Мудрый Юрист

Правосудие как фактор зарождения и развития отечественной государственности

Ефремова Надежда Николаевна, кандидат юридических наук, профессор, ведущий научный сотрудник сектора истории государства, права и политических учений Института государства и права РАН (Москва).

Автор показывает роль эволюции правосудия для зарождения и развития государственности в России. Рассматривается отражение правосудия в истории российской государственности. Акцентируется внимание на основных тенденциях закрепления организации правосудия в правовых актах.

Ключевые слова: история государства и права, государственность, государство, правосудие, суд, судебная система.

Justice as a factor of initiation and development of the national statehood

N.N. Efremova

The author shows the role of the evolution of justice for the birth and development of the statehood in Russia. Reflection of justice in the history of the Russian statehood is considered. The author focuses on the key trends of regulation of organization of justice in the legislative acts.

Key words: history of state and law, statehood, state, justice, court, judicial system.

Правосудие как любой социальный, правовой институт есть многогранное явление, рассмотрение которого возможно как с различных мировоззренческих позиций, так и в формате разных типов правопонимания. Например, Ульпиан определял правосудие как неизменную и постоянную волю "предоставлять каждому его право" <1>.

<1> Суд и судьи в избирательных фрагментах из Дигест Юстиниана. М., 2006. С. 17.

В современной судебно-правовой доктрине правосудие определяется как функция правоохранительной деятельности государства, "которая имеет прямое отношение к защите, восстановлению, обеспечению, реализации, осуществлению наиболее значимых прав и законных интересов человека и гражданина, государственных организаций, должностных лиц" <1>. Правосудие - одно из важнейших полномочий, составляющих содержание судебной власти. Осуществляет правосудие государственный суд либо иные лица и органы, наделенные судебными функциями: административные, родовые и племенные, квазисудебные и др. (как было в предшествующие исторические эпохи).

<1> Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы: Учеб. для студентов юрид. вузов и факультетов. М., 2010. С. 9.

Антропологический подход к исследованию правосудия предполагает, как справедливо отмечает И.Л. Честнов, выявление "первичного произвола" и его последующей социальной "амнезии", когда "сконцентрированный институт (например, суд. - Н.Е.) начинает выдаваться за якобы "естественный ход вещей" <1>.

<1> Честнов И.Л. Антропологическая программа изучения правосудия // Международное и национальное правосудие: теория, история, практика. СПб., 2010. С. 15.

Потребность в разрешении конфликтов и споров о праве у человечества, несомненно, возникла в догосударственный период; и если в период дикости и варварства споры решались посредством насилия, то в эпоху цивилизации в этих случаях прибегают к арбитражному или третейскому посредничеству независимого третьего лица. Посредником могла выступать группа сородичей, выделившаяся из них или вставшая над ними группа представителей (народное собрание, вече, совет старейшин) либо личность (вождь, князь, жрец, священнослужитель). Об этом писал русский историк права В.И. Сергеевич: "Первые и крайне грубые формы восстановления нарушенных прав сложились еще прежде государств... Как преступление имело первоначально частный характер, так точно и восстановление прав было делом частных лиц. Этот древнейший процесс является в форме самосуда, т.е. самоуправства..." <1>.

<1> Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. М., 2004. С. 419.

Об этом говорят и древнейшие памятники права, например Краткая редакция Русской Правды, содержащая нормы раннего славянского права о кровной мести. Однако с развитием публично-правового порядка в социальном управлении судебная функция получила публичный характер. Первое письменное упоминание об отечественном правосудии встречается в "Повести временных лет", где говорится о том, что славянские племена и их соседи обратились к варягам с призывом владеть ими и судить "по правде" <1>. Анализируя этот текст, можно с уверенностью сказать, что до призвания варяжского князя Рюрика в славянских племенах конфликты и споры решались на основании сложившихся правовых обычаев, которые не были всеобщими и универсальными: каждое племя имело свои обычаи, законы отцов, нравы. Призвание же иноземца давало возможность судить по единой, общей "правде", что обеспечивало законное, обоснованное и справедливое решение по делу. Таким образом, потребность разрозненных, разобщенных в публично-правовом отношении племен, живших по соседству, в правосудии стала одним из определяющих факторов формирования древнерусской государственности. Укреплению власти князя, олицетворявшего единство и суверенитет государства, способствовало и его законотворчество.

<1> Повести Древней Руси. М., 1983. С. 131.

Можно согласиться с мнением выдающегося русского правоведа Н.Л. Дювернуа относительно роли князя в правосудии в ранний период русской государственности: "Вся гарантия правосудия заключается в личном достоинстве судьи... Тогда в своем внутреннем чувстве правды он должен был иметь и достаточно ясности, чтоб узнать правду, т.е. найти закон, норму права, и достаточно силы, чтобы во всех случаях, как бы они ни видоизменялись (сильного ли, слабого ли судит), всегда и везде прилагать одну и ту же меру, одну и ту же правду. Такой орган суда и правды Древняя Русь создала себе в князе... он в этих условиях должен был служить и действительно служил самым верным органом господствующей идеи права" <1>. Владимир Мономах в "Поучении детям" настаивал на непосредственном осуществлении судебных функций самим князем, призывая "действовать по правде", верша правосудие без мщения и беззакония <2>.

<1> Дювернуа Н. Источники права и суд в Древней России. СПб., 2004. С. 170.
<2> Об этом см.: Ярославцев В.Г. Нравственное правосудие и судейское правотворчество. М., 2007. С. 130 - 131.

Все древнерусские памятники права, начиная с Русской Правды, были нацелены на институционализацию, надлежащую организацию реализации судебной функции государства. В последующем предпринимались попытки усовершенствовать правосудие как по форме, так и по содержанию для обеспечения эффективного разрешения юридически значимых споров и конфликтов.

Являясь особым видом правоохранительной и правовосстановительной деятельности, надлежаще организованное правосудие должно базироваться на началах права, в первую очередь таких, как формальное равенство, признание равного масштаба свободы для всех субъектов, а также справедливость <1>.

<1> Подробнее см.: Ефремова Н.Н. Глава 4. Публично-правовое общение: русское правосудие // Правовое общение: постановка проблемы: Моногр. / Отв. ред. Л.С. Мамут. М., 2012. С. 157 - 205.

Вместе с тем состояние правосудия в отдельные периоды российской истории отражало степень зрелости сложившегося правопорядка, обусловленную конкретными социально-экономическими, политическими, идеологическими и общекультурными условиями функционирования общества и государства. Многие из сложившихся в древнюю эпоху институтов, элементов и методов осуществления правосудной функции в той или иной мере и форме возрождались и в последующие эпохи. К ним относятся в первую очередь те, что характеризуют надлежащую прогрессивную организацию правосудия: участие общественности в правосудии, состязательность, гласность и публичность процесса, медиация, доступность правосудия, беспристрастность, справедливость судебного решения и др. Подтверждение можно найти в нормативных правовых актах, составляющих законодательную основу многих судебных реформ, проводившихся в России <1>.

<1> Об этом см.: Ефремова Н.Н. Судебные реформы в России: традиции, новации, проблемы // Государство и право. 1996. N 11. С. 85 - 97; Она же. Судебные реформы в России: преемственность и обновление // Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. М., 1996. С. 226 - 252.

Так, Новгородская и Псковская судные грамоты (XV в.), принятые и действовавшие в русских республиках эпохи политической раздробленности, содержали некоторые демократические элементы организации и деятельности судов, обусловленные особенностями общественного и государственного строя этих земель: судебные полномочия веча, братчин, институт судебного представительства, состязательность процесса и др. Судебник 1497 г. завершил формирование великокняжеской юрисдикции, положив конец правовому партикуляризму и удельным "суверенитетам" эпохи раздробленности, тем самым способствовал централизации Русского государства, что само по себе было актом исторически прогрессивным. Судебник 1550 г. при всей этатизации управления включал отдельные демократические положения: существование местных судов как элемента земского и губного самоуправления, участие общественности в обвинении (15 - 20 "добрых людей"), гарантии законности задержания (обязанность выборных лиц извещать родственников подозреваемого, право отпуска под залог и др.). Соборное уложение 1649 г. внесло вклад в развитие законодательства о суде, кодифицировав в отдельных главах его положения. В законодательстве Петра I и Екатерины II сделаны попытки институционального и функционального обособления суда от администрации, положено начало формированию новой судебной системы.

Особого внимания заслуживают Судебные уставы от 20 ноября 1864 г., которые "водворяли" в России, по словам Александра II, суд "скорый, равный, милостивый и справедливый". Институционализация судебной власти определила новый этап в развитии российской государственности, сделавшей первый шаг на пути построения конституционной монархии, прерванного революциями 1917 г. Однако, как точно отметил Р.С. Уортман, "вера в верховенство исполнительной власти и приниженное положение суда - это элементы "традиционалистского образа институционального поведения"... который в ходе модернизации сумел удержаться в России. Этот образ поведения пережил судебную реформу, индустриализацию и революцию" <1>.

<1> Уортман Р.С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России / Авторизов. пер. с англ. М.Д. Долбилова при участии Ф.Л. Севастьянова. М., 2004. С. 11.

В Советском государстве власть была основана на принципе полновластия Советов, противоположном принципу разделения государственной власти на ветви, что согласно либертарно-юридической трактовке привело к созданию неправовой организации суда. В конце 80-х гг. XX в. в рамках правовой конституционной реформы началось возрождение независимого суда, что должно было способствовать формированию правового государства. Объявленная в 1991 г. судебная реформа базировалась на концепции, схожей с основами "великой" Судебной реформы 1864 - 1899 гг. Последовавшие преобразования суда пока не завершены, однако, как и прежде, нацелены на создание его прогрессивной модели.

Таким образом, зарождение и развитие суда как органа государства проходило в соответствии с теми задачами, которые ставило общество и его публично-правовая организация. Несмотря на наличие в составе суда в той или иной форме и мере представителей общественности, он все еще остается одним из важнейших элементов государственного механизма и несет на себе черты последнего.

Следовательно, правосудие, будучи ценностью, обусловливающей гарантированность прав и свобод личности, характеризуется в ретроспективе так же, как и определяющие его типы права и государства, отражающие, по точной оценке В.С. Нерсесянца, "формы и ступени роста в развитии человеческой свободы от древности до современности" <1>. Другими словами, правосудие, выступая одной из важнейших потребностей человечества, гармонизирующей социальные отношения, представляет собой важную причину и движущую силу в развитии государства.

<1> Нерсесянц В.С. Философия права: Учеб. для вузов. М., 2009. С. 153.

Bibliography

Chestnov I.L. Antropologicheskaya programma izucheniya pravosudiya // Mezhdunarodnoe i nacional'noe pravosudie: teoriya, istoriya, praktika. SPb., 2010.

Dyuvernua N. Istochniki prava i sud v Drevnej Rossii. SPb., 2004.

Efremova N.N. Sudebnye reformy v Rossii: preemstvennost' i obnovlenie // Problemy cennostnogo podxoda v prave: tradicii i obnovlenie. M., 1996.

Efremova N.N. Sudebnye reformy v Rossii: tradicii, novacii, problemy // Gosudarstvo i pravo. 1996. N 11.

Gucenko K.F., Kovalev M.A. Pravooxranitel'nye organy: Ucheb. dlya studentov yurid. vuzov i fakul'tetov. M., 2010.

Nersesyanc V.S. Filosofiya prava: Ucheb. dlya vuzov. M., 2009.

Povesti Drevnej Rusi. M., 1983.

Pravovoe obshhenie: postanovka problemy: Monogr. / Otv. red. L.S. Mamut. M., 2012. Sergeevich V.I. Lekcii i issledovaniya po drevnej istorii russkogo prava. M., 2004.

Sud i sud'i v izbiratel'nyx fragmentax iz Digest Yustiniana. M., 2006.

Uortman R.S. Vlastiteli i sudii: Razvitie pravovogo soznaniya v imperatorskoj Rossii / Avtorizov. per. s angl. M.D. Dolbilova pri uchastii F.L. Sevast'yanova. M., 2004.

Yaroslavcev V.G. Nravstvennoe pravosudie i sudejskoe pravotvorchestvo. M., 2007.