, которую Европейский суд обычно присуждал в подобных делах против Италии.

По мнению Суда, в том случае, если после исчерпания данного средства правовой защиты заявитель все еще может утверждать, что является "жертвой" нарушения, ему должна быть компенсирована разница между суммой, полученной от апелляционного суда, и суммой, которая не будет считаться явно необоснованной по сравнению с компенсацией, присужденной Европейским судом, если она присуждена апелляционным судом и выплачена своевременно.

В данном случае Суд решил, что, исходя из обстоятельств настоящего дела, при отсутствии внутренних средств правовой защиты он присудил бы заявителю компенсацию в размере 22000 евро. Европейский суд отметил, что апелляционный суд присудил заявителю 2000 евро, что составляет около 9% той суммы, какую бы присудил ЕСПЧ, и присудил заявителю 7900 евро <9>.

<9> Постановление на русском языке подготовлено для публикации в системах "КонсультантПлюс".

Таким образом, российские суды при определении размера компенсации должны учитывать практику ЕСПЧ, с тем чтобы предотвратить повторное обращение лиц о присуждении компенсации, считающих ее размер недостаточным, но уже в Европейский суд.

В целях единообразного подхода при определении размера компенсации можно обратить внимание российских судов на параграф 135 Постановления ЕСПЧ от 29 марта 2006 г. "Дело "Джузеппе Мостаччуоло против Италии (N 2)", где Суд отметил, что под "похожими" делами он подразумевает любые два судебных разбирательства, которые длились одинаковое количество лет, проходили одинаковое число судебных инстанций, со ставками одинаковой значимости, с похожим поведением заявителя по делу и в отношении одной и той же страны.