Мудрый Юрист

Основания и порядок расторжения соглашения об оказании юридической помощи 1

<1> Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда проект N 13-13-24005.

Богданова Инна Сергеевна, доцент кафедры гражданского права Юридического института Сибирского федерального университета, член Совета Адвокатской палаты Красноярского края, кандидат юридических наук.

Статья И.С. Богдановой посвящена спорным вопросам оснований и порядка расторжения соглашения об оказании юридической помощи, заключаемого между адвокатом и доверителем. Особое внимание уделено проблеме применения положений уголовно-процессуального законодательства в случае расторжения соглашения по инициативе доверителя.

Ключевые слова: адвокат, доверитель, соглашение об оказании юридической помощи, отказ от адвоката, замена адвоката.

В последнее время на страницах печатных изданий <2> развернулась интересная дискуссия об основаниях и порядке прекращения участия адвоката в уголовном деле. Поводом для ее начала послужили разъяснения Совета Адвокатской палаты г. Москвы об основаниях прекращения участия адвоката-защитника в уголовном деле <3>. В указанных разъяснениях Совет АП г. Москвы, анализируя основания прекращения участия адвоката-защитника в уголовном деле, проводит принципиальное различие между ситуацией прекращения защиты, осуществлявшейся в порядке статьи 51 Конституции РФ, и ситуацией, когда адвокат действовал на основании соглашения с доверителем. В первом случае, по мнению Совета, отказ доверителя от адвоката должен осуществляться по правилам статьи 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а во втором случае указанная норма не подлежит применению, поскольку расторжение соглашения с адвокатом ликвидирует само основание участия адвоката в уголовном судопроизводстве и, соответственно, отказ от защитника в смысле УПК РФ не требуется. С последним выводом Совета сложно согласиться по нижеследующим соображениям.

<2> См.: Рекомендации Экспертно-методической комиссии Совета ФПА РФ от 9 декабря 2013 г. "О некоторых вопросах, изложенных в разъяснении Совета АП г. Москвы "Об основаниях прекращения участия в уголовном деле адвоката-защитника по соглашению" // Вестник ФПА РФ. 2013. N 4 (42). С. 112 - 119; Резник Г.М. Когда правомерен отказ от защиты // Новая адвокатская газета. 2014. N 3 (164). С. 4, 5; Шаров Г.К. Принуждение к реализации субъективных прав недопустимо // Новая адвокатская газета. 2014. N 7 (168).
<3> Разъяснение Совета АП г. Москвы "Об основаниях прекращения участия в уголовном деле адвоката-защитника по соглашению" // Вестник ФПА РФ. 2013. N 3 (41). С. 105 - 107.

В силу пункта 1 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Согласно пункту 2 указанной нормы соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом, на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Вопросы расторжения соглашения об оказании юридической помощи регулируются Гражданским кодексом РФ с изъятиями, предусмотренными Законом об адвокатуре.

Как следует из приведенной нормы, законодатель, определив в самом общем виде соглашение как гражданско-правовой договор, оставил вопрос о конкретном виде такого договора открытым, предоставив сторонам право самостоятельно решать, какую именно договорную модель соглашения об оказании юридической помощи они выберут (договор возмездного оказания юридических услуг, договор поручения или смешанный договор). Вместе с тем в законе специально подчеркнуто, что вопросы расторжения такого соглашения регламентируются ГК РФ с определенными изъятиями. В результате получается, что основания расторжения соглашения об оказании юридической помощи по общему правилу урегулированы статьей 450 ГК РФ и специальными нормами части второй Кодекса, регламентирующими конкретный вид договора. Соответственно, в силу статьи 450 гражданско-правовой договор может прекратить действие в результате расторжения по соглашению сторон (п. 1), расторжения по требованию одной стороны (п. 2) либо отказа одной из сторон от исполнения договора (п. 3). Гражданское законодательство принципиальным образом разводит эти ситуации, детально регламентируя основания и порядок прекращения договора.

Так, в первом случае расторжение договора по соглашению сторон может иметь место по инициативе любой из них и при согласии второй стороны договор подлежит прекращению. При этом соглашение о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное (п. 1 ст. 452 ГК РФ). Если стороны не пришли к взаимной договоренности о расторжении договора, он не может быть расторгнут, в том числе в судебном порядке.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. В отличие от расторжения договора по соглашению сторон здесь инициатива может исходить только от конкретной стороны договора при наличии оснований, предусмотренных пунктом 2 ст. 450, и в случае несогласия контрагента спор подлежит передаче в суд (п. 2 ст. 452 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 3 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства считаются прекращенными с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения, а при расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора.

Отказ от исполнения договора имеет принципиально иную правовую природу: в отличие от расторжения договора отказ имеет место по основаниям, прямо предусмотренным законом или договором, и в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается расторгнутым или измененным (п. 3 ст. 450). Иными словами, в случае отказа от исполнения договора правовые последствия наступают с момента получения второй стороной такого отказа и соответственно действие договора прекращается.

В связи с тем, что на соглашение доверителя и адвоката об оказании правовой помощи положения статьи 450 распространяются в полном объеме, указанное соглашение может прекратить свое действие во всех трех случаях: в результате расторжения по соглашению сторон, в результате расторжения по инициативе одной из сторон или в результате отказа стороны от исполнения соглашения, так как право на отказ от договора предусмотрено специальными нормами статей 782 (договор возмездного оказания услуг), 977 и 978 ГК РФ (договор поручения).

Вместе с тем законодатель ограничил право адвоката на односторонний отказ от соглашения об оказании юридической помощи, предусмотрев, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты (ст. 6 Закона об адвокатуре). Указанное положение было конкретизировано в статье 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника.

Таким образом, прекращение действия соглашения между адвокатом и доверителем по уголовному делу возможно по взаимному соглашению сторон и по инициативе доверителя; при этом доверитель может отказаться от такого соглашения в любой момент производства по уголовному делу, поскольку соответствующее право ему предоставлено ГК РФ и Законом об адвокатуре. Вместе с тем следует учитывать, что ГК РФ и Закон об адвокатуре регламентируют исключительно "внутренние" взаимоотношения адвоката и доверителя, поскольку определяют механизм прекращения между ними соглашения об оказании юридической помощи. Все иные взаимоотношения, в том числе с третьими лицами по поводу информирования о прекращении действия договора, остаются за рамками этих нормативных актов и подчиняются иным нормам.

Одной из таких норм является статья 52 УПК РФ, предусматривающая, что подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника оформляется письменным заявлением. Если отказ от защитника заявлен во время производства следственного действия, об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия.

Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 29 мая 2012 г. N 1014-О, статья 52 УПК РФ имеет широкий спектр действия, поскольку по смыслу УПК РФ возможен отказ как от услуг конкретного защитника, так и от помощи любого защитника вообще. Так, подозреваемый или обвиняемый вправе пригласить другого защитника (несколько защитников) вместо уже участвующего в уголовном деле; по его просьбе участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом в форме назначения (ч. ч. 3 и 4 ст. 50 УПК РФ). Если назначенный таким образом защитник не устраивает подозреваемого или обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им позиции по делу или по другой причине, подозреваемый или обвиняемый вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица. В этом случае дознаватель, следователь, суд обязаны выяснить у подозреваемого или обвиняемого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъяснить сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предложить заменить защитника. Отказ же от помощи любого защитника имеет своим следствием не замену защитника, а осуществление своей защиты подозреваемым или обвиняемым самостоятельно либо оставление соответствующего ходатайства без удовлетворения.

Как следует из изложенного, Конституционный Суд РФ оценивает содержание статьи 52 УПК РФ через институт замены адвоката-защитника как в ситуации с адвокатом, действующим на основании соглашения, так и в порядке статьи 51 УПК РФ. Разница между ними очевидна, но она заключается не в том, что статья 52 применяется только в случае отказа от защитника по назначению, а в том, что объем действий должностных лиц различен. Так, если имеет место замена адвоката по соглашению, фактически доверитель все равно заявляет отказ от прежнего защитника и уведомляет о появлении у него нового адвоката, но, в отличие от отказа от защитника по назначению, должностное лицо не выясняет подробно причины такой замены и довольствуется констатацией факта. По указанным причинам для прекращения участия в уголовном деле адвоката-защитника по соглашению недостаточно факта отказа доверителя от такого соглашения; этот отказ должен быть доведен до сведения заинтересованных третьих лиц, в частности должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, в порядке, предусмотренном статьей 52 УПК РФ, поскольку иной порядок в действующем уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует.

Библиография

Рекомендации Экспертно-методической комиссии Совета ФПА РФ от 9 декабря 2013 г. "О некоторых вопросах, изложенных в разъяснении Совета АП г. Москвы "Об основаниях прекращения участия в уголовном деле адвоката-защитника по соглашению" // Вестник ФПА РФ. 2013. N 4 (42).

Резник Г.М. Когда правомерен отказ от защиты // Новая адвокатская газета. 2014. N 3 (164).

Шаров Г.К. Принуждение к реализации субъективных прав недопустимо // Новая адвокатская газета. 2014. N 7 (168).

Разъяснение Совета АП г. Москвы "Об основаниях прекращения участия в уголовном деле адвоката - защитника по соглашению" // Вестник ФПА РФ. 2013. N 3 (41).