Мудрый Юрист

Обеспечение исполнения обязательств должника как признак предпочтительности в удовлетворении требований кредитора

Сысоева Ольга Валерьевна, судья Арбитражного суда Красноярского края.

В статье проанализирован вопрос о сделках с предпочтением отдельным кредиторам. Автор исследовал способы обеспечения обязательств, влекущих оказание предпочтения отдельным кредиторам в процедуре банкротства. В статье отмечено, что не всякое соглашение об установлении обеспечения исполнения обязательств вызывает подозрение, а только то, которое совершено после возникновения обеспечиваемого обязательства.

Ключевые слова: банкротство, оспаривание сделок, способ обеспечения.

Ensuring performance of obligations of the debtor as a feature of preferableness in satisfaction of demands of the creditor

O.V. Sysoeva

The article analyses the issue on transactions with preferableness for certain creditors. The author studied the means of ensuring obligations entailing preferableness for certain creditors in the procedure of bankruptcy. The article notes that not all the agreements on establishment of security of execution of obligations may arouse suspicion, but only those which are executed after arising of the secured obligation.

Key words: bankruptcy, contesting of transactions, means of security.

Одним из самых распространенных видов оспоримых сделок по законодательству о банкротстве многих стран являются так называемые сделки с предпочтением, в результате которых кредитор получает преимущественное удовлетворение своих требований по сравнению с другими кредиторами <1>.

<1> Колиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно-правовой анализ. М.: Статут, 2001. С. 72.

Отечественное законодательство о банкротстве также позволяет оспорить сделку с предпочтением, совершенную должником в отношении отдельного кредитора или иного лица. Формулировка "в отношении отдельного кредитора или иного лица" позволяет утверждать, что кредитор, которому оказано предпочтение, может и не являться стороной в сделке, а быть, к примеру, выгодоприобретателем по ней или представителем стороны по сделке.

Признаки, при наличии которых сделка должна квалифицироваться как сделка с предпочтением, приведены в п. 1 ст. 61.3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).

Наиболее распространенными сделками, влекущими оказание предпочтения отдельному кредитору, являются сделки, направленные на установление обеспечения исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором.

При этом не всякое соглашение об установлении обеспечения исполнения обязательств вызывает подозрение, а только то, которое совершено после возникновения обеспечиваемого обязательства.

Возможность оспаривания подобных сделок предусмотрена абз. 2 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Рассмотрим последовательно наиболее распространенные способы обеспечения исполнения обязательств и определим, каким образом их установление может поставить кредитора в предпочтительное положение по отношению к иным кредиторам должника.

1. Неустойка является наиболее распространенным способом обеспечения обязательств. В зависимости от оснований возникновения выделяют законную и договорную неустойку.

Разумеется, по правилам об оспаривании сделок может оспариваться лишь соглашение о договорной неустойке, поскольку установление законной неустойки не является результатом согласования волеизъявления сторон гражданско-правового обязательства.

Вместе с тем в отношении законной неустойки в ГК РФ предусмотрено правило о возможности ее увеличения по соглашению сторон, если это не запрещено законом (п. 2 ст. 332).

На первый взгляд соглашение сторон о неустойке, а также соглашение об увеличении законной неустойки не может привести к предпочтительному удовлетворению требований кредитора в связи со следующим.

Учитывая двойственную природу неустойки (как обеспечительную меру и как меру ответственности), законодатель установил особый порядок удовлетворения требований кредиторов по взысканию неустоек.

Требования кредиторов в данной части подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов (п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве).

Заключение соглашения о неустойке не приведет к преимущественному удовлетворению требований кредиторов в части основного долга, поскольку на момент погашения неустойки требования кредиторов в части основного долга будут уже погашены.

Однако преимущество может возникнуть между кредиторами, требования которых обеспечены неустойкой, но в разных размерах, или перед кредиторами, требования которых возникли по сделке, признанной недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Анализ судебной практики не позволил установить случаи оспаривания соглашений о неустойке или соглашений об увеличении законной неустойки по основаниям, установленным ст. 61.3 Закона о банкротстве. Объясняется это тем, что в большинстве случаев очередность погашения до неустойки не доходит. Однако возможность оспаривания подобных соглашений не исключена.

2. При залоге требования кредитора обеспечиваются "выделением из всего состава имущества должника известной индивидуальной определенной части, которая должна служить исключительным средством удовлетворения только данного требования, с устранением прочих кредиторов" <2>.

<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: СПАРК, 1995. С. 291.

Закон о банкротстве устанавливает особый порядок удовлетворения требований кредиторов-залогодержателей. Формально это требования 3-й (основной) очереди; фактически залогодержатели образуют самостоятельную очередь, так как их требования учитываются отдельно и удовлетворяются преимущественно перед другими требованиями <3>.

<3> См.: Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (постатейный) // СПС "КонсультантПлюс", 2003.

Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в п. 5 информационного письма N 128 от 14 апреля 2009 г. "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" указано, что передача имущества в залог может рассматриваться как сделка, влекущая предпочтительное удовлетворение требований кредитора.

В судебной практике заключение договора залога после возникновения обеспечиваемого обязательства расценивается как предоставление кредитору преимущества в сравнении с остальными кредиторами должника, поскольку в отсутствие указанного договора требования кредитора подлежали бы удовлетворению на общих основаниях в равной пропорции с остальными кредиторами <4>.

<4> См.: Постановление ФАС Центрального округа от 7 июня 2012 г. по делу N А35-7751/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

Залогом имущества должника могут быть обеспечены не только обязательства самого должника, но и обязательства иных лиц.

В последнем случае само появление нового кредитора обусловлено заключением договора залога имущества должника по обязательствам третьего лица.

Наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке <5>.

<5> См.: п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // СПС "КонсультантПлюс".

В настоящее время в судебной практике все чаще встречаются дела по заявлениям арбитражных управляющих об оспаривании договоров залога, заключенных должником в обеспечение обязательств третьего лица, со ссылкой на ст. 10 ГК РФ.

Так, в рамках дела N А36-1986/2010 суды, признавая на основании ст. 10 ГК РФ договор об ипотеке недействительным, пришли к выводу, что заключение договора об ипотеке не имело для залогодателя экономической выгоды, поскольку заключение договора осуществлено в счет обеспечения обязательств третьего лица, должник на момент заключения договора находился в сложном финансовом положении, деятельность предприятия была фактически прекращена, общество имело неисполненные перед кредиторами обязательства по оплате долга. Учитывая, что оспариваемая сделка совершена безвозмездно в интересах третьего лица, обеспечивая его обязательства за счет практически всего имущества должника и таким образом нарушая интересы иных кредиторов, суды пришли к выводу о наличии в действиях должника при заключении оспариваемой сделки злоупотребления правом <6>.

<6> Определением ВАС РФ от 11 мая 2012 г. N ВАС-5373/12 по делу N А36-1986/2010 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, соглашение о залоге как по обязательствам самого должника, так и по обязательствам третьего лица безусловно может повлечь оказание предпочтения отдельному кредитору.

3. Существо удержания как способа обеспечения исполнения обязательств состоит в праве кредитора удерживать оказавшуюся у него вещь должника до погашения долга под угрозой удовлетворения требований за счет стоимости удерживаемого имущества <7>.

<7> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского (подготовлен для системы "КонсультантПлюс", 2006).

Особенность такого способа обеспечения исполнения обязательства состоит в том, что для реализации кредитору права удержания не требуется, чтобы возможность удержания вещи должника была предусмотрена договором. Вместе с тем стороны не лишены права предусмотреть в договоре условие, исключающее применение названного способа обеспечения исполнения обязательства (п. 3 ст. 359).

По мнению А.Е. Суханова, удержание по своей правовой природе близко к залогу. Права кредитора, удерживающего у себя вещь должника до исполнения последним соответствующих обязательств, аналогичны правам залогодержателя (ст. 360 ГК РФ). Они также сохраняются при смене собственника вещи (т.е. включают в себя право следования) и подлежат абсолютной правовой защите от вмешательства любых третьих лиц, включая собственника. Поэтому и право удержания представляет собой ограниченное вещное право <8>.

<8> Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права: Учебник (том 1). 2-е изд., стереотип. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Статут, 2011.

ГК РФ специально устанавливает возможность кредитора применить нормы об удержании применительно к некоторым видам договоров (ст. 712, п. 4 ст. 790, п. 3 ст. 972, п. 2 ст. 996).

Вместе с тем на основании общих правил право удержания может быть применено кредитором и по другим договорам.

Вопрос о порядке удовлетворения требований кредиторов, обязательства перед которыми обеспечены правом удержания, является дискуссионным в литературе.

Основанием возникновения дискуссии послужил абз. 2 п. 2 ст. 996 ГК РФ, которым предусмотрено, что в случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) указанное право комиссионера прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со ст. 360 Кодекса наравне с требованиями, обеспеченными залогом.

По поводу порядка удовлетворения в деле о банкротстве требований кредиторов, обязательства перед которыми обеспечены удержанием, имеются две точки зрения.

Авторы, придерживающиеся первой точки зрения, полагают, что в случае если контрагент должника на основании ст. 359 ГК РФ удерживает имущество должника, то с момента возбуждения производства по делу о банкротстве должника удерживаемое имущество должно быть передано в конкурсную массу, а контрагент, удерживавший имущество, приобретает права залогового кредитора со всеми вытекающими отсюда последствиями.

По мнению сторонников данной точки зрения, правило, закрепленное в абз. 2 п. 2 ст. 996 ГК РФ, имеет общее значение в отношении несостоятельного должника и должно применяться не только в отношении несостоятельности комитента, и ретентор может удовлетворить свои требования в размере стоимости удерживаемой вещи в третью очередь, как и залоговый кредитор <9>.

<9> См.: Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М.: БЕК, 1998. С. 177, 178, 184, 191 - 192; Никитина О.А. Конкурсное производство // Бизнес-адвокат. 1998. N 15, 16. С. 158.

Имеется и другая, противоположная точка зрения, ее сторонники полагают, что какого-либо перерастания удержания в залог или его трансформации не происходит <10>. Право удержания, несмотря на наличие сходных черт с залогом, является самостоятельной конструкцией <11>.

<10> Сарбаш С.В. Право удержания в Российской Федерации // Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2003. С. 144 - 211.
<11> Пустовалова Е.Ю. Судьба требований кредиторов при банкротстве должника. М.: Статут, 2003. С. 49.

Вопрос о порядке удовлетворения требований кредиторов, обязательства которых обеспечены удержанием, Законом о банкротстве не решен.

Представляется, что залог и удержание имеют общую природу. В отличие от иных способов обеспечения суть залога и удержания заключается в резервировании имущества, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредитора. В связи с этим представляется обоснованным взгляд, что требования кредиторов, обеспеченные залогом и удержанием имущества должника, должны удовлетворяться в одинаковом порядке.

Отличие указанных институтов по большому счету заключается только в том, что при залоге обеспечиваемое обязательство изначально определено сторонами, а при удержании имущество обеспечивает любое наличное требование лица, осуществляющего удержание, к должнику (имеется в виду прежде всего предпринимательская разновидность удержания, при которой обеспечены могут быть любые требования, а не только те, которые связаны с расходами на данную вещь). А второе небольшое отличие заключается в том, что удержание нельзя помыслить в обеспечение чужих долгов (т.е. долгов не того лица, вещь которого удерживается) <12>.

<12> Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / В.В. Витрянский, В.В. Бациев, А.В. Егоров и др.; Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2010. С. 40.

Буквальное толкование ГК РФ, Закона о банкротстве позволяет утверждать, что правило, сформулированное в абз. 2 п. 2 ст. 996 ГК РФ, нигде в ГК РФ больше не встречается, а потому не имеет общего для института удержания значения.

Однако буквальное толкование не учитывает цели законодателя. Признавая за кредиторами, требования которых обеспечены залогом имущества должника, особый статус, законодатель исходил из того, что имущество, на которое может быть обращено взыскание, имеется в наличии. При отсутствии предмета залога кредитор теряет свой статус залогового кредитора. Представляется, что суть удержания как способа обеспечения имеет сходную природу, что и залог, а потому статус кредиторов, требования которых обеспечены удержанием, должен быть схожим.

Аналогичная позиция высказывается и в судебной практике.

Так, в Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 17 сентября 2009 г. N 07АП-6438/2009(2) по делу N А03-1451/2009 суд пришел к выводу, что сформулированное в п. 2 ст. 996 ГК РФ положение имеет общее для института удержания значение, в связи с чем при банкротстве должника удерживаемая кредитором вещь подлежит передаче в конкурсную массу, а сам кредитор занимает третью привилегированную очередь при удовлетворении его претензий с учетом правил, содержащихся в ст. 138 Закона о несостоятельности (банкротстве).

На первый взгляд, поскольку право на удержание вещи установлено законом и не зависит от усмотрения сторон, возможность оспаривания действий кредитора по удержанию имущества ограничена.

Вместе с тем следует учитывать, что правила главы III.1 Закона о банкротстве могут применяться также и к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств.

Таким образом, предметом оспаривания могут являться сами действия кредитора по удержанию вещи, подлежащей включению в конкурсную массу. Кроме того, условие об удержании может быть достигнуто по соглашению сторон, что не противоречит п. 1 ст. 329 ГК РФ, предусматривающему возможность установления договором иных способов обеспечения обязательств.

4. В настоящее время поручительство - один из традиционных способов обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств. Исполнение поручителем обязательства, принятого им на себя по договору поручительства, порождает у него право обратного требования к должнику. К поручителю переходят права кредитора по основному обязательству, а также права кредитора как залогодержателя.

Поскольку исполнение поручителем своего обязательства перед кредитором не влечет негативных имущественных последствий для должника, заключение договора поручительства не приводит к преимущественному удовлетворению одного из кредиторов основного должника по обязательству, обеспеченному поручительством, в том смысле, в котором Закон о банкротстве определяет понятие сделки с предпочтением (ст. 61.3) <13>.

<13> Пункт 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" // СПС "КонсультантПлюс".

Однако ситуация меняется, если должником является банк, поручителем - кредитор банка, а обеспечиваются обязательства третьего лица перед банком. В п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 апреля 2009 г. N 128 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что заключение и исполнение банком-должником и клиентом банка договора поручительства, в соответствии с которым клиент исполнил в качестве поручителя обязательство иного лица перед банком путем перечисления денежных средств со своего счета в данном банке, влечет предпочтительное удовлетворение требований данного клиента.

На практике встречаются споры об оспаривании сделок, по которым должник выступает поручителем по обязательствам третьего лица. Такая сделка не имеет признаков сделки с предпочтением, поскольку как такового предпочтения в удовлетворении требований не возникает.

Так, в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 июля 2012 г. по делу N А21-9969/2010 суд пришел к выводу, что банк, предоставивший заемщику денежные средства, наряду с другими кредиторами должника-поручителя, "включен" в реестр и не получил привилегий больше, чем иные; выяснение финансового положения, обеспечившего основное обязательство лица, может быть отнесено к добросовестной практике, а не достижению целей уменьшения имущества акцессорного должника.

Подобная сделка может быть оспорена на основании ст. 10 ГК РФ, если будет установлено, что выдача должником поручительства была экономически необоснованна, а должник на момент выдачи поручительства обладал признаками неплатежеспособности <14>. Кроме того, данная сделка может быть оспорена по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве как подозрительная сделка <15>.

<14> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 22 ноября 2012 г. по делу N А55-16672/2009; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 октября 2011 г. по делу N А40-128964/10-101-669 // СПС "КонсультантПлюс".
<15> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 6 ноября 2012 г. N Ф09-9655/12 по делу N А50-18251/2011; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 апреля 2012 г. N 17АП-2490/2010-ГК по делу N А60-5918/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

5. Банковская гарантия.

Несмотря на некоторую схожесть с поручительством, банковская гарантия представляет самостоятельный способ обеспечения, обладающий своими особенностями.

Главной особенностью банковской гарантии является ее абстрактность: независимость банковской гарантии и от основного обязательства, и от условий соглашения, связывающего гаранта и принципала.

Гарантийное обязательство возникает между гарантом и бенефициаром на основании одностороннего письменного обязательства гаранта. Единственное последствие исполнения гарантом предоставленной им банковской гарантии - право регресса к принципалу <16>.

<16> См.: Определение ВАС РФ от 29 марта 2012 г. N ВАС-2860/12 по делу N А40-9558/11-31-82 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, поскольку исполнение гарантом своего обязательства перед кредитором не влечет негативных имущественных последствий для должника, а предоставляет гаранту право обратиться с регрессным требованием к должнику, предоставление банковской гарантии не приводит к преимущественному удовлетворению требований одного из кредиторов.

6. Задаток.

Задаток как способ обеспечения исполнения обязательств имеет ряд особенностей. Задаток наряду с обеспечительной функцией служит доказательством заключения договора. Применительно к анализу ст. 61.3 Закона о банкротстве важным является вопрос о том, может ли предоставление должником задатка в счет ранее принятых на себя денежных обязательств поставить отдельного кредитора в более предпочтительное положение.

Представляется, что ответ должен быть положительным. Задаток выдается должником в счет причитающихся с него платежей. Таким образом, на момент выдачи задатка срок исполнения денежных обязательств должника еще не наступил. С момента введения процедуры наблюдения срок исполнения обязательств, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, считается наступившим. В связи с чем кредитор, требования которого обеспечены задатком, получает преимущество в удовлетворении своих требований, поскольку задаток выполняет также и платежную функцию.

Несмотря на то что перечень способов обеспечения, указанный в ст. 329 ГК РФ, не является исчерпывающим, на практике иные способы обеспечения встречаются редко, а отсутствие легального определения понятия "способ обеспечения" не всегда позволяет разграничить условие об обеспечении от иных условий договора. В таких случаях возможность оспаривания иных сделок, влекущих оказание предпочтения отдельному кредитору, может быть реализована на основании абз. 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, выполняющего роль общего правила.