Мудрый Юрист

Нормы-принципы в законодательстве об охране окружающей среды и земельном законодательстве *

<*> Bazhajkin A.L. Norms-principles in the legislation on protection of environment and land legislation.

Бажайкин А.Л., доцент кафедры гражданского права Института права, социального управления и безопасности Удмуртского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье раскрывается взаимосвязь норм-принципов, закрепленных в Федеральном законе "Об охране окружающей среды" и Земельном кодексе Российской Федерации, через систему общих и межотраслевых принципов права, влияние указанных принципов на экологизацию разноотраслевого законодательства и перспективы возможной кодификации экологического законодательства.

Ключевые слова: принципы, принципы права, нормы-принципы, экономический (эксплуатационный) характер, экологизация, кодификация.

The article reveals the interconnection of norms-principles consolidated in Federal Law "On Environmental Protection" and the Land Code of the Russian Federation through the system of general and inter-branch principles of law; the influence of the said principles on ecologization of multi-branch legislation and perspectives of the possible codification of environmental legislation.

Key words: principles, principles of law, norms-principles, economic (exploitation) character, ecologization, codification.

"...К чему делать принцип из того, что Вы сами есть

и должны быть? В действительности дело обстоит

совершенно иначе: между тем как Вы с восторгом

объявляете, что вычитали канон Вашего закона из природы,

Вы, удивительные актеры, себя самих обманывающие,

хотите чего-то совершенно противоположного!" <1>

<1> Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Прелюдия к философии будущего: Пер. с нем. СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2011. С. 15 - 16.

Принцип - основное, исходное положение какой-либо теории, учения и т.д.; руководящая идея, основное правило деятельности <2>.

<2> Словарь иностранных слов. 15-е изд., испр. М., 1988. С. 400.

Принципы права - основные, исходные начала, положения, идеи, выражающие закономерности и сущность права как специфического социального регулятора. Они представляют собой наиболее общие правила поведения, которые либо прямо сформулированы в законе, либо выводятся из его смысла <3>. Также есть мнение, что они - основополагающие идеи, пронизывающие как само право, так и законодательство, в соответствии с которым и разрабатываются его собственные принципы, выступают в виде общеобязательных требований, т.е. норм, и являются элементами системы права, и такие предписания называются нормами-принципами <4>.

<3> См.: Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2004. С. 264.
<4> См.: Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Ярославль, 2005. Т. 1. С. 103.

В зависимости от видовой принадлежности принципа (общеправовой, отраслевой, межотраслевой) он может находить свое выражение в различных структурных элементах системы права: в одной правовой норме, правовом институте, отрасли права или права в целом <5>.

<5> См.: Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982. С. 16.

Соответственно, с позиции теории права существуют нормы-принципы в законодательстве об охране окружающей среды и нормы-принципы, закрепленные в земельном законодательстве.

Но при всех общетеоретических сходствах выделяются и особенности, характерные только для норм-принципов, закрепленных в нормативных правовых актах тех или иных отраслей права. Например, "юридическую специфику отрасли права (как традиционной, так и комплексной) отражают не только ее предмет и методы правового регулирования, но и ряд других юридических признаков, в особенности наличие принципов, свойственных данной отрасли права" <6>.

<6> Козырь М.И. Аграрное право России: проблемы становления и развития. М., 2003. С. 53.

Наличие норм-принципов является хотя и не единственным, но одним из важных критериев существования отрасли, свидетельствующим о ее развитии и характерном специальном уровне.

Правовой принцип охраны окружающей среды - это объективное основополагающее начало, выраженное в правовой норме-принципе, отражающей концепцию государства и общества в сфере охраны окружающей среды.

В развитие суждения имеется мнение О.И. Крассова, Т.В. Петровой и Е.Г. Тарло: "Принципы земельного законодательства - закрепленные в актах земельного законодательства основополагающие земельно-правовые нормы, на которых базируется (или должно базироваться) все действующее земельное законодательство" <7>. Общее в них то, что и те и другие являются основополагающими нормами-принципами, закрепленными в отраслевых нормативных правовых актах. Соответственно, за счет норм-принципов формируется содержание отрасли права.

<7> Крассов О.И., Петрова Т.В., Тарло Е.Г. Толковый словарь земельного права. СПб., 2004. С. 254.

О.И. Крассов в комментариях к Земельному кодексу Российской Федерации выразил стратегическую мысль, что, в свою очередь, "принципы отражают характер и тенденции развития законодательства" <8>.

<8> Крассов О.И. Комментарий к Земельному кодексу РФ. М., 2002. С. 31.

М.М. Бринчук в разделе 3 учебника "Экологическое право", рассматривая тему "Понятие и правовое значение принципов", указывает: "В общей теории права выделяются общеправовые, межотраслевые и отраслевые принципы. В свою очередь, в структуре отраслевых принципов в соответствии с системой отрасли права выделяются принципы правовых институтов, иные принципы, на которых основывается иная юридически значимая деятельность, к примеру, законодательная, правоприменительная".

Также стоит согласиться с мнением Г.А. Волкова, что "взаимосвязь принципов земельного права с принципами иных отраслей права проявляется прежде всего на взаимосвязи конституционного права и земельного права, которая проводится через общие принципы права и конституционные принципы, составляющие конституционные основы земельного права.

Следующей надстройкой, определяющей взаимосвязь принципов земельного права с принципами иных отраслей права, выступают межотраслевые принципы, выражающие общие фундаментальные положения двух и более отраслей права.

Поэтому принципы земельного права взаимосвязаны с принципами иных отраслей права через конституционные основы земельного права и через межотраслевые принципы" <9>.

<9> Волков Г.А. Принципы земельного права России. М.: ОАО "Издательский дом "Городец", 2005. С. 154.

Соответственно, анализ взаимосвязи принципов лучше проводить по данным критериям, более четким. Общие принципы влияют на формирование межотраслевых и отраслевых принципов. В то же время большее количество общего по содержанию принципов находится в межотраслевых принципах.

Например, Г.А. Волков определяет, что межотраслевой характер проявляется в обозначенных принципах: экологизации земельного права, планирования использования земель, комплексного подхода в использовании земель, обеспечения рационального использования и охраны земель, платности использования земель, подконтрольности использования земель государству <10>.

<10> См.: Там же. С. 88.

Анализируя нормы-принципы в законодательстве об охране окружающей среды (далее по тексту - ООС), пересекающимися и в некоторой степени тождественными по правовой конструкции с нормами-принципами земельного законодательства являются следующие межотраслевые принципы ООС, среди которых: платность природопользования, рациональное использование природных ресурсов, учет природных и социально-экономических особенностей территории при планировании и осуществлении хозяйственной и иной деятельности и иные.

В ст. 3 Федерального закона "Об охране окружающей среды" <11> (далее также - ФЗ ООС) сформулировано 23 основных принципа охраны окружающей среды, на базе (основе) которых должна строиться хозяйственная и иная деятельность всех субъектов общественных отношений, оказывающая воздействие на окружающую среду. Норма данной статьи прямо не учитывает условие действия правовой нормы во времени, так как на принципах охраны окружающей среды должна базироваться не только осуществляемая хозяйственная деятельность субъектов общественных отношений, но и которая предполагается к осуществлению и может осуществляться в перспективе, в рамках экологической безопасности настоящего и будущих поколений. Принципы охраны окружающей среды - как основополагающие начала правового регулирования можно структурировать по социальному признаку (соблюдение прав, обеспечение благоприятных условий, участие в охране окружающей среды, организация и развитие экологического образования и т.п.), экономическому признаку (платность природопользования и иные), внешнеполитическому признаку (международное сотрудничество, ответственность государства) и иным.

<11> См.: Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

М.М. Бринчук и О.Л. Дубовик также констатируют, что из 23 норм-принципов, перечисленных в ст. 3 ФЗ ООС, реально к таковым можно отнести лишь семь, причем это "принципы хозяйственной деятельности, а не охраны" <12>.

<12> Игнатьева И.А. Теория и практика систематизации экологического законодательства России. М.: Издательство МГУ, 2007. С. 343.

С.А. Боголюбов условно делит принципы ООС на экономические (запрещение, платность, возмещение, презумпция, ОВОС, устойчивое развитие), гуманитарные (соблюдение, сохранение, участие, право, воспитание, международное сотрудничество), управленческие (сочетание, разграничение, обязательность, независимость, ответственность и система) <13>.

<13> См.: Экологическое право: Учебник. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2008. С. 42 - 43.

В нашем государстве попытку выдержать взаимосвязанную систему норм-принципов можно отследить применительно к Конституции России <14>, как она влияет и формирует сходную систему отраслевых норм-принципов. Например, в п. 1 ст. 9 Конституции Российской Федерации говорится: "Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории". Аналогичные нормы-принципы нашли свое отражение в ст. 3 ФЗ ООС ("охрана, воспроизводство и рациональное использование природных ресурсов как необходимые условия обеспечения благоприятной окружающей среды и экологической безопасности") и в Земельном кодексе Российской Федерации <15> (пп. 1 п. 1 ст. 1: "Учет значения земли как основы жизни и деятельности человека, согласно которому регулирование отношений по использованию и охране земли осуществляется исходя из представлений о земле как о природном объекте, охраняемом в качестве важнейшей составной части природы, природном ресурсе, используемом в качестве средства производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве и основы осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации, и одновременно как о недвижимом имуществе, об объекте права собственности и иных прав на землю").

<14> См.: Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Рос. газ. N 237. 1993. 25 дек.
<15> См.: Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

Из вышеперечисленных норм-принципов можно сделать вывод, что из трех приведенных принципов при формальном равенстве использования и охраны в двух принципах использование стоит на первом месте, т.е. посыл со стороны государства, утрированно, был дан через систему норм-принципов, определяющих возможность в первую очередь использования земли и иных природных ресурсов.

Но в этом ничего нет удивительного, так как превалирование экономических (эксплуатационных. - Мнение Т.В. Петровой) норм-принципов складывается уже исторически.

Еще в СССР были продекларированы социалистические принципы природопользования и охраны окружающей среды. Они были закреплены в решениях XIV - XVII съездов КПСС, в Конституции СССР, Постановлениях Верховного Совета СССР от 20 сентября 1972 г. "О мерах по дальнейшему улучшению охраны природы и рациональному использованию природных ресурсов", от 3 июля 1985 г. "О соблюдении требований законодательства об охране природы и рациональном использовании природных ресурсов", Постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 29 декабря 1972 г. и от 1 декабря 1978 г., принятых по вопросам улучшения охраны природы и рациональному использованию ее ресурсов. В обобщенном виде они выражены в программе КПСС: "В улучшении жизни народа все большее значение приобретает гармоничное взаимодействие общества и природы, человека и окружающей среды. Социалистическое общество, сознательно строящее свое будущее, осуществляет планомерное, бережное природопользование и занимает авангардные позиции в борьбе человечества за сохранение и приумножение природных ресурсов планеты. Партия считает необходимым усилить контроль за природопользованием, шире развернуть экологическое воспитание населения". В ст. 18 Конституции СССР подчеркивается, что охрана природы, рациональное использование природных ресурсов, защита окружающей человека среды в СССР осуществляются в интересах настоящего и будущих поколений людей <16>.

<16> См.: Природно-ресурсовое право и правовая охрана окружающей среды: Учебник / Под ред. В.В. Петрова. М.: Юрид. лит., 1988. С. 18 - 19.

В отличие от закрепленных в ст. 3 ныне действующего ФЗ ООС принципов, общим количеством - двадцать три, в ст. 3 действовавшего в период с 1991 по 2002 г. Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды" <17> было сформулировано шесть основных принципов охраны окружающей природной среды, среди которых: приоритет охраны жизни и здоровья человека, обеспечения благоприятных экологических условий для жизни, труда и отдыха населения; научно обоснованное сочетание экологических и экономических интересов общества, обеспечивающих реальные гарантии прав человека на здоровую и благоприятную для жизни окружающую природную среду; рациональное использование природных ресурсов с учетом законов природы, потенциальных возможностей окружающей природной среды, необходимости воспроизводства природных ресурсов и недопущения необратимых последствий для окружающей природной среды и здоровья человека; соблюдение требований природоохранительного законодательства неотвратимостью наступления ответственности за их нарушения; гласность в работе и тесная связь с общественными организациями и населением в решении природоохранительных задач; международное сотрудничество в охране окружающей среды.

<17> См.: Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 2060-1 "Об охране окружающей природной среды" // ВСНД и ВС РФ. 1992. N 10. Ст. 457.

Указанные принципы послужили основой для формирования и развития современной национальной системы принципов охраны окружающей среды. Также историческую основу действующих принципов охраны окружающей среды закрепила Конституция Российской Федерации в нормах: ст. 36 - "Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц"; ст. 42, где определено: "Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением"; ст. 58 - "Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам" и иных.

Некоторое декларативное влияние на формулирование принципов охраны окружающей среды оказали принципы, закрепленные не только в национальном законодательстве, но и в международных нормативных правовых актах. Так, ст. 81 ФЗ ООС определяет, что Российская Федерация осуществляет международное сотрудничество в области охраны окружающей среды в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации в области охраны окружающей среды. В качестве примера можно привести принцип 2 главы II "Декларация принципов", который гласит, что природные ресурсы Земли, включая воздух, землю, флору и фауну и особенно репрезентативные образцы естественных экосистем, должны быть сохранены на благо нынешнего и будущих поколений путем тщательного планирования и управления по мере необходимости <18>. Также в основу формирования системы принципов охраны окружающей среды в Российской Федерации были положены нормы Декларации по окружающей среде и развитию, в частности принцип 4, где определено, что для достижения устойчивого развития защита окружающей среды должна составлять неотъемлемую часть процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него <19>.

<18> См.: Стокгольмская декларация ООН от 16 июня 1972 г. // Действующее международное право: Сб. Т. 3.
<19> См.: Декларация по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 14 июня 1992 г.) // Действующее международное право: Сб. Т. 3.

В связи с этим интересным является пример М.Н. Копылова, который раскрывает подход к формированию национальных принципов ООС через обобщающий принцип международного экологического права - принцип защиты окружающей среды на благо нынешнего и будущих поколений. Автор пишет: "Экологическая безопасность однозначно понимается сквозь призму человеческого интереса (блага). С позиций абстрактного гуманизма можно подвергнуть сомнению корректность такого эгоистического подхода, но он отражает реалии существования человека в земной биоте в условиях борьбы с другими живыми существами на выживание. Так что, если человечеству в целом, конкретному обществу или индивиду приходится делать выбор между собой и уважением к "биологическому разнообразию", выбор делается в пользу своего блага. А в развивающихся государствах, где "окружающие" живые существа, вплоть до саранчи, кузнечиков и муравьев, нередко составляют повседневный рацион человека, такие тезисы вообще малопонятны, если только не иметь в виду необходимость сохранения всего разнообразия самого этого рациона" <20>.

<20> Копылов М.Н. Право на развитие и экологическая безопасность развивающихся стран: Международно-правовые вопросы: Монография. М.: Экон, 2000. С. 71.

Поэтому ломать копья о количестве норм-принципов ООС не стоит, так как чем больше людей на земле, тем хуже состояние ООС и все меньше природных ресурсов, но тем больше принципов появляется. Обратная тенденция, однако, зависящая от социального, экономического состояния общества. Необходимо прописывать не все увеличивающееся количество принципов, а создать качественную гармонию между ними, соотнести их, выработать единую систему, которая создаст тот качественно-количественный объем принципов, который позволит достигать целей ООС и природы.

И с позиции формирования норм-принципов земельного законодательства еще В.В. Петров рассматривал негативную тенденцию: "Нет, Земельный кодекс не заслуживает упрека в плане экологии. Уровень его экологизации вполне удовлетворителен на данном этапе развития. Однако его главная цель регулирования находится в сфере экономики, а не экологии. Таковы реалии сегодняшнего дня" <21>. И как вывод: "...земельное право как отрасль не входит составной частью в экологическое право. К источникам экологического права относят лишь те нормы земельного права, которые устанавливают правила экологической безопасности, обеспечивают охрану земли как части окружающей природной среды. То же самое можно сказать и о соотношении с лесным, горным, водным правом по мере "экономизации" их норм, развития отношений собственности, владения, аренды и других атрибутов рыночной экономики" <22>.

<21> Земельное право России: Практикум, законодательство / Под ред. Н.Н. Осокина. М., 1993. С. 13.
<22> Там же. С. 13.

А.К. Голиченков оспаривает экономические подходы, выделяя в качестве превалирующей экологизацию и юридизацию земельных отношений: "...вопреки сложившимся представлениям об экономическом значении земли как об основном, определяющем его ценность, главным является ее экологическое значение - как природного объекта. Например, земельные участки будут представлять интерес как недвижимость, объект права собственности и иных прав до той поры, пока земля будет выполнять свои естественные природные функции. Если же они будут утрачены (скажем, в результате истощения земель либо провала поверхности земли вследствие нарушения правил добычи полезных ископаемых), то соответствующие земельные участки утратят и экономическую ценность как недвижимость, и привлекательность как объекты юридических прав" <23>.

<23> Голиченков А.К. Новый Земельный кодекс Российской Федерации: история, отличительные черты, значение // Экологическое право. 2003. N 1. С. 27 - 28.

Сопоставив вышеуказанные мнения, можно сделать вывод, что взаимосвязь норм-принципов, закрепленных в земельном законодательстве и об охране окружающей среды, имеется, но преимущественно через призму экономического характера регулируемых общественных отношений, в которой превалирующим является эксплуатационный признак и в некоторой степени экологический. О равновесии норм-принципов, как по количеству, так и по содержанию в части их экономической и экологической характеристик, говорить не приходится, так как эксплуатация объектов ООС всегда будет предусматривать экономический приоритет.

Интересен подход И.А. Игнатьевой о взаимосвязях норм-принципов природно-ресурсовых отраслей и ООС, в части того, что "все нормы Земельного кодекса, закрепляющие взаимосвязи данного акта и земельного законодательства в целом с иными подотраслями экологического законодательства, можно разделить на: а) нормы, устанавливающие взаимосвязи в системе природно-ресурсового законодательства, и б) нормы, определяющие взаимосвязи земельного законодательства с законодательством об охране окружающей среды" <24>.

<24> Игнатьева И.А. Значение Земельного кодекса в законотворческой деятельности по регулированию экологических отношений // Экологическое право. 2003. N 1. С. 38.

Но такой подход предлагается расширить, так как, с другой стороны, принципы ООС и принципы земельного законодательства не могут находиться в отрыве от принципов иных отраслей права, в частности, многие хотят установить взаимосвязи в первую очередь с позиции приоритета норм-принципов гражданского права, и как заложить экологический приоритет, понимание и необходимость в этой взаимосвязи, нам стоит подумать и воплотить в жизнь. Хотя практика общественных отношений уже показывает, что на экономическую стоимость земельного участка влияют в первую очередь экологические элементы места нахождения земельного участка, взаимосвязь с иными природными объектами (водоемами, лесом и иными), такие требования в настоящее время можно увидеть в предмете договора купли-продажи земельного участка, здания, сооружения.

Также необходимо привести пример и из судебной практики, где признание права на самовольную постройку в качестве одного из элементов доказывания базируется на условии: "...право собственности на самовольную постройку не может быть признано, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан. Из этой нормы закона следует, что правом на обращение в суд с требованием о сносе самовольной постройки обладает не только собственник или иной законный владелец соответствующего земельного участка, но и лица, права и законные интересы которых нарушены сохранением постройки, а также граждане, жизни и здоровью которых угрожает ее сохранение. Иное толкование положений статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации означает отказ в судебной защите нарушенных прав и законных интересов этих лиц" <25>. А это уже тенденция, которая сможет сформировать систему норм-принципов гражданского права, включая их жизненно необходимую экологизацию, диктуемую судебной практикой, складывающимися общественными отношениями, в сфере регулирования имущественных прав (вещных и обязательственных).

<25> Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2010 г. N 143 // ВВАС РФ. 2011. N 2.

Реализация правовых норм, закрепленных в земельном законодательстве, в законодательстве об охране окружающей среды целиком и полностью зависит от норм-принципов и определяется ими. Соответственно, если такие нормы-принципы отражают только тенденцию возникновения экономических и эксплуатационных закономерностей, возникает необходимость экологизировать их.

И.А. Игнатьева ссылается на то, что "подготовка кодификации в рамках всего экологического законодательства также влияет на усиление роли принципов экологического законодательства, поскольку сводный характер кодификационного акта, объединяющего значительное количество правовых норм, требует не только их систематизированного изложения, группировки по правовым институтам, но и выделения единых принципов, которые являются основой внутреннего единства этих норм, определяют их взаимосвязь и взаимозависимость, а также взаимообусловленность и соподчиненность этого кодификационного акта с другими актами этой же отрасли" <26>.

<26> Игнатьева И.А. Теория и практика систематизации экологического законодательства России. М.: Изд-во МГУ, 2007. С. 344.

Конечно, есть опасения в актуальности кодификации на сегодня, так как, выделяя из смежных принципов единые для кодифицированного акта, есть сомнения, что в него не войдет оставшееся большинство норм-принципов природно-ресурсовых отраслей права, носящих экономический характер, и в итоге вопросы объектов и права собственности на природные ресурсы уйдут в цивилистическую плоскость. Хотя, с другой стороны, имеет место быть иерархия синонимичных принципов ООС, принципов земельного законодательства, что может послужить основой выработки унифицированной системы норм-принципов.

Соответственно, как определяет А.К. Голиченков, необходимо, во-первых, "определить круг норм, которые подлежат систематизации", во-вторых, "соотнести проектируемый акт с теми, которые уже действуют в сфере природопользования и охраны окружающей среды, а равно и с теми, которые разрабатываются параллельно с данным проектом для регулирования отношений в этой сфере", и, в-третьих, избрать "метод регулирования", так как у автора статьи есть опасения, что "одна из целей данной кодификации - это переход на методы гражданско-правового регулирования. Это значит, что надо похоронить сейчас то, что мы называем публичной охраной окружающей среды, и поставить в диспозитивном поле неравных субъектов, например, с одной стороны, гражданина, а с другой - крупнейшую корпорацию, которая загрязняет окружающую среду либо нерационально использует те или иные компоненты этой среды. Что может произойти дальше? Вполне предсказуемы попытки крупнейших корпораций-загрязнителей взять регулирование этих отношений под свой контроль" <27>.

<27> Голиченков А.К. Новая кодификация экологического законодательства // Экологическое право России: Сб. материалов научно-практ. конференций. Вып. 6. 2008 - 2009 гг.: Учеб. пособие для вузов / Под ред. А.К. Голиченкова. М. С. 66.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что законодательство, судебная практика и сами общественные отношения стремятся к экологизации общей системы, преимущественно экономических и эксплуатационных принципов в базовых отраслевых нормативных правовых актах, основываясь на принципах охраны окружающей среды и учитывая их форму правового предписания, сформировав правовую конструкцию принципа охраны окружающей среды в виде правовой нормы (нормы-принципа).

В современный исторический период экологизация норм-принципов, норм права и разноотраслевого законодательства более оправданна, так как понимание необходимости экологизации экономических отношений (в производственной и эксплуатационной сферах) в ряде частных случаев выше, нежели противопоставление норм-принципов экологического законодательства, земельного, например, нормам-принципам гражданского законодательства и иным.