Мудрый Юрист

Меры обеспечения уголовного производства по УПК Украины: понятие, система и порядок применения

Грошевой Юрий Михайлович, академик Национальной академии правовых наук Украины, профессор кафедры уголовного процесса Национального университета "Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого", доктор юридических наук, профессор.

Шило Ольга Георгиевна, заведующая кафедрой уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности Национального университета "Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого", доктор юридических наук, доцент.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс Украины содержит ряд положений, отличающихся принципиальной новизной и в связи с этим требующих осмысления и глубокого научного анализа. Среди таких положений следует назвать раздел 2 Кодекса - "Меры обеспечения уголовного производства", предусматривающий, наряду с мерами пресечения и иными мерами процессуального принуждения, известными УПК Украины 1960 года, также и такие новые меры, как временный доступ к предметам и документам, временный арест имущества, временное ограничение в пользовании специальным правом, наложение денежного взыскания и т.д.

Появление в Кодексе новых мер обеспечения уголовного производства, а также существенное изменение процедуры применения всех мер принудительного характера в досудебном производстве обусловливает актуальность исследования вопроса об их понятии, системе и процессуальном порядке применения.

Прежде чем перейти к анализу самого порядка применения указанных мер, следует определиться с их понятием, которое может быть выведено на основе системного анализа положений УПК, регулирующих цель и основания их применения.

В этой связи под мерами обеспечения уголовного производства предлагаем понимать предусмотренные УПК меры принудительного характера, которые применяются при наличии оснований и в порядке, установленном законом, с целью предотвращения и преодоления негативных обстоятельств, препятствующих или могущих воспрепятствовать осуществлению уголовного производства, разрешению его задач, обеспечению его действенности.

Статья 131 УПК Украины предусматривает следующие виды мер обеспечения уголовного производства: вызов следователем, прокурором, судебный вызов и привод; наложение денежного взыскания; временное ограничение в пользовании специальным правом; отстранение от должности; временный доступ к предметам и документам; временное изъятие имущества; арест имущества; задержание лица; меры пресечения (к ним согласно ст. 176 УПК относятся: личное обязательство; личное поручительство; залог; домашний арест; содержание под стражей).

Эти меры характеризуются специфическими чертами, а именно: (1) они имеют процессуальный характер и регулируются уголовным процессуальным законом, а потому являются составляющей уголовной процессуальной формы; (2) основания, пределы и порядок их применения детально урегулированы законом; (3) направлены на достижение единой цели - обеспечить надлежащий порядок уголовного производства, его действенность; (4) имеют выраженный принудительный характер, который зависит не от порядка их реализации, а от законодательной модели. Даже когда лицо не возражает против ограничения его прав и свобод в связи с осуществлением уголовного производства и применением мер его обеспечения, последние все равно носят принудительный характер, поскольку сама возможность применения принуждения предусмотрена законом; (5) имеют исключительный характер, т.е. применяются в тех случаях, когда другими способами публичные задачи уголовного производства разрешить невозможно; (6) специфический субъект их применения - им, как правило, является следственный судья.

Эта же ст. 131 УПК определяет цель применения мер обеспечения уголовного производства - достижение действенности уголовного производства. Под последней, на наш взгляд, следует понимать разрешение задач уголовного производства, предусмотренных ст. 2 УПК, в разумные сроки, с соблюдением принципа процессуальной экономии.

Кроме общей цели, на достижение которой направлены все меры обеспечения уголовного производства, для каждой из них характерно наличие собственной специфической цели, которая в структуре целенаправленности уголовно-процессуальной деятельности занимает отдельное место. Так, временный доступ к предметам и документам имеет целью обеспечение возможности формирования правовой позиции стороны уголовного производства; временное изъятие имущества направлено на обеспечение возможности возмещения ущерба, причиненного преступлением, возможной конфискации имущества либо собирание доказательств; временное ограничение в пользовании специальным правом имеет целью прекращение либо предотвращение противоправного поведения подозреваемого, обвиняемого, связанного с воспрепятствованием осуществлению уголовного производства; задержание лица по подозрению в совершении преступления и применение мер пресечения направлены на прекращение уголовного правонарушения и создают необходимые условия для обеспечения участия подозреваемого, обвиняемого в уголовном производстве, а значит - для осуществления правосудия.

Направленность мер обеспечения уголовного производства на достижение конкретной цели может служить критерием для их классификации, которая необходима на доктринальном уровне для уяснения их сущности и значения. Так, к первой группе следует отнести меры, направленные на обеспечение явки лица, которое принимает участие в уголовном производстве, - вызов следователем, прокурором, судебный вызов и привод; ко второй группе относятся меры, направленные на установление обстоятельств совершенного уголовного правонарушения и собирание доказательств, - временный доступ к предметам и документам, временное изъятие имущества, арест имущества, отстранение подозреваемого, обвиняемого от должности, временное ограничение в пользовании специальным правом; третью их группу составляют меры, направленные на обеспечение гражданского иска, - арест имущества; четвертую группу - меры, направленные на создание надлежащих условий для исполнения участником уголовного производства своей процессуальной обязанности, - денежное взыскание; наконец, пятую группу образуют меры, направленные на создание надлежащих условий для осуществления уголовного производства, - меры пресечения.

Общей чертой всех мер обеспечения уголовного производства является, как отмечено выше, их принудительный и правоограничительный характер. Поэтому по общему правилу решение об их применении принимает следственный судья (в досудебном производстве) или суд (судья) (в судебных стадиях уголовного процесса) (исключение составляют такие меры обеспечения уголовного производства, как вызов следователем, прокурором, временное изъятие имущества и задержание лица по подозрению в совершении преступления, которые применяются по решению субъекта, осуществляющего соответствующее действие. При этом следует отметить, что вызов лица следователем и прокурором является той обеспечительной мерой, которую нецелесообразно относить к компетенции следственного судьи, поскольку это существенно усложнило бы осуществление досудебного расследования, не будучи при этом оправдано с точки зрения обеспечения прав участников уголовного производства. Что же касается временного изъятия имущества и задержания лица по подозрению в совершении преступления, то тут следует отметить, что эти действия, как правило, носят неотложный ситуативный характер и потому должны быть произведены оперативно. Вместе с тем законодатель поставил их под последующий судебный контроль, поскольку при временном изъятии имущества следователь, прокурор обязаны не позднее следующего рабочего дня обратиться к следственному судье с ходатайством о наложении ареста на изъятое имущество (ст. 171 УПК). Законность задержания проверяется следственным судьей при рассмотрении вопроса о применении в отношении подозреваемого меры пресечения. Согласно ст. 211 УПК лицо, задержанное без определения следственного судьи, суда, должно не позднее шестидесяти часов с момента задержания быть освобождено либо доставлено в суд для рассмотрения ходатайства о применении в отношении его меры пресечения.

Единство цели этих мер, их одинаковая правовая природа обусловили целесообразность нормативного закрепления общих правил их применения, что имеет важное значение для обеспечения единства правоприменительной практики и защиты прав участников уголовного производства.

Правовым основанием их применения в ходе досудебного расследования, как указано выше, является определение следственного судьи, которое постановляется в результате рассмотрения ходатайства стороны уголовного производства о применении конкретной меры обеспечения уголовного производства. Отнесение принятия этого решения к исключительной компетенции следственного судьи соответствует европейским стандартам защиты прав человека в сфере уголовного производства. В прецедентном решении Европейского суда по правам человека "Класс и другие против Федеративной Республики Германии" (1978 г.) отмечено, что принцип верховенства права исходит прежде всего из того, что вмешательство органов исполнительной власти в права отдельных лиц должно пребывать под эффективным контролем, который обычно должен обеспечиваться судебной системой, во всяком случае в качестве последней инстанции; судебный контроль предоставляет наилучшие гарантии независимости, непредвзятости и надлежащей процедуры.

Таким образом, представляется, что отнесение к судебной компетенции принятия решения о применении мер обеспечения уголовного производства является результатом гармонизации национального уголовного процессуального законодательства с европейскими стандартами в этой области.

О применении мер обеспечения уголовного производства следователь, прокурор составляют мотивированное ходатайство, которое подается в местный суд, в пределах территориальной юрисдикции которого находится орган досудебного расследования. Отдельные из указанных мер обеспечения могут применяться также и по инициативе стороны защиты, в частности временный доступ к предметам и документам, в связи с чем стороне защиты также предоставляется право заявлять ходатайство следственному судье о применении этих мер.

Одним из существенных недостатков действовавшего ранее порядка избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, негативно отражающимся на правах и законных интересах подозреваемого, обвиняемого, являлось отсутствие нормативных требований к ходатайству следователя, прокурора, инициирующего судебное рассмотрение данного вопроса. В этой связи следует подчеркнуть, что новый УПК содержит соответствующие требования к такому ходатайству, касающиеся его обоснования и, как следствие, обеспечивающие обоснованность вмешательства со стороны органов, осуществляющих уголовное производство. Понятно, что обоснование ходатайства о применении каждого вида мер является специфическим, поскольку индивидуально-определенными являются основания их применения. Поэтому применительно к каждой из мер обеспечения уголовного производства с учетом ее специфики законодатель предусмотрел те положения, которые должны найти отражение в направляемом в суд ходатайстве. Так, например, в ходатайстве стороны о временном доступе к предметам и документам указывается: 1) короткое изложение обстоятельств уголовного правонарушения, в связи с которым подается ходатайство; 2) правовая квалификация уголовного правонарушения с указанием статьи (части статьи) закона Украины об уголовной ответственности; 3) предметы и документы, временный доступ к которым планируется получить; 4) основания считать, что предметы и документы пребывают или могут пребывать во владении определенного физического или юридического лица; 5) значение предметов и документов для установления обстоятельств в уголовном производстве; 6) возможность использования в качестве доказательств сведений, содержащихся в предметах и документах; 7) обоснование необходимости изъятия предметов и документов, если об этом ходатайствует сторона (ст. 160 УПК). Статьи закона с аналогичным содержанием предусмотрены, как отмечено выше, в отношении каждой из мер обеспечения уголовного производства.

Разумеется, что указание в ходатайстве фактических и правовых оснований для применения конкретной меры, в совокупности составляющих его обоснование, требует от правоприменителя определенных навыков и осознания императивного характера правовых норм, предусматривающих такие требования. В формировании такого правосознания правоприменителей важнейшую роль будет играть судебная практика, поскольку постановление следственными судьями определений об отказе в удовлетворении ходатайств следователя, прокурора, не соответствующих требованиям закона относительно их формы и содержания, будет являться релевантным результатом обращения в суд с такими процессуальными документами.

При этом следует подчеркнуть, что бремя доказывания наличия оснований для ограничения права, применения мер обеспечения уголовного производства, как это прямо вытекает из закона, лежит на следователе и прокуроре. Это логически обусловлено тем, что именно следователь как субъект, осуществляющий производство, а также прокурор, на которого возложено процессуальное руководство досудебным расследованием, наиболее осведомлены о фактических основаниях применения указанных мер. Как субъекты, инициирующие их применение, они обязаны не просто констатировать наличие необходимости применения этих мер, а и привести суду достаточные аргументы, подтверждающие такую необходимость, убедить его постановить соответствующее процессуальное решение (определение). Кроме того, ценность судебной процедуры разрешения вопроса о применении мер обеспечения уголовного производства заключается, в частности, в том, что, будучи независимым и непредвзятым, суд постановляет определение, основываясь на собственном убеждении относительно наличия для этого достаточных оснований и доказательств, предоставленных сторонами.

Согласно ст. 132 УПК применение мер обеспечения уголовного производства не допускается, если следователь, прокурор не докажут, что: 1) существует обоснованное подозрение относительно совершения уголовного правонарушения такой степени тяжести, которая может быть основанием для применения меры обеспечения уголовного производства; 2) потребности досудебного расследования оправдывают такую степень вмешательства в права и свободы лица, о которой идет речь в ходатайстве следователя, прокурора; 3) может быть разрешена задача, для достижения которой следователь, прокурор обращаются с ходатайством.

Нормативный характер обязанности следователя, прокурора доказать следственному судье наличие оснований для применения мер обеспечения уголовного производства фактически делает невозможным обращение этих лиц к следственному судье с необоснованным ходатайством, поскольку в таком случае нивелируется сама инициатива, а будущее решение суда является достаточно прогнозируемым не в пользу инициатора ходатайства.

Новый УПК существенно изменил порядок начала уголовного производства. В соответствии со ст. 214 УПК оно начинается неотложно, однако не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления следователем, прокурором из какого-либо источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения. Эти заявления и сообщения регистрируются в Едином реестре досудебных расследований, после чего начинается досудебное расследование. В связи с этим факт регистрации заявления или сообщения в Едином реестре досудебных расследований имеет значение правового основания всех последующих процессуальных действий следователя и прокурора.

Поэтому УПК содержит требование о том, чтобы к ходатайству о применении меры обеспечения уголовного производства следователь приобщал выписку из Единого реестра досудебных расследований относительно уголовного производства, в рамках которого подается ходатайство. Это позволяет суду удостовериться в наличии соответствующего правового основания для рассмотрения ходатайства в судебном заседании. Невыполнение следователем данного требования закона, на наш взгляд, исключает возможность рассмотрения следственным судьей поступившего ходатайства.

Рассматривая и разрешая ходатайство следователя, прокурора, следственный судья должен оценить потребность досудебного расследования в применении запрашиваемой меры обеспечения уголовного производства и учесть возможность получить предметы и документы, которые могут быть использованы во время судебного разбирательства для установления обстоятельств в уголовном производстве, без применения таких мер. Такая обязанность, с одной стороны, направлена на ограничение дискреции следственного судьи, предупреждение необоснованного вмешательства в сферу прав и законных интересов лица, которое вовлекается в участие в уголовном производстве. С другой стороны, этим обеспечивается реализация принципа пропорциональности, являющегося составным элементом верховенства права, ибо решение о применении конкретной меры обеспечения уголовного производства принимается лишь в тех случаях, когда такое вмешательство и ограничение права действительно необходимы и обусловлены публично значимыми целями.

В результате рассмотрения ходатайства следователя, прокурора о применении мер обеспечения уголовного производства следственный судья с соблюдением общих требований вынесения судебных решений постановляет соответствующее определение. Последнее завершает производство по рассмотрению ходатайства и потому имеет особое значение в аспекте обеспечения права на судебную защиту и разрешения задач уголовного производства. Вместе с тем следует отметить, что УПК не содержит каких-либо отдельных положений, касающихся процессуальных условий вынесения определения, применения в данном случае порядка, предусмотренного для постановления приговора в условиях совещательной комнаты. Между тем порядок вынесения судебных решений в совещательной комнате является гарантией принятия судом непредвзятого решения, отвечающего требованиям законности, обоснованности и справедливости. Тайна совещательной комнаты обеспечивает соблюдение принципа независимости судей и подчинения их только закону. Поэтому любое решение суда, в том числе и следственного судьи, которым завершается отдельное судебное производство, должно, на наш взгляд, постановляться в условиях совещательной комнаты.

Изложенное позволяет констатировать наличие ряда законодательных новелл, касающихся определения видов мер обеспечения уголовного производства и порядка их применения. Об эффективности этих норм можно будет судить лишь со временем, когда сформируется соответствующая правоприменительная практика. Сегодня же можно отметить, что уголовно-процессуальное законодательство Украины в части правового регулирования мер обеспечения уголовного производства содержит ряд положений, направленных на защиту прав, свобод и законных интересов лица от их необоснованного ограничения и нарушения.