Мудрый Юрист

Проблемы толкования и применения статьи 150 УК РФ

Алексей Морозов, заведующий кафедрой Института управления Оренбургского государственного аграрного университета, докторант кафедры уголовного права и криминологии МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук, доцент.

Анализ правоприменительной практики <1> и научных источников позволил определить ряд наиболее актуальных проблем применения ст. 150 "Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления" УК РФ.

<1> Изучено более 500 уголовных дел.

1. Проблема толкования термина "вовлечение" и момента окончания данного преступления.

Пленум Верховного Суда в Постановлении от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" по-новому определил состав исследуемого преступления, отнеся его к материальным. Как разъяснено в данном документе, преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 150 УК РФ, является оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление. Данное толкование ст. 150 УК РФ во многом связано с тем, что законодатель, используя термин "вовлечение" в уголовном законе (ст. ст. 205.1, 240, 150, 151 УК РФ), содержания его не раскрывает <2>.

<2> Наша позиция состоит в том, что состав вовлечения должен быть признан формальным. Общественную опасность несут уже сами действия взрослого вовлекателя, соответствующе характеризуя его. Следует подчеркнуть, что ни содержание, ни конструкция, ни санкция ст. 150 УК РФ не подразумевают защиту благ и интересов, которые могут пострадать в результате преступной деятельности несовершеннолетнего.

Что это означает для практики? Во-первых, если преступления с формальным составом могут быть совершены только с прямым умыслом <3>, то преступления с составом материальным могут совершаться также с умыслом косвенным и даже по неосторожности (ч. 2 ст. 24 УК РФ). В связи с этим уместным является пояснение, содержащееся в п. 42 названного Постановления: "К уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или совершение антиобщественных действий могут быть привлечены лица, достигшие восемнадцатилетнего возраста и совершившие преступление умышленно. Судам необходимо устанавливать, осознавал ли взрослый, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления или совершение антиобщественных действий. Если взрослый не осознавал этого, то он не может привлекаться к ответственности по ст. ст. 150 и 151 УК РФ".

<3> Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2002. С. 87.

Во-вторых, практика правоприменения последнего десятилетия фактически приняла концепцию о формальности состава рассматриваемого преступления и не знает случаев (мы не обнаружили ни одного) квалификации содеянного по ст. 150 УК РФ со ссылкой на ст. 30 УК РФ, т.е. как приготовление к этому преступлению или покушение на него. Теперь же такая квалификация стала возможной, на что прямо указывается в Постановлении: "Если последствия, предусмотренные диспозициями названных норм, не наступили по независящим от виновных обстоятельствам, то их действия могут быть квалифицированы по части 3 статьи 30 УК РФ и по статье 150 УК РФ либо статье 151 УК РФ". Таким образом, как покушение необходимо квалифицировать действия взрослого, направленные на вовлечение, но не повлекшие преступной активности несовершеннолетнего.

Если случился хотя бы сговор с несовершеннолетним на совершение преступления, то это уже является приготовлением к "основному" преступлению. Следовательно, деяние должно квалифицироваться как оконченное преступление по ст. 150 УК РФ. Представляется, что случаи квалификации по этой статье со ссылкой на ст. 30 УК РФ будут очень редки.

Как правило, предварительное следствие и суды сталкиваются со случаями оконченных преступлений, совершенных совместно взрослыми и несовершеннолетними (более 90%). В силу этого особое значение приобретает толкование самих действий по вовлечению, их форм и интенсивности. В связи с этим в Постановлении указывается, что "под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления или совершение антиобщественных действий следует понимать действия взрослого лица, направленные на возбуждение желания совершить преступление или антиобщественные действия. Действия взрослого лица могут выражаться как в форме обещаний, обмана и угроз, так и в форме предложения совершить преступление или антиобщественные действия, разжигания чувства зависти, мести и иных действий".

На первый взгляд речь здесь идет о подстрекательстве. Но это - только одна из возможных форм совместной преступной деятельности взрослых и несовершеннолетних. Какие еще возможны варианты <4>?

<4> Употребляя далее терминологию института соучастия, допускаем возможность непривлечения или освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности. Важным является фактическое содержание действий, раскрытое в ст. 33 УК - использовать для их трактовки иную терминологию представляется неправильным.

Представляется верной точка зрения, согласно которой для квалификации по ст. 150 УК РФ не имеет значения, в каком качестве в совершение умышленного преступления вовлекается несовершеннолетний - в качестве исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, а также в какую стадию неоконченного преступления: в приготовление или покушение <5>. По мнению автора данной статьи, необходимо конкретизировать, какой вид может иметь совместное с несовершеннолетним совершение общественно опасного деяния для признания его самостоятельным преступлением, предусмотренным ст. 150 УК РФ.

<5> См.: Кладков А., Суспицина Т. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (ст. ст. 150, 151 УК) // Уголовное право. N 3. 2002. С. 27.

С нашей точки зрения, если взрослый выступает организатором или подстрекателем преступления, то в этом случае налицо и состав вовлечения. В таких ситуациях имеет место совокупность двух преступлений: "основного" (условно будем пользоваться этим термином) и предусмотренного в ст. 150 УК РФ. Однако Пленум связывает квалификацию вовлечения только с подстрекательством (абз. 6 п. 42) <6>. Но возникает вопрос: как квалифицировать действия организатора, руководившего, например, группой, в которую входили несовершеннолетние, знавшего об этом и желавшего их использовать, но лично не подстрекавшего их, отдавая распоряжения по иерархии? Как представляется, в подобной ситуации уголовно-правовая оценка должна быть дана по ст. 150 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК РФ, т.е. как организацию вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

<6> Такой подход убедительно критиковался в литературе. См.: Трофимов Н. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность // Советская юстиция. 1968. N 17. С. 17 - 19.

Когда несовершеннолетний и взрослый действуют как соисполнители "основного" преступления, действия взрослого следует дополнительно квалифицировать по ст. 150 УК РФ при наличии любой инициативы с его стороны в совершении преступления, выразившейся в предложении, уговорах, обозначенной конклюдентными действиями и т.п., а также при принуждении несовершеннолетнего. Еще недавно практика по данному вопросу была противоречива, встречались откровенные казусы. Зачастую суды считали доказанный факт простого предложения совершить преступление недостаточным для вменения состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ (даже со ссылкой на ст. 33 УК РФ). В одном из приговоров нами встречено такое заключение: "...Совершеннолетний К., вовлекая (выделено мной. - А.М.) несовершеннолетнего Н. в совершение преступления, не оказывал на него давления путем угроз, насилия, следовательно, его действия не могут быть квалифицированы по ст. 150 УК РФ". Теперь такой подход невозможен. Даже простое предложение, имевшее результатом совершение несовершеннолетним преступных действий, необходимо признавать преступлением по ст. 150 УК РФ, не достигшее такого результата - как покушение на это преступление. Это должно коренным образом отразиться на практике вынесения судебных решений. По нашим данным, в более чем 70% случаев именно "предложение" явилось установленным способом вовлечения.

Возможны ситуации, когда установлены пособнические действия взрослого несовершеннолетнему, что укрепляет желание и решимость совершить преступление, дополнительно побуждает и отрицательно воздействует на последнего. По сути, это является видом вовлечения в совершение преступления, если отсутствует физическое или психическое воздействие на взрослого со стороны самого несовершеннолетнего.

2. Проблема квалификации использования несовершеннолетних в преступных целях и иных форм соприкосновения детей с криминалом.

Отдельную группу общественно опасных деяний составляют случаи использования несовершеннолетних для совершения преступлений без посвящения в преступную, противоправную суть совершаемого. М.И. Блум отмечала, что "если несовершеннолетний не сознает, что выполняемое им по предложению взрослого действие является недозволенным или аморальным, то отсутствует состав преступления - вовлечение в преступную деятельность" <7>. Этой же точки зрения придерживается В.Б. Боровиков <8>.

<7> Блум М.И. Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность и пьянство / В кн.: Вопросы эффективности уголовно-правовых мер воздействия на несовершеннолетних правонарушителей. Рига, 1971. С. 174.
<8> См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. С.И. Никулина. М., 1999. С. 166.

Как же оценить подобные деяния? Действия взрослых в таких случаях должны квалифицироваться по статье об ответственности за совершенное преступление (со ссылкой на ч. 2 ст. 33 УК РФ), а наказание должно быть назначено с учетом отягчающего обстоятельства, предусмотренного в п. "д" ч. 1 ст. 63 УК РФ. Однако это возможно лишь тогда, когда используется лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, что ограничивает область применения данного пункта.

На одном уровне общественной опасности с использованием несовершеннолетнего находится еще ряд деяний, негативно влияющих на ребенка <9>, но не охватываемых ст. 150 УК РФ. Считаем, что п. "д" ч. 1 ст. 63 УК РФ необходимо дополнить указанием на использование несовершеннолетнего в целях совершения умышленного преступления или его сокрытия, а равно совершение умышленного преступления в присутствии несовершеннолетнего, по инициативе несовершеннолетнего или совместно с ним. Таким образом, практически все случаи совместной преступной деятельности совершеннолетних и детей будут юридически оценены.

<9> На это обращено внимание в научных источниках. См.: Чапурко Т.М. Уголовно-правовые средства предупреждения преступлений несовершеннолетних: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 59 - 60.

3. Проблема степени осознанности возраста вовлекаемого несовершеннолетнего.

Встречаются случаи оправдания лиц, действия которых были квалифицированы по ст. 150 УК РФ, со ссылкой на "отсутствие достоверного знания о возрасте вовлекаемого". Между тем в диспозиции ст. 150 УК РФ отсутствует указание на "заведомость" знания о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого. В умышленных преступлениях, тем более совершаемых с прямым умыслом, осознание признаков объекта и объективной стороны обязательно. Л.Л. Кругликов и Н.Ю. Скрипченко пишут: "...Осознание, на наш взгляд, возможно в одной из следующих форм - знал, считал возможным, вероятным либо не исключал" <10>. Считаем, что именно такой подход необходимо применять при оценке знания взрослого относительно возраста несовершеннолетнего потерпевшего. Ссылка на отсутствие "стопроцентного" знания о возрасте не всегда выглядит убедительно, не служит целям охраны прав и законных интересов несовершеннолетних.

<10> Кругликов Л.Л., Скрипченко Н.Ю. Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" // Уголовное право. 2012. N 1.

4. Проблема правовой оценки вовлечения несовершеннолетнего в неосторожное преступление.

Образует ли состав преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, вовлечение несовершеннолетнего в совершение неосторожного преступления? Исследователи во избежание споров предлагают указать в законе на форму вины преступления, в которое вовлекается несовершеннолетний <11>. Формулировка Пленума "возбуждение желания совершить преступление" свидетельствует о том, что несовершеннолетний должен быть нацелен на совершение конкретного, осознанного деяния. Увязка ст. 150 УК РФ с институтом соучастия и его терминологией не позволяет вести речь о возможности вовлечения в неосторожное преступление. Об этом говорит и упоминание стадий приготовления и покушения (абз. 4 п. 42 Постановления), не предусмотренных для неосторожных преступлений, а также правила квалификации, предложенные в абз. 5 и 6 п. 42 этого же документа.

<11> См.: Кладков А., Суспицина Т. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (ст. ст. 150, 151 УК) // Уголовное право. 2002. N 3. С. 27.

Таким образом, если для целей совершения умышленного преступления каким-либо образом провоцируются неосторожные действия несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, деяние следует квалифицировать по правилам, предложенным выше для квалификации "использования", т.е. как посредственное причинение без вменения ст. 150 УК РФ.

Сложнее решить вопрос о квалификации умышленной провокации неосторожных преступлений несовершеннолетних, подлежащих уголовной ответственности. Строго основываясь на разъяснениях Постановления, можно заключить, что "вовлекатель" в таких ситуациях вообще ответственности не подлежит, так как нет ни умышленности соучастия (подстрекатель-исполнитель), ни посредственного причинения. Однако данная ситуация представляется неоднозначной.

Иной вариант квалификации можно предложить, лишь отступив от рекомендаций Постановления, иначе истолковав уголовный закон. Действия взрослого должны квалифицироваться только по ст. 150 УК РФ, которая не содержит прямого указания на форму вины преступления, в которое может быть вовлечен несовершеннолетний. Таким образом допускается возможность его вовлечения в неосторожное преступление. В этом случае не будет ни соучастия в совершенном несовершеннолетним преступлении (в силу отсутствия совместного умысла), ни посредственного причинения (в силу уголовно-правовой деликтоспособности вовлеченного). Будет иметь место "чистое" вовлечение за рамками института соучастия.

5. Проблема квалификации вовлечения лиц, не достигших возраста уголовной ответственности.

На первый взгляд термин "несовершеннолетний", употребляемый для характеристики возраста потерпевшего в ст. 150 УК РФ, не должен вызывать споров. Этот термин в российском праве обозначает лиц в возрасте до 18 лет и является синонимом термина "ребенок" <12>. Однако на практике встречаются случаи, когда лицам, вовлекшим малолетних в совершение умышленных преступлений, ст. 150 УК РФ не вменяется, а причиненный малолетними вред квалифицируется как причиненный взрослым путем посредственного исполнения соответствующего состава преступления.

<12> См.: Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2012) (ред. от 03.12.2011); Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" (ред. от 03.12.2011) // СПС "КонсультантПлюс".

В.С. Комиссаров указывает, что ст. 150 УК РФ охватывается вовлечение не только несовершеннолетних, но и лиц, не достигших возраста уголовной ответственности <13>. Другие авторы считают воздействие взрослого на лицо, не достигшее 14-летнего возраста (малолетнего), юридически ничтожным <14>. Аргументируется это тем, что лицо, не достигшее определенного в законе возраста (14, 16, 18 лет), не является субъектом преступления, а в ст. 150 УК РФ ответственность предусмотрена за вовлечение в совершение именно преступления, а не общественно опасного деяния <15>. Однако эта позиция имеет и изъян: получается, что лица, вовлекшие малолетних детей, несут менее строгое наказание (только как посредственные причинители), нежели вовлекатели лиц, имеющих уголовно-правовую деликтоспособность (по совокупности - за "основное" преступление и за преступление, предусмотренное ст. 150 УК РФ). В уголовном праве России малолетний возраст традиционно выступает особо квалифицирующим обстоятельством.

<13> См.: Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М.: Зерцало, 1999. Т. 1: Учение о преступлении С. 400 - 401.
<14> Воробьев В.Ф., Гаврилов С.Т., Покаместов А.В., Ткаченко А.В., Ткаченко В.С. Предупреждение вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений. Воронеж: ВИ МВД РФ, 2001. С. 44.
<15> Способствует этому и ч. 1 ст. 87 гл. 14 УК РФ, где приводится норма-дефиниция: "несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет". Такая формулировка исключает детей, не достигших четырнадцатилетнего возраста (малолетних). В нормах же Особенной части УК РФ понятием "несовершеннолетний" охватываются и малолетние (например, в ст. ст. 151, 156 УК РФ это не вызывает противоречивых трактовок).

Пленум в абзаце 5 п. 42 упомянутого Постановления дает следующее разъяснение: "...В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения". При этом не уточнен вопрос об одновременном вменении ст. 150 УК РФ.

Более четко комментировал ситуацию Пленум Верховного Суда СССР: "...Совершеннолетний участник преступления, вовлекший в это преступление несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, или вовлекший подростка в возрасте 14 - 16 лет в совершение такого преступления, за которое последний по закону не несет уголовной ответственности, должен рассматриваться, независимо от форм его участия, как исполнитель этого конкретного преступления, и его действия, кроме того, надлежит квалифицировать по статье УК, предусматривающей ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность" <16>. Данная рекомендация верна с нашей точки зрения по сути, хотя и утратила силу.

<16> Постановление Пленума ВС СССР "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1963. 3 июля. N 4. С. 9.

Суды же зачастую применяют именно такой, прежний подход к квалификации. Так, Оренбургским областным судом девятнадцатилетний Г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162, 105, 158, 166, 226, 222 УК РФ, а также ч. 4 ст. 150 УК РФ за вовлечение 13-летнего Е. в совершение хищений, разбойное нападение и умышленное убийство. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу, определила приговор в этой части оставить без изменения <17>. Анализ уголовных дел, рассмотренных судами первой инстанции, показал наличие двух противоположных видов решений, соотношение которых составляет примерно 1:5 в пользу вменения ст. 150 УК РФ за вовлечение малолетних.

<17> Архив Оренбургского областного суда. Дело 31/99. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 августа 1999 г. N 47-099-28.

Данная проблема, по нашему мнению, может быть решена путем указания в диспозиции ст. 150 УК РФ на возможность вовлечения несовершеннолетних в совершение общественно опасных деяний, предусмотренных УК РФ в качестве преступлений, а также путем закрепления в уголовном законе разъяснения терминов "несовершеннолетний" и "малолетний". Это целесообразно независимо от того, выступают ли они виновными или потерпевшими при совершении преступления. Подобное сделано, например, в п. п. 7 и 8 ст. 4 УК Республики Беларусь <18>.

<18> Уголовный кодекс Республики Беларусь / Вступ. ст. А.И. Лукашева, Э.А. Саркисовой. 2-е изд., испр. и доп. Мн.: Тесей, 2001. С. 47.

6. Проблема применимости санкций ч. 4 ст. 150 УК РФ.

В большинстве случаев несовершеннолетний вовлекается в совершение квалифицированных краж, грабежей, разбоев, незаконный оборот наркотических средств, т.е. тяжких и особо тяжких преступлений. Таким образом, применить к вовлекателю в соответствии с ч. 4 ст. 150 УК РФ можно лишь очень суровое наказание - от 5 до 8 лет лишения свободы и назначить немалое наказание и за "основное" преступление (кражу, грабеж, разбой и др.), а затем окончательное по совокупности. Столь строгая реакция государства, особенно в отношении вовлекателей молодежного возраста, в большинстве случаев вряд ли целесообразна - до 40% вовлечений совершают лица, чей возраст находится в пределах 20 лет.

Практически ни в одном приговоре из числа изученных нами в полной мере наказание, установленное в санкции ч. 4 ст. 150 УК РФ, не назначено (даже минимально возможное в соответствии с ней наказание). Точнее, формально назначено, а затем частично сложено с наказанием за другие преступления (получается, что в большей части поглощено) или снижено. Вот типичный пример. 18-летний С. вовлек в торговлю (сбыт) наркотическими средствами (марихуаной) 17-летних Г. и Ч. Наказание назначено по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 228.1 в виде пяти лет лишения свободы, по ч. 4 ст. 150 УК РФ - в виде 5 лет лишения свободы. Окончательное наказание на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - пять лет и один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Судьи, применяя ст. 150 УК РФ, почти всегда вынуждены использовать возможности смягчения наказания на основе ст. ст. 64 и 69 УК РФ. Это заставляет задуматься о смягчении санкций и расширении возможностей дифференциации наказания в самой ст. 150 УК РФ.

Пристатейный библиографический список

  1. Блум М.И. Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность и пьянство / В кн.: Вопросы эффективности уголовно-правовых мер воздействия на несовершеннолетних правонарушителей. Рига, 1971.
  2. Кладков А., Суспицина Т. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (ст. ст. 150, 151 УК) // Уголовное право. 2002. N 3.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. С.И. Никулина. М., 1999.
  4. Кругликов Л.Л., Скрипченко Н.Ю. Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" // Уголовное право. 2012. N 1.
  5. Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. д.ю.н., профессора Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н., доцента И.М. Тяжковой. М.: "ЗЕРЦАЛО", 1999. Т. 1: Учение о преступлении.
  6. Воробьев В.Ф., Гаврилов С.Т., Покаместов А.В., Ткаченко А.В., Ткаченко В.С. Предупреждение вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений. Воронеж: ВИ МВД РФ, 2001.
  7. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.
  8. Трофимов Н. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность // Советская юстиция. 1968. N 17.
  9. Чапурко Т.М. Уголовно-правовые средства предупреждения преступлений несовершеннолетних: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998.