Мудрый Юрист

К вопросу о реформировании системы аттестации научных и научно-педагогических кадров *

<*> Petrov S.M., Grudtsina L.Yu. On the issue of reform of the system of assessment of scientific and scientific-pedagogy personnel.

Петров Семен Михайлович, профессор кафедры административного и финансового права Российского государственного торгово-экономического университета, доктор юридических наук, профессор.

Грудцына Людмила Юрьевна, профессор кафедры "Гражданское право" Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, почетный адвокат России, член Научно-консультативного совета при Федеральной палате адвокатов РФ, доктор юридических наук, доцент.

В последнее время в рамках модернизации российского образования и науки все очевиднее становится необходимость реформирования системы аттестации научных и научно-педагогических кадров. Авторы статьи предлагают читателям свои доводы в пользу реформирования ВАК, системы аспирантур и научных публикаций российских ученых за рубежом.

Ключевые слова: высшая аттестационная комиссия, аспирантура, послевузовское образование, аттестация научных кадров, ученая степень, диссертационный совет, Министерство образования.

Recently within modernization of Russian education and a science everything becomes more obvious need of reforming of system of certification of scientific and scientific and pedagogical shots. The authors of article offer readers the arguments in favor of reforming of VAK, system of postgraduate studies and scientific publications of the Russian scientists abroad.

Key words: the highest certifying commission, postgraduate study, postgraduate education, certification of scientific shots, scientific degree, dissertational council, Ministry of Education.

В последнее время в связи с новым витком реформирования Высшей аттестационной комиссии (далее - ВАК) при Министерстве образования и науки Российской Федерации (далее - Минобрнауки России) и системы диссертационных советов предметом для обсуждения продвинутой научной общественности становятся вопросы нахождения оптимальной структуры системы аттестации научных и научно-педагогических кадров, искоренения коррупционной составляющей (или по крайней мере сведение ее к минимуму) в работе экспертных советов ВАК и диссертационных советов, поиска новой модели работы аспирантур в стране, а также разработка новых стандартов и подходов к российской науке в целом.

Авторы статьи решили воспользоваться предоставленной возможностью высказать свое субъективное мнение по ряду конкретных и весьма важных для дальнейшего развития в России системы аттестации научных и научно-педагогических кадров проблем <1>. Сразу оговоримся, что речь в статье пойдет о системе аттестации научно-педагогических кадров в гуманитарных науках, а если быть точнее - в науках юридических. Вместе с тем выявленные в ходе изложения проблемы и симптомы "болезни" системы аттестации применительно к юридическим наукам, несомненно, в той или иной степени присущи и другим отраслям и, скорее всего, наукам точным.

<1> Согласно п. 3 решения совещания "Система государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров: состояние, проблемы и тенденции развития" (г. Ставрополь, 15 октября 2012 г.) и п. 3 решения совещания "Система государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров: состояние, проблемы и тенденции развития" (г. Санкт-Петербург, 29 сентября 2012 г.) ВАК рекомендовано обеспечить широкое привлечение к совершенствованию системы государственной аттестации представителей академической, вузовской и отраслевой научной общественности.

Вопросов, не решенных до сих пор, но декларируемых как решаемые или уже решенные, много. В их числе: а) возможно ли совместить потенциал исторически сложившейся российской высшей школы (специалитет) с двухуровневым образованием (бакалавриат и магистратура); б) нужно ли реформировать систему российской аспирантуры и как приравнять российские ученые степени (кандидат наук и доктор наук) к зарубежным, в частности, PhD и Grand PhD <2>; в) как эффективно развивать систему научной аттестации в России с учетом зарубежного опыта; г) необходимо ли реформировать ВАК, и нужна ли такая общественная структура при государственном органе вообще?

<2> Согласно ряду подписанных соглашений между странами двухуровневая система - PhD и Grand PhD - признается в 198 странах. В Америке и части стран Европы принята одноуровневая система степеней, после защиты диссертации присуждается только научная степень доктора философии, PhD. В отдельных странах существуют и другие, а также уточняющие названную систему научных степеней, в частности, по отраслям науки.

Итак, определимся с кругом исследуемых вопросов:

  1. охарактеризуем правовой статус и роль ВАК в системе аттестации научных и научно-педагогических кадров;
  2. сформулируем принципы работы и основные полномочия, которыми должны обладать диссертационные советы при вузах (в сторону их самостоятельности в принятии решений и усиления контроля и ответственности за эти решения);
  3. предложим систему реформирования российской аспирантуры как основы для формирования молодых ученых, выпускаемых впоследствии на защиту диссертаций в диссертационные советы (это, на наш взгляд, один из центральных вопросов реформирования системы подготовки научных кадров, поскольку защита диссертации и ее утверждение на всех уровнях (диссертационный совет, экспертный совет ВАК, Президиум ВАК, выписывание диплома в Минобрнауки России) - это в большинстве случаев работа аспирантуры в общем процессе подготовки научных кадров). Но обо всем по порядку.

Правовой статус и роль ВАК в системе аттестации научных и научно-педагогических кадров

Согласно ст. 6.1 Федерального закона от 23 августа 1996 г. N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике" <3> в целях обеспечения государственной аттестации научных и научно-педагогических работников Правительством Российской Федерации создается Высшая аттестационная комиссия при федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере научной и научно-технической деятельности, утверждаются Положение о Высшей аттестационной комиссии и состав указанной комиссии.

<3> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 35. Ст. 4137.

Для более детального понимания предназначения ВАК обратимся к недавнему прошлому. История создания ВАК в России берет свое начало в 1932 г., когда учрежденная в СССР ВАК фактически начала работу. До этого времени ученые степени присуждались непосредственно в институтах и университетах (выделено нами. - Авт.). Создание единого аттестационного органа было вызвано общим дефицитом достаточно квалифицированных и, что весьма важно, политически безупречных ученых, способных оценивать диссертационные работы с точки зрения советской идеологии. При этом ВАК обеспечивала единую государственную политику в области государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров. В советское время эти задачи достаточно эффективно решались в рамках созданной и прошедшей сложную эволюцию системы государственной аттестации, которая была органически вплетена в общую модель государственного управления наукой и образованием.

Современная Россия радикально отлична от Советского Союза, в том числе существующей в настоящее время системой государственного управления. Модель же ВАК в принципиальном отношении осталась прежней. Не случайно нынешнее состояние ВАК, ее правовой статус и полномочия, как отмечают многие ученые, нуждаются в серьезном реформировании с учетом современных реалий и инновационных процессов в сфере образования. Такая реформа уже началась <4>.

<4> См.: Баранов В.А., Райлян А.И. Принципы совершенствования законодательства в сфере аттестации научных кадров высшей квалификации // Образование и право. 2011. N 3 (19). С. 36.

Основанная на советской модели государственной аттестации, ВАК в своем нынешнем состоянии является структурой во многом устаревшей, да и ее нормативно-правовая база не соответствует действующему российскому законодательству. Даже номенклатура научных специальностей, на основании которой защищаются сегодня диссертации на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук, не соответствует реальным потребностям жизни и во многом является результатом конъюнктуры на, увы, бурно развившемся рынке диссертационных услуг. В результате наука постоянно отдаляется от практических сфер ее применения, не говоря уже о сложившихся в России исторически проблемах так называемой коммерциализации результатов научных исследований. В итоге - дефицит необходимых специалистов. Еще одно крайне болезненное следствие такого положения дел состоит в том, что научные исследования так и не находят выхода на национальный и глобальный международный экономический рынок.

Советская модель ВАК, которая в весьма причудливых формах материализовалась в современных структурах государственного управления наукой и образованием, оказалась весьма живучей, в том числе в силу аппаратных интересов, где достоянием гласности постоянно становятся факты массовых коррупционных проявлений в системе аттестации <5>. Об этом свидетельствуют не только безуспешные попытки ее ликвидации, пока бесплодные попытки ее реформирования, но и сам статус ВАК, довольно смутно определяемый действующим законодательством. Отметим в этой связи, что помимо ст. 6.1 Федерального закона от 23 августа 1996 г. N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике", статусу ВАК не посвящена ни одна статья профильных Законов "Об образовании" и "О высшем и послевузовском образовании". Все основное регулирование деятельности ВАК осуществляется подзаконными нормативными правовыми актами.

<5> Что будет с системой аттестации ученых. Комиссия Минобрнауки подтвердила плагиат в диссертациях // Vedomosti.ru. 01.02.2013.

Да и ст. 6.1 данного Закона вряд ли несет в себе какую-то регулирующую функцию, кроме констатации самого факта необходимости существования ВАК "при федеральном органе государственной власти, осуществляющем функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере научной и научно-технической деятельности". За последние 20 лет таких органов было по меньшей мере четыре: Правительство СССР, Министерство образования России, Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки и, наконец, Министерство образования и науки Российской Федерации. Кроме того, в современной России до весны 1998 г. функции ВАК исполнял самостоятельный федеральный орган исполнительной власти - Государственный высший аттестационный комитет Российской Федерации. Заметим, что в дальнейшем стремление вернуть ВАК самостоятельный статус постоянно прослеживалось в выступлениях руководства ВАК.

Последнее уточнение статуса ВАК было осуществлено лишь недавно, но потребностям назревшей реформы оно вряд ли отвечает <6>.

<6> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 20 июня 2011 г. N 474 "Об утверждении Положения о Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 26. Ст. 3798.

В Федеральном законе от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" нет упоминаний о ВАК. Внимательный анализ перечисленных полномочий ВАК с учетом существующих реалий, увы, не дает оснований для вывода о том, что этот орган имеет хоть какое-то отношение к осуществлению научной и научно-технической политики. Его полномочия скорее носят фискальный, нежели управленческий характер.

Примечательно, что нахождение ВАК при министерстве, вытекающее из ст. 6.1 Федерального закона от 23 августа 1996 г. N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике", довольно слабо согласуется с тем, что все нормативно-правовые документы, которыми она (Комиссия) руководствуется в своей деятельности, да и само Положение о ВАК утверждены не министерством, а Правительством России.

Стратегической целью реформирования системы подготовки и аттестации научных и научно-педагогических кадров является приведение ее в соответствие с изменившимися условиями развития российской государственности, достижение объективной, многосторонней и эффективной общественно-государственной оценки научной и научно-педагогической деятельности граждан.

Перечень ведущих рецензируемых научных журналов списка ВАК как "шлагбаум" российской науки

Сегодняшнее состояние науки и образования вызывает обоснованную тревогу и сожаление. Не будем перечислять все негативные факторы, влияющие на их состояние, остановимся лишь на некоторых применительно к деятельности ВАК. Прежде всего это Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук, периодически утверждаемый ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Этот перечень играет весьма негативную роль в развитии (а точнее - стагнации) российской науки.

Во-первых, он формируется на весьма невнятных и неопубликованных аппаратных критериях, кулуарно, с использованием финансового или административного ресурса.

Во-вторых, Перечень без каких-либо правовых оснований, по усмотрению чиновников делит все научные издания на две категории: высшую и низшую. При этом ВАК с помощью Перечня поделил всю науку на неравные части: те территории, где переизбыток рекомендованных журналов (Москва, Санкт-Петербург, Саратов, Воронеж, Новосибирск, Екатеринбург и некоторые др.), и те, где их нет вовсе. Таким образом, ВАК своими действиями нарушает ст. 44 Конституции России о свободе творчества.

В-третьих, посредством Перечня искусственно создается коррупционная схема, позволяющая отдельным физическим лицам создавать целую сеть подобных журналов и безбедно существовать за их счет, сводя к формальности все наукообразные требования к содержанию публикаций. Но самое главное, и это отмечают редакции многих уважаемых академических журналов, реальное функционирование ВАК с использованием утвержденного им Перечня снижает общее качество публикаций во входящих в него научных изданиях. Вместо опубликования действительно достойных авторов соответствующие издания вынуждены фильтровать огромное количество содержательно слабых статей, часть из них, причем далеко не бескорыстно, публикуя на своих страницах.

И самое главное - забыта цель, ради которой осуществляется публикация диссертационных исследований, а именно донесение научных результатов и достижений проводящих диссертационные исследования ученых до научной общественности. Заметим, не только российской, но и международной, в целях повышения общего уровня и конкурентоспособности нашей науки в мире.

Что касается последнего, то здесь главный "шлагбаум" - даже не сам список ВАК и не коррумпированность чиновников, добавляющих в него "свои" журналы (все это уже стало частью "околонаучной" жизни), а отсутствие общего языка общения с зарубежными учеными. Проблема в том, что подавляющее большинство российских журналов не имеют даже англоязычной версии сайта, не говоря уже о переводе научных статей на английский язык, признанный в мировой науке язык международного общения, и их отдельном издании и распространении в англоязычных версиях журнала или, на худой конец, размещении англоязычных версий статей в открытом доступе в сети Интернет. В результате мы "варимся в собственном соку": наши статьи не имеют возможности прочитать зарубежные коллеги, а значит, нашей науки для них не существует, а мы не имеем подчас желания и возможности найти и прочитать последние достижения зарубежной научной мысли.

А ведь именно Интернет мог бы оказать неоценимую помощь в решении этой проблемы. Большинство наших зарубежных коллег уже давно пишут статьи на английском языке (китайцы, значительная часть европейцев и т.д.). Далее у ученого есть по крайней мере два пути: отправить статью в один из журналов, входящих в международные базы цитируемости типа SCOPUS <7>, Web of Science <8> и др. либо опубликовать результаты исследования в Интернете, в электронном журнале или на любом другом сайте. Далее через систему поиска (как правило, это популярный Google) коллеги смогут найти и ознакомиться с научными публикациями. В настоящее же время научных статей российских ученых, какими бы они ни были глубокими и достойными внимания, для зарубежных ученых как бы не существует, поскольку в Google они будут вбивать названия тем и фразы именно на английском.

<7> Является англоязычной реферативной базой, обеспечивающей доступ к статьям, опубликованным в 19000 зарубежных журналов, в том числе и к 1800 журналам медицинского профиля.
<8> Это самая авторитетная в мире аналитическая и цитатная база данных журнальных статей (часть Web of Knowledge - сервиса индексирования цитирований и поиска научных статей, предоставляемого компанией Thomson Reuters), объединяющая 3 базы: Science / Social Sciences / Arts&Humanities Citation Index.

В связи со сказанным наиболее адекватной и продуктивной представляется следующая последовательность действий:

  1. отмена списка ВАК;
  2. введение обязательного требования для аспирантов и соискателей опубликования не менее одной статьи в международных журналах и журналах, входящих в международные базы цитируемости типа SCOPUS и Web of Science; по меньшей мере это должно быть непременным требованием для соискателей ученой степени доктора наук;
  3. введение обязательного требования к журналам, в которых публикуются результаты диссертационных исследований, иметь англоязычную версию сайта и размещать в открытом доступе на сайте все полнотекстовые статьи не позднее чем через год после их опубликования в бумажной версии журнала с переводом основных выводов, сделанных в статье, на английский язык. В идеале - с переводом всего текста статьи на английский, но здесь возникают трудности финансирования, которые нужно обсуждать и решать дополнительно. Например, государственные вузы можно обязать выделять ежегодное финансирование для перевода издаваемых вузом журналов на английский язык. Также необходимо организовать подписку на бумажные англоязычные версии.

Все эти меры дают шанс российской науке в ближайшие время заявить о себе в международном научном сообществе. Очевидно и то, что необходимо начиная с первого курса вуза вводить усиленное преподавание иностранных языков (как минимум - английского, как максимум - двух-трех). Это поможет не только вырастить новое поколение ученых и преподавателей, свободно владеющих английским, пишущих на английском научные статьи, но и в целом повысить общий гуманитарный и интеллектуальный уровень российских специалистов.

Возвращаясь к существующему в России списку ВАК, следует сказать, что тот же формальный подход присутствует и при введении индекса цитируемости (РИНЦ) как критерия оценки научности того или иного исследования. Опора на предшественников, особенно в гуманитарном исследовании, необходима, поскольку чужая мысль будит свою. Но нельзя же превращать научную мысль в краткое расстояние между двумя цитатами.

Отдельно следует сказать о постоянно меняющейся номенклатуре специальностей по гуманитарным наукам и перечне квалификационных экзаменов. Иной раз уместно задаться вопросом о том, насколько оправданны такие изменения. Например, если само право должно отличаться стабильностью своих фундаментальных структур - отраслей, то почему тогда эта стабильность не присутствует в номенклатуре? Ответ в том, что большая часть заявленных в ней специальностей соответствуют постоянно меняющимся и множащимся комплексным отраслям законодательства, но не отраслям права, на которые, очевидно, и должна ориентироваться юридическая наука, чтобы не терять целостность и эффективность системы права в угоду подверженным различным конъюнктурным колебаниям динамичным комплексным отраслям. Фактически в действующей номенклатуре комплексные отрасли законодательства поставлены в один ряд и наделены одним статусом с базовыми отраслями права, что явно противоречит фундаментальным устоям самого права и правовой науки.

Разумней было бы резко сократить число научных специальностей по юриспруденции, привязав их к базовым отраслям права. В этом случае регулярная смена перечня научных специальностей по юриспруденции, влекущая за собой известную всем предельно коррупционную процедуру переутверждения всей сети соответствующих диссертационных советов, станет невозможной, а сами диссертационные исследования, ориентированные на базовые отрасли, получат толчок к обретению столь же фундаментального научного уклона, которого, увы, не хватает в подавляющем большинстве современных диссертаций. Заметим, что во многих из них в качестве центральных присутствуют выводы о существовании новой отрасли права, а в качестве соответствующих предложений - предложения о принятии актов, закрепляющих существование этих комплексных отраслей в качестве новоявленных и чуть ли не базовых. Перечень явно способствует такой, с позволения сказать, деструктивной в отношении системы права науке.

При использовании предлагаемого подхода отпадет потребность в весьма проблематичной группировке отраслей в рамках одной специальности. Если в основе номенклатуры будут лежать базовые отрасли права, то их группировка, если она и понадобится, особых дискуссий, скорее всего, не вызовет, поскольку фундаментальная структура права в силу своей стабильности хорошо изучена и относительно ее у ученых давно имеется более или менее единое мнение.

Сегодня же зачастую возникают ситуации, когда соискатель поступает в аспирантуру или докторантуру по одной специальности и сдает по ней набор вступительных испытаний, а к моменту завершения им диссертационной работы эта специальность отсутствует или существенно видоизменилась.

Еще одним важным элементом в правовом статусе ВАК является декларированная Положением <9> его роль независимого арбитра для разрешения споров, возникающих в сфере государственной аттестации. Естественно, арбитром ВАК выступает лишь на ведомственном уровне, поскольку в конечном счете в демократическом государстве существует один орган для разрешения споров - суд, действующий на основании закона, а не подзаконного акта, гласно и объективно. Напоминание о возможности судебного обжалования результатов процедур государственной аттестации в данном случае не случайно, поскольку те немногие судебные споры, в которых участвует ВАК, он с завидным постоянством проигрывает. Ну, а если соискатели начнут прибегать к обращению в суд достаточно часто? Тогда очевидным станет, что со своей ролью арбитра ВАК не справляется, что, скорее всего, соответствует действительности.

<9> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 20 июня 2011 г. N 474 "Об утверждении Положения о Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 26. Ст. 3798.

Пункт 7 Положения о ВАК объявляет его общественной организацией, действующей на безвозмездной основе (выделено нами. - Авт.). Однако в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 апреля 2009 г. N 374 работа экспертов ВАК является возмездной <10>. Вопрос не в том, что в рыночной экономике любой труд должен быть оплачен. Вопрос в цинизме самой постановки вопроса, декларирующей независимость и беспристрастность этой организации, выполняющей на общественных началах столь важные функции. Ведь оплачивается эта работа не из фондов общественной организации - ВАК, а из средств федерального бюджета, причем не в виде грантов, а в форме бюджетного финансирования, что в корне противоречит статусу общественной организации.

<10> Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 19. Ст. 2332.

Как отрицательный фактор, во многом ухудшающий и без того неоднозначную репутацию ВАК, можно отметить избыточное число действующих в стране диссертационных советов, многие из которых непрофильные, т.е. не отвечающие профилю вузов, при которых они созданы <11>. Требует изменений и работа аспирантуры. Часто аспирантура используется молодыми людьми как средство получить отсрочку от армии, а не как ступень образования. Как следствие - снижение качества диссертационных работ, что неизбежно ведет к падению престижа отечественной науки, обесцениванию научных степеней и к тому, что российское образование перестает котироваться в мире <12>.

<11> Примером могут служить советы юриспруденции, например, в педагогических вузах.
<12> О реформировании системы аспирантур в России - см. ниже.

Реально за последние годы сложившаяся, а не декларированная подзаконными актами, устанавливающими статус ВАК, система, впрочем, как и многие другие структуры в нашем государстве, дискредитировала себя разросшейся и процветающей коррупцией в ВАКе и диссертационных советах. При этой системе "вход" в диссертационный совет, предзащита и успешная защита "нормального" аспиранта (самостоятельно написавшего диссертацию, отучившегося 3 года в аспирантуре, не "проплатившего" все этапы защиты, включая лояльность ВАКа) во многих диссертационных советах (например, по юридическим и экономическим наукам в негосударственных и некоторых государственных вузах) практически сведена к нулю.

Все попытки "вылечить" эту систему, которые предпринимались в последние годы, лишь ухудшили ситуацию. Не свидетельство ли это того, что применявшееся до сих пор "терапевтическое лечение" невозможно. Здесь необходимо "хирургическое" вмешательство, т.е. радикальная реформа системы аттестации научных и научно-педагогических кадров, в частности отказ от ее противоречащего Конституции Российской Федерации и доставшегося в наследство от Советского Союза государственно-общественного характера. Иными словами, либо государственное, либо общественное, естественно с государственным контролем, но не то и другое одновременно. Либо публичная власть, либо гражданское общество. Третьего в правовом государстве не дано. А когда этот вопрос будет решен, следует с особой тщательностью обратиться к процедурам самой аттестации и их правовому регулированию.

Если же говорить о существующей системе, то мы вовсе не против того, чтобы труд экспертов экспертных советов ВАК достойно оплачивался, поскольку работа на безвозмездных началах по оценке качества диссертаций так или иначе провоцирует экспертов на получение от заинтересованных в положительном результате лиц теневых доходов за положительную экспертизу диссертационных исследований. И это - достаточно частое явление в современных экспертных советах. В связи с этим необходимо продумать механизм оплаты труда специалистов (в частности экспертов) ВАК.

По этому направлению (введению достойной оплаты за работу экспертов), казалось бы, уже пошли, но суммы, которые предлагается платить за экспертизу диссертаций, иначе как мизерными не назовешь, более того, такая оплата никоим образом не мотивирует экспертов на добросовестную научную экспертизу и отказ от взяток.

В настоящее время во многих зарубежных странах диссертация является квалификационной научной работой, на основе которой оценивается уровень и качество подготовленности научного работника к ведению самостоятельной исследовательской работы, его научная зрелость. Обобщение отечественного и зарубежного опыта позволяет выделить ряд факторов, определяющих эффективное развитие системы подготовки и аттестации научных и научно-педагогических кадров:

При ориентации на зарубежный опыт следовало бы либо вовсе ликвидировать ВАК, как лишнее в процессе аттестации научных и научно-педагогических кадров бюрократическое учреждение, и стремиться к тому, чтобы функции ВАК передать самим университетам (здесь возможна вариативность: например, оставить возможность создавать диссертационные советы только в государственных университетах). Однако столь радикальный подход в условиях современной России довольно опасен, поскольку общая зараженность коррупцией всех государственных и негосударственных образовательных и научных учреждений может дискредитировать саму систему аттестации и разрушить ее новый облик. Скорее всего, сегодня требуется резко снизить регулирующие полномочия ВАК и расширить разрешительные и контрольные, а также функцию выдачи аттестационных документов. Однако это - функции государства. Сам же ВАК должен постепенно трансформироваться во вполне легальный экспертный совет при федеральном органе власти, осуществляющем регулирующие функции в сфере аттестации научных и научно-педагогических кадров. Естественно, что функции экспертизы диссертаций также постепенно должны перейти на усмотрение организаций и лишь в крайнем случае осуществляться контрольным органом.

Как отмечено в решениях совещания "Система государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров: состояние, проблемы и тенденции развития" (г. Ставрополь, 15 октября 2012 г.) <13> и совещания "Система государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров: состояние, проблемы и тенденции развития" (г. Санкт-Петербург, 29 сентября 2012 г.) <14>, Минобрнауки России рекомендовано продолжить работу по совершенствованию нормативно-правового регулирования сферы аттестации научных и научно-педагогических работников, а председателям всех диссертационных советов в России рекомендовано обеспечить повышение уровня требовательности при проведении экспертизы диссертационных исследований, в том числе с использованием систем проверки текстов на наличие заимствований.

<13> URL: http://vak.ed.gov.ru/ru/ news/index.php?id54=641.
<14> URL: http://vak.ed.gov.ru/ru/ news/index.php?id54=636.

Вместе с тем реформирование института высшего профессионального образования в России, и в особенности системы научно-педагогических кадров (присуждение ученых степеней и присвоение ученых званий), вызывает в последние годы серьезные сомнения в истинном желании государства в лице Минобрнауки навести порядок в этой сфере.

Как реформировать систему российской аспирантуры

Кризис российской аспирантуры назрел уже давно, и некоторые научные сообщества в последние годы пытаются решать и решают серьезные проблемы. Пример тому - стартовавший в 2010 г. в Санкт-Петербургском государственном университете трехлетний проект "Бион" ("Биотехнологии в нейронауках") <15>. С помощью проекта "Бион" специалисты пытаются построить нечто подобное западной докторантуре у нас, следуя подписанному Россией Соглашению по Болонскому процессу, согласно которому наша страна должна адаптировать свою образовательную систему применительно к требованиям, которым следуют страны - участники Болонского процесса. Проект "Бион" - это успешная попытка реализации на российской почве американской модели аспирантуры. Разница в подходах весьма велика. Если в России аспирант, по сути, принадлежит сам себе и время от времени сдает кандидатские экзамены, общается с научным руководителем и в конце третьего года обучения в аспирантуре появляется на кафедре с диссертацией для обсуждения (иными словами, поведение аспиранта фиксируется только на определенных промежуточных результатах (экзамен - проект диссертации и т.д.), то в американской модели активность аспиранта фиксируется и оценивается не только по промежуточным результатам (так называемым "узловым точкам"), но и в процессе прохождения им пути от одной "узловой точки" к другой. Иными словами, если в России модель аспирантуры констатирующая (констатация фактов: сдачи экзаменов, написания диссертации, опубликования статей, написания автореферата и т.д.), то в Европе и США модель аспирантуры обучающая, когда сам процесс обучения важнее его результата.

<15> Проект функционирует при грантовой поддержке "Tempus" Исполнительного агентства Европейской комиссии по образованию и культуре (EACEA). Его цель - с использованием европейского опыта создание международной сети аспирантур принципиально нового для России типа. В проекте участвуют МГУ, СПбГУ, Нижегородский госуниверситет, Южный федеральный и несколько академических институтов. В рамках проекта проводятся модульные курсы лекций в вузах, молодежные научные школы, стажировки в вузах России и Европы, семинары.

Поясним сказанное. Если в России аспирант сдает кандидатский минимум (никого, по большому счету, не интересует, как он готовится к экзамену, какую литературу изучает и в какие сроки, важен лишь сам факт сдачи кандидатского минимума), то в Европе он обязан до сдачи экзамена прослушать несколько образовательных курсов по специальности, активно участвовать в семинарах и периодически подтверждать свою квалификацию в дискуссиях с коллегами и преподавателями. Система оценок (так называемых кредитов) в Европейском союзе единая, что облегчает мобильность аспирантов и повышает эффективность системы образования в целом. Аспирант в Европе в рамках сети вузов, вовлеченных в единую систему аспирантуры, может учиться и работать на интересующих его кафедрах, вовлеченных в аспирантскую сеть вузов, свободно перемещаться между вузами, перенимая опыт коллег, завязывая новые знакомства.

Надо сказать, что отечественная модель обучающей аспирантуры была разработана и использована на практике еще в Советском Союзе. Так, во второй половине 80-х годов в Академии МВД СССР был создан факультет подготовки научных и научно-педагогических кадров, выполнявший функции аспирантуры. Адъюнкты (аспиранты) из трех лет обучения два года проходили ежедневное обязательное обучение по специальным дисциплинам, а по его итогам вне зависимости от защиты диссертации получали диплом, в частности диплом юриста-исследователя.

Что касается практикуемых в Западной Европе моделей, обучающая аспирантура предусматривает и стажировки в других странах. Сейчас всевозможные образовательные европейские программы включают в себя и межуниверситетский обмен, и специальные стипендии для аспирантской мобильности, и участие в международных конференциях европейского уровня. Российским аспирантурам этот опыт необходимо брать на вооружение, ведь такая система аспирантуры включает в себя прогрессивное обучение, профессиональную мобильность и коммуникации.

В связи с этим предлагается в качестве эксперимента на 2013 - 2016 гг. перенять опыт американской системы аспирантур путем создания в России сети (из желающих в нее войти) аспирантур вузов, цели и принципы работы которой будут по возможности (с учетом российских реалий) копировать американский и европейский аналоги. Суть предлагаемого проекта (повторения опыта проекта "Бион", но в гуманитарных науках, а точнее, эксперимент в юридических и экономических науках) заключается в следующем:

  1. необходимо разработать новую концепцию развития системы аспирантур в Российской Федерации (четко обозначить цели и задачи существования аспирантур) и начать эксперимент по внедрению этой новой конструкции в российское послевузовское образование;
  2. в рамках построения сети аспирантур следует заключить договоры о сотрудничестве между аспирантурами, готовыми участвовать в эксперименте (о мобильности аспирантов и возможностях кафедр вузов принимать аспирантов на стажировки), а также разработать программы межвузовских семинаров, коллоквиумов, круглых столов, конференций. Это должен быть набор специальных учебных курсов и семинаров, включающий в себя не только чисто обучающий, но и научный компонент. На аспирантских семинарах, например, в американских университетах аспиранты обсуждают между собой свои научные работы с участием профессоров. Это специальные продвинутые тренинги по обучению методам исследования, участие в исследовательских проектах, в научной работе. Многие аспиранты в американских университетах вовлечены и в преподавательский процесс (teaching assistance), ведут семинары со слушателями бакалавриата. Правда, обучение в такой аспирантуре более длительное, чем в России. В американских университетах диссертацию меньше чем за 4 года никто не пишет, потому что аспиранты должны учиться, должны сдать определенные экзамены по специальности (эквивалент кандидатского минимума, только он относится к существу научной работы);
  3. необходимо предоставить аспирантам выбор: учиться в традиционной аспирантуре или принять участие в эксперименте и начать учебу в рамках сети аспирантур, объяснить плюсы обеих систем. Очевидно, что экспериментальная модель потребует от аспиранта более напряженной и интенсивной работы, больших затрат времени и сил. Но также очевидно, что новую модель аспирантуры выберут аспиранты, которые действительно хотят учиться и сами писать диссертацию. Кроме того, такую экспериментальную модель аспирантуры можно было бы создать на базе ведущих в области экономики и права вузов страны, например МГУ имени М.В. Ломоносова, МГЮА имени О.Е. Кутафина, ГУ-ВШЭ, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации и некоторых других сильных университетов, которые могут создать эффект синергии. Задействовать в этом строительстве просто необходимо федеральные университеты;
  4. необходимо разработать государственную программу поддержки новой модели развития аспирантуры в России, важный раздел которой должен быть посвящен финансированию обучения аспирантов, их стипендиям и грантам для наиболее успешных. Last but not least - американские аспиранты, как правило, получают стипендии, достаточные для того, чтобы работать над своими диссертациями (часто эти стипендии предполагают также и научную и преподавательскую деятельность), а не вынуждены работать где-то за пределами университета, занимаясь диссертацией в свободное время, что, как правило, имеет место в России;
  5. наконец, необходимо пересмотреть и начать масштабное обновление кадров аспирантур и подготовку научных руководителей аспирантур по новым критериям, включая ориентир на перестроение российской аспирантуры на манер американской и европейской, зарекомендовавших себя и активно применяющих методики послевузовского образования;
  6. в идеале необходимо присутствие в сети аспирантур нескольких зарубежных вузов, в которые российские аспиранты имели бы возможность ездить на стажировки и профессоры которых могли бы приезжать в Россию для чтения открытых лекций в вузах, включенных в экспериментальную сеть аспирантур.

Интересно, что до сих пор в научной интернет-среде практически нет серьезного и аргументированного обсуждения направлений реформирования аспирантур. Например, по мнению декана факультета политических наук и социологии ЕУСПб В. Гельмана, та система аспирантуры, которая у нас сложилась, предполагает, что человеку просто дается какое-то время (3 - 4 года) для научной работы по написанию и защите диссертации. Такая форма уже не отвечает сегодняшним требованиям науки <16>. Существующий механизм: есть подмастерье, который делает работу под началом мастера, а потом его принимают в цех на основании этой работы - это даже не прошлый, а позапрошлый век. Нужно переходить к современным формам, к тому, что называется обучающая аспирантура (graduate school), если использовать термин, который сложился в США.

<16> См.: Обучающая аспирантура: pro и contra. URL: http://www.polit.ru/article/ 2009/07/21/aspirantura.

Еще одно важное обстоятельство, снижающее эффективность подготовки аспирантов - нагрузка преподавателей. У нас она несравненно выше, чем за границей, причем очень много аудиторных часов, как говорят преподаватели, горловых. За границей принципиально иная структура, как там говорят, contact hours, т.е. "контактных часов", времени непосредственного общения преподавателя и студента. У нас все иначе - читаются общие курсы, государственным стандартом закреплено, что та или иная дисциплина пройдена, если о ней рассказано устно в аудитории. А количество этих самых аудиторных часов тоже закреплено стандартом, оно не может быть ниже определенной величины. В итоге квалифицированные профессора "выкладываются" на лекционных занятиях для всего потока, дополнительных часов общения с аспирантами (регулярных, аудиторных) не предусмотрено. В отличие от отечественных вузов, у каждого профессора в благополучном зарубежном университете есть свое небольшое отдельное помещение, где он может проводить занятия, читать научную литературу, писать статьи, консультировать аспирантов вне всякой зависимости от диспетчеров, выдающих ключи от вечно занятых аудиторий.

Очевидно, что критерии, по которым определяется выпускаемый аспирант в России, совершенно не котируются в Европе, Америке и во всем цивилизованном мире. ВАКовские статьи нигде не признаются (никем не читаются), кроме как в нашей стране и странах СНГ. Еще раз повторим: чтобы повысить качество аттестационных работ, целесообразно ввести обязательное требование наличия публикаций в серьезных рецензируемых иностранных журналах с высоким импакт-фактором, как это существует за рубежом. Например, в скандинавских странах (Швеция, Финляндия) от аспирантов требуется около пяти публикаций в высокоцитируемых журналах.

Кроме того, система обучения аспирантов не соответствует современным экономическим реалиям развития России. Иными словами, существующая система экономических стимулов не способствует эффективности аспирантуры. Во времена, когда в СССР была введена аспирантура, стипендия аспиранта была сопоставимой со средней зарплатой в экономике. Сейчас же каждый аспирант вынужден работать не на одной работе, и на подготовку диссертации времени остается немного. Таким образом, экономистам необходимо проработать вопрос экономической эффективности и стимулирования обучения аспирантов. Прошли советские времена, но неповоротливая система российской аспирантуры не изменилась, тогда как жизнь в стране поменялась радикально. Конечно, бывают и исключения. Если аспиранту повезло с научным руководителем и коллективом, которым удается выигрывать научные гранты, и аспирант оказывается включенным в реализацию хорошо финансируемых научных проектов (причем тема научной работы аспиранта соответствует тематике грантов), то низкая аспирантская стипендия с лихвой компенсируется достаточным доходом от научной работы. Итак, реформирование системы аспирантур должно идти по крайней мере по двум направлениям.

Первое направление - усиление образовательной составляющей. Здесь очень важно укрепление взаимосвязи с относительно недавно введенным в России институтом магистратуры. Не исключено, что потребуется ввести правило, по которому попасть в аспирантуру будет можно только при наличии магистерской степени. С одной стороны, это усилит академические требования к аспирантам. С другой - будет стимулировать и развитие магистратуры в России, что очень важно. К тому же Россия должна будет перейти к трехступенчатой модели образования в рамках Болонского процесса, добавив к бакалавриату и магистратуре аспирантскую образовательную ступень. Содержание образовательной программы в аспирантуре следует кардинально изменить. Большинство дисциплин в этой программе должно отражать содержание соответствующей научной области. Естественно, что такая образовательная программа должна стать очень "дорогой" или выгодной для преподавателей профильных научных областей. Разработка и чтение курсов аспирантской подготовки должны учитываться с высоким поправочным коэффициентом в нагрузке преподавателей.

Второе направление - экономические стимулы для аспирантов. И здесь, конечно, проблему не решить только высокими аспирантскими стипендиями, что, безусловно, является необходимым условием. Не менее важно введение новой модели финансирования в целом высшей школы, что, в частности, включает введение системы так называемого индивидуального контракта с преподавателем. Такой подход призван долгосрочно стимулировать повышение научной квалификации преподавателей.

Литература

  1. Баранов В.А., Райлян А.И. Принципы совершенствования законодательства в сфере аттестации научных кадров высшей квалификации // Образование и право. 2011. N 3 (19).
  2. Демина Н. Высшая аттестационная комиссия замахнулась на модернизацию и теологию. Репортаж со слушаний в Общественной палате по реформе системы аттестации // ПОЛИТ.РУ. URL: http://www.polit.ru/ article/2010/08/04/vak_modern.
  3. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 23 августа 1996 г. N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике" / Под ред. академика РАО В.Е. Усанова. М.: ЮРКОМПАНИ, 2012.
  4. Обучающая аспирантура: pro и contra. URL: http://www.polit.ru/ article/2009/07/21/aspirantura.
  5. Что будет с системой аттестации ученых. Комиссия Минобрнауки подтвердила плагиат в диссертациях // Vedomosti.ru. 01.02.2013.