Мудрый Юрист

Зарубежный опыт реализации процедур медиации в уголовно-правовой сфере

Ельчанинов Андрей Петрович, ученый секретарь ученого совета ФКОУ ВПО СЮИ ФСИН России, кандидат юридических наук.

Автор статьи на основе международного опыта предполагает, что возникнут проблемы, с которыми может столкнуться законодатель при внедрении медиации в систему уголовного судопроизводства в России.

Ключевые слова: медиация, конфликт в уголовно-правовой сфере, уголовное судопроизводство.

Foreign experience of implementation of procedures of mediation in criminal-law sphere

A.P. El'chaninov

The author of the article on the basis of international experience assumes that the problems will arise, which the legislator will face when introducing mediation in the system of criminal judicial proceeding in Russia.

Key words: mediation, conflict in criminal-law sphere, criminal proceeding.

Общемировой тенденцией последних десятилетий является активное внедрение в национальные правовые системы процедур альтернативного разрешения споров, наиболее распространенной из которых является медиация.

Несмотря на большое количество определений понятия "медиация", как правило, под этой процедурой понимают переговоры между участниками спора под руководством нейтрального посредника, который не имеет права выносить обязательное для сторон решение.

Наибольшее распространение медиация получила при разрешении коммерческих, корпоративных споров, споров, вытекающих из брачно-семейных и трудовых отношений, и т.д.

В последние десятилетия все большее количество юристов в различных странах выступают за возможность и даже необходимость распространения медиативных процедур на уголовно-правовую сферу.

В качестве обоснования своей позиции они приводят следующие доводы.

Во-первых, медиация рассматривается как элемент новой уголовно-правовой парадигмы, позволяющей преодолеть кризис в понимании наказания.

Во-вторых, применение медиации при разрешении уголовных дел логически вытекает из "модных" современных теорий о гуманизации наказаний, восстановительной юстиции, альтернативного разрешения споров, развития ювенальной юстиции.

В-третьих, международное признание эффективности медиации; подробная проработка в международных нормативно-правовых документах применения медиации как при разрешении гражданских споров, так и уголовных дел облегчает введение этого правового института в национальные законодательства.

В-четвертых, медиация при разрешении уголовных дел имеет существенный экономический эффект: уменьшается нагрузка на суды, сокращаются расходы на содержание осужденных и т.п.

Все вышеперечисленные факторы в полной мере указывают на актуальность для России внедрения медиативных процедур в уголовный процесс. В настоящее время мировые тенденции внедрения в правовую систему альтернативных видов разрешения споров нашли свое отражение в российском законодательстве лишь к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений и семейных правоотношений <1>. Отечественный законодатель действие этого закона на уголовно-правовую сферу не распространил, хотя во многих европейских государствах и некоторых странах СНГ применение процедур медиации при рассмотрении уголовных дел не только допускается, но зачастую поощряется.

<1> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. 2 августа. N 31. Ст. 4162.

Вопрос, внедрять или не внедрять медиативные процедуры в отечественное уголовно-процессуальное законодательство, в настоящее время остается открытым. Для однозначного решения этого вопроса, по нашему мнению, необходимо скрупулезно изучить международный опыт, тем более что такой опыт существует во многих странах. Кроме того, существуют отдельные наработки международных органов, обобщающие такой опыт. Например, в рамках Совета Европы Комитет министров в 1999 г. принял рекомендации по медиации в уголовных делах, где обосновываются положительные стороны применения медиативных процедур в уголовно-правовой сфере и содержится призыв ко всем членам Совета Европы "ознакомить с настоящим документом как можно большее количество людей" <2>.

<2> Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 15 сентября 1999 г. N R(99)19 по медиации в уголовных делах (принята Комитетом министров 15 сентября 1999 года на 679-й встрече представителей Комитета) // Медиация. Национальный информационный портал. URL: http://mnip.pro/rekomendacija%20komiteta%20ministrov.html#.UKio3oeN52A.

Изучение международного опыта применения медиации в уголовно-правовой сфере особенно важно в условиях реформирования отечественных судебной и уголовно-исполнительной систем, когда все более отчетливо заявляет о себе курс на гуманизацию наказания, снижение количества осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, и увеличение видов наказаний, не связанных с лишением свободы <3>.

<3> Концепция развития УИС до 2020 г. (распоряжение Правительства РФ от 14 октября 2010 г. N 1772-р).

Как показывают исследования, проведенные отечественными и зарубежными учеными, применение медиации в уголовно-правовой сфере в различных странах существенно отличается как на уровне законодательной регламентации, так и по способам ее реализации.

В отдельных государствах (например, в Австрии, Германии, Финляндии и Польше) медиативные процедуры регламентированы отдельными законами в отношении ювенальной юстиции. В этом случае процедура посредничества инициируется судьей или государственным прокурором и является альтернативой судебному разбирательству.

Нормы о посредничестве между жертвой и взрослым правонарушителем могут отражаться как в Уголовно-процессуальном кодексе (Австрия, Франция, Бельгия, Финляндия, Польша), так и в Уголовном кодексе (Германия, Финляндия, Польша). Во Франции в Уголовно-процессуальном кодексе закреплено также посредничество для несовершеннолетних. В Европе широко распространена система, связанная с проведением процедуры посредничества по инициативе государственного прокурора, который в соответствии со своей компетенцией может принять решение о проведении медиации и после обеспечить необходимые дальнейшие шаги по делу с учетом проведенной встречи. Одним из таких шагов часто становится условное осуждение.

Медиация в уголовно-правовой сфере как в отношении несовершеннолетних, так и в отношении взрослых в отдельных странах (например, в Норвегии) может регулироваться самостоятельным законом о посредничестве. На практике в Норвегии процедуры посредничества в основном проводятся по уголовным делам, направляемым в службы полицией или государственным прокурором. Однако иные социальные службы, школы или заинтересованные стороны могут обратиться с просьбой о проведении процедуры в муниципальную службу медиации. Если достигается соглашение, за ним следует гарантированное прекращение уголовного дела прокурором <4>.

<4> Айретсен И. Деятельность в области восстановительного правосудия в Европе // Вестник восстановительной юстиции. 2001. N 3.

Реализация медиативных процедур в зарубежных государствах имеет общие и особенные черты. Общим практически для всех государств является то, что процедуры посредничества между жертвой и правонарушителем в подавляющем большинстве ситуаций проводятся по относительно мелким преступлениям против собственности или нетяжким насильственным действиям, совершаемым, как правило, впервые несовершеннолетними правонарушителями. Почти в каждой стране существует общий интерес и готовность расширить область применения медиации, включив в нее более тяжкие преступления. Во многих странах, однако, отсутствуют необходимые кадры и финансовые средства.

Общей тенденцией последних десятилетий для государств, которые только встали на путь поиска новых путей ускорения, упрощения и одновременной гуманизации уголовного судопроизводства, является постепенное внедрение медиации в уголовный процесс посредством реализации исследовательских экспериментальных программ.

Например, первые проекты по применению медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов в Финляндии осуществлялись в 1983 и 1984 гг. в г. Вантаа и проводились тремя исследователями. В течение нескольких лет количество подобных экспериментов резко возросло. Уже к 1990 г. исследования проводились на базе 25 муниципалитетов, а в 1991 г. их насчитывалось уже 40. К 1996 г. приблизительно 75% населения Финляндии имели возможность прибегнуть к процедуре медиации.

Продолжительное время в Финляндии применение медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов имело неформальный характер. Однако в настоящее время процедура медиации в уголовном судопроизводстве этой страны регулируется Законом о примирении в уголовных и некоторых гражданских делах (Act on Conciliation in Criminal and Certain Civil Cases N 1015/2005), который вступил в силу 1 июня 2006 г. Этот документ содержит положения об организации служб медиации, о порядке финансирования медиативных процедур и о правилах проведения самой процедуры. Он предоставляет сторонам право возбудить процедуру посредничества как при обращении в суд, так и в ходе судебного разбирательства, а также в апелляционном производстве. В зависимости от стадии процесса стороны обращаются с просьбой о проведении медиативной процедуры путем подачи ходатайства, апелляционной жалобы <5>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Е.А. Борисовой "Российская процедура медиации: концепция развития" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского процесса", 2011, N 1.

<5> Борисова Е.А. Российская процедура медиации: концепция развития // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2011. N 5. С. 22.

Начиная с 80-х гг. XX в. в качестве эксперимента медиация активно применяется в немецкоговорящих странах. В 1985 г. в Австрии была разработана модель медиации для внесудебного разбирательства дел несовершеннолетних нарушителей, которая получила широкое распространение в рамках уголовного судопроизводства <6>. В 1989 г. она была закреплена законодательно. С 1992 г. эта форма внесудебного разбирательства распространилась также на дела взрослых правонарушителей, сначала в виде экспериментальной модели, которая впоследствии (с 1 января 2000 г.) приобрела силу закона. И наконец, в июне 2003 г. был принят австрийский Федеральный закон о медиации <7>.

<6> Бирюков П.Н., Пронин А.В. Процедура медиации в Австрии // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 10. С. 42 - 43.
<7> Гроенхейзен М. Медиация жертвы и правонарушителя: правовые и процедурные гарантии. Эксперименты и законодательство в некоторых европейских странах // Восстановительное правосудие. М., 2003. С. 38.

Несмотря на существование в разных странах сходных процедур реализации медиации в уголовно-правовой сфере, существуют определенные национальные особенности.

Например, в Великобритании выделяют несколько форм медиации, которые позволяют урегулировать конфликт на любой стадии уголовного процесса. В связи с этим в зависимости от стадии процесса, где они применяются, выделяют судебную медиацию и полицейскую медиацию <8>.

<8> Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном английском праве // Правоведение. 1998. N 3. С. 18.

Судебная медиация в Великобритании используется по всем категориям дел. При этом между рассмотрением двух ключевых вопросов уголовного дела - о виновности и наказании - существует достаточно длительный временной промежуток с целью сбора информации о личности виновного и т.п. В этот момент служба пробации может выступить посредником между потерпевшим и осужденным, убеждая последнего в необходимости возместить вред. Если медиация заканчивается подписанием соответствующего соглашения, то судья обычно учитывает это при назначении наказания, смягчая его. В результате выигрывают обе стороны. Потерпевший, реально участвуя в решении вопроса о мере наказания и об уголовной ответственности преступника, получает тот размер компенсации, который сам же может определить как обязательное условие соглашения. Выгоды для виновного также очевидны.

Второй тип - полицейская медиация - исторически развивался как альтернативный способ реагирования на преступления, совершаемые несовершеннолетними. Позднее полученный опыт распространился на все виды преступлений, независимо от возраста преступника.

Отличие полицейской медиации от судебной заключается в следующем. Полиция перед принятием решения о возбуждении уголовного преследования может передать материалы дела в службу медиации, которая обычно состоит из членов службы пробации, представителей соответствующих общественных организаций. Далее проводится примирительная процедура, когда медиатор встречается поочередно с лицом, подлежащим уголовному преследованию, и потерпевшим, пытаясь найти путь к компромиссу. Очная встреча всех троих возможна, но не обязательна. Если она и имеет место, то, как правило, только после того, как обсуждены все предварительные детали соглашения о возмещении вреда. Формы возмещения могут быть разнообразными: письменные извинения, уплата денежной суммы, возмещение вреда собственным трудом на благо самого потерпевшего или общества в целом. Конкретные условия, допускающие применение полицейской медиации, имеют свои нюансы в различных британских областях. Так, в Нортэмптоншире, где медиацией занимаются специальные "бюро для совершеннолетних", открытие примирительной процедуры зависит от оценки пяти критериев: 1) типа тяжести преступного деяния; 2) наличия публичного интереса в уголовном преследовании; 3) степени достаточности доказательств для признания лица виновным, если дело попадет в суд; 4) признания этим лицом всех установленных полицией обстоятельств дела; 5) интересов потерпевшего <9>.

<9> Блакитная О.С. Правовое регулирование процедуры посредничества на общеевропейском уровне // Третейский суд. 2007. N 3. С. 104.

В зависимости от национальной системы уголовного судопроизводства привлечение медиации к разрешению уголовно-правовых споров может повлечь различные юридические последствия с точки зрения дальнейшего движения уголовного преследования.

Так, в соответствии с принятым в Португалии в 2007 г. Законом N 21/2007 "О медиации" на разрешение с помощью названной процедуры могут быть переданы уголовные дела о преступлениях против личности или собственности, относящиеся к категории дел частного или частно-публичного обвинения, максимальное наказание за совершение которых не превышает пяти лет лишения свободы <10>. Медиация не может применяться по делам о преступлениях в отношении лиц, не достигших возраста 16 лет, и против половой свободы и неприкосновенности, а также в случае применения упрощенных процедур рассмотрения дела. Медиация может быть инициирована прокурором на любой стадии предварительного расследования. Стороны процесса также вправе ходатайствовать о проведении процедуры медиации для разрешения конфликта. Дальнейшее движение процесса зависит от результата медиативной процедуры: если стороны не заключили медиативное соглашение и не пришли к примирению, то должностное лицо возобновляет производство по делу в общем порядке, заключение же сторонами примирительного соглашения означает отказ потерпевшего от заявления о возбуждении уголовного дела. Однако в случае, если обвиняемый в срок не выполняет обязанности, предусмотренные соглашением, за потерпевшим сохраняется право подачи нового заявления для возобновления производства по делу <11>.

<10> Большова А.К. О примирительной процедуре с участием посредника // Журнал российского права. 2008. N 5. С. 98 - 103.
<11> Арутюнян А.А., Добролюбова Е.А. Медиация как способ урегулирования уголовно-правовых и предпринимательских споров: сравнительно-правовой анализ // Законодательство. 2012. N 7. С. 28.

Применение медиации в уголовном процессе получило распространение и на просторах бывшего СССР, в некоторых странах СНГ, например в Молдове и Казахстане.

В Молдове парламентом страны Закон о медиации был принят в 2007 г. Необходимость принятия отдельного закона возникла в связи с тем, что в УПК Республики Молдова лишь в ст. 276 есть упоминание о допущении медиации в уголовном процессе: "Примирение сторон может осуществляться и с использованием посредничества" <12>.

<12> Удова О. Медиация как альтернативный способ разрешения споров // Бизнес и право. 2006. N 11. С. 25.

В ст. ст. 276 УПК и 109 УК Республики Молдова указаны конкретные составы преступлений, по которым при подписании соглашения о примирении уголовное преследование прекращается. Большинство из них касаются тех преступлений, по которым уголовное дело возбуждается только при наличии жалобы потерпевшего. Медиация в Молдове является альтернативным способом разрешения конфликта между сторонами с помощью третьего лица - медиатора. Однако по более тяжким преступлениям, предусмотренным УК РМ, уголовное преследование возбуждается не только при наличии письменного заявления пострадавшего. В этом случае соглашение о примирении не ведет к прекращению уголовного процесса, но может являться смягчающим вину обстоятельством.

По законодательству Республики Молдова медиацию нельзя рассматривать только как инструмент для достижения цели прекращения уголовного дела. Это понятие гораздо шире. Стороны могут прибегнуть к медиации добровольно, в том числе и после возбуждения процесса в судебной инстанции или арбитраже. Причем на любом этапе, "договорившись о разрешении таким путем любого спора в области гражданского, торгового, семейного, административного, уголовного и иных областях права" <13>. Более того, примирение сторон возможно и после вступления обвинительного приговора в законную силу, а также и после отбытия наказания. Ведь если осужденный осознал тяжесть совершенного преступления и по моральным и нравственным основаниям решил примириться с пострадавшей стороной, то препятствовать в этом никто не вправе. Вместе с тем процесс медиации не заменяет и не приостанавливает уголовный процесс, а факт участия в медиации не может служить доказательством признания вины.

<13> Ульяновски К. Медиация по уголовным делам. Действующее законодательство Республики Молдова. URL: http://www.commonground.org.ua/dld/2005_10_02_RJConf/21-ulyanovskyi.pdf.

В законодательстве Республики Молдова подробно определяется статус медиатора. Для того чтобы заниматься профессиональной деятельностью в рассматриваемой сфере, необходимо окончить курсы начальной подготовки медиаторов и пройти аттестацию в Совете по медиации. Статус медиатора подтверждается аттестатом, выдаваемым на основании приказа Министра юстиции. В Законе о медиации сказано, что "медиатор может запросить за свою деятельность гонорар, а также возмещение расходов, связанных с выполнением медиации, в размере, установленном договором с обеими сторонами. Сумма гонорара медиатора не зависит от результатов медиации".

В случае осуществления медиации по уголовным делам, в которых примирение сторон ведет к устранению уголовной ответственности, стороны имеют право воспользоваться услугами медиатора, оплаченного государством, на условиях, установленных правительством.

При несоблюдении условий договора о примирении потерпевшая сторона вправе обратиться в суд с ходатайством о принудительном исполнении обязательств. Соглашение о примирении подлежит безусловному исполнению в соответствии с указанной в нем датой, а при отсутствии таковой - по истечении 15 дней со дня его подписания. Таким образом, стороны несут ответственность за результаты медиации и содержание подписанного соглашения. Все оговоренные обязательства по возмещению материального, физического и морального ущерба должны быть исполнены, а нарушенные права восстановлены.

В Республике Казахстан применение медиации в области уголовного права и процесса стало возможным после принятия Законов Республики Казахстан от 28 января 2011 г. N 401-IV "О медиации" и от 28 января 2011 г. N 402-IV "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам медиации".

Принятие вышеуказанных Законов положило начало созданию в Казахстане нормативной базы медиации как альтернативного вида разрешения споров (конфликтов).

Законом "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам медиации" внесены изменения и дополнения, в том числе в процессуальное законодательство, определяющее процессуальные права и обязанности участников процесса, связанных с медиацией.

В соответствии с этим Законом УК РК предусмотрено право сторон на примирение. Виновное лицо освобождается от ответственности при заглаживании вреда по категориям преступлений небольшой тяжести и впервые совершенных преступлений средней тяжести, если при этом не причинен тяжкий вред здоровью или смерть (ст. 67 УК РК). В связи с принятием вышеуказанных Законов, данные действия стороны могут осуществить при помощи медиации. Также статьей 88-1 УПК РК определен статус медиатора в процессе <14>.

<14> Головко Л.В. Закон об имплементации примирительных процедур (медиации) в судопроизводство Республики Казахстан: имитация деятельности или первый шаг? URL: http://thenews.kz/2010/03/06/278215.html.

Закон Республики Казахстан "О медиации" регулирует общественные отношения в сфере организации медиации, определяет ее принципы и процедуру проведения, статус медиатора и критерии к нему.

В частности в этом Законе указывается, что проведение медиации осуществляется по взаимному согласию сторон и при заключении между ними договора о медиации. Медиация при урегулировании споров может быть применена как до обращения в суд, так и после начала судебного разбирательства. Судьи и должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, не вправе в какой-либо форме принуждать стороны к медиации. Предложение стороне обратиться к медиации может быть сделано по просьбе другой стороны, судом или органом уголовного преследования.

Для проведения медиации стороны по взаимному согласию выбирают одного или нескольких медиаторов. Организация медиаторов может рекомендовать кандидатуру медиатора (медиаторов), если стороны направили в указанную организацию соответствующее обращение. Сроки проведения медиации определяются договором о медиации, однако медиация в ходе уголовного судопроизводства должна быть осуществлена в установленные уголовно-процессуальным законом сроки досудебного и судебного производства.

Заключение сторонами договора о медиации не приостанавливает производство по уголовному делу. Факт участия в медиации не может служить доказательством признания вины участником судопроизводства, являющимся стороной медиации. Если при проведении медиации одна из сторон является несовершеннолетним, участие педагога или психолога обязательно. Отказ от подписания соглашения об урегулировании конфликта не может ухудшить положение участника судопроизводства, являющегося стороной медиации <15>.

<15> Закон Республики Казахстан от 28 января 2011 г. N 401-IV ЗРК "О медиации". URL: http://www.pavlodar.com/zakon/?dok=04918&all=all.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что медиация в уголовно-правовой сфере применяется во многих зарубежных государствах. Опыт реализации медиативных процедур, наработанный в этих странах, выявил как положительные стороны, так и определенные трудности реализации этого юридического механизма.

Безусловно, к позитивной стороне относится то, что внедрение медиации в уголовное судопроизводство позволяет реализовать концепцию гуманизации и дифференциации наказаний, уменьшает загруженность судебной системы, способствует сокращению наказаний, связанных с лишением свободы, а соответственно, снижает многочисленные проблемы уголовно-исполнительной системы, сопряженные с исполнением наказаний в виде лишения свободы.

Однако, как показывает практика, введение медиации в национальное законодательство приносит положительный эффект только в государствах с низким уровнем коррупции. В коррумпированных странах процедуры медиации в уголовно-правовой сфере могут превратиться в механизм необоснованного, злонамеренного освобождения преступника от уголовной ответственности.

Изучение международного опыта позволяет говорить о возможности применения в России медиации при разрешении конфликтов в уголовно-правовой сфере. Расширение использования методов альтернативного разрешения споров, в том числе и медиации, соответствует целям и задачам реформирования российской правовой системы. Однако включение медиации в систему российского уголовного судопроизводства в короткие сроки проблематично, поскольку новые нормы оказываются в противоречии с традиционными институтами как уголовного, так и уголовно-процессуального права.