Мудрый Юрист

Убийство, сопряженное с разбоем: одно преступление или совокупность?

Ш. Салихов, Московский государственный университет.

В соответствии с п. "а" ст. 102 УК РСФСР умышленным убийством при отягчающих обстоятельствах считалось убийство, совершенное из корыстных побуждений. Конкретизация корыстного убийства в УК РФ путем добавления слов "а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом" привела некоторых юристов к представлению о том, что этот вид убийства включает в себя разбой, вымогательство и бандитизм, которые не требуют теперь самостоятельной квалификации. В защиту такой ошибочной, на наш взгляд, позиции приводится новая редакция ст. 17 УК РФ.

Федеральный закон от 21 июля 2004 г. дополнил ч. 1 ст. 17 УК словами "за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание".

Для более глубокого изучения рассматриваемого вопроса совершим небольшой экскурс в историю уголовного законодательства.

В соответствии со ст. 136 УК РСФСР 1926 г. квалифицированное убийство (совершенное из корысти, ревности и других низменных побуждений) каралось лишением свободы со строгой изоляцией на срок до десяти лет. Разбой же, повлекший смерть или тяжкое увечье потерпевшего, в соответствии с ч. 3 ст. 167 мог повлечь расстрел преступника. Практики того времени придерживались позиции, что при квалификации деяния по ч. 3 ст. 167 суду незачем применять по совокупности п. "а" ст. 136, так как первая поглощает вторую.

Принцип поглощения при назначении наказания часто приводил на практике к поглощению составов менее опасных преступлений. В теории критиковался такой подход. Большинство ученых подчеркивали, что квалификация определяется не санкцией, а признаками состава преступления.

Впоследствии, после издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1954 г. "Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство", стали квалифицировать разбой, повлекший смерть потерпевшего, по совокупности ч. 2 ст. 2 Указа и п. "а" ст. 136 УК 1926 г.

Убийство, сопряженное с разбоем, не является единым преступлением. Это два самостоятельных преступления, относящихся к категории особо тяжких, со своими объектами, квалифицирующими признаками и последствиями. Убийство не может поглотить разбой. Невозможно и обратное. Нельзя игнорировать квалифицирующие признаки разбоя. В п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" говорится: "Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по пункту "з" части второй статьи 105 УК РФ, а также по пункту "в" части третьей статьи 162 УК РФ. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т.п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора".

Необходимо квалифицировать по совокупности с соответствующими преступлениями не только убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством и бандитизмом (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ), но и сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК), а также убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. О необходимости применения совокупности в подобных случаях говорится во многих постановлениях Пленумов Верховного Суда РСФСР, СССР и РФ. В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" при совершении убийства в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 131 или ч. 1 ст. 132 УК РФ, либо по соответствующим частям этих статей, если изнасилование или насильственные действия сексуального характера совершены, например, в отношении несовершеннолетнего или лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, либо группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Ныне действующее, хотя и нуждающееся в дополнениях и изменениях Постановление Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" также говорит о необходимости квалификации по п. п. "в", "з" и "к" ч. 2 ст. 105 УК в совокупности со статьями, предусматривающими соответствующие составы преступлений.

Отвлечемся от постановлений Пленума в пользу современной научной мысли. Что думают по рассматриваемому поводу российские юристы? Б. Волженкин считает, что "более правильным был бы вообще полный отказ от такого рода конструкций (преступление, сопряженное с совершением другого преступления). Квалифицирующим обстоятельством преступления (в данном случае убийства) может быть какое-либо из обстоятельств, так или иначе характеризующих признаки основного состава данного преступления (мотив, цель, способ действия, количество потерпевших и т.д.), но никак не совершение другого преступления" <*>.

<*> Волженкин Б. Принцип справедливости и проблемы множественности преступлений по УК РФ // Законность. 1998. N 12.

С. Бородин: "Критерием разграничения корыстного убийства при разбое и бандитизме и корыстного убийства без признаков разбоя и бандитизма является наличие или отсутствие обязательной совокупности трех признаков. Если убийство совершено, во-первых, путем нападения, во-вторых, с целью завладения материальными ценностями (похищения их), и если, в-третьих, завладение имуществом осуществляется в момент совершения убийства или непосредственно после него, то налицо совокупность корыстного убийства и разбоя или бандитизма" <*>.

<*> Бородин С. Преступления против жизни. М., 2000. С. 138.

Наиболее правильной представляется позиция Г. Борзенкова. Он считает, что "имевшийся ранее квалифицирующий признак убийства "из корыстных побуждений" конкретизирован путем указания на убийство "по найму" и добавлением слов "а равно сопряженное с разбоем, вымогательством и бандитизмом". Учитывая, что разбой, вымогательство и бандитизм не охватываются понятием "убийство", необходима квалификация этих преступлений по совокупности с убийством" <*>.

<*> Курс уголовного права. Т. 3. М., 2002. С. 124, 125.

Предположим, что в соответствии со ст. 17 УК РФ случаи совершения убийства, сопряженного с разбоем, необходимо квалифицировать только по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК. С какими проблемами тогда столкнемся?

Как быть в том случае, когда преступление не доведено до конца и потерпевший не умер, хотя разбойное нападение состоялось? Следуя данной логике, придется квалифицировать преступление как покушение на убийство, сопряженное с разбоем. Но ведь разбой завершен, доведен до конца: нападение с целью хищения чужого имущества состоялось. Получается, что факт оконченного разбойного нападения остается без квалификации.

Возьмем другой возможный пример. Группа лиц совершает разбойное нападение. Причем один из нападавших, без согласия на то других, убивает потерпевшего. Как квалифицировать содеянное? Действия всех по ст. 105 УК - нельзя. Намерение на убийство имел лишь один. По ст. 162 нельзя тоже, так как разбой не предусматривает убийства. Получается, в соответствии со ст. 17 УК придется квалифицировать действия убийцы по ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105, а остальных - по ч. 2 ст. 162 УК. Но как же так? Группа лиц совершила разбойное нападение, а квалификация разная.

Надо полагать, что из буквы закона не следует отрицание совокупности убийства с разбоем (и другими преступлениями), потому что убийство, сопряженное с другими преступлениями, - это не единое преступление. Квалифицирующие признаки убийства характеризуют тот или иной элемент состава именно убийства. Одно преступление не может быть квалифицирующим признаком другого. Оно влечет более строгое наказание лишь путем применения нормы о совокупности. У убийства и разбоя разные объекты посягательства - жизнь и собственность соответственно. Нельзя оставлять без внимания и субъективную сторону. Основной мотив при разбойном нападении - корысть, основная цель - завладение имуществом. Поэтому нельзя квалифицировать подобные деяния лишь по ч. 2 ст. 105 УК. Создается впечатление, что разбой второстепенен в сравнении с убийством, хотя, возможно, имеет место обратное, так как корыстный мотив является здесь основным, да и фактически единственным.

Видимо, внося изменения в ст. 17 УК, законодатель подразумевал, что речь идет о совершении двух или более убийств. Может быть, в таком случае следовало бы изменить редакцию п. "а" ч. 2 ст. 105 таким образом, чтобы под него подпадали и лица, совершавшие убийство неоднократно. Но даже в таком понимании новая редакция ст. 17 УК не безупречна.