Мудрый Юрист

К вопросу о реформировании института пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам

Алиев Т.Т., доктор юридических наук, профессор кафедры административного и финансового права российской правовой академии Министерства юстиции РФ.

В статье анализируются вопросы реформирования института пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам.

Ключевые слова: вновь открывшиеся обстоятельства; новые обстоятельства; пересмотр судебных постановлений; гражданский процесс.

On the reforming of the review institute of court decisions because of newly discovered or new circumstances

T.T. Aliev

Aliev T.T., doctor of legal sciences, professor of the department of administrative and financial law of the Russian legal academy of the Ministry of justice of the Russian Federation.

The article contains analysis the issues of reforming the institution of re-consideration of judicial decrees on newly discovered or new circumstances.

Key words: newly discovered circumstances; new circumstances; revision of judgments; litigation.

Демократическое правовое государство не может быть безучастным к вынесению незаконных и необоснованных судебных решений, определений и постановлений. Оно стремится к тому, чтобы каждый неправосудный судебный акт был бы своевременно исправлен и чтобы по каждому гражданскому делу устанавливалась истина. Достижению этой цели в системе проверочных стадий гражданского судопроизводства наряду с апелляционным, кассационным и надзорным производством служит также институт пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Он позволяет исправить допущенную судом ошибку по вступившему в законную силу (в некоторых случаях - даже по исполненному) судебному постановлению, восстановить нарушенные права и законные интересы граждан, установить истину по делу, решить вопрос об удовлетворении заявления и отмене решения, определения, постановления суда или отказать в их пересмотре. Анализ практики свидетельствует, что существование анализируемого вида пересмотра оправданно и, более того, продолжает развиваться и совершенствоваться.

Одной из важнейших задач гражданского судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Эта задача конкретизируется применительно к каждому делу и реализуется во всех стадиях гражданского судопроизводства, но главным образом в решении суда общей юрисдикции.

Занимая в процессе особое положение, суд как орган государственной власти, уполномоченный на осуществление правосудия по гражданским делам, организует и направляет процессуальную деятельность других субъектов так, чтобы в максимальной степени способствовать осуществлению их прав и обязанностей, а значит, и реализации общих процессуальных задач и целей.

Поскольку в ст. 2 ГПК РФ, как и в ранее действовавшем законодательстве, речь идет не только о "задачах", но и о "целях" гражданского судопроизводства, в юридической литературе существует мнение, что это разные понятия <1>. Нельзя не считаться с тем, что в русском языке термины "задачи" и "цели" являются синонимами <2>. Поэтому мы рассмотрим задачи гражданского судопроизводства в исследуемой стадии.

<1> См.: Жилин Г.А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000. С. 11 - 53.
<2> См.: Боннер А.Т. Задачи гражданского судопроизводства // Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. М.С. Шакарян. М., 2003. С. 14.

В данной стадии гражданского судопроизводства задачей суда является установление наличия или отсутствия вновь открывшихся или новых обстоятельств. Установив наличие таких обстоятельств, суд выясняет, как они могут повлиять на судебное постановление, которое вступило в законную силу, так как не всякие обстоятельства могут быть вновь открывшимися или новыми в аспекте реализации гл. 42 ГПК РФ.

Главная функция правового института состоит в обеспечении цельного, относительно законченного регулирования в пределах участка общественных отношений данного вида <1>. Такое определение понятия правового института соответствует его общепринятой дефиниции, согласно которой институт - совокупность норм права в какой-нибудь области общественных отношений.

<1> См.: Якушев В.С. О понятии правового института // Правоведение. 1970. N 6. С. 66.

Институт пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам наряду с рассмотрением дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке является одним из способов проверки законности судопроизводства. Он предусматривает отмену любого вступившего в законную силу решения, вызывающего сомнения в его правильности, с целью вынесения нового решения, законного и обоснованного, отражающего истину по делу.

С 1 января 2012 г. Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ в ГПК РФ была введена в действие гл. 42 "Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу", которая существенным образом дополнила перечень оснований, применяемых на этой исключительной стадии гражданского процесса. К сожалению, приходится констатировать, что изменения носят лишь частичный характер и не касаются особенностей производства в этой стадии процесса. Однако видно, что рассматриваемый нами институт продолжает совершенствоваться, что явно свидетельствует о несостоятельности доводов некоторых авторов о нецелесообразности сохранения института пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам и желательности поглощения его пересмотром в порядке надзора - "более широким и удобным" <1>.

<1> Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 39.

Это предложение вызывает возражения. Сопоставление двух форм пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, показывает, что более удобным и доступным для участвующих в деле лиц является пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Достаточно сказать, что возбуждение этой стадии процесса при наличии предусмотренных законом оснований зависят от воли заинтересованных лиц. Истребование же дела в порядке кассационного (надзорного) производства и передача дела для рассмотрения по существу зависят от усмотрения управомоченных должностных лиц суда (ст. 391.5 ГПК РФ), что не подтверждает мысль К.И. Комиссарова о широте и удобстве судебного надзора. Напротив, как справедливо полагает Л.Ф. Лесницкая, реализация предложения автора привела бы к ограничению прав лиц, участвующих в гражданском процессе <1>.

<1> См.: Лесницкая Л.Ф. Правовая природа и основания пересмотра решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам // Курс советского гражданского процессуального права: В 2 т. Т. 2. М., 1981. С. 309.

В контексте изменений гражданского процессуального законодательства от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ актуально говорить и о соответствующем сопоставлении пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, в кассационном порядке и по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, ведь полномочия суда кассационной инстанции после поступления кассационной жалобы (представления) идентичны действиям суда надзорной инстанции (ст. 381 ГПК РФ).

Указанный Федеральный закон имеет своей целью оптимизировать пересмотр судебных актов в порядке надзора в соответствии с требованиями европейских стандартов осуществления правосудия, а именно устранить правовую неопределенность, вызванную неоднократным обжалованием вступивших в законную силу решений суда первой инстанции.

Теперь надзорное производство представляет собой процессуальную деятельность, осуществляемую исключительно Президиумом ВС РФ и направленную на исправление фундаментальных судебных ошибок. Не вдаваясь в полемику по поводу различий двух видов пересмотров судебных постановлений, вступивших в законную силу, - кассационного и надзорного производств, - отметим несостоятельный, на наш взгляд, подход законодателя к разграничению их оснований. Так, до сих пор не даны какие-либо признаки существенного нарушения норм материального или процессуального права в кассационном производстве (ст. 387 ГПК РФ); неясно, нужно ли такие судебные ошибки трактовать в соответствии со ст. 330 ГПК РФ (основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке) или это основание имеет свою дополнительную специфику. Во всяком случае нельзя говорить об этом основании как о чем-то среднем между основаниями для отмены (изменения) судебных постановлений в апелляционном и надзорном порядках. Поэтому требуются дополнительные критерии определения подобной "существенности".

Специфика же деятельности суда надзорной инстанции заключается все-таки в формировании единого толкования норм права, а также цельного подхода к их применению, что создает вероятность появления в будущем нового источника гражданского процессуального права - судебного прецедента.

Но вернемся к исследуемой проблеме. Своеобразную точку зрения о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам в свое время высказал И.М. Зайцев. Считая сохранение этого института целесообразным, автор вместе с тем полагал, что по истечении срока, установленного для обращения в суд с заявлением о пересмотре, факты, указанные в ст. 333 ГПК РСФСР 1964 г., должны рассматриваться как основание для пересмотра судебных постановлений в кассационном или надзорном порядке <1>.

<1> См.: Зайцев И.М. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу // Советская юстиция. 1967. N 18. С. 22 - 23.

Однако пропуск срока обращения в суд не может изменить вида пересмотра. Срок, пропущенный по уважительной причине, может быть восстановлен.

И.М. Зайцев относил указанный вид пересмотра к способам устранения ошибок решения или определения судом, постановившим его, предусмотренным ст. 98, 204 - 205, 213.9, 221, 257 ГПК РСФСР (ст. 106, 200 - 201, 240, 222, 280 ГПК РФ), полагая, что во всех этих случаях осуществляется самоконтроль суда первой инстанции <1>.

<1> См.: Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. М., 2002. С. 25.

В данном случае И.М. Зайцев не проводил различий между случаями, когда суд действительно устраняет свои ошибки (ст. 204 - 205 ГПК РСФСР; ст. 200 - 201 ГПК РФ), и другими основаниями для пересмотра решений или определений по инициативе заинтересованного лица, которые нельзя отнести к самоконтролю, поскольку последний предполагает инициативу самого суда. Помимо этого, автор не учитывал, что во всех случаях, отнесенных им к так называемому самоконтролю, кроме предусмотренных ст. 25 и 333 ГПК РСФСР (ст. 22 и 392 ГПК РФ), происходил пересмотр актов, не вступивших в законную силу. Различны и основания пересмотра, перечисленные в названных статьях. До установления фактов, служащих основанием пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам, оно считается законным и обоснованным.

Высказано мнение о возможном отказе от пересмотра в порядке надзора в арбитражном процессе. Теоретическое обоснование такой позиции было предложено И.О. Подвальным, аргументировавшим свою позицию наличием двух инстанций, пересматривающих постановление суда первой инстанции, и отсутствием надзорного производства в зарубежном законодательстве <1>. Аналогичная аргументация, как полагает Е.Г. Стрельцова, допустима и в отношении гражданского процесса <2>.

<1> См.: Подвальный И.О. О нецелесообразности сохранения надзорного производства в арбитражном процессе Российской Федерации. СПб., 2002. С. 6 - 70.
<2> См.: Стрельцова Е.Г. Понятие и сущность стадии пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам // Гражданское процессуальное право / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2004. С. 442.

Рассмотрение гражданского дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам может следовать после вступления решения в законную силу и независимо от того, было ли оно предметом апелляционного, кассационного или надзорного производства. Кроме того, стадия рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам имеет свои специфические задачи, отличные от задач апелляционного, кассационного и надзорного производств.

Вступившее в законную силу судебное решение, вынесенное без учета обстоятельств, которые не могли быть исследованы и оценены судом по причинам, от него не зависящим, должно быть проведено под углом зрения этих обстоятельств. Поэтому закон и предусматривает возможность пересмотра и отмены акта правосудия и вынесения нового решения, если открывшиеся или новые обстоятельства являются существенными для дела. Если эти обстоятельства не являются таковыми, вступившее в законную силу решение суда не должно подвергаться отмене. Именно на этом настаивает ВС РФ, который в п. 8 Постановления Пленума от 11 декабря 2012 г. N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений" прямо указывает, что "исходя из положений, закрепленных в части второй названной статьи, вновь открывшиеся и новые обстоятельства могут являться основанием для пересмотра судебного постановления, если они имеют существенное значение для правильного разрешения дела" (выделено мной. - Т.А.).

В этой стадии процесса суд устанавливает и оценивает неизвестные ранее обстоятельства дела, исследует доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, и все это он делает для того, чтобы в интересах правосудия, всемерной охраны прав и законных интересов граждан и организаций выяснить, имеются ли достаточные причины еще раз вернуться к рассмотрению дела, по которому на основе имевшихся материалов было постановлено соответствующее решение. Это специфическая задача гражданского процессуального права, которая, соответственно, должна и реализоваться в специфической стадии гражданского судопроизводства.

Говоря об институте рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, следует иметь в виду, что в этой стадии процесса суд не проверяет законность и обоснованность пересматриваемого решения, за исключением случаев преступной фальсификации доказательств или перевода, когда суд должен убедиться в том, что именно это повлекло постановление незаконного или необоснованного решения (п. 2 ст. 392 ГПК РФ). В этой стадии суд также не устанавливает, в чем выражается незаконность или необоснованность решения, а лишь фиксирует наличие вновь открывшихся или новых обстоятельств, проверяет правомочность и своевременность обращения заявителя к суду о рассмотрении гражданского дела ввиду их открытия. Однако суд обязан установить, вследствие чего судебный акт был постановлен без учета данных обстоятельств. Если указанные в законе обстоятельства как основания пересмотра не были известны суду вследствие нарушения им требований закона, он не имеет права пересматривать свое решение в порядке гл. 42 ГПК РФ, а должен ставить вопрос о его отмене в порядке кассации или надзора.

В исследуемой стадии гражданского судопроизводства еще нельзя сказать, были ли правильными окончательные выводы судьи по существу подлежащих разрешению в акте правосудия вопросов. Только после нового рассмотрения дела и постановления судебного акта с учетом вновь открывшихся или новых обстоятельств путем сравнения нового решения и прежнего, отмененного, можно будет сделать окончательные выводы о необоснованности и незаконности вступившего в законную силу первоначального судебного решения, о его несоответствии обстоятельствам дела.

Таким образом, институт рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам является не только самостоятельным <1>, но и исключительным институтом гражданского судопроизводства, выполняющим наряду с главной задачей также и специфические процессуальные задачи, которые сводятся к следующему:

<1> См.: Завриев С.С. "Вновь открывшиеся обстоятельства" и "новые доказательства" в гражданском процессе // Законодательство. 2007. N 3. С. 17.
  1. дать возможность суду разрешить гражданское дело в полном соответствии с обстоятельствами дела, несмотря на то что имеющие существенное значение для дела обстоятельства по не зависящим от суда причинам не были ему известны и акт правосудия уже вступил и законную силу;
  2. обеспечить при этом установление данных обстоятельств путем их всестороннего, тщательного и глубокого исследования с участием заинтересованных лиц и организаций;
  3. гарантировать отмену судебных актов, вызывающих сомнение в их законности, обоснованности, соответствии обстоятельствам дела в связи с вновь открывшимися или новыми обстоятельствами, и в то же время исключить отмену вступивших в законную силу актов правосудия без достаточных к тому оснований <1>.
<1> См.: Резуненко А.Н. Пересмотр судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам как стадия гражданского процесса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 11.

Хотя суд в исследуемой стадии процесса занимается главным образом установлением вновь открывшихся или новых обстоятельств и детально не исследует законность и обоснованность вступившего в законную силу решения, тем не менее эту стадию нельзя сводить лишь к формальному установлению оснований пересмотра и отмене судебного акта вне связи с влиянием этих обстоятельств на дальнейшую судьбу гражданского дела. Само установление вновь открывшихся или новых обстоятельств уже вызывает сомнение в законности и обоснованности решения, в его соответствии обстоятельствам дела, и логика требует отмены состоявшегося решения с целью вынесения в дальнейшем с учетом выявленных обстоятельств нового решения, законного и обоснованного, устанавливающего истину по делу.

Исходя из смысла ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, обоснованность судебного решения следует определить как установление в нем с исчерпывающей полнотой юридических фактов, вызывающих возникновение, изменение или прекращение правоотношений и других обстоятельств, имеющих значение для дела; подтверждение обстоятельств, имеющих значение для дела, выводов и доводов суда достоверными доказательствами, соответствие выводов суда установленным обстоятельствам дела, т.е. правильность логических выводов суда.

Разграничение законности и обоснованности судебного решения важно в практическом отношении не только для определения существа ошибок и процессуальных последствий, могущих наступить при пересмотре решений в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, - оно должно учитываться и при ответе на вопрос о том, в кассационном порядке или по вновь открывшимся или новым обстоятельствам должно пересматриваться подлежащее отмене судебное решение, вступившее в законную силу. Так, решение, вынесенное с нарушением требования законности, т.е. с нарушением, неправильным истолкованием или применением норм материального или процессуального закона, может быть отменено в кассационном или надзорном порядке, но не по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Причем в этом случае вывод о допущенных судом ошибках делается на основании материалов дела, которые были предметом рассмотрения при постановлении решения.

Между тем в виде исключения в качестве основания рассмотрения дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам может быть и нарушение закона, если это нарушение выразилось в совершении судьей при рассмотрении дела преступления, установленного вступившим в законную силу приговором суда (п. 3 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ), т.е. в нарушении основных форм гражданского судопроизводства, его принципов.

Однако нельзя забывать, что и в этом случае дело рассматривается в порядке, определенном ст. 396 ГПК РФ, не вследствие судебной ошибки (неправильное применение или игнорирование закона, подлежащего применению при рассмотрении дела), а потому, что после вступления решения в законную силу открылись существенные для дела обстоятельства, неизвестные заявителю (например, преступные действия судьи, подтвержденные судебным приговором). Эти обстоятельства из материалов дела не усматриваются, но они ставят под сомнение законность и обоснованность вынесенного решения. Вполне ясно, что решение, вынесенное без учета этих обстоятельств, должно быть пересмотрено и отменено (с целью вынесения нового решения), но не в кассационном (надзорном) порядке, а в порядке рассмотрения дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Вполне возможно, что пересматриваемое по вновь открывшимся или новым обстоятельствам решение суда может оказаться только необоснованным. Однако окончательный вывод о том, было ли отмененное решение законным и обоснованным, или только необоснованным, но законным, или и незаконным, и необоснованным одновременно (любой из этих вариантов возможен), можно сделать лишь при сравнении нового решения с первоначальным.

Вместе с тем, принимая во внимание различную юридическую природу оснований рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, можно сделать не всегда одинаковый вывод о нарушении требований законности или обоснованности пересматриваемого решения.

Так, при установлении группы оснований, предусмотренных п. 1 ч. 3 и п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ (вновь открывшиеся обстоятельства в их "чистом виде" и отмена преюдициального акта правосудия или постановления иного органа как новое обстоятельство), пересматриваемое в свете этих обстоятельств решение будет всегда необоснованным, так как суд при первоначальном рассмотрении дела не установил полностью юридические факты, входящие в состав основания иска, или возражения против него, или иные обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, и не проанализировал их. При последующем рассмотрении дела может быть выяснено, что эта необоснованность решения не повлекла за собой нарушения материального закона и решение было только необоснованным. Но при этом возможно, что необоснованность решения из-за неправильного установления круга юридических фактов обусловливает и неправильную квалификацию правоотношения, т.е. неправильное применение материального закона. В таком случае решение будет не только необоснованным, но и незаконным.

Аналогичная ситуация может сложиться и тогда, когда решение пересматривается по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ (установление дефектности доказательств или перевода, на которых было основано решение, вступившим в законную силу приговором). И в этом случае считаем, что решение, вынесенное на основании дефектных доказательств, будет в первую очередь необоснованным, а незаконность его может быть лишь производной от необоснованности. Поэтому может случиться и так, что решение, несмотря на его обоснованность, тем не менее окажется законным, если при рассмотрении дела по существу с учетом вновь открывшихся обстоятельств правоотношение не претерпит изменений в своей квалификации с точки зрения норм материального права.

Однако оно не может быть только незаконным. Исключение не составляет здесь и заведомо неправильный перевод, установленный вступившим в законную силу приговором. Поскольку заведомо неправильный перевод представляет собой неправильные или неполные сведения о фактах, то и основанное на таком переводе решение прежде всего будет необоснованным. Поэтому названную норму следует признать несовершенной в той части, в которой сказано, что указанная группа вновь открывшихся обстоятельств может влечь постановление незаконного или необоснованного решения.

Таким образом, из сказанного в целом о влиянии вновь открывшихся обстоятельств на законность и обоснованность вступившего в законную силу судебного решения можно сделать следующие общие выводы.

  1. Типичным недостатком судебного решения, вынесенного по гражданскому делу без учета вновь открывшихся обстоятельств, является его необоснованность, которая выражается либо в неполноте установления существенных для дела фактов, либо в дефекте доказательств (или перевода), либо в несоответствии установленных по делу обстоятельств.
  2. Необоснованность решения, вынесенного без учета вновь открывшихся обстоятельств, никогда не может выразиться в недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считал установленными. Необоснованность этого рода может служить основанием для отмены вступившего в законную силу решения лишь в порядке кассации (надзора). Точно так же и необоснованность решения, выразившаяся в несоответствии логических выводов и доводов суда установленным обстоятельствам дела, не может быть квалифицирована как следствие вынесения решения без учета вновь открывшихся или тем более новых обстоятельств. Такая необоснованность - результат ошибки суда и служит основанием для отмены решения лишь в порядке кассации (надзора).
  3. Нарушение материального или процессуального закона, допущенное судом, не является основанием для пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Незаконность решения - не всегда обязательный результат необоснованности решения, вынесенного без учета вновь открывшихся обстоятельств. Незаконность решения в ряде случаев может быть лишь производна от его необоснованности.

Трудно согласиться с тем утверждением, будто решение, вынесенное с учетом вновь открывшихся обстоятельств, будет якобы всегда другим по сравнению с первоначальным. Новое решение может быть иным, причем как в целом, так и в отдельных своих частях. Так, решение, вынесенное без учета вновь открывшихся обстоятельств, может оказаться полностью законным и обоснованным и в свете вновь открывшихся обстоятельств. Вместе с тем необоснованность и незаконность решения, вынесенного без учета вновь открывшихся обстоятельств, необязательно должны влиять на правильность окончательных выводов суда по делу, выраженных в резолютивной части решения. Поэтому резолютивная часть решения, постановленного с учетом вновь открывшихся обстоятельств, может быть или иной в сравнении с резолютивной частью отмененного решения, или тождественной ей. Это, конечно, не исключает того, что мотивировка решения с той же, что и в отмененном решении, резолютивной частью, вынесенного с учетом вновь открывшихся обстоятельств, может быть усилена. Это тоже важно иметь в виду, поскольку мотивы решения имеют серьезное значение для преюдициальности вступившего в законную силу решения. Необоснованность решения в такой ситуации выражается не в резолютивной части решения, а в его мотивах.

В случае же выявления новых обстоятельств в аспекте гл. 42 ГПК РФ, исчерпывающий перечень которых указан в ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, судебное решение всегда не будет отвечать прежде всего требованию законности, а уже потом обоснованности, поскольку суд, принявший окончательный судебный акт, не знал и не мог знать, например, что КС РФ признает норму права, которая была применена в конкретном деле, неконституционной; ВС РФ по-другому обозначит практику ее применения; Европейский суд по правам человека вообще обнаружит нарушения положений Конвенции; незаконное постановление судебного или государственного органа, которое было положено в основу ошибочного судебного решения, отменят и т.д. Неверное применение норм материального и (или) процессуального права в конкретном гражданском деле всегда будет являться следствием появления новых обстоятельств. В связи с этим думается, что резолютивная часть вновь принятого решения по делу с учетом оснований п. 4 ст. 392 ГПК РФ должна быть кардинально иной или по крайней мере измененной.

Например, Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ были отменены судебные постановления по делу о назначении страхового обеспечения по случаю потери кормильца из-за обнаружения заявителем вновь открывшегося обстоятельства (в соответствии с изменениями 2012 г. - нового обстоятельства) - определения КС РФ, в котором по-другому толковалась норма материального права, положенная в основу решения суда первой инстанции. В этом определении органа конституционного контроля говорилось, что право на страховое обеспечение нетрудоспособных иждивенцев является производным от их статуса иждивенца, а не от права застрахованного лица на обеспечение по обязательному социальному страхованию, реализованному им при жизни <1>. Таким образом, новым решением требования истца должны быть удовлетворены.

<1> См.: Определение ВС РФ от 21 октября 2011 г. N 41-В11-22 (СПС "КонсультантПлюс").

Требования законности и обоснованности судебного решения служат цели установления действительных прав и взаимоотношений сторон, защиты прав и интересов граждан и организаций. Этим же целям в конечном итоге служит и институт рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Но, как уже было сказано, решение может быть по исследованным судом материалам законным и обоснованным, но подлежащим отмене в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. И обусловлено это именно тем, что вновь открывшиеся обстоятельства, несмотря на это, все же ставят под сомнение соответствие вынесенного решения требованию обоснованности.

Суд призван защищать только действительно существующие, подлинные права и интересы. Проблема обоснованности решения по делу имеет самое непосредственное отношение и к стадии пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Так, если решение, вынесенное с учетом вновь открывшихся обстоятельств, является иным по сравнению с первоначальным (т.е. существенно отличается от него в своих выводах), то это значит, что первое решение не отвечало требованию обоснованности, а представляло собой заблуждение. Поэтому неверно считать, что решение, хотя и отмененное впоследствии по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, якобы в момент вынесения всегда устанавливало истину по делу, поскольку обстоятельства, послужившие основанием для отмены акта правосудия, не были и не могли быть известны суду.

Но, с другой стороны, мы не можем согласиться и с Л.С. Морозовой, с точки зрения которой якобы вновь открывшиеся обстоятельства всегда с необходимостью опровергают обоснованность первоначального решения по делу при новом рассмотрении дела по существу <1>. Так, если суд, проанализировав юридические факты, ранее неизвестные ему, или другие вновь открывшиеся обстоятельства, пришел к тому же окончательному выводу в резолютивной части решения и к той же правовой квалификации правоотношения, что и в первоначальном решении, хотя и с иной мотивировкой в смысле полноты исследуемых фактов, то надо считать, что и первоначальное решение также выражало обоснованность и законность, притом как абсолютную, так и относительную.

<1> См.: Морозова Л.С. Пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам. М., 1959. С. 27.

Что же касается нового решения, то и оно также выражает абсолютную и имеет вместе с тем относительную истину, но только уже в том смысле, что оно не устанавливает всех без исключения второстепенных, не имеющих значения для дела, и безграничных связей и отношений фактов.

Напомним, что суть судебной ошибки состоит в том, что она нарушает субъективное право на судебную защиту, поскольку в результате этой ошибки материальное право остается незащищенным, а цель правосудия - недостигнутой. Отмена вынесенных постановлений является достаточно распространенным способом борьбы с ошибками в гражданском судопроизводстве. Смысл заключается "в аннулировании ошибочных юридических актов, в прекращении их действия". И, как отмечал И.М. Зайцев, "во всех случаях отмена представляет собой правовосстановительную гражданскую процессуальную санкцию, в которой не реализуется процессуальная ответственность" <1>.

<1> Зайцев И.М. Указ. соч. С. 43; Он же. Теоретические вопросы устранения судебных ошибок в гражданском процессе: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 1987. С. 6 - 12.

Таким образом, институт пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам выступает в качестве одного из средств устранения судебных ошибок. Это проявляется в том, что недостатком судебного решения, вынесенного по делу без учета вновь открывшихся обстоятельств, является его необоснованность, выражающаяся либо в неполноте установления существенных для дела фактов, либо в некачественности доказательств, либо в несоответствии установленных по делу обстоятельств объективной действительности. Следует иметь в виду, что необоснованность решения, вынесенного без учета вновь открывшихся или новых обстоятельств, не может выражаться в недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела. Точно так же и необоснованность решения, выразившаяся в несоответствии логических выводов и доводов суда установленным обстоятельствам дела, не может быть квалифицирована как следствие вынесения решения без учета вновь открывшихся обстоятельств. Кроме того, нарушение материального или процессуального закона, допущенное судом, не является основанием для пересмотра решения по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Институт пересмотра постановлений суда по вновь открывшимся или новым обстоятельствам близок к институту разрешения дел в порядке особого производства, но указанные институты имеют соответствующие различия: при разрешении в порядке особого производства заявления по существу предметом судебного разбирательства является не спор о праве гражданском, а определенные обстоятельства, подтверждение или отказ в подтверждении которых будет влиять на субъективные права заявителя. Установление обстоятельств (фактов) является ближайшей задачей как для дел особого производства, так и для пересмотра постановлений по гражданским делам по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Но если рассмотрение заявлений по делу особого производства завершается вынесением решения, устанавливающего определенные факты, могущие повлиять на субъективные права граждан, то при рассмотрении гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам факты устанавливаются с целью их использования при новом постановлении судебного акта. В случае установления вновь открывшихся или новых обстоятельств суд отменяет вступивший в законную силу акт правосудия, с тем чтобы вынести в последующем новый акт с учетом этих обстоятельств. Сами по себе эти факты при установлении их в исследуемой стадии гражданского судопроизводства не влияют на субъективные права граждан. Установив отсутствие указанных обстоятельств, суд отказывает в удовлетворении заявления о пересмотре постановлений по гражданскому делу. Эта стадия завершается вынесением определения.

Так, при признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении его умершим суд также не допускает ошибки. Причем в обоих случаях эти решения (в порядке ст. 280, 390 ГПК РФ) пересматривает суд, который их выносил. В этом несомненное сходство двух институтов в гражданском судопроизводстве.

Суд первой инстанции, вынесший решение о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным, в случае его выздоровления или значительного улучшения здоровья имеет право пересмотреть свое собственное решение, постановив новое решение, отменяющее ограничение в дееспособности (ст. 286 ГПК РФ). Но этот вид пересмотра также отличается от пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, так как здесь речь идет не о вновь открывшихся, а об изменившихся обстоятельствах. Решение в момент его вынесения было правильным, но в связи с изменившимися обстоятельствами оно перестало соответствовать действительности. В этом случае, как следует из ст. 286 ГПК РФ, прежнее решение отменяется без всяких последствий (оно по существу утрачивает свою силу). Кроме того, данный вид пересмотра сохраняет присущие ему особенности, отличающие его от пересмотра решений по вновь открывшимся обстоятельствам. Здесь, как и в случае отмены решений в связи с явкой признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим гражданина, имеет место обычное рассмотрение дела в порядке особого производства. Причем старое решение отменяется не потому, что выявились обстоятельства, которые не были учтены при его вынесении, а вследствие обстоятельств, которые изменились или возникли после вступления решения в законную силу и которые являются совершенно самостоятельным основанием для пересмотра этого решения и вынесения нового. Между тем пересмотр решений, определений, постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам как специфический институт имеет в виду обстоятельства, которые существовали в момент вынесения решения, определения, и предполагает исследование этих обстоятельств лишь под углом зрения возможности отмены вступившего в законную силу решения.

Наконец, представляется целесообразным предусмотреть в рассматриваемой стадии судопроизводства право суда одновременно с вынесением завершающего определения выносить и частные определения в связи с недобросовестным поведением отдельных участников процесса, умышленно скрывших существенные для дела обстоятельства. Частные определения могут быть вынесены также и относительно тех лиц, недобросовестное отношение которых к своему служебному долгу привело к тому, что суду и заявителю оказались неизвестными существенные для дела обстоятельства. Например, частные определения следует выносить в тех случаях, когда должностными лицами прокурорско-следственных или иных компетентных органов в постановленных ими актах, преюдициальных для решений, вследствие небрежности неправильно установлены факты, повлекшие отмену решений суда согласно ст. 392 ГПК РФ. Вынесение таких частных определений способствовало бы укреплению законности, повышению чувства личной ответственности у должностных лиц, выносящих акты.

Итак, дальнейшее совершенствование законодательной регламентации действий суда в стадии рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, несомненно, будет способствовать правильному осуществлению правосудия в этой стадии судопроизводства.

References

Zhilin G.A. Goals of civil procedure and their implementation in the first instance. M., 2000. P. 11 - 53.

Bonner A.T. Tasks of civil procedure // Commentary on the Civil Procedure Code of the Russian Federation / Ed. by M.S. Shakaryan. M., 2003. P. 14.

Yakushev V.S. On the concept of institution // Jurisprudence. 1970. No. 6. P. 66.

Commissarov K.I. Theoretical foundations of judicial review in civil production: Dissertation. Doctor of Legal Sciences. Sverdlovsk, 1971. P. 39.

Lesnitskaya L.F. Legal nature and grounds for review of decisions, rulings and orders on new circumstances // Course of Soviet civil procedural law: In 2 vols. Vol. 2. M., 1981. P. 309.

Zaitsev I.M. Revision on new circumstances, decisions and decrees entered into force // Soviet Justice. 1967. No. 18. P. 22 - 23.

Vikut M.A., Zaitsev I.M. Civil procedure of Russia. M., 2002. P. 25.

Podvalny I.O. On no grounds for maintaining supervisory review in the proceedings of the Russian Federation. St. Petersburg, 2002. P. 6 - 70.

Streltsova E.G. Concept and essence of being reviewed by the newly discovered circumstances // Civil procedure law / Ed. by M.S. Shakaryan. M., 2004. P. 442.

Zavriev S.S. "Newly discovered evidence" and "new evidence" in civil proceedings // Legislation. 2007. No. 3. P. 17.

Rezunenko A.N. Revision of judicial decisions which have entered into force, the new circumstances as the stage of civil proceedings: Dissertation. Candidate of Legal Sciences. Saratov, 2001. P. 11.

Morozova L.S. Review by the newly discovered evidence. M., 1959. P. 27.

Zaitsev I.M. Theoretical questions of judicial errors elimination in civil proceedings: Dissertation. Doctor of Legal Sciences. Saratov, 1987. P. 6 - 12.