Мудрый Юрист

Специфика заключительного этапа расследования насильственных преступлений в семье

Колесова Анастасия Сергеевна - кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики Российской правовой академии Минюста России.

В статье рассматриваются вопросы механизма насильственных преступлений, совершенных в семье; появления информации о данных преступлениях и его участниках; собирания, исследования и использования этой криминалистически значимой информации при расследовании данных преступлений. Сформулированы методические рекомендации по организации действий следователя (дознавателя) на этапе между принятием решения об окончании производства по уголовному делу и направлением его прокурору с обвинительным заключением или обвинительным актом. Проанализирован алгоритм действий следователя (дознавателя) на последующем этапе расследования, показаны задачи завершающего этапа расследования, схема их решения, исследована практика рассмотрения ходатайств обвиняемых и их защитников следователем (дознавателем) на заключительном этапе расследования насильственных преступлений в семье.

Использовался диалектический метод научного познания, отражающий взаимосвязь теории и практики, а также следующие частнонаучные методы: статистический, логический, информационно-аналитический методы; метод системного анализа; обобщение и описание полученных данных.

Ключевые слова: следователь, расследование, уголовное дело, заключение, предварительное следствие, доказательства, ходатайство, этап расследования, обвинение, криминалист.

Specific features of the final stage of the family violence cases investigation

A.S. Kolesova

Kolesova Anastsiya Sergeevna, phd in law, assistant professor, department of criminal procedural law and forensic science, Russian law academy of the justice Ministry of the Russian Federation.

The article considers the issues of the mechanism of violent crimes committed in the household; the release of information concerning this type of crimes and the people involved in them; the issues of gathering, investigating this kind of information which enjoys special relevance in terms of its assessment by forensic science experts. There have been formulated methodological recommendations concerning the investigator's (interrogator's) activities at the stage of closing a criminal investigation: either the case should be directed to the procurator's office with the charge of indictable offence or summary offence. There has been performed the analysis of the set of actions, typical of the investigator's (interrogator's) behaviour at the next stage of investigation; there have been shown the challenges of the finalizing stage of investigation as well as the ways of meeting them; there has been performed the research of the practice of considering pleadings of the accused and their lawyers by the investigator (interrogator) at the final stage of investigating crimes connected with family violence.

There has been used the dialectical method of scientific cognition reflecting the interrelations between theory and practice; there have been applied the following special scientific methods: the statistical, the logical, the information analytical methods, the method of comprehensive analysis; summing-up and the description of the obtained data.

Key words: investigator, investigation, criminal case, custody, preliminary investigation, evidence, pleading, investigation stage, charge, forensic science.

Большинство ученых-криминалистов считают необходимым разработку методических рекомендаций по организации действий следователя (дознавателя) на этапе между принятием решения об окончании производства по уголовному делу и направлением его прокурору с обвинительным заключением или обвинительным актом. В то же время они по-разному подходят к содержанию данного этапа. Так, по мнению Р.С. Белкина, в содержание заключительного этапа входят:

  1. процессуальные действия по завершению производства расследования;
  2. дополнительные следственные действия, проводимые по ходатайству обвиняемого или его защитника, указанию надзирающего прокурора или начальника следственного подразделения органа внутренних дел, а также по определению распорядительного заседания суда;
  3. повторные следственные действия, проводимые по тем же основаниям, а также в связи с возобновлением производства по приостановленному или прекращенному делу, возвращением дела со стадии судебного разбирательства или после отмены приговора;
  4. организационные и организационно-технические мероприятия, необходимые для завершения расследования.

Р.С. Белкин отмечает, что "в каждом конкретном случае содержание заключительного этапа будет определяться задачами расследования, и не обязательно, чтобы наличествовали все перечисленные элементы. Приведенный перечень является по своему составу максимальным" <1>.

<1> Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. С. 391.

По мнению М.В. Кардашевской, задачей завершающего этапа расследования является подведение итогов предварительного следствия (гл. 30 УПК РФ) или дознания (ст. 225 УПК РФ), а задачей последующего этапа - сбор доказательств, достаточных для принятия решения об окончании предварительного следствия (ст. ст. 212, 215 УПК РФ) или дознания (ст. 225 УПК РФ). "Если приоритетная задача не решена, то невозможно наступление следующего этапа расследования" <2>.

<2> Кардашевская М.В. Базовые методики расследования. LAP. 2012. С. 97.

Н.Г. Шурухнов в содержание заключительного этапа включает только разрешение заявленных ходатайств (ст. 219 УПК РФ), составление обвинительного заключения. После подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно направляется прокурору (ст. 220 УПК РФ). На заключительном этапе подводятся итоги проведенного расследования, устраняются допущенные ошибки и недоработки и принимается процессуальное решение, формулируемое обычно в виде обвинительного заключения или постановления о прекращении дальнейшего производства по делу <3>.

<3> Шурухнов Н.Г. Влияние уголовно-процессуального законодательства на структуру и содержание расследования преступлений // Органы предварительного следствия в системе МВД России: История, современность, перспективы (к 50-летию со дня образования следственного аппарата в системе МВД России): Сб. матер. всерос. науч.-практ. конф.: В 2 ч. М., 2013. С. 141.

Мы согласны с точкой зрения указанных ученых, так как удовлетворение ходатайств в виде производства каких-либо следственных действий означает, что следователь (дознаватель) не собрал достаточных для принятия решения об окончании предварительного следствия или дознания доказательств. После проведения заявленных следственных действий может возникнуть необходимость в проведении других, после чего следователь (дознаватель) будет снова принимать решение об окончании предварительного расследования и снова знакомить участников процесса с материалами уголовного дела. Таким образом, следователь (дознаватель), приняв решение об удовлетворении ходатайств о производстве следственных действий (тем более при дополнительном или повторном расследовании), возвращается на последующий этап расследования, на котором и решается задача сбора доказательств, достаточных для принятия решения об окончании предварительного следствия. Таким образом, задачами завершающего этапа расследования следует признать: 1) анализ собранных доказательств с целью определения их достаточности для составления обвинительного заключения (акта); 2) ознакомление участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела; 3) разрешение заявленных ходатайств; 4) составление обвинительного заключения (акта).

Анализ собранных доказательств может производиться по определенной схеме.

Анализ процессуального порядка получения доказательств. Каждое доказательство проверяется на предмет соответствия способа его получения уголовно-процессуальному законодательству: не были ли при его собирании нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина; собрано ли оно и закреплено в том порядке и в результате тех действий, которые предусмотрены процессуальными нормами; уполномоченным ли на то законом лицом; заполнены ли все необходимые реквизиты в постановлениях, протоколах, заключениях, т.е. нет ли доказательств, которые могут быть признаны недопустимыми. Если есть возможность исправить выявленные недостатки, то их необходимо сразу устранить.

В соответствии с ч. 3 ст. 88 УПК РФ следователь и дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по собственной инициативе. Исходя из содержания ч. ч. 3 и 4 данной статьи, следователь и дознаватель должны оформить свое решение о признании доказательства недопустимым в процессуальном документе. Однако порядок принятия такого решения в действующем УПК РФ не предусмотрен. Поэтому лица, производящие расследование, по сути, фактически игнорируют выполнение требования закона о необходимости оценки собранных доказательств с точки зрения их допустимости. По изученным нами уголовным делам не было ни одного случая признания доказательства недопустимым по инициативе следователя или дознавателя.

Е.С. Березина полагает, что решать проблемные вопросы в этой области следует с уточнения алгоритма действий следователя и дознавателя в случае признания ими доказательства недопустимым. Она считает, что это целесообразно сделать посредством введения в УПК РФ самостоятельной статьи "Решение прокурора, следователя, дознавателя о признании доказательства недопустимым" (соответственно, помещенной после ст. 88 УПК РФ) <4>.

<4> Березина Е.С. Проблемные вопросы исключения недопустимых доказательств в досудебном производстве // Российский следователь. 2013. N 5. С. 12.

В целом поддерживая данное предложение, хотим отметить только один момент, нуждающийся в дополнительном обосновании. В ч. 3 предложенной статьи Е.С. Березина указывает: "3. Следователь, дознаватель вправе допросить свидетеля, прокурор вправе получить объяснение от свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве". Совершенно непонятно, о каком свидетеле и документе идет речь. Если в ходатайстве участников процесса идет речь о том, что есть документ или свидетель, опровергающие то или иное доказательство, то следователь (дознаватель) в любом случае должен проводить необходимые следственные действия, направленные на устранение имеющихся противоречий, и для этого им не нужна дополнительная санкция закона. Или же под свидетелем подразумевается лицо, получившее доказательство с нарушением требований УПК РФ? Тогда о каком документе идет речь? Представляется, что ч. 3 из предложенной Е.С. Березиной редакции новой статьи УПК РФ следует исключить в связи с трудностью ее толкования.

Анализ полноты расследования. Материалы уголовного дела изучаются с позиции:

Анализ соответствия доказательств друг другу. Следователь (дознаватель) должен сопоставить каждое имеющееся доказательство с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, для того чтобы выявить, подтверждают ли они друг друга или опровергают (между ними есть существенное противоречие); оценить это противоречие с точки зрения причин его возникновения; проверить, удалось ли при получении других доказательств по делу устранить это противоречие.

Именно на основании анализа собранных доказательств принимается решение об окончании расследования. После проведения анализа собранных доказательств и устранения выявленных недостатков следователь (дознаватель) приступает к ознакомлению участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела.

Решение данной задачи на завершающем этапе расследования насильственного преступления в семье является достаточно сложной, особенно по тем уголовным делам, когда потерпевший остался жив, а обвиняемый не находится под стражей. Причин, усложняющих ее решение, несколько. Во-первых, это повышенный отрицательный эмоциональный фон, обусловленный ознакомлением обвиняемого с показаниями потерпевшего и свидетелей, который переносится из кабинета следователя в семью. Особенно это опасно в тех ситуациях, когда потерпевший и обвиняемый продолжают жить в одной квартире (доме). В результате обвиняемый может вновь совершить насильственное преступление в отношении потерпевшего или свидетелей либо угрозами вынудить потерпевшего написать заявление о примирении. К сожалению, законодательство не предусматривает действенных мер по защите потерпевших и свидетелей в данной ситуации. Единственный возможный способ защиты, если потерпевший отказывается переселяться в приют для жертв домашнего насилия, - это предложить ему временно переехать к кому-либо из родственников, друзей и знакомых, кто мог бы их защитить от агрессии обвиняемого. Необходимо учитывать, что данная агрессия будет носить временный характер, и при невозможности ее реализации обвиняемый, как правило, успокаивается. О своем местонахождении потерпевший должен сообщить следователю (дознавателю), чтобы он имел возможность предупредить дежурную часть того территориального органа, на территории которого будет находиться потерпевший, о возможности возникновения конфликтной ситуации по конкретному адресу с тем, чтобы было организовано максимально быстрое реагирование.

Второй причиной, усложняющей ознакомление обвиняемого с материалами уголовного дела, является умышленное затягивание сроков ознакомления. Обвиняемый надеется, что ему удастся уговорить потерпевшего помириться, и единственный способ всего этого добиться на данном этапе - не знакомиться с материалами уголовного дела. Одновременно это и моральный удар по потерпевшему, так как чем больше проходит времени с момента совершения насильственного преступления в семье, тем меньше уверенности остается у человека на справедливое судебное разбирательство, тем больше ощущается его правовая незащищенность.

Законодатель практически ничем не ограничил сроки ознакомления с материалами уголовного дела. Ознакомление с материалами уголовного дела по УПК РФ формально входит в срок предварительного расследования, поскольку его следует начать не позднее последнего дня срока предварительного расследования, но продлевать в дальнейшем срок предварительного расследования не нужно. Более того, если по окончании предварительного расследования будут заявлены ходатайства, которые, по мнению следователя (дознавателя), необходимо удовлетворить, то при продлении срока расследования не будет учитываться срок, в течение которого происходило ознакомление с материалами уголовного дела.

Если обвиняемый и его защитник, приступившие к ознакомлению с материалами уголовного дела, явно затягивают время ознакомления с указанными материалами, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 125 УПК РФ, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела. Наличие в ч. 3 ст. 217 УПК РФ соответствующего положения не разрешает обозначенной проблемы. Как правильно отмечают К.Г. Бычков и А.А. Резяпов, непонятно, во-первых, что законодатель понимает "под явным затягиванием времени ознакомления с материалами уголовного дела"; во-вторых, кто должен решать вопрос об обращении с указанным ходатайством: следователь, руководитель следственного органа или прокурор; в-третьих, какой срок должен быть приемлемым для того, чтобы обратиться с указанным ходатайством в суд <5>.

<5> Бычков К.Г., Резяпов А.А. Реализация принципа разумного срока при ознакомлении с материалами уголовного дела // Органы предварительного следствия в системе МВД России: История, современность, перспективы (к 50-летию со дня образования следственного аппарата в системе МВД России). С. 22.

По мнению Конституционного Суда РФ, ч. 3 ст. 217 УПК РФ, рассматриваемая в единстве с ч. 4 ст. 7 УПК РФ, закрепляющей требования о законности, обоснованности и мотивированности судебных решений, обязывает суд при установлении срока для ознакомления с материалами уголовного дела приводить фактическое и правовое основание такого решения, которое в целях обеспечения объективности и справедливости во всяком случае должно быть мотивировано ссылками на конкретные обстоятельства, а также на нормы материального и процессуального права <6>. При этом Конституционный Суд РФ указал, что ч. 3 ст. 217 УПК РФ не предполагает произвольное и необоснованное принятие судом решения об установлении срока для ознакомления с материалами уголовного дела <7>.

<6> Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2009 г. N 978-О-О.
<7> Определение Конституционного Суда РФ от 19 октября 2010 г. N 1379-О-О.

Таким образом, понятие "явное затягивание времени ознакомления с материалами уголовного дела" отдается на усмотрение суда. Однако сбор фактических данных, на основе которых суд будет принимать свое решение, остается обязанностью следователя и дознавателя. Что же может входить в эти фактические данные? По нашему мнению, это могут быть:

Полагаем, что не следует учитывать ссылки обвиняемого на его нахождение на работе либо на занятиях, реабилитационных процедурах в виде лечения от алкоголизма или наркомании, поскольку в указанных случаях процесс ознакомления может затянуться на несколько лет.

Указанные и иные документы будут, на наш взгляд, достаточным обоснованием для принятия судом решения об установлении срока ознакомления с материалами уголовного дела.

С ходатайством об установлении срока ознакомления с материалами уголовного дела могут обратиться в суд следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, руководитель группы дознавателей с согласия прокурора. Они обеспечивают процесс ознакомления, планируют деятельность по уголовному делу, могут определить действительный срок, необходимый для ознакомления. Им очевидна реакция обвиняемого и его защитника на процесс ознакомления, они однозначно могут определить наличие волокиты в действиях последних.

К.Г. Бычков и А.А. Резяпов предлагают изменить механизм ознакомления с материалами уголовного дела: "...во-первых, предоставить прокурору или руководителю следственного органа право ограничивать сроки ознакомления с материалами уголовного дела. Предусмотреть обязанность обвиняемых, не находящихся под стражей, являться по вызову для ознакомления с материалами уголовного дела в установленный срок. Уважительной причиной неявки рассматривать только заболевание обвиняемого, подтвержденное медицинскими документами. Во-вторых, определить содержание разумного срока ознакомления с материалами уголовного дела. В-третьих, обязать защитников являться для ознакомления с материалами уголовного дела в установленные сроки, в целях исключения нарушения права обвиняемого на ознакомление с материалами уголовного дела с участием защитника" <8>.

<8> Бычков К.Г., Резяпов А.А. Указ. соч. С. 24.

Мы не можем поддержать данные предложения. Любое ограничение прав обвиняемого, в том числе и установление сроков его ознакомления с материалами уголовного дела, возможно только по решению суда - это общий принцип уголовного судопроизводства. Обвиняемый, не находящийся под стражей, и так обязан являться по вызову следователя (дознавателя), и неважно, идет ли речь о производстве следственных действий или об ознакомлении с материалами уголовного дела. Это же касается и его защитника. Определение содержания разумного срока ознакомления с материалами уголовного дела - достаточно сложный вопрос, решение которого зависит от объема уголовного дела, квалификации преступления, личности обвиняемого (уровня его образования, психического развития и т.п.), его отношения к предъявленному обвинению и многих других факторов, определение которых возможно только по конкретному уголовному делу. Так, ознакомление с материалами уголовного дела по факту убийства в ситуации, когда обвиняемый признал себя полностью виновным, может пройти быстрее, чем ознакомление с материалами уголовного дела по факту угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в ситуации, когда обвиняемый виновным себя не признает. Поэтому определение содержания разумного срока ознакомления с материалами уголовного дела должно быть прерогативой следователя (дознавателя) по каждому конкретному уголовному делу.

Анализ практики показал, что только по 6% изученных уголовных дел на заключительном этапе расследования обвиняемый и его защитник не заявляли никаких ходатайств. В остальных случаях были заявлены ходатайства:

  1. о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием вины - 25%;
  2. о признании доказательств недопустимыми - 25%;
  3. о проведении дополнительных экспертиз - 19%;
  4. о переквалификации преступления в связи с его совершением в состоянии аффекта - 13%;
  5. о проведении дополнительного допроса обвиняемого - 7%;
  6. о проведении новых экспертиз - 8%.

Ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием вины и о признании доказательств недопустимыми часто заявляются одновременно. При этом недопустимыми чаще всего предлагается признать доказательства, полученные с участием обвиняемого (протоколы его допроса, проверки показаний на месте - 50%). Так, Б., обвиняемый в совершении убийства своих родителей, в ходатайстве при ознакомлении с материалами уголовного дела указал, что он непричастен к совершению преступлений и просил уголовное дело в отношении его прекратить. Его адвокат заявил ходатайство о прекращении в отношении Б. уголовного дела в связи с непричастностью его к совершенным преступлениям, а также о признании показаний, данных Б. в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого, протокола проверки показаний на месте в качестве недопустимых, так как они были получены с нарушением норм УПК РФ, с оказанием на Б. физического и психического давления <9>. Основание для признания доказательств недопустимыми - оказание на обвиняемого физического и психического давления - является самым распространенным (99%), при этом заявителей не смущает тот факт, что это их вымысел. Так, по указанному выше делу адвокат присутствовал при проверке показаний на месте. Поэтому следователь, вынося постановление об отказе в удовлетворении данного ходатайства, указал, что показания Б. являются достоверными и допустимыми, получены с соблюдением норм УПК и оснований для признания их недопустимыми, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, не имеется.

<9> Архив Кемеровского областного суда. Дело N 1-81/2011.

Необходимость проведения дополнительных экспертиз зачастую бывает связана с ходатайствами о переквалификации действий обвиняемого в связи с его якобы нахождением в состоянии аффекта; в этом случае, как правило, ставят вопрос о проведении дополнительной стационарной психолого-психиатрической экспертизы. Следователи отказывают в удовлетворении подобных ходатайств, поскольку в материалах уголовного дела имеются заключения амбулаторных психолого-психиатрических экспертиз. Следует отметить, что даже если в отношении обвиняемого проведена стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, то он чаще всего остается недоволен ее результатами. Так, в отношении Б., обвиняемого в причинении легкого вреда здоровью его жене и дочери, в угрозе убийством в отношении жены, в убийстве жены и троих детей, в покушении на убийство дочери, была проведена стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, согласно заключению которой "Б. каким-либо хроническим психическим расстройством или слабоумием не страдает. В периоды времени, относящиеся к совершению инкриминируемых ему деяний, он не обнаружил какого-либо временного психического расстройства, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения и мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, а также участвовать в проведении следственных действий. В момент инкриминируемого деяния Б. в состоянии аффекта или ином выраженном эмоциональном состоянии не находился. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается". Однако при ознакомлении с материалами уголовного дела Б. заявил ходатайство о проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, указав, что его психиатрическое обследование было неполноценным. Следователь отказал в удовлетворении данного ходатайства, отметив, что в процессе расследования психическая полноценность Б. тщательно проверялась и обоснованно не вызывает сомнений <10>.

<10> Архив Верховного суда Республики Башкортостан. Дело N 1-49/2013.

Распространенными являются ходатайства о необходимости дополнительного допроса обвиняемого. Как правило, обвиняемый при этом преследует цель доказать наличие у него состояния аффекта. Так, К., обвиняемый в совершении убийства своего дяди и его жены, при ознакомлении с материалами уголовного дела заявил ходатайство о его дополнительном допросе. При этом к ходатайству он приложил письменные дополнения к своим ранее данным показаниям. В них К. своей вины не отрицал, указав лишь на то, что и раньше, и в день совершения преступления потерпевшие оскорбляли его, заявили, что он болен венерическим заболеванием. Следователь, отказывая в удовлетворении ходатайства, отметил, что данные дополнения сами по себе не ставят под сомнение виновность К. в убийстве потерпевших, подтверждая лишь мотив совершения преступления - ссора и личные неприязненные отношения с потерпевшими <11>.

<11> Архив Забайкальского краевого суда. Дело N 1-72/2013.

Практика показывает, что следователи и дознаватели зачастую и повсеместно отказывают в удовлетворении ходатайств обвиняемых и их защитников, даже при наличии обоснованных сомнений в правомерности заявленного ходатайства перекладывают решение этого вопроса на суд. На наш взгляд, сказанное связано с тем, что к моменту заявления ходатайств срок предварительного расследования истек и следователь (дознаватель) не хочет его продлевать.

Библиография

  1. Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001.
  2. Березина Е.С. Проблемные вопросы исключения недопустимых доказательств в досудебном производстве // Российский следователь. 2013. N 5.
  3. Быков В.М. Правовое положение следователя в уголовном процессе России (ч. 1) // Право и политика. 2012. N 5.
  4. Бычков К.Г., Резяпов А.А. Реализация принципа разумного срока при ознакомлении с материалами уголовного дела // Органы предварительного следствия в системе МВД России: История, современность, перспективы (к 50-летию со дня образования следственного аппарата в системе МВД России): Сб. матер. всерос. науч.-практ. конф.: В 2 ч. М., 2013.
  5. Терехов А.Ю. К вопросу об основаниях выбора способа собирания доказательств в ходе досудебного производства по уголовному делу // NB: Российское полицейское право. 2013. N 2. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_802.html.
  6. Шурухнов Н.Г. Влияние уголовно-процессуального законодательства на структуру и содержание расследования преступлений // Органы предварительного следствия в системе МВД России: История, современность, перспективы (к 50-летию со дня образования следственного аппарата в системе МВД России): Сб. матер. всерос. науч.-практ. конф.: В 2 ч. М., 2013.

References

  1. Belkin R.S. Course of forensic science. M., 2001.
  2. Berezina E.S. Problem issues of excluding inadmissible evidence in pre-trial procedure // Russian investigator. 2013. N 5.
  3. Bykov V.M. Legal position of investigator in criminal procedure in Russia (part. 1) // Law and politics. 2012. N 5.
  4. Bychkov K.G., Rezyapov A.A. Implementation of the principle of reasonable term while familiarizing with the criminal case // Preliminary investigation bodies in the structure of the Ministry of Internal Affairs of Russia: History, modern times, prospects (regarding the 50-th anniversary of the formation of the investigative body in the structure of the Ministry of Internal Affairs of Russia): Collection of materials of the all-Russian scientific practical conference: In 2 parts. M., 2013.
  5. Terekhov A.Yu. Regarding the issue of providing ground for a choice of the way of collecting evidence in the course of pretrial criminal proceeding // NB: Russian police law. 2013. N 2. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_802.html.
  6. Shurukhnov N.G. Influence of criminal procedural legislation on the structure and contents of crime investigation // Bodies of preliminary investigation in the system of the Ministry of Internal Affairs of Russia: History, modern times, prospects (regarding the 50-th anniversary of the formation of the investigative body in the structure of the Ministry of Internal Affairs of Russia): Collection of materials of the all-Russian scientific practical conference: In 2 parts. M., 2013.