Мудрый Юрист

Мировые соглашения с ФАС России: основные тренды и отличия от зарубежной практики

Кирилл Чоракаев, эксперт по антимонопольному праву юридической фирмы "Частное право".

В статье анализируется актуальная судебная практика, связанная с заключением мировых соглашений с ФАС России. При этом акцент делается на условиях заключения такого рода соглашений. Отмечается неготовность ФАС России идти на уступки при заключении мировых соглашений. Российская практика сравнивается с некоторыми зарубежными прецедентами урегулирования мирным путем претензий антимонопольных органов.

Aliquid datum, aliquid receptum <1>

<1> Что-то отдано, что-то получено (лат.).

Федеральная антимонопольная служба продолжает внедрять в свою практику заключение мировых соглашений при рассмотрении дел в арбитражных судах с лицами, которые были признаны нарушившими антимонопольное законодательство. Как правило, такие соглашения заключает центральный аппарат ведомства, хотя имеется несколько случаев, когда мировое соглашение было подписано и территориальными управлениями ФАС России.

С процессуальной точки зрения вопрос о возможности урегулирования спора, возникшего из административных и иных публичных правоотношений, уже практически не вызывает сомнений. Пленум ВАС РФ в п. 28 Постановления от 30 июня 2008 г. N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" указал, что "в соответствии со статьей 190 АПК РФ антимонопольный орган вправе заключать соглашения по делам об оспаривании его решений и предписаний, в том числе соглашения об обстоятельствах рассматриваемого дела". Последние сомнения, пожалуй, исчезли после заседания Научно-консультативного совета при ФАС Московского округа, состоявшегося 26 мая 2010 г. с участием представителей ВАС РФ, МГЮА им. О.Е. Кутафина, МГУ им. Ломоносова, РАГС при Президенте РФ, Юридического института Академии Генеральной прокуратуры РФ, РУДН, Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, на котором было принято решение о признании права антимонопольного органа на заключение соглашения об урегулировании спора в порядке ст. 190 АПК РФ, в том числе на условиях снижения суммы дохода, подлежащего перечислению в бюджет.

Однако если раньше интерес представляла сама возможность заключения мировых соглашений по делам об оспаривании решений и предписаний антимонопольных органов, то сейчас наши интересы сместились в область анализа условий таких соглашений.

Обратимся к последней судебной практике

В октябре 2012 г. ФАС Московского округа утвердил мировое соглашение между ФАС России и ОАО "МегаФон" по делу о нарушении антимонопольного законодательства <1>. Дело касалось навязывания невыгодных условий договора ОАО "МГТС" и уклонению от изменения договора с этой же компанией. По данным фактам ФАС России признала ОАО "МегаФон" нарушившим п. п. 3, 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции). Компания успешно оспорила решение и предписание антимонопольного органа в судах двух инстанций, однако в суде кассационной инстанции предпочла урегулировать спор мирным путем.

<1> Дело N А40-141181/10 Арбитражного суда г. Москвы.

Примечательно, что мировое соглашение в данном случае лишь констатировало, что ОАО "МегаФон" подписало дополнительное соглашение с ОАО "МГТС", причем практически в таком же виде, как это было предусмотрено в предписании ФАС России.

ФАС России, в свою очередь, признала, что действия нарушителя, предпринятые в рамках мирового соглашения, устраняют все возможные негативные правовые последствия, указанные в решении, а предписание исполнено им "фактически в добровольном порядке".

Таким образом, мировое соглашение привело стороны к такой ситуации, когда решение антимонопольного органа является полностью законным, а выданное предписание - исполненным. Никакого уменьшения объема предъявленного и констатированного в решении обвинения в мировом соглашении не предусматривается. Выгода ФАС России в таком мировом соглашении очевидна: вместо не вполне однозначной перспективы выигрыша в суде кассационной инстанции ведомство получило законное решение и исполненное (практически полностью) предписание.

Нарушитель же пожертвовал выигранным в двух инстанциях арбитражного суда делом, чтобы вернуться к той ситуации, в которой он оказался бы даже в случае проигрыша дела, т.е. при худшем стечении обстоятельств.

Дело об административном правонарушении, которое закончилось наложением штрафа на нарушителя антимонопольного законодательства и последующей отменой этого штрафа арбитражным судом, в мировом соглашении не упоминается.

Рассмотрим еще один пример урегулирования спора с антимонопольным органом. 9 ААС 4 декабря 2012 г. утвердил мировое соглашение между ФАС России и ОАО "Промсинтез" и между ФАС России и ФКП "Завод имени Я.М. Свердлова". Дело касалось сговора на рынке промышленных взрывчатых веществ (ПВВ), который привел к установлению одинаковых цен для покупателя <1>.

<1> Дело N А40-51618/2012 Арбитражного суда г. Москвы.

Антимонопольный орган в своем решении установил нарушение со стороны ФКП "Завод имени Я.М. Свердлова" и ОАО "Промсинтез" п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции. Комиссия ФАС России пришла к выводу, что единовременное установление цен на ПВВ явилось следствием сговора ФКП "Завод имени Я.М. Свердлова" и ОАО "Промсинтез", являющихся конкурентами на товарном рынке. В результате таких действий цены на ПВВ для потребителей значительно выросли и стали превышать общий уровень цен, установленных для других покупателей. При этом в силу особенностей государственного регулирования рассматриваемого рынка потребители не имели возможности сменить поставщиков закупаемой продукции.

Суд первой инстанции отказал в признании недействительными решения и предписания ФАС России. В суде апелляционной инстанции стороны заключили мировое соглашение, по условиям которого заявители просто признали факт нарушения п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

В свою очередь, ФАС России в этом мировом соглашении лишь признает, что нарушители устранили последствия своих действий, что в общем-то с натяжкой можно считать даже обстоятельством, смягчающим вину в деле об административном правонарушении.

Так что если исходить из текста мирового соглашения, то преимущества по нему получает опять только ФАС России, так как исчезает риск отмены существующего судебного акта в суде любой из вышестоящих инстанций и удовлетворения требований заявителя.

Если же предположить, что хозяйствующие субъекты по такого рода мировым соглашениям получают преимущества в рамках дел об административных правонарушениях, следующих за принятием решения и выдачей предписания, то тогда нужно признать, что эти преимущества зафиксированы в некоей устной форме, а не в тексте мирового соглашения.

9 ААС 2 марта 2012 г. утвердил мировое соглашение между ФАС России и ОАО "РУСАЛ Братск" по делу об оспаривании решения и предписания <1>. В соглашении по этому делу стороны указали, что ОАО "РУСАЛ Братск" полностью отказывается от своих требований по оспариванию решения и предписания антимонопольного органа. Сумма незаконно полученного дохода, подлежащего перечислению в федеральный бюджет, осталась такой же, как и в оспоренном предписании. При этом она хотя и была разбита на две части, однако общий срок, в течение которого она должна была быть перечислена в бюджет, стал даже меньше, чем в предписании. Более того, заявитель по условиям мирового соглашения взял на себя определенные обязательства поведенческого характера.

<1> Дело N А40-55587/11 Арбитражного суда г. Москвы.

Таким образом, и в этом деле налицо фактический отказ от иска со стороны заявителя без каких-либо видимых уступок со стороны ФАС России.

На аналогичных условиях было заключено мировое соглашение между ФАС России и ОАО "РУСАЛ Новокузнецк" <1>.

<1> Дело N А40-55594/11 Арбитражного суда г. Москвы.

Какие выводы следуют из приведенных примеров?

Никаких стандартов заключения мирового соглашения с антимонопольными органами в российской практике в настоящее время не существует, поэтому условия таких соглашений определяются в каждом конкретном случае путем переговоров. При этом либо следует признать, что выигрывает от заключения таких мировых соглашений только ФАС России, либо договоренности в рамках мировых соглашений и, соответственно, гипотетическая выгода нарушителей являются совершенно непрозрачными, что недопустимо в отношениях частных компаний с государственными органами.

Если для сравнения мы обратимся к зарубежной практике, то увидим несколько иную картину. Заключение подобного соглашения (plea agreement) с антимонопольным ведомством США, где такая практика очень распространена, всегда основано на взаимных уступках, которые четко прописываются в документе.

Так, например, в ноябре 2012 г. Федеральный суд Северного округа штата Калифорния утвердил соглашение между руководством Тайваньского производителя автомобильных фар Eagle Eyes Traffic Industrial Co Ltd. и Департаментом антитраста Министерства юстиции США, согласно которому производитель признан виновным в семилетнем сговоре с целью поддержания цен на автомобильные фары.

Цель заключения сделки была очевидна для нарушителя. Рассмотрение дела в суде могло привести к максимально возможному наказанию в виде лишения свободы на срок до 10 лет для руководства компании, штрафа в 1 млн. долларов, а также уплаты незаконно полученного дохода в двойном размере. Поэтому, чтобы избежать таких последствий, руководство компании заключило соглашение с обвинением, согласно которому признало свою вину. В свою очередь, Департамент антитраста тоже пошел на уступки и прекратил дальнейшее расследование этого дела, а также обязался смягчить свою позицию в суде при вынесении приговора.

В ноябре 2011 г. компания Hitachi-LG Data Storage Inc. заключила соглашение с Департаментом антитраста Министерства юстиции США по делу о ценовом сговоре на рынке оптических приводов для персональных компьютеров в период 2004 - 2009 гг. К тому моменту ведомство установило в действиях компании уже 14 эпизодов, нарушающих антимонопольное законодательство. Объем этих обвинений снижен не был. Однако по условиям подписанного соглашения компания согласилась сотрудничать с антимонопольным ведомством для дальнейшего расследования дела о сговоре на рынке. Департамент антитраста со своей стороны взял обязательства не выдвигать никаких новых обвинений в отношении компании по расследуемым фактам. Кроме того, иммунитет получили и должностные лица компании (за исключением нескольких лиц, на которых иммунитет не распространялся). Соглашение также не только предусматривало уменьшение штрафа до суммы 21,1 млн. долларов, но и предоставляло компании рассрочку для его уплаты. В случае же дальнейшего рассмотрения дела судом максимальный же штраф мог достигать величины 100 млн. долларов.

Еще один пример из зарубежной практики: компания Apple, обвиненная Еврокомиссией в нарушении антимонопольного законодательства, в ноябре 2012 г. вместе с четырьмя другими книгоиздателями согласилась пойти на уступки и предоставить скидки при продаже электронных книг независимым книгоиздателям. Apple также приостановила на пять лет действие имеющихся контрактов, которые создавали препятствия конкурентам при продаже их электронных книг через те магазины, где уже работает Apple. Еврокомиссия, в свою очередь, в декабре 2012 г. полностью прекратила дальнейшее расследование этого дела и не стала накладывать штраф на нарушителей.

Впрочем, и в российской практике можно найти редкие случаи, когда мировое соглашение содержит действительно реальные уступки сторон, которые можно оценить даже лицу, не посвященному в детали судебного процесса. Так, например, ФАС Московского округа 25 июня 2012 г. утвердила мировое соглашение между ФАС России и ООО "Рексам Беверидж Кэн Наро-Фоминск" по делу об оспаривании постановления о наложении штрафа <1>. Мировым соглашением было констатировано, что нарушитель антимонопольного законодательства разработал и представил в ведомство Торгово-сбытовую политику по реализации товара, а также разместил ее в публичном доступе в сети Интернет. Заявитель также отказался от своих доводов о нарушении процедуры его привлечения к административной ответственности.

<1> Дело N А40-140399/10 Арбитражного суда г. Москвы.

В свою очередь, ФАС России сочла возможным снизить размер наложенного штрафа до минимально допустимого (40 млн. руб. вместо первоначальных 153 млн.).

По другому делу Арбитражный суд Магаданской области 29 марта 2012 г. утвердил мировое соглашение между УФАС по Магаданской области и ООО "ФЕСКО ЛАЙНЗ Владивосток" <1>.

<1> Дело N А37-2372/2011 Арбитражного суда Магаданской области.

По условиям заключенного соглашения компания признала как факт своего доминирующего положения на рынке, так и нарушение п. 6 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. В свою очередь, антимонопольный орган признал, что нарушение п. 1 ч. 1 ст. 10 названного Закона (установление и поддержание монопольно высоких тарифов) в действиях заявителя отсутствует.

Примечательно, однако, что штраф, наложенный антимонопольным органом, не был снижен в порядке договоренностей сторон.

В целом наличие возможности заключить мировое соглашение как по делу об оспаривании решения и предписания антимонопольного органа, так и по делу об оспаривании постановления о наложении штрафа, следует оценивать положительно. Такие соглашения позволяют снизить судебные издержки, избежать долговременного отвлечения ресурсов с обеих сторон.

Однако надо учитывать, что мировое соглашение предполагает именно взаимные уступки сторон, которые должны быть максимально прозрачными. Именно минимизация рисков и негативных последствий для обеих сторон являются мотивом для вступления в переговоры.

Мировое соглашение возможно тогда, когда, по мнению сторон, в деле есть правовая или фактическая неопределенность (res dubia). Поэтому уступка только одной стороны, по сути, превращает институт мировых соглашений с антимонопольными органами в отказ от иска, который может быть реализован и автономно, по воле только одной стороны судебного процесса - заявителя.