Мудрый Юрист

Вопросы качества новелл арбитражного процессуального законодательства об упрощенном производстве

Жевак Ирина Николаевна, доцент кафедры правосудия ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный социально-экономический университет", кандидат юридических наук.

Статья посвящена анализу актуальных проблем качества законодательства об упрощенном производстве в арбитражном процессе. Автором исследованы критерии качества законодательства. В статье отмечено, что судебное решение по делам упрощенного производства прежде всего должно соответствовать всем требованиям, предъявляемым к судебному решению, и приниматься по правилам, установленным для обычных судебных решений.

Ключевые слова: упрощенное производство, арбитражный процесс, качество законодательства.

The issue of quality of novellas of arbitrazh procedure legislation in summary procedure

I.N. Zhevak

The article is devoted to analysis of topical problems of quality of legislation on summary procedure in arbitrazh procedure. The author studies the criteria of quality of legislation. The article notes that judicial decision on the cases before everything else shall correspond to all the requirements presented to judicial decision and be taken in accordance with the rules established for ordinary judicial decisions.

Key words: summary procedure, arbitrazh procedure, quality of legislation.

Качество процессуальных законов имеет определяющее значение для правильного и своевременного арбитражного правосудия. Принцип верховенства права и закона, содержащийся в ст. 4 Конституции Российской Федерации, в настоящее время является главным регулятором общественных отношений, способствующим стабильному развитию экономической, политической и социальной сфер российского общества <1>.

<1> Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. М. (Официальное издание), 1995.

По справедливому утверждению Ю.А. Тихомирова, общественные процессы требуют стабильного и динамичного правового регулирования, которое должно меняться с опережением, позволяя планомерно развивать законодательство, последовательно реализовывать правовые нормы, повышать уровень правосознания граждан. Однако, по мнению ученого, любые сколько-нибудь весомые перемены в правовой сфере современной России носят хаотичный характер, они не упорядочены и лишены системной связи <2>. В настоящее время указанная проблема в арбитражном судопроизводстве решается, и процессуальный закон все больше отвечает требованиям времени. Так, в связи со сложностью исполнения судебных решений арбитражного суда, длительным периодом времени, проходящим между обращением в суд и фактическим взысканием долга, а также большим количеством дел с небольшой суммой иска была проведена реформа институтов упрощенного производства в арбитражном процессе.

<2> См.: Тихомиров Ю.А. Правовая сфера общества и правовая система // Журнал российского права. 1998. N 4/5. С. 7 - 15.

Существенное преобразование экономических основ государства неизменно повлекло обновление законодательной базы, в процессе формирования которой выявились определенные трудности. Центральной проблемой стало недостаточное использование научных подходов к правотворчеству и правоприменению. Критика законотворческой деятельности, к сожалению, стала обычным явлением правовой действительности <3>.

<3> См., например: Лукашева А.В. Законотворческие ошибки // Гражданин и право. 2000. N 3. С. 7 - 13; Горбуль Ю.А. Проблемы совершенствования законотворчества в Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 6. С. 27 - 34.

Снижение качества законов объясняется многими обстоятельствами, в числе которых можно выделить неправильный выбор объекта правового регулирования; отсутствие точного социального адресата; неравномерное или непоследовательное развитие отраслей и институтов российского права; бессистемное развитие законодательства и некоторые другие.

Низкий уровень качества ряда законов, поспешное их изменение или даже отмена, несогласованность с программами реформ ведут к потере престижа закона в обществе. Поэтому закон и воспринимается как доброе пожелание, которому вовсе необязательно следовать. Это порождает не только правовой нигилизм, но и сопротивление закону, неповиновение ему <4>.

<4> См.: Концепция стабильности закона. М., 2000. С. 18 - 19.

Конечно, неверным будет утверждать о том, что подобная ситуация появилась недавно и является отражением сегодняшних реалий. В то же время некоторые специалисты низкое качество законодательства объясняют вполне конкретными объективными причинами <5>. Например, А.В. Зиновьев в числе подобных причин называет дефицит профессиональных компетентных специалистов, дефицит времени, а также очевидный недостаток финансово-экономических ресурсов, изыскать которые и подвести под законы весьма непросто <6>.

<5> См., например: Глигич-Золотарева М.В. Актуальные проблемы парламентаризма: реализация законотворческих функций // Гражданин и право. 2006. N 8. С. 3 - 13.
<6> См.: Зиновьев А.В. Основные направления повышения качества законов в России: полезные советы депутатам четвертого созыва Государственной Думы // Правоведение. 2004. N 4. С. 4.

В правовом государстве общественные отношения вообще, а в сфере экономики в частности должны быть основаны на четких правилах, закон должен быть гарантом стабильности. Отсутствие четких правил влечет за собой нестабильность в отношениях между хозяйствующими субъектами, а также в отношениях между хозяйствующими субъектами и государством; порождает отсутствие единообразной судебной практики; не гарантирует безусловную защиту законных прав и интересов сторон, а в конечном итоге подрывает авторитет всех государственных институтов <7>.

<7> Машкина Т.И. Взаимосвязь судов и законотворчества // ЭЖ-Юрист. 2005. N 18.

При той роли, которую в жизни общества играют законы, вопросы их качества приобретают особое значение. При этом важны не только отдельные оценки действующих и потенциальных законов по определенным критериям, но и теоретические исследования общего характера, позволяющие сформировать возможно более целостное представление о качестве и потенциальной эффективности законов, с тем чтобы в текущей законодательной работе не допускать возможных просчетов.

На сегодняшний день вызывают вопросы и опасения очень многие новеллы АПК РФ. В частности, достаточно спорных моментов, на наш взгляд, в обновленной процедуре упрощенного производства. Генетически данный вид судебной процедуры связан с институтом судебного приказа в гражданском процессе. Эти два вида судебных процедур были введены в законодательство с одной целью - оптимизации судопроизводства, ускорения производства в суде первой инстанции, необходимости повышения эффективности правосудия путем совершенствования критерия его своевременности. Фактической предпосылкой, по мнению большинства ученых, явилось большое количество исков в производстве арбитражных судов, по которым возражения ответчиков вообще отсутствовали <8>. Часто отмечают и превентивный потенциал упрощенного производства - наличие институтов более мобильной судебной защиты должно дисциплинировать участников экономического оборота, способствовать их более ответственному отношению к долгам и проведению процедур реструктуризации, примирения и иных способов урегулирования конфликтов, связанных с задолженностью. В отношении превентивного потенциала следует отметить, что новая редакция его усиливает. Так, добавились новые основания для рассмотрения дел в порядке "упрощенки", которые позволяют говорить о достижении превентивной цели. Новеллой является возможность рассмотрения дела в порядке упрощенного производства, если ответчик признает денежные требования по договору, но не исполняет их вне зависимости от размера денежной суммы (ч. 2 ст. 277 АПК РФ). Кроме того, законодатель разрешает спорный практический вопрос относительно возможности рассмотрения дел из административных и иных публичных отношений в порядке упрощенного производства. По нашему мнению, "упрощенное публичное" производство служит важной гарантией судебного контроля за легитимностью действий и решений органов исполнительной власти.

<8> См., например: Тихомиров В.В. Упрощенное производство и эффективность предотвращения правонарушений в арбитражных судах // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 7. С. 17 - 21.

В то же самое время судам необходимо строго следить за тем, чтобы упрощенное публичное производство не превратилось в исключительную процедуру, позволяющую взыскать задолженность быстро и без применения традиционных процессуальных средств защиты. Полагаем, что нормы об "упрощенке" не должны вступать в противоречие с таким важным направлением правовой политики в области арбитражного судопроизводства, как необходимость проведения примирительных процедур в производстве из публичных правоотношений. Примирительные процедуры по делам публичного характера, по нашему мнению, должны получить нормативную регламентацию, поскольку в большей степени ввиду отсутствия соответствующих правовых предписаний органы исполнительной власти не могут договориться с хозяйствующими субъектами о разрешении спора мирным путем. Указанное обстоятельство создает трудности перед арбитражными судами в реализации одной из задач судопроизводства - содействии примирению сторон. К сожалению, политика государства в данном вопросе непоследовательна. Например, растянувшееся на долгие годы обсуждение законопроекта "Об урегулировании спора с участием посредника (посредничестве)" <9> хотя в итоге и завершилось принятием соответствующего закона <10>, но проблема применения процедуры медиации в публично-правовой сфере вновь осталась без внимания.

<9> См.: проект Федерального закона "О примирительной процедуре с участием посредника (посредничестве)" // Третейский суд. 2005. N 5. С. 10.
<10> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4162.

Введение процедур "быстрого реагирования", например возможность упрощенного производства о привлечении к административной ответственности, если за совершение административного правонарушения назначено административное наказание только в виде административного штрафа, максимальный размер которого не превышает сто тысяч рублей, с одной стороны, способствует исполнению публично-правовых обязанностей, но, с другой стороны, может привести к снижению уровня гарантий прав субъектов административной ответственности.

Заметим, что уровень законодательной техники во многом позволяет говорить о возможности однозначного толкования норм об упрощенном производстве, что необходимо рассматривать как положительную тенденцию. Ранее в практике возникали вопросы относительно исчисления размера цены иска по делам, которые допустимо рассматривать в порядке упрощенного производства. В настоящее время АПК РФ закрепляет фиксированные суммы, что не позволяет трактовать нормы неоднозначно.

В практике применения предыдущей редакции главы об упрощенном производстве неоднократно отмечали, что стороны в большинстве случаев стараются рассматривать свой спор в порядке обычного искового, а не упрощенного производства <11>. Полагаем, что данная проблема связана с вопросами качества законодательства лишь косвенно и по большей части лежит в сфере правовой культуры и иллюстрирует в целом невысокий уровень юридической подготовки профессиональных представителей сторон. Правоприменительная практика свидетельствует о том, что без надлежащей юридической поддержки закон зачастую не действует, фактически утрачивает свое правовое значение <12>. Полагаем, что решить проблему "непопулярности" упрощенного производства поможет работа с профессиональными юристами - проведение при арбитражных судах специализированных семинаров, позволяющих практикам получить информацию об этом эффективном процессуальном институте, и основных способах работы с доказательственной базой в упрощенном производстве.

<11> См.: Тихомиров Ю.А. Правовая сфера общества и правовая система // Журнал российского права. 1998. N 4/5. С. 7 - 15.
<12> Соколова Ю.А. Нормотворчество органов исполнительной власти и механизм реализации закона // Финансовое право. 2006. N 6. С. 9.

Кроме того, для некоторых лиц просто невыгодна норма о повороте решения к немедленному исполнению в максимально короткий срок, поэтому они и стараются избегать упрощенного производства.

Заметим, что новые нормы об упрощенном производстве позволяют сократить путь от обращения в суд до принудительного исполнения судебного решения, что в условиях достаточно низкой исполнимости решений арбитражного суда позволяет решить множество проблем.

В то же время улучшить ситуацию в данной сфере позволит более прозрачная процедура упрощенного производства.

При рассмотрении дела в порядке упрощенного производства не применяются общие правила АПК РФ о ведении протокола и об отложении судебного разбирательства. В то же время АПК устанавливает, что обжаловать решение суда в кассационную инстанцию можно в том числе и по основанию, связанному с неправильным ведением протокола, поэтому норму следует толковать не как отсутствие в деле протокола, а как упрощенный его характер. Очевидно, в протоколе должны быть перечислены доказательства, принятые судом к рассмотрению, на основании которых он и выносит судебное решение.

Судебное решение по делам упрощенного производства прежде всего должно соответствовать всем требованиям, предъявляемым к судебному решению, и приниматься по правилам, установленным для обычных судебных решений. Отличие состоит в том, что данный судебный акт подлежит немедленному исполнению и вступает в законную силу по истечении 10-дневного срока, отведенного на апелляционное обжалование. Если решение было обжаловано и не было отменено судом апелляционной инстанции, оно вступает в законную силу со дня принятия постановления судом апелляционной инстанции.

Это решение, если оно было предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции или если арбитражный суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы, и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по данному делу, могут быть обжалованы в арбитражный суд кассационной инстанции только по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 288 АПК РФ:

  1. рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе;
  2. рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;
  3. нарушение правил о языке при рассмотрении дела;
  4. принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
  5. неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении, постановлении;
  6. отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК РФ;
  7. нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения, постановления.

Представляется, необходимо признавать в качестве приоритета право сторон знать порядок исследования доказательств и доводы судьи, которые он использовал в процессе принятия решения. В этой ситуации особое значение получает институт протокола. Необходимо устранить противоречие в тексте закона и обязать судью вести протокол, занося в него процесс исследования доказательств полностью.

В литературе отмечается, что сосредоточение всех корпоративных споров в арбитражных судах позволило устранить нередко намеренно используемую возможность возбуждения в одно и то же время аналогичного дела, как в суде общей юрисдикции, так и в арбитражном суде, для затягивания спора и воспрепятствования исполнению судебных решений. В данном случае вопрос о подведомственности разрешается не на основе субъектного состава лиц, а исходя из существа отношений и норм, подлежащих применению судом при рассмотрении конкретного спора <13>. АПК РФ не допускает и конкуренции видов производств, закрепляя специализированную судебную процедуру по данным категориям дел.

<13> См.: Боровиков С.А. Материально-правовая природа некоторых норм АПК РФ 2002 года // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 9. С. 2 - 5.

Полагаем, что невозможность рассмотрения в порядке упрощенного производства дел о защите интересов группы лиц и корпоративных споров не является ограничением прав указанных субъектов. Объективно дела данных категорий отличаются сложным фактическим составом и не могут быть рассмотрены в короткие сроки.

Критерии, характеризующие качество закона, отличаются многообразием, предполагают их деление по различным основаниям. С учетом специфики оценки качества законов в правоприменительной деятельности автор предлагает собственную классификацию критериев качества законов, разделяя их на внутренние (характеризующие соответствие закона принципам права и правовой доктрине) и внешние (отражающие логические и юридико-технические аспекты его объективации).

Учет всех необходимых критериев качества закона имеет важное значение как в нормотворческой, так и в правоприменительной деятельности. Отсутствие каких-либо свойств (критериев) закона позволяет говорить о его высоком/низком, надлежащем/ненадлежащем качестве.

Полагаем, что основной целью законодателя применительно к упрощенному производству должно стать устранение противоречий в правовом регулировании. В современном арбитражном процессе принят подход, когда спорные моменты законодательства трактуются с позиции устранения противоречий между нормами путем толкования права постановлениями Пленума ВАС РФ. Данная модель применима, по нашему мнению, только в условиях отсутствия прямого противоречия в нормах права. В действующем же законе необходимо, на наш взгляд, отдельно оговорить необходимость ведения протокола в упрощенном производстве, чтобы сделать контроль качества и обжалование судебного решения доступными для всех участников процесса.