Мудрый Юрист

Особое представительство

Юлия Еременко, руководитель проектов корпоративной практики, юридическая фирма VEGAS LEX, г. Москва.

Долгое время единоличный исполнительный орган (ЕИО) признавался исключительно частью юридического лица. После соответствующих поправок ГК РФ статус ЕИО изменился. Теперь он - представитель юрлица. Новшество породило множество вопросов: как будет применяться режим представительства в отношении единоличного исполнительного органа, какие органы юрлица могут быть признаны представителями, какова форма такого представительства (по закону, по доверенности или же какая-то новая и особая), как будет соотноситься множественность директоров и множественность представителей, с какими трудностями на практике столкнутся правоприменители? В теме номера эксперты рассказали о последствиях новелл законодательства и предложили способы решения возникших вопросов.

После внесения в ГК РФ нормы о представительском характере полномочий органов управления юридического лица возникла масса вопросов о глубине и характере применения норм ГК РФ о представителях к органам управления. Очевидно, что физическое лицо (или юридическое лицо в случае передачи функций управления управляющей организации), осуществляя функции единоличного исполнительного органа (далее - ЕИО), создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности юридического лица, от имени которого оно выступает.

При этом физическое лицо, избранное на должность ЕИО, несет ответственность перед представляемым обществом за неразумные и/или недобросовестные действия в рамках осуществления таких полномочий. Все это соотносимо с представительством. Признавая решение об избрании ЕИО в комплекте с уставом, определяющим компетенцию, чем-то вроде удостоверенной внесением записи в ЕГРЮЛ доверенности и, соответственно, применяя к ЕИО все нормы, установленные для представителя, действующего на основании доверенности, мы получаем ряд проблем.

Но их можно избежать, если признать полномочия ЕИО представительством особого рода. Что касается срока полномочий, думаем, не имеет смысла дополнительно ограничивать срок полномочий ЕИО (по типу срока действия доверенности), поскольку участники общества и так имеют право прекратить полномочия ЕИО в любой момент, если это будет нужно. Кроме того, у них имеется возможность установить срок полномочий в уставе или решении об избрании. Установление еще одного основания для прекращения полномочий влечет необоснованное увеличение как трудозатрат участников процесса, так и финансовых расходов общества на проведение собрания участников с вопросом об избрании ЕИО, особенно в свете того, что акционерное общество теперь ни одно собрание не вправе провести, не уплатив соответствующий сбор нотариусу или регистратору.

Еще один проблемный момент касается срока доверенностей, выданных единоличным исполнительным органом в качестве передоверия. Если представить, что все доверенности прекращаются одновременно с прекращением полномочий ЕИО, то, полагаем, можно ожидать коллапса на крупном непрерывном производстве как минимум на несколько дней.

Что касается нескольких ЕИО, то здесь ситуация как раз очень схожа с ситуацией представителей по доверенности. Действуют стороны совместно или каждая самостоятельно - должно быть указано как в уставе общества, так и в ЕГРЮЛ. Еще предстоит разобраться на практике, как применять новое законодательство. В настоящее время готовится законопроект по внесению изменений в федеральные законы о хозяйственных обществах, в которых планируется значительно детализировать аспекты деятельности органов управления хозяйственных обществ в свете новых норм ГК РФ.