Мудрый Юрист

Некоторые проблемы практики назначения уголовного наказания за совершение незаконного предпринимательства *

<*> Sereda I.M., Sukhanov S.V. Certain problemof practice of assignmentof criminal sentencing for illegal entrepreneurship.

Середа Ирина Михайловна, заведующая кафедрой уголовного права и криминологии Иркутского юридического института (филиала), доктор юридических наук, профессор.

Суханов Сергей Васильевич, аспирант кафедры уголовного права и криминологии Байкальского государственного университета экономики и права (БГУЭП), г. Иркутск.

Статья посвящена практике назначения уголовных наказаний за незаконное предпринимательство в современной России.

Ключевые слова: незаконное предпринимательство, уголовное наказание, правоприменительная практика.

The paper is devoted to the practice of criminal sentencing for illegal entrepreneurship in modern Russia.

Key words: illegal entrepreneurship, criminal sentencing, law enforcement practice.

Во многом преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, негативно сказываются на показателях социально-экономического развития Российской Федерации. Необходимым условием эффективности системы предупреждения преступлений, предусмотренных ст. 171 УК РФ, является эффективно работающий уголовно-правовой запрет <1>.

<1> Середа И.М. Преступления против налоговой системы: характеристика, ответственность, стратегии борьбы. Иркутск, 2006. С. 271.

При этом эффективность мер уголовно-правового воздействия повышается при умелом использовании наказания за преступление, совершенное в сфере установленного законом порядка осуществления предпринимательской деятельности <2>.

<2> Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2002.

Важным критерием деятельности по применению уголовного наказания выступает карательная практика. Последняя, представляя собой объективированный результат судебной реакции на совершенные преступления, состоит из совокупности индивидуализированных мер уголовного наказания, которые могут применительно к конкретному посягательству проявляться в самых разнообразных сочетаниях.

Нельзя не согласиться с Д.И. Аминовым, что в контексте уголовной политики значение наказания и иных мер, его заменяющих, трудно переоценить, так как без наказания система общепредупредительного воздействия перестает существовать. Вместе с тем строго дозированное применение наказания имеет помимо чисто гуманного еще и рациональный аспект. Иначе говоря, если наказание занимает слишком большое место среди средств социального контроля, то оно способствует "расширенному воспроизводству" социальной базы преступности. Это происходит в связи с тем, что реализация наказания объективно порождает категорию граждан, невосприимчивых к общепредупредительному воздействию <3>.

<3> Аминов Д.И. Уголовно-правовая охрана кредитно-финансовых отношений: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1999.

В этой связи результативность предупредительных мер предопределяется санкциями, установленными ст. 171 УК РФ, и практикой их применения.

Вместе с тем анализ судебной практики показывает необычный "либерализм" при назначении наказаний за преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, что в целом ведет к количественному и качественному росту этого вида преступлений. Кроме того, порождает коррупцию и ухудшает условия экономической деятельности.

В частности, анализ изученных уголовных дел о незаконном предпринимательстве показал, что из общего числа осужденных за незаконное предпринимательство были назначены следующие наказания <4>:

<4> Исследование проводилось на основе выборочного изучения уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст. 171 УК РФ, за период с 2008 по 2012 г.
  1. по части 1 ст. 171 УК РФ:
  1. по части 2 ст. 171 УК РФ:

Из приведенных данных следует, что средний размер такого вида наказания, как штраф, по ч. 1 ст. 171 УК РФ составил около 90000 рублей, а средний размер штрафа, назначенного за совершенное преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 171 УК РФ, составил 150000 рублей.

При этом по непонятным причинам при назначении уголовного наказания в виде штрафа, с учетом всех обстоятельств и личности виновных, лицо за совершенное преступление небольшой тяжести, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, в 28,6% случаях наказывалось более сурово, чем лицо, совершившее преступление средней тяжести, предусмотренное ч. 2 ст. 171 УК РФ. Исходя из этого такая практика реагирования правоприменителя на выявленные нарушения закона вряд ли может быть признана справедливой и заключается в снижении профилактической роли уголовно-правового воздействия в отношении лиц, склонных к совершению незаконного предпринимательства.

Кроме того, по делам о незаконном предпринимательстве ст. 64 УК РФ применялась только в отношении ее квалифицированного вида, предусмотренного ч. 2 ст. 171 УК РФ. В отношении лиц, совершивших преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 171 УК РФ, ст. 64 УК РФ ни разу не применялась.

Стоит отметить, что при назначении уголовных наказаний виновным за совершение незаконного предпринимательства по приговорам судов имеют место типичные недостатки, связанные с необоснованным применением норм уголовного закона, направленные в сторону смягчения уголовного наказания.

Например, 19 августа 2002 г. Медногорским городским судом Оренбургской области вынесен обвинительный приговор по п. "б" ч. 2 ст. 171, ч. 2 ст. 165 УК РФ в отношении С.Н. Баландина, В.В. Скандакова и В.С. Сизюкова, которые по предварительному сговору, группой лиц, в период с 1 февраля 2000 г. по 30 апреля 2002 г. произвели строительство и ремонт объектов СПК "Саринский" Кувандыкского района Оренбургской области на сумму 245817 руб., не имея на то соответствующей лицензии, и, с учетом затрат, понесенных при проведении строительных работ, получили за указанный период доход от незаконной предпринимательской деятельности в размере 245817 руб., что превышает 500-кратный размер МРОТ, не уплатив утвержденные Администрацией Оренбургской области обязательные сборы и платежи за получение данной лицензии.

В судебном заседании подсудимые С.Н. Баландин, В.В. Скандаков, В.С. Сизюков себя виновными в совершенных преступлениях не признали, суду пояснили, дав аналогичные показания, что они на протяжении ряда лет занимались ремонтом объектов и строительством в СПК "Саринский". Работу выполняли сезонно, во время своих отпусков, а затем, уволившись с прежних мест работы, трудоустроились в СПК, о чем у Баландина и Сизюкова имеются соответствующие записи за период с мая 2001 г. по декабрь 2001 г. Не признают себя виновными, так как были трудоустроены в СПК в качестве разнорабочих и лицензию на строительно-ремонтные работы иметь не должны. В 2001 г. их приглашали в налоговую полицию, где разъясняли, что они действуют незаконно, без лицензии работать не должны. Они пытались зарегистрироваться в качестве предпринимателей, но затем сдали свои свидетельства. Согласны с суммой дохода, полученной в СПК, указанной в обвинительном заключении, так как она подтверждается документально.

Суд, исследовав все собранные по делу доказательства, считает, что вина С.Н. Баландина, В.В. Скандакова и В.С. Сизюкова в осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации и в нарушение условий лицензирования, сопряженного с извлечением дохода в особо крупном размере, и в причинении имущественного ущерба собственнику либо владельцу имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, доказана полностью и их действия по п. "б" ч. 2 ст. 171 и ч. 2 ст. 165 УК РФ квалифицированы правильно.

При назначении меры наказания суд не усматривает обстоятельств, отягчающих наказание подсудимых. Принимая во внимание характер совершенного преступления, личности подсудимых, то, что Сизюков является инвалидом 3-й группы, а совершенное преступление не повлекло серьезных последствий, и признавая данные обстоятельства исключительными, суд считает возможным назначить наказание подсудимым в виде штрафа с применением ст. 64 УК РФ.

Суд приговорил признать виновными С.Н. Баландина, В.В. Скандакова и В.С. Сизюкова в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 171 и ч. 2 ст. 165 УК РФ. Назначить им наказание в виде штрафа с применением ст. 64 УК РФ к каждому составу преступления. По ч. 2 ст. 165 УК РФ - в виде штрафа в размере дохода осужденных за один месяц, по п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ - в виде штрафа в размере дохода осужденных Баландина и Скандакова за три месяца, Сизюкова - за два месяца. Руководствуясь ст. 69 УК РФ, применив принцип частичного сложения наказаний, окончательной мерой наказания считать штраф в виде дохода осужденных Баландина и Скандакова за четыре месяца, Сизюкова - за три месяца. С.Н. Баландину - в сумме 2000 руб. в доход государства, В.С. Скандакову - в виде 2000 руб. в доход государства, В.С. Сизюкову - в сумме 2106 руб. в доход государства <5>.

<5> Уголовное дело N 1-29/02. Архив Медногорского городского суда Оренбургской области.

В обвинительном приговоре суд признал в качестве исключительных обстоятельств то, что совершенное группой лиц по предварительному сговору преступление, предусмотренное п. "б" ч. 2 ст. 171, ч. 2 ст. 165 УК РФ, не повлекло серьезных последствий. При этом непонятно, о каких серьезных последствиях совершенного преступления идет речь, когда совершенное общественно опасное деяние было квалифицированно по п. "б" ч. 2 ст. 171, ч. 2 ст. 165 УК РФ. Совершенное общественно опасное деяние уже само по себе является более опасной формой преступления, предусмотренного ст. ст. 165, 171 УК РФ.

Кроме того, возникает вопрос: может ли данное обстоятельство свидетельствовать о наличии в деянии субъектов исключительных обстоятельств, уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления?

Представляется, что такое обстоятельство, установленное судом, как отсутствие серьезных последствий совершенного преступления, может свидетельствовать только об отсутствии отягчающего наказание обстоятельства (наступление тяжких последствий в результате совершения преступления), предусмотренного п. "б" ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Также в рассматриваемом обвинительном приговоре суда не указано, насколько способ, вред, причиненный преступлением, являются менее опасными и тяжелыми, чем другие, в чем нехарактерность, исключительность совершенного преступления, не раскрыто содержание исключительных обстоятельств, послуживших основанием для смягчения наказания.

Кроме того, анализ уголовных дел показал, что суд при назначении уголовного наказания за незаконное предпринимательство, применяя ст. 64 УК РФ, по-разному оценивает одни и те же обстоятельства, в одних случаях признавая их исключительными, а в других - нет.

Например, 20 июня 2011 г. Черемшанским районным судом Республики Татарстан вынесен обвинительный приговор по п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ в отношении Р.Г. Харисова (ранее не судим), который, являясь директором ОАО "Д", будучи должностным лицом и единоличным исполнительным органом ОАО "Д", имея умысел, направленный на осуществление незаконной предпринимательской деятельности, без обязательной соответствующей лицензии, с целью извлечения дохода в особо крупном размере, в период с августа 2010 г. по октябрь 2010 г., точное время следствием не установлено, осуществлял эксплуатацию отдельно стоящих приемно-отпускных устройств, зарегистрированных в государственном реестре опасных производственных объектов и складов бестарного напольного хранения зерна, зарегистрированных в государственном реестре опасных производственных объектов, расположенных по адресу: РТ, Черемшанский район, без обязательного специального разрешения (лицензии) на эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов. При этом, оказав услуги по хранению и отпуску зерна, осуществляя предпринимательскую деятельность без лицензии, незаконно извлек доход в особо крупном размере.

Оценив все обстоятельства в их совокупности, учитывая поведение подсудимого во время и после совершения преступления, его активное способствование расследованию преступления, при наличии положительных характеристик личности виновного и отсутствии каких-либо отягчающих обстоятельств, суд признает их исключительными обстоятельствами и в соответствии со ст. 64 УК РФ считает возможным назначить Р.Г. Харисову наказание ниже низшего предела. Учитывая изложенное, суд считает необходимым при альтернативных видах наказаний, установленных ч. 2 ст. 171 УК РФ, назначить наказание подсудимому в виде штрафа в размере 45000 в доход государства <6>.

<6> Архив Черемшанского районного суда Республики Татарстан.

Или другой пример, когда полное признание вины, чистосердечное раскаяние и активное способствование расследованию преступления признавались лишь в качестве смягчающих наказание обстоятельств.

Так, 15 февраля 2011 г. Ленинский районный суд г. Орска Оренбургской области вынес обвинительный приговор по п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ в отношении А.В. Чернышева (ранее не судим), который с 2009 по 2010 г., являясь соучредителем и директором ООО "Т.", осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность по эксплуатации взрывопожароопасного производственного объекта ООО "Т." - площадки воздухоразделительной установки, строения со складом пустых и полных баллонов, наполнительной рампы и транспортных цистерн для жидкого кислорода, с последующей реализацией полученного в результате этой деятельности газообразного кислорода контрагентам, в результате чего получил доход в размере 8350704,44 рубля, которым впоследствии распорядился по своему усмотрению.

К обстоятельствам, смягчающим наказание подсудимого А.В. Чернышева, суд в соответствии со ст. 61 УК РФ относит полное признание вины, раскаяние в содеянном, кроме того, согласно п. "и" ч. 1 указанной статьи - активное способствование расследованию преступления, поскольку подсудимый в ходе предварительного следствия подробно рассказал об обстоятельствах совершенного преступления (т. 10, л.д. 6 - 9, 15 - 18, 20 - 21, 42 - 43), наличие малолетних детей (т. 10 л.д. 56; т. 11, л.д. 4).

Оснований для применения к А.В. Чернышеву положений ст. ст. 64, 73 УК РФ суд не усматривает.

Учитывая изложенное, суд назначил А.В. Чернышеву наказание с применением ст. 62 УК РФ в виде штрафа в размере ста тысяч рублей <7>.

<7> Уголовное дело N 1-38/2011. Архив Ленинского районного суда г. Орска Оренбургской области.

По мнению В.Н. Лубешко, "незаконное предпринимательство должно наказываться не лишением свободы, не изоляцией, а прежде всего рублем, что вытекает из особенностей этого преступления. Поэтому следует установить такой размер штрафа, который будет для виновного своеобразным "экономическим шоком", будет иметь необходимый предупредительный эффект" <8>.

<8> Лубешко В.Н. Незаконное предпринимательство как вид преступного посягательства против установленного порядка экономической деятельности: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов, 2004. С. 155.

Между тем практика изученных уголовных дел о незаконном предпринимательстве показывает, что при назначении наказаний по ч. 2 ст. 171 УК РФ в 30,8% лишение свободы назначается в соответствии со ст. 73 УК РФ (условно) без штрафа. При этом неприменение по ч. 2 ст. 171 УК РФ такого вида наказания, как штраф, в приговорах суда редко находит свое какое-либо отражение и обоснование. Причем при аналогичных обстоятельствах в одном случае суд наряду с уголовным лишением свободы назначает в качестве дополнительного вида наказания штраф, в других случаях - нет.

Например, в сентябре 2011 г. Орджоникидзевским районным судом г. Магнитогорска Челябинской области вынесен обвинительный приговор по п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ в отношении О.В. Дорохина, который в течение 2010 г., имея умысел на осуществление незаконной предпринимательской деятельности, достоверно зная, что эксплуатация взрывопожароопасного производственного объекта - сосуда полуприцепа-цистерны марки 96112-0000010-01 VIN X 8996112180AV 7084 2008 года выпуска емкостью 31,2 куб. м с рабочим давлением 1,6 МПа, т.е. более 0,07 МПа, предусматривающая получение, использование, хранение, транспортирование легковоспламеняющихся, горючих, взрывчатых веществ, подлежит лицензированию, осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность. Дорохин для извлечения прибыли в денежном эквиваленте через наемных рабочих организовал работу по заправке автотранспорта сжиженным газом, а фактически автомобильной газозаправочной станции. Приобретая в указанный период сжиженный углеводородный газ, наполняя им полуприцеп-цистерну, через наемных рабочих сбывал его потребителям за наличный и безналичный расчет, производя заправку баллонов автомобильного транспорта и извлекая прибыль от увеличения стоимости продаваемого газа за единицу объема по сравнению со стоимостью единицы объема газа, приобретенного у поставщиков. Осуществляя свою предпринимательскую деятельность, Дорохин лицензию на эксплуатацию взрывопожароопасного производственного объекта не получал, в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) до 17 мая 2010 г. за получением лицензии не обращался. В результате умышленных преступных действий О.В. Дорохин извлек доход от незаконной предпринимательской деятельности на сумму 8482269 руб. 70 коп., т.е. в особо крупном размере.

К смягчающим наказание обстоятельствам суд отнес: наличие у подсудимого малолетнего ребенка, признание вины и раскаяние в содеянном, положительную характеристику с места жительства. Отягчающих наказание подсудимого обстоятельств судом не установлено.

Учитывая изложенное, суд назначил О.В. Дорохину наказание в виде лишения свободы сроком на один год со штрафом в размере 30000 руб. В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком два года <9>.

<9> Уголовное дело N 1-26/11. Архив Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области.

Или другой пример, когда дополнительное наказание за преступление, предусмотренное п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ, не назначается.

Так, 27 июня 2011 г. Городищенским районным судом Пензенской области вынесен обвинительный приговор в отношении А.В. Севостьянова, за совершение преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ.

А.В. Севостьянов, являясь директором ООО "Х.", в должностные обязанности которого входит: руководство в соответствии с действующим законодательством производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельностью предприятия, нес всю полноту ответственности за принимаемые решения, сохранность и эффективное использование имущества предприятия, а также финансово-хозяйственные результаты его деятельности, принятие мер по соблюдению требований законодательства об охране окружающей среды. ООО "Х." осуществляло такой вид деятельности, как распределение воды, являлось пользователем недр (а на осуществление данного вида деятельности необходимо получение специального разрешения в виде лицензии). А.В. Севостьянов умышленно, с целью извлечения дохода в особо крупном размере, в течение 2010 г. осуществлял незаконную предпринимательскую, т.е. самостоятельную, осуществляемую на свой риск, деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования недрами, не имея специального разрешения в виде лицензии и не принимая мер к ее получению в установленном законом порядке.

В течение всего периода деятельности А.В. Севостьяновым незаконно был получен доход от пользования недрами в сумме 6984858 руб. 63 коп., что в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ является особо крупным размером.

Кроме того, ООО "Х." осуществляло такой вид деятельности, как производство, передача и распределение пара и горячей воды (тепловой энергии). В течение всего периода деятельности А.В. Севостьяновым незаконно был получен доход от эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов в сумме 23333538 руб. 34 коп., что в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ является особо крупным размером.

Полное признание вины, раскаяние в содеянном, нахождение на иждивении подсудимого малолетнего ребенка, осуществление им ухода за матерью - инвалидом 1-й группы, суд относит к обстоятельствам, смягчающим наказание А.В. Севостьянова. Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, суд не усматривает.

Учитывая изложенное, суд признал А.В. Севастьянова виновным в совершении двух преступлений, каждое из которых предусмотрено п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ, и назначил ему наказание за каждое из совершенных преступлений в виде одного года лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний определенно А.В. Севостьянову окончательно один год шесть месяцев лишения свободы без штрафа. На основании ст. 73 УК РФ назначенное А.В. Севостьянову наказание считать условным с испытательным сроком в один год <10>.

<10> Уголовное дело N 1-60/2011. Архив Городищенского районного суда Пензенской области.

Представляется, что подобная практика неоднозначного назначения уголовных наказаний за совершение незаконного предпринимательства не может быть признана отвечающей цели единообразного применения судами уголовного закона, что содержит в себе скрытые риски, которые будут детерминировать новые проявления случаев совершения незаконного предпринимательства.

Анализ правоприменительной практики показывает, что по уголовным делам о незаконном предпринимательстве в основном назначаются наказания, не связанные с реальным лишением свободы.

Однако изучение уголовных дел свидетельствует, что суды вообще не применяют профилактический потенциал и дополнительные обязанности в отношении условно осужденных, за совершение преступлений, предусмотренных ст. 171 УК РФ. Суд ограничивается лишь общепринятой формулировкой: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, ведающего исправлением осужденного, куда периодически являться для регистрации. При этом так называемая работа с условно осужденными сводится лишь к тому, что последние сами наносят формальный визит в уголовно-исполнительную инспекцию, чтобы отметиться. А чем они занимаются, никого не интересует.

Вместе с тем эффективность мер уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, во многом зависит от уровня результативности деятельности правоохранительных органов по предупреждению незаконного предпринимательства.

Свидетельством вышеизложенного является также проанализированная авторами судебно-следственная практика в Сибирском федеральном округе по делам о незаконном предпринимательстве.

В частности, за период с 2001 по 2012 г. в Сибирском федеральном округе лишь 50,4% уголовных дел из общего количества предварительно расследованных преступлений было направлено в суд. Аналогичный показатель в Российской Федерации составил 61,9%. Остальные уголовные дела были прекращены в связи с непричастностью или по иным реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

Сравнительно невелико соотношение количества выявленных лиц и лиц, привлеченных к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство. Фактически приблизительно половине (45%) выявленных лиц, совершивших незаконное предпринимательство, удалось избежать уголовной ответственности. При этом в Российской Федерации этот показатель составляет одну треть (37%). Представляется, что при таких обстоятельствах цель восстановления социальной справедливости в большинстве случаев реализована не была.

Таким образом, исходя из изученной практики назначения уголовных наказаний за незаконное предпринимательство можно сделать следующие выводы:

  1. случаи осуждения виновных за незаконное предпринимательство редки;
  2. наказание виновных в совершении этих преступлений заключается обычно в условном осуждении к лишению свободы или назначении небольших размеров штрафа, что не соответствует характеру и степени общественной опасности, которую представляют собой преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, в связи с их относительной распространенностью, латентностью и вредом, ими причиняемым;
  3. множественность случаев назначения судами чрезвычайно мягких наказаний за преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, свидетельствует о недооценке правоприменителем потенциальных криминальных угроз незаконного предпринимательства, что косвенным образом свидетельствует о том, что судебная система перестает быть действенным рычагом в борьбе с их проявлениями.