Мудрый Юрист

Экономическая преступность как угроза бизнесу

Александр Сухаренко, юрист, г. Владивосток.

Корпоративная преступность оказывает негативное влияние на инвестиционную привлекательность России, то есть повышает инвестиционные риски. Незащищенность финансовых инструментов от преступных посягательств дестабилизирует фундаментальные факторы экономики, опосредованно способствуя спаду основных экономических показателей.

Главная задача

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р, определены следующие приоритеты в сфере обеспечения общественного порядка и противодействия преступности: обеспечение равной защиты прав собственности на объекты недвижимости; предотвращение и пресечение рейдерства; сокращение количества контрольных и надзорных мероприятий в отношении малого бизнеса; противодействие легализации (отмыванию) преступных доходов; борьба с коррупцией. Таким образом, декриминализация экономики является приоритетным направлением деятельности государства.

Вступление России в ВТО и ускорение интеграции национальной экономики в систему мирохозяйственных связей требуют принятия быстрых и эффективных мер по нейтрализации криминальных угроз экономической безопасности. Несмотря на это, результативность деятельности правоохранительных органов в сфере экономики по-прежнему не соответствует масштабам ее криминализации.

По данным ГИАЦ МВД России, за 2010 - 2013 годы было выявлено всего 12,2 тыс. преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, в том числе 26 - совершенных в крупном или особо крупном размерах либо причинивших крупный ущерб. Не изменилась ситуация и в текущем году: за 6 мес. было зарегистрировано всего 1,6 тыс. преступлений и выявлено 370 лиц, их совершивших. В 2013 году было выявлено также 164,6 тыс. фактов мошенничества (ст. ст. 159 - 159.6 УК РФ) и более 28 тыс. фактов присвоения и растраты.

Недавно консалтинговая компания PricewaterhouseCoopers (PwC) обнародовала результаты традиционного исследования "Обзор экономических преступлений" за 2014 год. Метод исследования PwC представлял собой интервью с представителями различных компаний, которые отвечали на вопросы исходя из личного опыта. В последнем исследовании приняли участие как частные (54%), так и публичные (40%) компании, а также госпредприятия (2%). Респонденты представляли различные отрасли экономики, в том числе финансовую сферу (24%), розничную торговлю и производство потребительских товаров (15%), промышленность (10%), автобизнес (7%) и страхование (6%).

Большой риск

Основным видом экономических преступлений, с которым сталкиваются компании как в России, так и в мире, является присвоение активов (к нему относятся как многомиллионные хищения на уровне топ-менеджмента, так и банальное воровство со складов). Данные по России в этой части соответствуют общемировым тенденциям. О том, что их компании пострадали от хищений, сообщили около 69% опрошенных как в России, так и в мире (здесь и далее - процент от числа всех респондентов, столкнувшихся с экономическими преступлениями). Это чуть меньше, чем в 2011 году, когда о присвоении активов заявили 72% российских компаний.

Благоприятную почву для злоупотреблений и в России, и в мире создает процесс закупок, однако у нас он имеет свою специфику. Наиболее рискованными являются этапы выбора поставщиков (71%) и процесс подачи конкурсных заявок (66%), что сопоставимо с результатами в целом по миру (61 и 45% соответственно). Что касается мошенничества на этапе проверки качества (сдача-приемка товаров и услуг), то в России результаты намного хуже, чем в целом по миру (60% против 22%). Вместе с тем в мире достаточно распространено мошенничество на этапе заключения контракта и расчетов с поставщиком (по 43%), в России это встречается гораздо реже (26 и 23% соответственно).

Иначе обстоит дело с коррупцией. В 2012 году Россия присоединилась к Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок (1997), а в январе 2013 года вступили в силу изменения в Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", обязывающие компании принимать меры по предупреждению коррупции. Все это должно было снизить уровень взяточничества, однако этого не произошло. За последние два года в России с коррупцией столкнулись 58% компаний против 40% в 2011 году (в мире - 27 и 24% соответственно).

В сфере других видов корпоративных мошенничеств, киберпреступлений и манипулирования данными бухотчетности результаты по России практически совпадают с общемировыми. С этими преступлениями в течение последних двух лет сталкивались около четверти респондентов.

Что касается размера ущерба, причиненного компании совершенным мошенничеством, то здесь наблюдается интересная тенденция. В 2014 году 29% респондентов заявили о том, что их потери от действий мошенников были менее 100 тыс. долл.; 46% сообщили об убытках в размере от 100 тыс. до 5 млн. долл.; 13% - 5 - 100 млн. долл., 3% - свыше 100 млн. долл. Два года назад 40% компаний заявили о потерях до 100 тыс. долл.; 34% - от 100 тыс. до 5 млн. долл., 15% - от 5 млн. до 100 млн. долл. Об ущербе свыше 100 млн. долл. заявили 7% опрошенных, что было намного больше, чем в среднем по миру (0,6%). Остальные респонденты не смогли оценить размер причиненного ущерба.

Несмотря на очевидный сдвиг модального интервала в большую сторону (с "до 100 тыс. долл." в 2011 году до "от 100 тыс. до 5 млн. долл." в 2014 году), средний размер ущерба имеет тенденцию к снижению за счет уменьшения доли афер, совершенных в особо крупном (по критериям PwC, а не Уголовного кодекса РФ) размере.

Нечистые на руку

В совершении экономических преступлений российские компании стали чаще винить не собственных сотрудников, а третьих лиц (45% в сравнении с 36% в 2011 году), причем в 53% таких случаев виновником был клиент, а в 20% - агент или посредник. Напротив, количество респондентов, обвинявших своих сотрудников, сократилось с 55% до 49%. Причиной этого может быть то, что компании стали лучше контролировать внутренние процессы и собственных сотрудников по сравнению с внешними процессами и третьими лицами. Вместе с тем в реальности может иметь место сговор между внутренними и внешними силами.

Типичный портрет корпоративного мошенника не изменился: это молодой мужчина (31 - 40 лет) с высшим образованием, работающий менеджером высшего или среднего звена. Специалисты по борьбе с мошенничествами зачастую ссылаются на три самых распространенных фактора, обусловливающих совершение преступления ("треугольник мошенничества"): мотивацию или внешнее давление, возможность совершения мошенничества, рациональное объяснение своих действий (самооправдание).

Респонденты PwC, столкнувшиеся с внутренним мошенничеством, к самым важным факторам отнесли наличие возможности (76%) против давления внешних обстоятельств (12%) и возможности самооправдания (9%). Для сравнения: в 2009 году 86% компаний причиной корпоративного мошенничества считали внешние обстоятельства и лишь 12% - наличие возможности. Впрочем, данные могут быть не совсем достоверными, поскольку на этот вопрос отвечали не те, кого уличили в мошенничестве.

Самые серьезные экономические преступления, с которыми столкнулись российские компании в течение последних двух лет, были выявлены службой безопасности (19%). Этот результат существенно выше, чем в целом по миру (всего 4%). В свою очередь, в 10% в раскрытии преступлений помогли результаты анализа данных и внутренний аудит. Аналитики PwC считают этот показатель весьма низким. Значение мониторинга подозрительных операций как одного из механизмов обнаружения мошенничеств в России не так велико, как в целом по миру (3% против 13%), что может объясняться нечастой практикой применения высокотехнологичных систем.

Механизм конфиденциального информирования руководства о внутренних нарушениях (горячая линия) используется в 60% компаний, однако лишь 39% находят ее эффективной, что неудивительно, так как институт "стукачества" в России традиционно осуждается. Самым популярным методом раскрытия мошенничеств является проведение внутреннего расследования (93% - в России, 79% - в мире). Это больше, чем по результатам прошлого исследования: тогда подобные расследования проводили 83% компаний. Кроме того, 76% компаний (против 63% в среднем по миру) отметили, что проводят регулярную оценку рисков компании раз в год или полгода.

В России наблюдается сдвиг в сторону отказа мириться с проявлениями внешнего и внутреннего мошенничества. Так, 88% опрошенных заявили, что по результатам наиболее серьезных экономических преступлений, совершенных за последние два года, виновник был уволен (два года назад - 77%). В случае совершения преступлений с участием третьих лиц 70% компаний прекратили деловые отношения (37% - в мире). Процент российских респондентов, передающих материалы в правоохранительные органы, существенно вырос по сравнению с 2011 годом и даже превысил среднемировой уровень - 64% против 35%, в мире - 49%.

По мнению экспертов PwC, в основании эффективной программы предотвращения мошенничества должна лежать корпоративная культура компании.

Госзащита бизнеса

Вступивший в силу 10.12.2012 Федеральный закон от 29.11.2012 N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" существенным образом изменил правовое регулирование отношений, связанных с вопросами привлечения к уголовной ответственности за мошенничество.

Законодатель установил специальный состав преступления, предусматривающий уголовную ответственность за мошеннические действия (бездействие), связанный с договорными отношениями в сфере предпринимательской деятельности (ст. 159.4 УК РФ). В зависимости от размера причиненного ущерба предусматривается различное наказание. Так, если стоимость имущества не превышает 1,5 млн. руб., виновному грозит до года лишения свободы. Если составляет от 1,5 млн. до 6 млн. руб., то максимальный срок лишения свободы уже 3 года. В случае превышения 6 млн. руб. срок лишения свободы может составить до 5 лет.

Однако складывающаяся судебная практика пока не способствует усилению превентивного действия уголовного закона. По данным ВС РФ, в 2013 году по ст. 159.4 УК РФ были осуждены всего 290 человек, из них лишь 13% (39 человек) - к реальному лишению свободы. Средний же срок наказания составил всего три года. За это же время по ст. 159 УК РФ были осуждены 19,6 тыс. человек. Кроме того, 601 приговор, вынесенный по ст. 159 УК РФ, был переквалифицирован на ст. 159.4, в результате чего осужденные предприниматели смогли рассчитывать на амнистию, объявленную Госдумой в июле 2013 года.