Мудрый Юрист

"Разрешение" органа опеки и попечительства с точки зрения гражданского законодательства

Рождественский С.Н., нотариус Козловского нотариального округа Чувашской Республики.

Статья 37 части I Гражданского кодекса РФ <*>, введенного в действие с 01.01.1995 (далее - ГК РФ), "Распоряжение имуществом подопечного", в пункте 2 предусматривает условие, согласно которому "опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель - давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного".

<*> Гражданский кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.

Органом опеки и попечительства согласно установленному статьей 34 ГК РФ правилу являются органы местного самоуправления. Функция органа опеки и попечительства определена законодателем как "надзор за деятельностью опекунов и попечителей" (п. 3 ст. 34 ГК РФ). Из чего напрашивается вывод, что, во-первых, подобная деятельность ограничена исключительно контролем за действиями опекунов и попечителей и не приобретает своего отдельного регулятивного характера; во-вторых, она не распространяется на действия иных лиц, тем более по отношению к участникам какого-либо договора.

Данный вывод основывается на следующих положениях гражданского законодательства.

  1. Договор - это сделка (ст. 153 ГК РФ), то есть действие, направленное на взаимное установление, изменение или прекращение прав и обязанностей его участников (п. 1 ст. 420 ГК РФ).
  2. При выдаче такого "разрешения" орган опеки и попечительства в лице органа местного самоуправления в качестве самостоятельной стороны данной гражданско-правовой сделки не выступает и выступать не может, поскольку не имеет собственного интереса по поводу объекта сделки (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

2.1. Ни в сделке со множественностью сторон (п. 2 ст. 420 ГК РФ, п. 3 ст. 154 ГК РФ).

2.2. Ни в сделке со множественностью лиц (п. 3 ст. 420 ГК РФ, п. 1 ст. 308 ГК РФ).

  1. В качестве законного представителя несовершеннолетнего орган опеки и попечительства выступать не может, поскольку непосредственная защита прав несовершеннолетних возложена законом исключительно на родителей, опекунов или попечителей (п. 1 ст. 64 и п. 1 ст. 145 Семейного кодекса РФ, далее - СК РФ) <*>.
<*> Семейный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 16.

Данная функция органами опеки и попечительства может осуществляться лишь при их отсутствии (п. 1 ст. 121 и п. 1 ст. 145 СК РФ).

  1. Таким образом, выдача такого разрешения характеризует собой наличие правоотношения, субъектом которого, с одной стороны, выступает административный орган (местное самоуправление), с другой - попечитель или опекун (родитель). Содержанием правоотношения является порядок осуществления родителями (опекунами, попечителями) своих прав (п. 1 ст. 65 СК РФ, п. 2 ст. 31 ГК РФ).

Какой интерес, например, у администрации Козловского района к квартире, собственником которой является мой несовершеннолетний сын? Никакого. Их интерес ограничивается правильностью и законностью моих действий как родителя, опекуна.

Компетенция органа опеки и попечительства в вопросе совершения сделки от имени несовершеннолетнего ограничивается исключительно функциями надзора за действиями попечителя (опекуна) и не подлежит распространению на участников сделки. Оно ни к чему не обязывает иных лиц, имеющих какое-либо отношение к сделке (нотариусов или регистраторов).

Таким образом, представляется не основанной на законе выдача "разрешения" на совершение сделки с возложением обязанности одновременного приобретения на имя несовершеннолетнего иного жилого помещения.

Подобного рода "разрешения" приобретают характер несанкционированного возложения на опекуна или попечителя обязательств выполнения условий, выходящих за пределы рамок надзора.

Логическое исследование такого "разрешения" ставит, например, меня как юриста в тупик. Как определить характер данного обязательства? Должен ли я как нотариус требовать его обязательного исполнения? На каком основании? Имеет ли оно характер гражданско-правового, или следует признать его административным установлением? Каков характер ответственности за его неисполнение: административный, гражданско-правовой, уголовный? Кто будет нести эту ответственность? Я как нотариус? Или родитель? Или вместе?

По моему мнению, выдача административным органом разрешения гражданину на совершение гражданско-правовой сделки многими совершенно незаслуженно приравнивается почему-то к понятию "одобрения-неодобрения сделки заинтересованным лицом". Однако речь не может идти об одобрении или неодобрении сделки как таковой, речь может идти исключительно об одобрении или неодобрении действия представителя несовершеннолетнего. А это, согласитесь, не одно и то же.

Представительство осуществляется от имени несовершеннолетнего и в его интересах. А не от имени органа опеки и попечительства, и не в интересах чиновников местного самоуправления.

С моей точки зрения, правовое положение такого "разрешения" на совершение сделки следует определить исключительно как исполнение функции защиты гражданских прав в административном порядке, выраженное законодателем в форме "иного способа, предусмотренного законом" (п. 2 ст. 11 ГК РФ).

Отчасти подтверждением данному обстоятельству служит возможность обжалования отказа в выдаче такого разрешения в судебном порядке, установленном статьей 255 Гражданско-процессуального кодекса РФ, как решения, препятствующего осуществлению гражданином его прав и свобод.

Но административная защита по своему характеру не может возлагать обязанности на кого-либо. Она должна быть выражена в виде санкции, в виде одного из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ).

Установление данного факта влечет за собой следующий вывод: исполнение или неисполнение опекуном или попечителем установленных органом местного самоуправления условий, отраженных в подобном "разрешении", само по себе не является существенным условием договора, влияющим на законность или незаконность его совершения.

Действия органа опеки и попечительства в данном случае по содержанию фактически исчерпываются двумя способами:

  1. разрешить опекуну (попечителю) совершение данной сделки;
  2. запретить опекуну (попечителю) совершение данной сделки.

Без включения в них каких-либо дополнительных условий, возлагающих обязанности на третьих лиц или препятствующих им в осуществлении своих прав.

В случае если родитель (опекун, попечитель) своими действиями причинит вред имуществу несовершеннолетнего или иным способом нарушит его права, орган местного самоуправления может обжаловать его действия в установленном законом порядке. При наличии доказательств нарушения. При соблюдении сроков исковой давности. Данное условие должно быть доведено нотариусом или регистратором до покупателя в виде предупреждения его о возможных последствиях мошеннических действий продавца и отражено в соответствующем пункте договора.

Априори же, прикрываясь юридическими основаниями, допускать фактическое злоупотребление своим правом в отношении родителей при распоряжении имуществом несовершеннолетних органы местного самоуправления, я считаю, не вправе.