Мудрый Юрист

Квалификация незаконного оборота наркотиков

Г. Моисеева, начальник управления прокуратуры Ульяновской области.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. внес существенные изменения в УК РФ в части уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств. В целом это позитивные изменения, поскольку соответствуют задачам противодействия обороту наркотических веществ в стране.

Между тем в деятельности при применении отдельных норм возникают трудности. В частности, сложность вызывают ситуации, когда приобретение и хранение наркотических веществ имело место с целью сбыта и часть наркотического средства была реализована.

Проблема заключается в том, что соответствующие статьи УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 г. не предусматривают ответственности за приобретение и хранение с целью сбыта наркотических веществ. В ст. 228.1 УК говорится лишь о незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотических средств.

Судебная практика складывается таким образом, что действия по приобретению и хранению наркотических веществ с целью сбыта квалифицируются как приготовление к сбыту наркотических средств, а при наличии факта сбыта части наркотиков - как покушение на сбыт наркотических средств. Такая позиция ошибочна.

Учитывая, что сбыт наркотических веществ считается оконченным преступлением с момента их передачи, содеянное следует квалифицировать по ст. 228.1 УК. Действия же по приобретению и хранению с целью сбыта оставшегося наркотического вещества должны расцениваться как приготовление к сбыту наркотиков.

Таким образом, указанные действия образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 228.1, ч. 1 ст. ст. 30, 228.1.

Позиция, занимаемая судами, необоснованно улучшает положение осужденных, поскольку предоставляет возможность назначения наказания с учетом правил ст. 66 УК (за приготовление и покушение), в то время как имеет место оконченный состав сбыта наркотических средств и указанные правила применяться не должны.

Аналогичная ситуация складывается при пересмотре приговоров в связи с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. и вступившими в силу с 6 мая 2004 г.

Так, при пересмотре приговоров в отношении лиц, осужденных по ч. 4 ст. 228 УК за приобретение, хранение и сбыт части наркотического вещества в количестве, не относящемся к крупному и особо крупному размеру, суды исходят из наличия умысла виновного на сбыт всего наркотического средства. Учитывая, что умысел не был реализован до конца по независящим от человека обстоятельствам, его действия переквалифицируются на ч. 3 ст. 30 и ст. 228.1 (покушение на совершение рассматриваемого преступления).

С таким подходом трудно согласиться по следующим основаниям.

Наличие факта сбыта наркотических средств свидетельствует об оконченном составе преступления. Следовательно, квалификация содеянного как покушения на совершение преступления необоснованно улучшает положение осужденного, предоставляя возможность при назначении наказания руководствоваться правилами ст. 66 УК. Учитывая, что действия имели место до 6 мая 2004 г., по нашему мнению, содеянное подлежит переквалификации на ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.), которая прямо предусматривала ответственность за приобретение, хранение с целью сбыта и сбыт наркотических средств.

Суд же осуществляет переквалификацию действий осужденных лиц с ч. 4 ст. 228 на ч. 2 ст. 228 УК лишь в случаях, когда имело место приобретение, хранение и сбыт всего наркотического вещества.

Понятно, что эта проблема не может быть разрешена в рамках нынешнего уголовного процесса, поскольку ст. 405 УПК не допускает ухудшения положения осужденного при пересмотре судебного решения в порядке надзора. Поэтому хотелось бы услышать мнение по этому вопросу научных и практических работников других регионов с целью выработки единой правоприменительной практики.