Мудрый Юрист

Алло, примите телефонограмму!

Иван Иванов, кандидат юридических наук, г. Астрахань.

Извещение лиц, участвующих в судебном процессе, посредством телефонограммы предусмотрено всеми процессуальными кодексами (ст. 25.15 КоАП РФ, ст. 121 АПК РФ и ст. 113 ГПК РФ), кроме УПК РФ. Каким требованиям должна соответствовать телефонограмма?

Правила оформления

В процессуальных кодексах отсутствуют какие-либо специальные требования к телефонограмме. Часть 1 ст. 25.15 КоАП РФ и ч. 1 ст. 113 ГПК РФ относят ее к иным средствам связи и доставки, обеспечивающим фиксирование извещения или вызова и его вручение адресату. Согласно ч. 3 ст. 121 АПК телефонограмма, равно как телеграмма, электронная почта, факс либо иное средство связи, используется для вызова или извещения участников арбитражного процесса в случаях, не терпящих отлагательства.

Правила оформления телефонограмм встречаются в отдельных ведомственных нормативных актах и документах рекомендательного характера. Так, ГОСТ Р 6.30-2003 вообще не упоминает телефонограмм. Однако в Методических рекомендациях по его внедрению, утв. Росархивом (без даты, не опубликованных), имеется соответствующая рубрика, интересная тем, что по логике Росархива получателем данного вида извещения может быть только организация (должностное лицо). Например, указано, что текст телефонограммы записывается (печатается) получателем, а юридическая сила поступившей телефонограммы определяется:

Почти дословно воспроизводят эти положения, правда, с некоторыми техническими уточнениями, внутриведомственные нормативные акты. Инструкция по делопроизводству в системе ФМС России ограничивает размер текста телефонограммы, разрешая использовать не более 50 слов. Типовая инструкция по делопроизводству и работе архива в таможенных органах требует подшивать переданные телефонограммы в хронологическом порядке в отдельное дело. Ряд особых уточнений содержится в Инструкции по делопроизводству Следственного комитета РФ. Например, круг получателей телефонограммы ограничен должностными лицами Комитета, количество слов сокращено до 30, предусмотрено проставление отметки "срочно" и т.д. На служебный характер телефонограмм прямо указано в Инструкции ФССП России.

Одна из самых лаконичных - Инструкция органов прокуратуры. Требования к реквизитам предельно просты: дата и время передачи, фамилия лица, принявшего и передавшего ее.

Инструкции судов

Инструкция по делопроизводству в арбитражных судах РФ предусматривает ведение в секретариате председателя суда журнала приема-передачи телефонограмм, поступивших на имя председателя и его заместителей, а также некоторые правила обработки входящих телефонограмм. Иные нормы, касающиеся данного вида извещений, в том числе в отношении участников судопроизводства, в Инструкции отсутствуют. Инструкция Верховного Суда РФ умалчивает о телефонограммах. Инструкция по судебному делопроизводству в районном суде предусматривает вызов телефонограммой участников уголовного судопроизводства. Требования к оформлению, а также иные варианты использования оповещений данного вида не установлены.

Редкие инструкции, разработанные для мировых судей в субъектах Федерации, регламентируют оформление, прием и отправку телефонограмм. Две из 10 произвольно отобранных и изученных инструкций (методических рекомендаций, принятых в Волгоградской, Курской, Ленинградской, Липецкой и Челябинской областях, Краснодарском и Пермском краях, Ханты-Мансийском автономном округе - Югре, городах Москве и Санкт-Петербурге) предусматривают ведение журнала регистрации исходящих и входящих телефонограмм. Прочие обходят затронутый вопрос стороной. И только в одной области, Челябинской, телефонограммам посвящен отдельный пункт, который предусматривает их подписание мировым судьей, регистрацию в журнале, а также проставление после передачи даты и времени передачи, Ф.И.О. и номеров телефонов передавшего и принявшего. Правила определения юридической силы телефонограммы, рекомендуемые Росархивом, инструкцией не восприняты.

Судебная практика

Передача телефонограмм судом в адрес физических лиц широко распространена. Данное обстоятельство наряду с другими часто используется при подаче жалоб на судебные постановления: граждане утверждают, что извещений не получали, ссылаются на их неправильное оформление или же ставят под сомнение законность оповещений данного вида.

Вышестоящие суды, разумеется, всегда признают правомерность телефонограммы как способа извещения, при этом обращая внимание на оформление такого извещения и поведение извещенных.

Иркутский областной суд в Определении от 16.12.2010 по делу N 33-9090-10 указал, что "каждый из участников процесса был извещен о судебном заседании посредством телефонной связи. Требование процессуального закона о фиксации получения извещения участниками процесса в данном случае исполнено. Ссылки в жалобах на недостатки по оформлению телефонограмм не могут повлечь отмену судебного постановления, поскольку указанные нарушения к неправильному разрешению дела не привели. Никто из ответчиков в жалобах сам по себе факт извещения о времени и месте судебного заседания не отрицал".

Тамбовский областной суд в Постановлении от 24.03.2005 обратил внимание на то, что, поскольку отправленная Б. повестка вернулась, ему была отправлена телефонограмма. Принадлежность ему указанного в извещении номера телефона Б. не отрицал. Суд сделал вывод: "Рассмотрение настоящего дела в отсутствие лица, в отношении которого осуществляется производство по делу об административном правонарушении, при установленных обстоятельствах незаконным признать нельзя".

Заместитель председателя Кировского областного суда в одном из Постановлений (дело N 7а-281/2012) отметил следующее: "Телефонограмма направлена секретарем судебного заседания по номеру телефона, соответствующему указанному заявителем в надзорной жалобе. Данная телефонограмма имеет необходимые реквизиты: указание на того, кто передал и принял, номера телефонов, время и место, дату, текст сообщения, наименование должности и подпись должностного лица. Ввиду чего возражения заявителя о ненадлежащем оформлении телефонограммы отклоняются".

Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики в Определении от 22.02.2012 по делу N 33-226/2012 обратил внимание на то, что только повестка может вручаться не лично адресату для последующей передачи. В деле имелся текст телефонограммы, отправленной дочери лица, участвующего в деле: "Никаких доказательств, подтверждающих как факт передачи данной телефонограммы, так и факт ее получения, в материалах дела не имеется. Однако ст. 113 ГПК РФ предполагает использование средств связи и доставки при извещении лиц, участвующих в деле, которые обеспечивают фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату. Таким образом, требований ст. 113 ГПК РФ судом выполнено не было, а сам ответчик в жалобе оспаривает получение ею данного извещения".

Московский городской суд в Постановлении от 30.08.2012 по делу N 4а-1609/12 обратил внимание на отсутствие в материалах дела телефонограммы, якобы направленной судьей. При этом не признал доказательством надлежащего извещения запись в справочном листе об извещении П. по телефону, так как не было указано кем, когда и с какого телефона передана телефонограмма, а также кем принята. Ситуация, аналогичная этой, и соответствующие выводы встречаются также в других исследованных нами материалах судебной практики.

В одном из дел Европейский суд по правам человека в Постановлении от 13.12.2011 по делу "Кокурхаев против России" не увидел нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с жалобой заявителя на ненадлежащее извещение о времени и месте рассмотрения его кассационной жалобы.

Суд учел 2 момента. Во-первых, заявитель не оспаривал факта отправки телефонограммы и прямо не отрицал ее получения. Позиция гражданина состояла в том, чтобы оспорить сам способ извещения как таковой. Во-вторых, национальный суд должен располагать доказательствами доставки извещения, иначе судебное заседание должно быть отложено. При данных обстоятельствах был сделан вывод о том, что "получение телефонограммы заявителем действительно и, исходя из положений Конвенции, данный способ извещения не вызывает вопросов о его приемлемости".

Требуется подтверждение

Вопрос о допустимости телефонограммы в каждом конкретном деле всегда решается по усмотрению суда со ссылкой на применяемый процессуальный кодекс и никогда - на инструкцию по делопроизводству. Касается это и технических ошибок, не влияющих на исход дела. В одном известном нам случае к таковым отнесли неправильно написанную фамилию получателя. В другом деле, в котором имел место факт передачи телефонограммы супругу оповещаемого лица в связи с его отсутствием в городе, извещение было признано законным, но с учетом того, что вызываемое лицо впоследствии перезвонило, о чем секретарь составила докладную. Но, пожалуй, главной проблемой остается подтверждение получения извещения адресатом, особенно физическим лицом, которое не ведет журнал регистрации, письменно не фиксирует и не подшивает полученные сообщения.

Решая эту проблему, судьи стараются учесть любые косвенные свидетельства факта получения телефонограммы, например: неотрицание или неопровержение лицом получения извещения; согласие с правильностью телефонного номера, указанного в телефонограмме; распечатку детализации разговоров по мобильному телефону; явку на заседание иных участников, извещенных таким же способом, и т.п.

Добросовестность суда, формально выполнившего требования к составлению и отправке телефонограммы, но не располагающего объективными свидетельствами ее получения, может вызвать сомнения, особенно в ситуации, когда принимающая сторона в процессе заявляет о неполучении телефонограммы. К сожалению, ситуация держится исключительно на авторитете суда. В известных нам случаях она всегда разрешалась в его пользу, хотя более прочной опорой мог бы служить продуманный механизм фиксации отправки и получения сообщения. Но такого механизма, увы, до сих пор нет.

Телефонограмма зачастую является единственным способом довести информацию до сведения лица, участвующего в деле. Следует признать, что с юридической и организационной стороны этот вид извещений все еще далек от совершенства. Но выход есть.

Самым надежным и прозрачным способом фиксации телефонограммы, объективно подтверждающим ее получение, могла бы стать аудиозапись разговора в памяти телефона. Данная функция сегодня реализована во многих мобильных и стационарных моделях.

Копирование или прямое сохранение полученного файла на жесткий диск компьютера также не является сколько-нибудь сложным и затратным делом. В будущем все полученные таким образом телефонограммы было бы целесообразно выкладывать на специальном судебном сервере для всеобщего (или ограниченного) ознакомления.

Таким образом, проблема вполне решаема, главное идти в ногу со временем.