Мудрый Юрист

Ответственность адвоката *

<*> Статья подготовлена с использованием материалов СПС "КонсультантПлюс".

Бардин Лев Николаевич, адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Москвы, член Совета Адвокатской палаты г. Москвы, кандидат юридических наук, доцент факультета права Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ).

В статье автор, исследуя некоторые проблемы ответственности адвоката, приходит к выводу о необходимости внесения изменений в законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре и в Кодекс профессиональной этики адвоката с учетом норм, содержащихся в Законе "Учреждение судебных установлений".

Ключевые слова: Учреждение судебных установлений, Кодекс профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности адвокатов, информация об адвокате, руководитель адвокатского образования, Государственная программа "Юстиция".

Responsibility of a lawyer

L.N. Bardin

Bardin Lev Nikolaevich, lawyer of the Central Board of Lawyers of the City of Moscow, member of the Council of the Legal Chamber of the City of Moscow, candidate of juridical sciences assistant professor of the Faculty of Law of the National Research University "Higher School of Economics".

The author of the article on the basis of study of certain problems of responsibility of a lawyer makes a conclusion on the necessity of introduction of changes into the legislation on legal activities and bar and into the Code of Professional Ethics of Lawyer taking into consideration the rules containing in the "Statute of Court Enactments".

Key words: Statute of Court Enactments, Code of Professional Ethics of Lawyer, measures of disciplinary responsibility of lawyers, information on a lawyer, head of a legal formation, State Program "Justice".

В ноябре 2014 года исполнится 150 лет со дня создания в России такого института гражданского общества, как адвокатура, поскольку именно 20 ноября 1864 года в России был принят Закон под названием "Учреждение судебных установлений". Этим Законом в России был создан институт присяжных поверенных.

Готовясь к поистине знаменательной дате, адвокатское сообщество не вправе ограничиваться организацией и проведением всевозможных больших и маленьких "датских" мероприятий. На наш взгляд, самое время задуматься о том, с каким багажом адвокатура пришла к юбилею, что из этого багажа достойно будущего, а от чего нужно решительно избавляться либо добиваться необходимых и взвешенных изменений.

Вниманию коллег предлагаются некоторые рассуждения относительно такой важной составляющей законодательства и практики адвокатской деятельности и адвокатуры, как ответственность адвоката. Настоящая публикация нисколько не претендует на истину в последней инстанции. Вместе с тем статья основана на авторском многолетнем практическом опыте, а также опыте работы в качестве члена Совета Адвокатской палаты г. Москвы.

Если прошлое включает в себя огромный опыт и традиции дореволюционной и советской адвокатуры, а также адвокатуры постсоветской до 1 июля 2002 года - дня вступления в силу ныне действующего Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", которым адвокаты России руководствуются в настоящем, то будущее - это пока различные идеи по изменению законодательства об адвокатской деятельности, в том числе и содержащиеся в официальных документах, о которых речь пойдет ниже.

Законом "Учреждение судебных установлений" было предусмотрено учреждение Совета присяжных поверенных в каждом округе судебной палаты, если в нем насчитывалось не менее 20 поверенных. Именно в обязанности Совета присяжных поверенных входило рассмотрение жалоб на действия поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных правил, а также определение взыскания с поверенных как по собственному усмотрению Совета, так и по жалобам, поступавшим в Совет. Для присяжных поверенных была предусмотрена дисциплинарная, гражданская и уголовная ответственность. Совет был наделен полномочиями подвергать присяжных поверенных дисциплинарному наказанию в виде предостережения, запрещения отправлять обязанности поверенного в течение определенного Советом срока, но не более одного года, исключения из числа присяжных поверенных, предания уголовному суду в особенно важных случаях.

В настоящее время в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката (далее по тексту - КПЭ) (в редакции от 22.04.2013) <1> мерами дисциплинарной ответственности адвоката являются:

<1> Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) в ред. от 22 апреля 2013 г.
  1. замечание;
  2. предупреждение;
  3. прекращение статуса адвоката.

Во время работы по подготовке изменений и дополнений в КПЭ для их последующего утверждения VI Всероссийским съездом адвокатов 22 апреля 2013 года от адвокатов поступали предложения по дополнению списка мер дисциплинарной ответственности таким видом наказания, как приостановление статуса адвоката на определенный срок. Совету Федеральной палаты адвокатов необходимо вернуться к обсуждению таких предложений и их одобрению для последующего внесения в повестку дня очередного Всероссийского съезда адвокатов. На наш взгляд, такие ныне действующие меры дисциплинарной ответственности, как замечание и предупреждение, недостаточно эффективны и не способствуют как исправлению адвокатов-нарушителей, так и профилактике нарушений со стороны адвокатов страны. Предусмотренная Законом "Учреждение судебных установлений" мера наказания в виде запрещения отправлять обязанности поверенного в течение определенного советом срока, но не более одного года, являлась весьма эффективным средством борьбы с нарушениями со стороны адвокатов.

Кроме того, определенный профилактический эффект имело бы размещение на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов списка адвокатов всех региональных адвокатских палат, к которым были применены такие меры дисциплинарной ответственности, как лишение и приостановление статуса адвоката.

В соответствии со ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит:

  1. оценочных характеристик адвоката;
  2. отзывов других лиц о работе адвоката;
  3. сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;
  4. заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды. Кроме того, пунктом 2 этой статьи предусмотрено, что, если адвокату (адвокатскому образованию) стало известно о распространении без его ведома информации о его деятельности, которая не отвечает настоящим требованиям, он обязан сообщить об этом Совету.

К сожалению, вышеуказанная статья КПЭ пока остается никого ни к чему не обязывающей декларацией. Во-первых, потому что в СМИ нередко можно увидеть информацию, прямо нарушающую требования ст. 17 КПЭ, и, во-вторых, адвокаты, размещающие такую "информацию", никакой ответственности за такое, на наш взгляд, вопиющее нарушение не несут. Представляется, что обнаружение факта такой недопустимой рекламы должно являться основанием для возбуждения дисциплинарного производства и привлечения виновных к ответственности.

Для сравнения хотел бы предложить вниманию коллег материал о том, как был наказан за подобную рекламу адвокат в США: "Суд в Калифорнии, США порекомендовал отстранить на шесть месяцев от исполнения обязанностей адвоката Свитлану Сангари, которая разместила в Интернете созданные в фотошопе фотографии, на которых она якобы запечатлена со знаменитостями. Адвоката обвинили в создании неправдоподобной рекламы. Согласно материалам дела Сангари разместила на сайте своей юридической фирмы фотографии с актерами и политиками, включая Джорджа Клуни, Моргана Фримана и даже президента США Барака Обаму, в которые с помощью фоторедактора вставила свое изображение. По словам судьи Дональда Майлза, когда об этих снимках узнали представители адвокатуры штата, Сангари попросили удалить их, но поначалу адвокат проигнорировала требование. Однако вскоре женщине все же пришлось убрать с сайта эти снимки. Судья также порекомендовал, чтобы адвокату был назначен испытательный срок на три года. Кроме того, Сангари теперь обязана сдать единый экзамен по профессиональной ответственности" <2>.

<2> URL: http://pravo.ru/interpravo/news/view/109912/.

В соответствии с п. 8 ст. 15 КПЭ адвокат - руководитель адвокатского образования (подразделения) - обязан принимать меры для надлежащего исполнения адвокатами профессиональных обязанностей по участию в оказании юридической помощи бесплатно и помощи по назначению, а также по осуществлению отчислений на общие нужды адвокатской палаты и выполнению иных решений органов адвокатской палаты и Федеральной палаты адвокатов, принятых в пределах их компетенции. К сожалению, ни Федеральный закон об адвокатской деятельности и адвокатуре, ни КПЭ какими-либо полномочиями по принятию вышеуказанных мер руководителя не наделяют. Для наделения руководителей адвокатских образований реальными полномочиями по наведению и обеспечению порядка в коллегии или бюро необходимо дополнить п. 1 ст. 20 Кодекса словами о том, что поводом для возбуждения дисциплинарного производства является заявление руководителя адвокатского образования.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности (ст. 1). Эти правила изложены в целом конкретно, и механизм ответственности за их нарушение достаточно понятен. Вместе с тем, хотя в п. 4 ст. 9 КПЭ и говорится, что осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры, но при отсутствии конкретизации того, что под таким порочением и/или нанесением ущерба следует понимать, а также последствий такого поведения для самого адвоката, в результате мы имеем декларацию, рассчитанную разве что на благоразумие адвокатов. Авторитету адвокатуры и престижу адвокатской профессии не помешает, если само адвокатское сообщество примет на себя обязательства, соответствующие чести и достоинству адвоката, но выходящие за рамки собственно профессиональной деятельности.

Применительно к теме настоящей статьи хотелось бы обратить внимание коллег на два документа, принятых Правительством РФ. Распоряжением Правительства РФ от 4 апреля 2013 г. N 517-р была утверждена Государственная программа Российской Федерации "Юстиция". Подпрограммой 1 вышеуказанной Государственной программы были предусмотрены следующие задачи: 1. Упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры путем введения единых стандартов допуска в профессию, дифференцированных в зависимости от сферы оказания юридической помощи. 2. Создание механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации. 3. Создание и введение в действие эффективного механизма исключения из профессии.

Перечисляя проблемы, относящиеся к оказанию квалифицированной юридической помощи, авторы Государственной программы утверждают, что "большая часть указанных выше проблем не только не решается в рамках действующего Закона об адвокатуре, но и является следствием применения его устаревших и неэффективных положений". Говоря же о реформировании адвокатуры, приходят к выводу, что "общей целью реформирования адвокатуры в нашей стране должно стать создание корпорации профессиональных юридических консультантов, обладающих существенно более высоким статусом, чем сегодняшние адвокаты, удовлетворяющих для его приобретения и удержания высоким этическим и профессиональным требованиям и дорожащих этим статусом. Иными словами, суть реформирования института адвокатуры состоит в повышении ответственности и компетентности адвокатов в обмен на предоставление им гарантированной экономически привлекательной части рынка юридических услуг".

15 апреля 2014 г. Государственная программа "Юстиция" была утверждена уже Постановлением Правительства РФ N 312. В этой редакции Государственной программы задачи подпрограммы 1 изложены иначе, чем это было в Государственной программе 2013 года: "Задачи подпрограммы - упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры; повышение статуса адвокатов в профессиональном юридическом сообществе путем создания механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации, а также введения в действие эффективного механизма исключения из профессии; развитие и поддержание конкуренции на рынке профессиональных юридических услуг путем ограничения доступа на рынок для недобросовестных участников". Сравнение двух вышеизложенных текстов показывает, что хотя в 2014 году риторика авторов Государственной программы в отношении адвокатуры и адвокатов несколько смягчилась, но выводы, в частности об отсутствии в настоящее время у адвокатского сообщества эффективного механизма исключения из профессии, остались. Кроме того, Государственная программа в редакции 2014 года предусматривает, что в 2015 году Минюст РФ должен подготовить проект федерального закона о профессиональной юридической помощи в Российской Федерации, "направленный на оптимизацию процедуры допуска к профессии адвоката и стандартизацию рынка профессиональной юридической помощи". Напрашивается вывод: кроме основного закона нашей деятельности, т.е. ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", может появиться еще один федеральный закон, так или иначе регулирующий адвокатскую деятельность. В этой связи либо адвокатское сообщество будет поставлено перед фактом в том числе и появления новых норм, регулирующих привлечение адвокатов к ответственности, но не исключено и не учитывающих ни традиции и нравственные критерии адвокатуры, ни международные стандарты и правила адвокатской профессии, либо адвокаты должны сами более активно обсуждать имеющиеся в адвокатуре проблемы, разрабатывать и продвигать механизмы, направленные на их решение.

Литература

  1. Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 23. Ст. 2102.