Мудрый Юрист

Гражданский иск как способ возмещения вреда, причиненного преступлением

Лебедева Н.Н., доцент, Владимирский государственный университет, Муромский институт (филиал).

Лобачев С.В., преподаватель.

Согласно ст. 52 Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Одним из правовых способов охраны имущественных интересов общества, государства и личности является институт гражданского иска в уголовном процессе, существующий в России довольно давно и предусмотренный еще Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. Несмотря на то что гражданский иск в уголовном деле является достаточно разработанным способом восстановления нарушенных имущественных прав и интересов, в теории и практике существуют весьма важные проблемы, связанные с данным институтом, всегда привлекавшим внимание ученых-процессуалистов. Поэтому нам хотелось бы остановиться на рассмотрении некоторых из них.

Начнем с того, что в юридической литературе встречаются неоднозначные определения гражданского иска в уголовном деле. Отметим, что наиболее распространенным является определение этого вида гражданского иска как основанного на нормах материального права требования лица о возмещении вреда, причиненного преступлением или запрещенным Уголовным кодексом общественно опасным деянием невменяемого, предъявленное по уголовному делу к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого или невменяемого лица <*>. Это определение полностью основано на законе. Истолковывают гражданский иск в уголовном процессе и как всю "совокупность процессуальных действий и отношений уполномоченных законом субъектов, которые (действия и отношения) возникают при предъявлении, обеспечении и поддержании материально-правовых притязаний лица или органа, понесшего от преступления материальный ущерб, на его возмещение" <**>. Данное определение характеризует гражданский иск как целый уголовно-процессуальный институт, регулирующий не только вопросы требования о возмещении вреда, но и дальнейшие действия уполномоченных законом субъектов по обеспечению иска, его рассмотрению и разрешению, в то время как гражданский иск представляет собой именно требование о возмещении причиненного преступлением вреда.

<*> Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2001. С. 194.
<**> Рыженков А.Я., Филиппов П.М. О возмещении ущерба на предварительном следствии. Волгоград, 1983. С. 16.

Представляется, что первое определение, основанное на нормах УПК РФ, является более правильным. Вместе с тем такая трактовка гражданского иска в уголовном деле не соответствует наиболее устоявшемуся определению иска как универсального средства защиты субъективных прав и законных интересов в суде. Согласно этому определению иск - "материально-правовое требование истца к ответчику, обращенное через суд" <*>. С этой точки зрения иск рассматривается как сложное правовое явление, сочетающее в себе как материально-правовой, так и процессуальный элементы. Процессуальный элемент в первом определении отсутствует, что значительно искажает представление о сущности гражданского иска в уголовном деле и иска вообще. Полагаем, что наличие процессуального элемента наряду с материально-правовым в определении гражданского иска в уголовном деле является обязательным. Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования (ч. 2 ст. 44 УПК РФ), оформляется соответствующим процессуальным способом, рассматривается и разрешается впоследствии судом. Отсюда налицо процессуальное начало в гражданском иске в уголовном деле. Поэтому более совершенным, на наш взгляд, является определение этого вида гражданского иска как рассматриваемого в рамках уголовного процесса требования (обращения) потерпевшего к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за его действия, о возмещении ущерба, причиненного преступлением <**>.

<*> Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М.: Городец, 2000. С. 3.
<**> Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение имущественных прав личности при расследовании преступлений. М.: ООО Издательство "Юрлитинформ", 2002. С. 95.

Немаловажным представляется вопрос об определении того, какой отрасли права принадлежит институт гражданского иска в уголовном деле - уголовному процессу или гражданскому процессу. По этому поводу имеются различные точки зрения <*>: гражданский иск в уголовном процессе - межотраслевой институт, гражданский иск в уголовном процессе - правовой институт гражданского процессуального права, который применяется для урегулирования при определенных условиях некоторых имущественных отношений в сфере уголовного судопроизводства методами гражданского процессуального права; гражданский иск в уголовном процессе - самостоятельный уголовно-процессуальный институт. Регулируя поведение участников уголовного судопроизводства, институт гражданского иска в уголовном процессе является уголовно-процессуальным. К тому же доказывание гражданского иска в уголовном деле, судя по тем процессуальным правам, которыми наделен гражданский истец (ч. 4 ст. 44 УПК РФ), производится по правилам, установленным УПК РФ. В то же время, определяя поведение участников спора о праве гражданском, институт гражданского иска в уголовном процессе включает черты гражданско-процессуального метода регулирования. Так, рассмотрение требований гражданского истца в уголовном деле не сводится только к доказыванию, осуществляемому по правилам процесса. Пленум Верховного Суда РСФСР в этом отношении указал, что закон не препятствует решению других процессуальных вопросов по правилам гражданского процессуального законодательства. Но это возможно постольку, поскольку предстоит решить иск, вытекающий из данного уголовного дела, а вопрос не урегулирован нормами УПК <**>. Таким образом, гражданский иск является комплексным правовым институтом.

<*> Лившиц Ю., Тимошенко А. Назначение института гражданского иска в уголовном процессе // Российская юстиция. 2002. N 6. С. 40.
<**> БВС РСФСР. 1970. N 1. С. 11.

Иск, как всякое явление объективной действительности, имеет внутреннюю структуру, для характеристики которой в теории гражданского процесса используется термин "элементы иска". Под элементами иска понимаются такие составные части, которые в совокупности определяют его содержание, обусловливают самостоятельность и индивидуальную определенность иска <*>. Практическое значение элементов иска заключается в том, что они позволяют отличить один иск от другого. Вопрос об элементах иска один из самых спорных в науке гражданского процессуального права. Одни авторы выделяют три элемента: предмет, основание и стороны либо содержание. Другие настаивают на существовании двухэлементарной структуры иска, включая в нее только предмет и основание <**>. На наш взгляд, при определении внутренней структуры иска нельзя обойтись без такого элемента, как стороны, в то время как включение в структуру иска в качестве третьего элемента содержания не вполне логично. Наличие спора о субъективном праве или законном интересе предполагает наличие спорящих сторон, то есть сторон с противоположными юридическими интересами. По этому поводу интересно замечание К.И. Комисарова: "Предмет и основание иска приобретают необходимую определенность только при условии, что речь идет о конкретных носителях субъективных прав и обязанностей" <***>. В этой связи структуру иска, в том числе и гражданского иска, в уголовном деле целесообразно представить тремя элементами: предметом, основанием и сторонами.

<*> Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 109; Добровольский А.А. Некоторые вопросы исковой формы защиты права. М., 1965. С. 39.
<**> См. подробнее: Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 69; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 32 - 33; Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1998. С. 147.
<***> Комиссаров К.И. Право на иск и прекращение производства по гражданскому делу (некоторые вопросы) // Учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. 1969. Вып. 9. С. 178.

В гражданско-процессуальной литературе предмет иска определяется по-разному: как материально-правовое требование истца к ответчику <1>; как субъективное право, подлежащее защите <2>; как защита <3> и как способ защиты <4>. Считаем, что определение предмета иска как материально-правового требования истца к ответчику является неприемлемым. В данном случае авторы отождествляют сам иск, являющийся материально-правовым требованием, с его предметом. Что же касается субъективного права, подлежащего защите, то оно не может рассматриваться в качестве предмета иска прежде всего потому, что иском защищаются не только права, но и законные интересы <5>.

<1> Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова, М., 1998. С. 148.
<2> Гражданское процессуальное право России / Под ред. М.С. Шакарян. М., 1996. С. 119.
<3> Щеглов В.Н. Структура гражданского судопроизводства по ГПК РСФСР. 1984. С. 20.
<4> Чернышева С.А. Гражданско-правовая защита авторских прав // Сов. ГиП. 1984. N 2. С. 67; Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 114 - 119.
<5> Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 115.

В связи с тем что иск представляет собой требование о защите нарушенного или оспоренного права либо законного интереса, которая (защита) может осуществляться различными способами (признание, восстановление, присуждение и др. - см. ст. 12 ГК РФ), предметом иска будет конкретный способ (способы) защиты. Следует согласиться с Г.Л. Осокиной, что сама защита предметом иска быть не может, так как представляет собой цель иска. То есть способ защиты и защита права (интереса) соотносятся как предмет иска и его цель, как действие и результат этого действия. Применительно к гражданскому иску в уголовном процессе основным способом защиты имущественных прав и интересов истца при предъявлении им требования о возмещении вреда, причиненного его имуществу или здоровью преступным деянием, будет присуждение судом к исполнению ответчиком обязанности возместить вред. Таким образом, как правильно отметил А.Г. Мазалов <*>, гражданский иск в уголовном процессе является не чем иным, как гражданским иском о присуждении, несмотря на то что порядок предъявления, доказывания, рассмотрения и разрешения данного вида иска в уголовном судопроизводстве имеет ряд особенностей.

<*> Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1977. С. 4 - 5.

Такое понимание Г.Л. Осокиной предмета иска кажется нам более обоснованным, но все-таки имеет один существенный недостаток. Так, размер присужденного к взысканию материального ущерба либо размер компенсации морального вреда остается за рамками предмета гражданского иска в уголовном деле, в том числе и простого гражданского иска, а следовательно, за рамками всей структуры иска. Такого быть в принципе не может, так как размер подлежащего взысканию материального ущерба либо размер компенсации морального вреда является главнейшим объектом правоотношений, возникающих по поводу требования о возмещении вреда. Поэтому целесообразно в предмет иска наряду со способом защиты включить сумму (цену) иска, которая определяется исходя из взыскиваемой денежной суммы по искам о взыскании денежных средств при возмещении имущественного или морального вреда (см. ст. 91 ГПК РФ).

Вторым элементом иска является основание. "Основание иска как элемент его содержания отвечает на вопрос, на основании чего, то есть каких фактов и закона, истец просит о защите своего или чужого права (интереса)" <*>. По общему правилу в пределах уголовного процесса возможно рассмотрение гражданского иска лишь лица, понесшего имущественный вред от преступления, и прокурора, который может предъявить гражданский иск лишь в отдельных случаях. Кроме этого, гражданский истец в рамках уголовного дела может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. Таким образом, основания (пределы) применения гражданского иска в уголовном процессе ограничены рамками взыскания имущественного вреда. Причем в уголовном процессе возможно взыскание лишь имущественного вреда непосредственно от преступления (ст. 44 УПК РФ). Другие претензии имущественного характера, как правило, разрешаются после вынесения приговора самостоятельно, в порядке гражданского судопроизводства.

<*> Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 124.

Примечательным является тот факт, что гражданский иск в уголовном процессе разрешается при постановлении обвинительного приговора и не может быть предъявлен к лицу, освобожденному от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния <*>.

<*> В этой связи Судебная коллегия по уголовным делам по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации по делу лица данной категории отменила определение в части гражданского иска и производство в этой части прекратила // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 5. С. 15.

Недооценка объекта конкретного преступления и его объективной стороны приводит к неправильным решениям органов предварительного расследования и судов в части признания лиц гражданскими истцами в уголовном деле. Корректируя судебную практику, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19 марта 1969 г. N 46 разъяснил судам, что, поскольку взыскание задолженности по алиментам производится в порядке исполнения ранее постановленного решения суда или постановления судьи, при рассмотрении судом уголовного дела об ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов вопрос о взыскании с лица суммы образовавшейся задолженности решаться не должен. Исходя из этого, потерпевшие по указанным делам признаваться гражданскими истцами не могут <*>. При причинении имущественного вреда совместными действиями ряда лиц гражданский истец вправе предъявить к ним свои требования о возмещении материального ущерба. Однако эти исковые требования могут быть разрешены в уголовном деле лишь при условии, что все эти лица привлечены к уголовной ответственности по данному уголовному делу <**>. Таким образом, возможность предъявления гражданского иска в уголовном деле и, следовательно, возможность признания лица в качестве гражданского истца закон связывает не просто с причинением вреда одним лицом другому, а именно с причинением вреда непосредственно преступлением.

<*> Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Издательство "БЕК", 2000. С. 97.
<**> Сборник постановлений и определений Верховного Суда РСФСР. 1974. С. 471 - 472.

В судебной практике сложилась устойчивая тенденция к расширению оснований гражданского иска в уголовном процессе. По делам о преступлениях некоторых категорий принято взыскивать нажитое преступным путем при отсутствии имущественного вреда, что УПК не предусмотрено. Это, в частности, относится к делам о взяточничестве, когда предмет взятки не обнаружен и не конфискован. Несмотря на то что УПК РФ не предусматривает указанной выше возможности, суды, взыскивая в доход государства деньги, полученные в качестве взяток, совершают эти действия на вполне законных основаниях. Демонстрацией данного факта может послужить следующее дело из судебной практики <*>. По приговору Владимирского областного суда от 30 ноября 2001 г. постановлено взыскать в доход государства деньги, полученные в качестве взятки: с Рахмангулова - 94628 руб. 50 коп., с Иголкина - 30635 руб. 18 коп., с Якунина - 3007 руб. Они признаны виновными в том, что, являясь должностными лицами - работниками Владимирской таможни, получали взятки в 1997 - 2000 гг. при отягчающих обстоятельствах. Президиум Верховного Суда РФ 5 февраля 2003 г. оставил надзорную жалобу адвоката без удовлетворения, указав следующее. Суд в соответствии со ст. 169 Гражданского кодекса РФ пришел к правильному выводу о том, что получение осужденными ценностей от взяткодателей является сделкой, притом недействительной, поскольку сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, ничтожна. Доводы жалобы о том, что судом не могла быть применена ст. 169 ГК РФ, неосновательны. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки (в случае исполнения сделки обеими сторонами) все полученное ими по сделке взыскивается в доход Российской Федерации.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 8. С. 11 - 12.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Кроме того, суд вправе применить такие последствия и по собственной инициативе. Как справедливо указал И.Л. Петрухин <*>, оставлять в руках наживу, полученную в результате подобного корыстного преступления, и тем самым предоставить ему возможность пользоваться материальными плодами своей противозаконной деятельности было бы неправильно и несправедливо. Решение же этого вопроса в порядке гражданского судопроизводства было бы связано с дополнительной тратой времени, сил и средств судебных органов, а самое главное - с высокой степенью риска упустить возможность реального взыскания преступной наживы.

<*> Уголовный процесс. Учебник / Под редакцией И.Л. Петрухина. М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2001. С. 169.

Опираясь на указанные доводы, некоторые авторы высказывают предложения о расширении оснований (пределов) гражданского иска в уголовном процессе <*>. Например, предлагают рассматривать в рамках уголовного дела иски о признании: о лишении родительских прав, о выселении и т.п. Однако это гражданские иски неимущественного характера, и ни при каких условиях они не могут быть рассмотрены в уголовном процессе, несмотря на то что они могут быть тесно связаны с преступлением. Не считаем также целесообразным законодательное закрепление правил о расширении оснований гражданского иска в уголовном процессе.

<*> См., например: Багаутдинов Ф. Пределы действия гражданского иска в уголовном процессе стоит расширить // Российская юстиция. 2003. N 3. С. 37 - 38; Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение имущественных прав личности при расследовании преступлений. М.: ООО Издательство "Юрлитинформ", 2002. С. 97 - 98.

Следственные работники на стадии предварительного расследования зачастую не принимают должных мер по обеспечению гражданского иска, стремясь быстрее передать дело на рассмотрение и разрешение суда. В свою очередь, судьи нередко не уделяют должного внимания досудебной подготовке обеспечения разбирательства гражданских исков, рассматривая их как нечто второстепенное относительно уголовного обвинения <*>. К тому же судьи часто предпочитают передавать сложный по доказыванию и расчетам гражданский иск на рассмотрение своему коллеге, более привычному к сложности категорий гражданского законодательства, в порядке гражданского судопроизводства. Расширение же оснований гражданского иска в уголовном процессе лишь усложнит работу следователей и судей, что еще в большей степени отрицательно скажется на ее качестве.

<*> Горобец В. Гражданский иск в уголовном процессе // Российская юстиция. 2000. N 9. С. 36.

Примечательно, что в прежнем УПК не было непосредственно закреплено право гражданского истца предъявить иск для имущественной компенсации морального вреда. Но это не означало, что лицо не могло реализовать данное право в рамках уголовного процесса. Такое право лица предусматривалось и предусматривается гражданским законодательством (см. гл. 59 ГК РФ). В новом УПК РФ теперь прямо указана такая возможность лица. В настоящее время распространены гражданские иски о денежной компенсации морального вреда потерпевшим по уголовным делам об убийстве, изнасиловании, превышении власти, повлекших смерть, а также хулиганстве и о других преступлениях <*>. В то же время судебная практика исключает возможность взыскания компенсации морального вреда по корыстным преступлениям (кроме кражи), когда они совершаются без применения насилия к потерпевшему <**>. Как справедливо отметил в этом отношении Ф.Н. Багаутдинов <***>, запрет на взыскание компенсации морального вреда по делам о хищениях имущества не всегда является обоснованным и справедливым. Можно привести множество примеров, когда хищение имущества приносит людям огромное горе, лишает их средств существования. Поэтому такая правовая позиция требует определенных коррективов.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 4. С. 8; N 11. С. 3 - 4; 1997. N 2. С. 8 - 9; N 8. С. 16; N 11. С. 3 - 4; 1998. N 4. С. 20; N 4. С. 21; 1999. N 3. С. 22; 2002. N 2. С. 21; 2003. N 1. С. 21.
<**> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 3. С. 15 - 16 и др.
<***> Багаутдинов Ф.Н. Пределы действия гражданского иска в уголовном процессе стоит расширить // Российская юстиция. 2003. N 3. С. 37.

Следующим элементом содержания иска наряду с его предметом и основанием являются стороны. Стороны как элемент иска раскрывают его содержание с точки зрения того, кто и в чьих интересах ищет защиты, и того, кто отвечает по иску. Основными сторонами гражданского иска в уголовном процессе являются гражданский истец и гражданский ответчик. Согласно ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. В случае предъявления гражданского иска орган дознания, следователь, прокурор и судья выносят постановление, а суд - определение. По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК РФ). Следовательно, близкие родственники в этом случае также наделяются правами гражданского истца. Анализ судебной практики показывает, что часто суд неправильно определяет соответствующих потерпевших и гражданских истцов по уголовному делу. Так, удовлетворяя исковые требования гражданского истца, суды первой и кассационной инстанций оставили без внимания и соответствующей оценки имеющее важное значение по делу обстоятельство - потерпевшей и гражданским истцом по данному делу, в том числе в связи с причинением морального вреда, была признана двоюродная сестра погибшего - Воробьева О.В., тогда как согласно ч. 4 ст. 53 УПК РСФСР (ст. 42 УПК РФ) по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, правами потерпевших наделяются лишь его близкие родственники, перечень которых содержится в п. 9 ст. 34 УПК РСФСР (п. 4 ст. 5 УПК РФ). Двоюродные родственники в указанный перечень законом не включены. Следовательно, судебные решения по данному делу в части гражданского иска нельзя признать законными и обоснованными <*>. Вот еще один пример. Судебная коллегия при кассационном рассмотрении дела исключила из приговора решение суда в части компенсации морального вреда 50 млн. в пользу потерпевшей - племянницы погибшей, указав, что суд признал потерпевшей племянницу в нарушение ст. ст. 34 (ст. 5 УПК РФ) и 53 (ст. 42 УПК РФ) УПК РСФСР <**>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 1. С. 22.
<**> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 4. С. 21.

В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом РФ несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь, прокурор или судья выносят постановление, а суд - определение (ч. 1 ст. 54 УПК РФ). В судебной и следственной практике встречаются случаи, когда соответствующие лица не признаются в установленном порядке в качестве гражданских ответчиков, хотя привлекаются к ответственности. Безусловно, это грубое нарушение прав указанных лиц. Так, в частности, приговор в части взыскания с отделения Федерального казначейства денежной суммы в размере 3185977 рублей в возмещение материального ущерба и в счет компенсации морального вреда отменен и дело передано на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. В нарушение требований ст. ст. 55, 56 УПК РСФСР (ст. ст. 54, 55 УПК РФ) отделение Федерального казначейства гражданским ответчиком признано не было ни органами предварительного следствия, ни судом, что повлекло существенное ущемление прав этой организации (автомашина, водителем которой было совершено преступление, предусмотренное ст. 211 УК РСФСР, принадлежала отделению Федерального казначейства) <*>. Из общего правила о том, что по гражданскому иску в уголовном процессе ответчиком является сам обвиняемый, существует вытекающее из смысла ст. 54 УПК РФ исключение: если в силу закона материальную ответственность за действия обвиняемого несут другие субъекты, иск по уголовному делу может быть предъявлен к этим субъектам, которые привлекаются к участию в деле в качестве гражданских ответчиков. Речь идет, в частности, о родителях, опекунах и попечителях обвиняемого, не обладающего гражданской дееспособностью, а также о владельцах источников повышенной опасности (автохозяйства, железная дорога и т.п.) и предприятиях, организациях, которые обязаны возместить имущественный вред, причиненный их работниками при исполнении ими своих трудовых обязанностей <**>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 4. С. 21.
<**> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 8. С. 1.

Более подробно хотелось бы остановиться на ответственности родителей за действия своих несовершеннолетних детей, так как чаще всего в судебной практике встречаются случаи нарушения прав родителей при наложении на них подобного рода ответственности. Прежде всего необходимо помнить, что в силу действия ст. 61 Семейного кодекса РФ о равенстве прав и обязанностей родителей последние несут возложенную на них ответственность за действия несовершеннолетних детей в равной степени. В частности, решение суда по делу несовершеннолетнего Симонова М. о возложении обязанности возместить ущерб, причиненный преступлением, только на истца осужденного - Симонова Ю. нельзя признать правильным с учетом равенства прав и обязанностей обоих родителей, и поэтому приговор в этой части подлежит отмене и направлению на новое рассмотрение <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 4. С. 5.

Нельзя обойти вниманием и тот факт, что суды, налагая полностью на родителей ответственность за действия их несовершеннолетних детей, нередко забывают о том, что лицо, достигшее 14-летнего возраста, самостоятельно несет ответственность за причиненный им вред. Его родители возмещают вред в случае, когда у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда (ст. 1074 ГК РФ). Тем самым ущемляются права родителей <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 8. С. 17; 1998. N 5. С. 11.

Таким образом, очевидно, что небрежное отношение уполномоченных субъектов к нормам права всячески тормозит реализацию гражданского иска в уголовном процессе, заставляя суды кассационной и надзорной инстанций отправлять уголовные дела в части гражданских исков на новое разбирательство, но уже в порядке гражданского судопроизводства. Надлежащее соблюдение требований законодательства, а также процессуальных действий как на стадии предварительного расследования, так и судебного разбирательства гарантирует быстрое и качественное разрешение гражданского иска в уголовном деле.

В заключение хотелось бы отметить, что в юридической литературе в период действия УПК РСФСР высказывались мнения, касающиеся нецелесообразности существования института гражданского иска в уголовном процессе. Думается, что данная проблема потеряла свою актуальность в связи с принятием нового УПК РФ, который сохранил данный институт, обеспечивающий реализацию одного из основных прав граждан - права на судебную защиту.