Мудрый Юрист

Центральный комитет коммунистической партии китайской народной республики И его рабочие органы в системе публичной власти: правовой статус и реальное административно-политическое положение

Прокофьев Вадим Николаевич, доцент кафедры государственной и муниципальной службы Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики", кандидат философских наук.

В статье анализируются противоречия и особенности правовой регламентации деятельности и статуса Центрального комитета Коммунистической партии КНР и его рабочих органов (в том числе Секретариата) в сравнении с реальной практикой функционирования данных органов.

Ключевые слова: КНР; Коммунистическая партия Китая; Центральный комитет Коммунистической партии КНР; Секретариат ЦК КПК; правовой статус ЦК КПК; деятельность ЦК КПК.

The Central Committee of the Communist Party of the People's Republic of China and working agencies thereof in the system of public power: legal and real administrative-politics statuses

V.N. Prokof'ev

Prokof'ev Vadim Nikolaevich, assistant professor of the Chair of State and Municipal Service of the National Research University "Higher School of Economics", candidate of philosophical sciences.

In the article the author analyzes the contradictions and features of a legal regulation of functions and status of the Central Committee of Communist party of the People's Republic of China and its bodies, end the Secretariat, in comparison with real practice of functioning of these structures.

Key words: People's Republic of China; Communist party of China; Central Committee of Communist party of the People's Republic of China; Secretariat of the Central Committee of the CPC; legal status of the Central Committee of a CPC; functioning of the Central Committee of the CPC.

Сегодня опыт политической деятельности Китайской Народной Республики и правового регулирования вопросов государственного управления представляет особый научно-практический интерес для Российского государства. Это связано не только с активным развитием сотрудничества между нашими странами, но и с тем фактом, что за последние 50 лет КНР удалось достичь статуса страны, обладающей крайне высоким политическим весом на международной арене. В настоящее время КНР в системе государственного строительства преодолела немало проблем, подобных тем, с которыми столкнулась при аналогичном политическом строе наша страна в прошлом, многие из которых унаследовала в качестве исторического бремени и вынуждена преодолевать по сегодняшний день в результате непрерывных политико-правовых преобразований. Переживая сходные с нашей страной проблемы территориального, социального и политического характера, основы которых были заложены в советский период, КНР не отказалась от коммунистического строя, создав свой собственный вариант его развития с учетом национальных особенностей и менталитета. В определении высшего руководства страны этот строй носит название "социализм с китайской спецификой" <1>.

<1> Выступление Генерального секретаря ЦК КПК Ху Цзиньтао на XVIII Всекитайском съезде КПК (19 ноября 2012 г., Пекин) [Электронный источник] // ИА People.Cn. URL: http://russian.people.com.cn/31521/8023881.html (дата обращения: 15.08.2014).

Специфика эволюции КНР во многом обнаруживается при анализе политической системы страны и особенностей ее конституционно-правового регулирования. В соответствии со сложившейся социалистической конституционной традицией и социалистическим правовым государственным строем на основании положений Конституции 1982 г. (с учетом 3-й группы поправок от 15 марта 1999 г. в ч. 1 ст. 5) <2> в КНР утвержден приоритет института основ социалистического общественно-политического, а не конституционного строя, как это наблюдается в основных национальных законах западных стран. Сегодня в Китае существует многопартийная система, помимо Коммунистической партии (КПК) здесь действуют еще восемь партий, что позволяет формально соблюсти на практике исполнение принципа функционирования института многопартийного сотрудничества под руководством КПК. При предпосылке признания ее руководящей роли восемь демократических партий имеют номинальный статус партий - соучастниц в политической жизни страны. Таким образом, многопартийность носит фиктивный характер, базирующийся на конституционно-правовых основах. Согласно ст. 2 главы 1 Конституции вся власть в КНР "принадлежит народу", а "руководящей и направляющей силой китайского общества" при этом выступает Коммунистическая партия (основанная в 1921 г.), установки которой (согласно Уставу партии <3>) в большинстве случаев получают законодательное подкрепление и становятся решениями государства.

<2> Конституция Китайской Народной Республики (принята на 5-й сессии ВСНП V созыва, обнародована и официально введена в действие 4 декабря 1982 г., с поправками, принятыми 12 апреля 1988 г., 29 марта 1993 г.) [Электронный ресурс] // Законодательство Китая. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution (дата обращения: 17.08.2014).
<3> Устав Коммунистической партии Китая (принят XVI Всекитайским съездом КПК 14 ноября 2002 г., с поправками 2007 г.) [Электронный источник] // Женьминь Жибао онлайн: официальный печатный орган КПК. URL: http://russian.people.com.cn/31857/66995/66996/4521684.html (дата обращения: 11.08.2014).

Число членов КПК на начало 2011 г. превысило 80 млн. человек, что составляет более 6% из общего числа населения страны <4>. Это делает Коммунистическую партию Китая крупнейшей политической партией в мире. В соответствии с Уставом Коммунистической партии конечной целью и идеалом ее деятельности определено осуществление коммунистического общественного строя, который осуществим только на базе полного развития и высокой развитости социалистического общества, что расценивается как длительный исторический процесс.

<4> Новости Коммунистической партии Китая [Электронный источник] // Официальный портал КПК. 2014. URL: http://russian.cpc.people.com.cn/ (дата обращения: 11.08.2014).

В целом для современной политической системы Китая характерна тесная интеграция партийных и государственных функций, ведущей партии и государства. Одним из важнейших органов и политико-правовых институтов КНР при этом выступает Центральный комитет Коммунистической партии (ЦК) - согласно п. 3 главы 2 Устава КПК являющийся ее высшим руководящим органом (наряду и наравне со Всекитайским съездом партии). В соответствии с положениями ст. 5 Основного Закона страны и Устава Коммунистической партии деятельность органов КПК (в том числе ЦК), как и самой партии, не может подменять правительственные функции, а протекает в сфере, допускаемой Конституцией и законами, т.е. ЦК КПК не вправе превышать Конституцию и законы страны. Деятельность данного органа (до 1927 г. носившего название Центрального исполнительного комитета КПК) не имеет конституционного определения. Практически все правомочия ЦК КПК регулируются Уставом Коммунистической партии.

Необходимо отметить, что Центральный комитет Коммунистической партии наделен достаточно широкими полномочиями как во внутренней, так и во внешней политике КНР, являясь сосредоточием политической власти КПК. Центральному комитету подчиняются все партийные организации и все члены Коммунистической партии страны. Статьей 15 главы 2 Устава КПК определен примат ЦК в вынесении решений по "важным вопросам политики, носящим общегосударственный характер". Ведомственные и местные партийные организации страны могут обращаться в ЦК со своими предложениями, но не вправе самовольно принимать решение и публично высказывать свои взгляды. Принятые ЦК КПК решения подлежат безоговорочному выполнению нижестоящими партийными органами и организациями. В полномочия ЦК КПК (в промежутках между всекитайскими съездами) входит: проведение в жизнь решений всекитайского съезда, руководство всей деятельностью Коммунистической партии, представление КПК во внешних сношениях (ст. 21 главы 3 Устава КПК). ЦК также определяет состав Центрального военного совета Коммунистической партии страны (ст. 22 главы 3 Устава), инструкции для партийных организаций Народно-освободительной армии Китая (ст. 23). Согласно положениям Устава КПК (ст. 48) Центральным комитетом также регулируется порядок создания, полномочия и задачи парткомов в государственных ведомствах, осуществляющих единое централизованное руководство нижестоящими организациями. В подчинении ЦК партии также находится Центральный комитет Коммунистического Союза молодежи страны (ст. 49). О политической силе ЦК КПК как органа публичной власти говорит и тот факт, что даже официальные позиции и рекомендации такого важного элемента структуры управления государством, как Народный политический консультативный совет КНР (НПКСК), рассматриваются Центральным комитетом Коммунистической партии страны в качестве совещательных и необязательных к исполнению.

Характерной отличительной особенностью государственного аппарата Китая является его организация не на основе неприемлемого в силу идеологической природы принципа разделения властей, а на основе советской модели, гарантирующей принадлежность власти народу и ее реализацию через систему представительных учреждений. Отсутствие принципа разделения властей закреплено в китайской конституционной доктрине, а также находит отражение в Уставе КПК. В частности, п. 5 ст. 10 Устава КПК устанавливаются требования к деятельности всех партийных структур страны и их органов, которые должны функционировать в режиме сочетания коллективного руководства с личной ответственностью за порученную работу, осуществлять вынесение решений по всем важным вопросам на основании принципа обсуждения, демократического централизма; эффективно выполнять свои обязанности согласно коллективному решению и распределению работы. Таким образом, можно отметить, что советский принцип функционирования государственного механизма выступает в Китае до сих пор в качестве системообразующего. Все другие органы государственной власти прямо или косвенно формируются представительными органами и несут перед ними соответствующую ответственность. Это, в частности, реализуется в том положении, что правом выбора членов и определением кандидатов в ЦК КПК обладает только Всекитайский съезд партии, который, в свою очередь, созывается Центральным комитетом один раз в пять лет (ст. 15 главы 3 Устава ЦК КПК). Центральный комитет несет ответственность перед Всекитайским съездом партии и отчитывается перед ним о своей работе.

В настоящее время ЦК Коммунистической партии Китая состоит из 376 человек и по своему субъектному составу включает: министров, государственных служащих из числа высшего звена (22,6%), представителей политических меньшинств (5,9%), глав регионов и крупных городов (41,5%), представителей предприятий, образовательных организаций и др. (12,4%) с достаточно значительным процентом преобладания в общем числе членов различных силовых структур <5>. Большое число, как и в Коммунистической партии в целом, в составе КПК в настоящее время составляют специалисты в области юридических наук. В частности, это обусловливает растущую роль во внутренней политике страны Политико-юридической комиссии ЦК КПК - высшего государственного органа, ответственного за систему расследования и уголовного преследования в государстве, который в настоящее время в реальности управляет почти всеми аспектами правоохранительной деятельности в Китае, имея высокий негласный "вес" в судебной системе, контролируя Министерство юстиции, Бюро общественной безопасности, Министерство государственной безопасности и Прокуратуру КНР <6>. Нужно подчеркнуть, что подобная ситуация имеет исторические основы: в первое тридцатилетие коммунистического строя в Китае отсутствовал всеобъемлющий гражданский или уголовный кодексы (приняты в 1979 г.), в связи с этим сложилась традиция "негласного присвоения" КПК прав вынесения судебных решений, определения меры наказаний как в гражданской, так и в уголовно-правовой сфере. Таким образом, в реальности деятельность ЦК КПК в вышеуказанном аспекте входит в противоречие с конституционно закрепленными (ст. 62) полномочиями Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), что противоречит провозглашаемому в ведущих программных, руководящих документах КПК принципу невмешательства органов государственной власти и партий, в особенности коммунистической, в полномочия друг друга <7>. Целесообразно отметить, что в Китае сегодня в качестве сложившейся практики достаточно часто наблюдается специфическая интеграция формальных и неформальных институтов политической системы, при этом первое значение отдельных институтов власти в большинстве случаев не совпадает с реальностью. Ситуацию, аналогичную вышеизложенной, можно наблюдать и на примере столкновения негласных полномочий Политбюро ЦК, принимающего в своей реальной деятельности решения по вопросам национальной безопасности, и Центрального военного совета как государственного органа ВСНП, формально наделенного данными компетенциями в качестве конституционного высшего органа власти в соответствии с Основным Законом страны (согласно ст. 62, 67 Конституции). Во многом сложившиеся обстоятельства объясняет и состав Военного совета ВСНП, в число которого входят лица, состоящие в специальном органе ЦК КПК по военным вопросам <8>. Как отмечают исследователи, механизмами политического влияния (а во многих случаях давления) на сложившуюся традицию и принятие решений также выступают имеющий большую социокультурную и политическую силу в стране феномен "гуань си" ("личные связи") и наличие своеобразной негласной структуры, носящей у экспертов название "патриархов" КПК (уважаемых и выдающихся членов партии, находящихся в преклонном возрасте и уже не занимающих государственные или партийные посты), без согласия и мнения которых не принимаются важнейшие политико-правовые решения в стране <9>. В связи с этим, в частности, странами Запада выдвигается критика в адрес КПК о неоправданном вмешательстве в судебную власть страны и ее правовую систему <10>. Однако Коммунистическая партия Китая трактует подобную ситуацию не как "вмешательство", а как проявление своего "лидерства" в соответствии с руководящей ролью КПК в развитии страны, приоритет которой определен как правовой принцип. Следует отметить, что подобная правовая ситуация дает в реальности возможности для достаточно расширительного толкования границ полномочий органов КПК, в особенности ЦК.

<5> XVII Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (Пекин, 15 - 24 октября 2007 г.) [Электронный ресурс]. URL: http://russian.china.org.cn/china/archive/shiqida/node_7030749.htm (дата обращения: 25.08.2014); Lawrence S.V., Martin M.F. Understanding China's Political System: CRS Report for Congress [Электронный ресурс] // Congressional Research Service (March 20, 2013). URL: http://fas.org/sgp/crs/row/R41007.pdf. P. 21 (дата обращения: 20.08.2014).
<6> Cuthbertson Ch., Lin J. Chinese Communist Party's Control Over Law Enforcement Under Fire: Law professor and netizens call for powerful committee to be dismantled // The Epoch Times. March 27, 2012. URL: http://www.theepochtimes.com/n2/china-news/chinese-communist-partys-control-over-law-enforcement-under-fire-211442.html (дата обращения: 19.08.2014).
<7> Выступление Генерального секретаря ЦК КПК Ху Цзиньтао на XVIII Всекитайском съезде КПК (19 ноября 2012 г., Пекин) [Электронный источник] // ИА People.Cn. URL: http://russian.people.com.cn/31521/8023881.html (дата обращения: 15.08.2014).
<8> Шейренов Б.Ш. Сравнительно-правовой анализ правового положения вооруженных сил зарубежных государств для использования во внутреннем законодательстве Кыргызской Республики [Электронный источник] // Военное право. 2013. Вып. 4. URL: http://www.voennoepravo.ru/files/Sheirenov_1.doc (дата обращения: 15.08.2014).
<9> Miller A.L. More Already on the Central Committee's Leading Small Groups [Электронный источник] // Hoover Institution Publications Online. July 28, 2014. URL: http://www.hoover.org/research/more-already-central-committees-leading-small-groups (дата обращения: 15.08.2014).
<10> Shambaugh D. The Military and Party-Military Relations // In: New Leadership, New China? Where is China headed after the 16th Communist Party Congress?: Hoover Institution Research. Palo-Alto: Stanford University, 2003 - 2004. P. 24.

ЦК КПК выбирает из своих рядов Политбюро (25 человек), а Политбюро, в свою очередь, избирает 9 человек (по правилам их должно быть не меньше пяти), из которых будет состоять Постоянный комитет - главный руководящий орган страны. В промежутках между пленумами Центрального комитета Политбюро и его Постоянный комитет исполняют функции ЦК КПК (ст. 22 главы 3 Устава КПК). Можно утверждать, что власть Политбюро ЦК КПК на практике фактически неограниченна: все его члены в соответствии со сложившейся политической традицией занимают высшие руководящие должности в государственных органах страны, что обеспечивает негласный политический и идеологический контроль ЦК КПК над другими структурами и органами страны и позволяет реализовать конституционный принцип верховенства Коммунистической партии в КНР.

Обязательным условием, допускающим членство в ЦК КПК и выдвижение в качестве кандидата в данный орган, согласно существующим правовым основам является партийный стаж претендента не менее пяти лет. Однако в действительности это является не единственным требованием к кандидатам и представителям ЦК, которые обязаны проходить подготовку и переподготовку (дополнительное профессиональное образование) в учебных центрах, число которых превышает сегодня 2,5 тыс. заведений по всей стране. При этом даже занимающие в течение длительного времени свой пост члены ЦК КПК наравне с кандидатами обязаны проводить в данных партийных школах не менее 110 часов в год. В реальности, как отмечают специалисты, большинство решений о составе Центрального комитета и Политбюро принимаются еще до съезда партии и главной целью съезда является обнародование направлений политики партии и приоритетов развития страны на следующие несколько лет <11>.

<11> Zou K. China's Legal Reform: Towards the Rule of Law. Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 2006. P. 53.

Действующими правовыми основами не определена и точная численность членов и кандидатов ЦК, их пропорциональный состав, который варьируется и в последние годы с каждым съездом имеет тенденцию к увеличению. Так, например, с XVII съезда правящей партии установился негласный порядок, согласно которому число включенных в списки для предварительных выборов кандидатур более чем на 8% должно превышать количество членов. Включение в состав ЦК КПК новых членов, как правило, рассматривается наблюдателями как платформа для их дальнейшего продвижения на высшие государственные посты. В частности, итогом включения в соответствии с решением XVIII съезда 2012 г. в состав ЦК вице-председателя КНР С. Цзиньпина и вице-премьера КНР Л. Кэцяна привело в соответствии с прогнозами китайских и зарубежных наблюдателей к назначению в 2013 г. первого из них Генеральным секретарем партии, а второго - председателем Госсовета КНР <12>.

<12> Избрание представителей XVIII съезда Коммунистической партии Китая [Электронный ресурс] // Russian-China.Org.Cn. URL: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2012-02/23/content_24690930.htm (дата обращения: 18.08.2014).

Срок полномочий Центрального комитета партии согласно ее Уставу (ст. 21 гл. 3) ограничен пятилетним периодом. В то же время правовыми основами предусмотрены возможности изменения срока, которые допускаются в случае досрочного созыва или отсрочки созыва Всекитайского съезда партии. Члены ЦК КПК (как и депутаты ВСНП) имеют императивный мандат. В случае выбытия членов ЦК его состав пополняется кандидатами в члены ЦК в порядке очередности, устанавливаемой по числу поданных за них голосов. В реальности состав более 50% членов ЦК изменяется на каждом съезде КПК. Нужно заметить, что в целом данная политическая конструкция, нормативные основы которой закреплены в Уставе КПК, была практически досконально скопирована КНР с первоначально созданной аналогичной иерархичной структуры в СССР и до сих пор демонстрирует свою высокую правовую и организационную дееспособность.

Руководящими органами Центрального комитета КПК являются Политбюро ЦК, Постоянный комитет Политбюро ЦК, а также Генеральный секретарь, которые избираются Пленумом ЦК КПК (ст. 22 Устава КПК). Данные органы и их руководители, избранные ЦК КПК каждого созыва, продолжают руководить повседневной работой партии и во время созыва следующего Всекитайского съезда вплоть до тех пор, пока ЦК следующего созыва не изберет новые центральные руководящие органы и назначит их руководство.

Структура ЦК КПК также включает такие органы, как Секретариат, Канцелярия, Организационный отдел, Отдел пропаганды, Отдел международных связей, Отдел единого фронта. С целью организации консультативной помощи Центральному комитету в 1982 г. была образована Центральная комиссия советников, состав которой (172 человека) формировался из числа высших партийных кадров, возраст которых превышал 70 лет, а партийный стаж - 40 лет. Это можно было расценивать как своеобразную попытку подвести нормативную основу и узаконить традицию деятельности "группы патриархов" в КНР. На практике образование данного органа ускорило освобождение от высоких должностей "стареющих" партийных лидеров без ущерба для их политических амбиций, позволяя обновить кадровый состав партии. До этого многие высшие партийные кадры сохраняли свои должности пожизненно или пока не подвергались "чистке" по политическим мотивам. Однако политическая угроза данной структуры в то же время состояла в том, что институт советников мог превратиться в институт оппонентов существующего строя и Председателя КНР (подобная ситуация сложилась, в частности, при образовавшейся оппозиции Комиссии к Д. Сяопину, что привело к упразднению органа в 1992 г.). Тем не менее традиция "патриархов" продолжает свое неформальное существование до настоящего времени.

Непосредственное руководство ЦК КПК с 1982 г. в качестве высшего должностного лица осуществляет Генеральный секретарь (ранее - Председатель ЦК), в полномочия которого входит созыв заседаний Политбюро и заседаний Постоянного комитета Политбюро ЦК. Генеральный секретарь Центрального комитета партии должен избираться из числа членов Постоянного комитета Политбюро ЦК. Традиционно в реальной практике именно Генеральный секретарь ЦК КПК (или один из ее высших лидеров) избирается Председателем КНР - единоличным главой государства.

Уставом КПК (ст. 22) в полномочия Генерального секретаря ЦК также включено руководство Секретариатом Центрального комитета партии, который является рабочим органом Политбюро ЦК и его Постоянного комитета. Состав Секретариата выдвигается Постоянным комитетом Политбюро ЦК и утверждается Пленумом ЦК. Следует подчеркнуть, что определение полномочий данной структуры как таковое фактически отсутствует на конституционно-правовом уровне. В Уставе КПК их фиксация в большей степени превалирует над содержательным толкованием. В тексте положений Устава мы не находим признаков ни расширительного, ни ограничительного характера в толковании статуса и компетенций Секретариата ЦК.

На практике Секретариат ЦК КПК действует преимущественно на основе сложившейся политико-правовой традиции и имеет статус ведущего административного органа, постоянного аппарата Коммунистической партии. Секретариат ЦК КПК, прекративший свое функционирование в период культурной революции и восстановленный в правах в 1979 г., организует повседневную работу ЦК под руководством Политбюро и Постоянного комитета Политбюро. Состав Секретариата включает не более 7 человек и в последние годы тяготеет к численному сокращению. Несмотря на свой номинальный административный статус, закрепленный в Уставе КПК, Секретариат в силу функциональных особенностей и компетенций имеет большое влияние в деятельности ЦК и Коммунистической партии Китая в целом во внутренней политике страны. Ключевой функцией Секретариата выступает решение кадровых проблем внутри партии и назначение претендентов на должности в государственных структурах (исключая Вооруженные силы). Помимо этого, Секретариат решает организационные вопросы деятельности Политбюро ЦК КПК и его Постоянного комитета. Вместе с Политбюро Секретариат в качестве начальной организационной ступени также занимается предварительным рассмотрением и одобрением проектов законодательных актов, поступающих в дальнейшем на утверждение соответствующим вышестоящим ответственным органам <13>.

<13> Tanner M.S. The Politics of Lawmaking in China: Institutions, Processes and Democratic Prospects. Oxford: Clarendon Press, 2011. At. 56.

В заключение следует резюмировать: несмотря на тот факт, что конституционно-правовыми основами Китая неоднократно утверждалась цель четкого разграничения партийных и государственных функций, в реальной деятельности ЦК КПК и его органов, невзирая на также декларированную решением этой структуры приоритетную установку для ее членов "твердо следовать букве Конституции и закона" <14>, можно наблюдать прямо противоположное явление. Речь идет о тесном слиянии функций партии, ее органов и государства. Усиление негласных полномочий ЦК КПК, их все большая монополизация, несмотря на серьезные правовые лакуны, свидетельствуют о том, что именно данный орган становится в настоящее время одним из сильнейших сосредоточий реальной высшей власти в КНР на всех уровнях ее проявления. Немаловажное влияние на политический вес ЦК КПК во внутренней политике, несмотря на отсутствие конституционно-правового подкрепления, оказывает и усиление власти над принятием решений в военной сфере и руководстве Вооруженными силами государства <15>. Компаративный анализ правового статуса и реального административно-политического положения ЦК КПК и его Секретариата свидетельствует о высокой роли правовой традиции и обычая в качестве источника права в КНР. В связи с этим статус ЦК КПК можно охарактеризовать не как конституционно-правовой, а как в большей степени обычно-правовой. В определенной мере подменяется природа закона: вместо традиционного примата власти закона он рассматривает ЦК КПК как инструмент для государственного управления в стране <16>. В правовой теории и практике в данном случае имеет дело прецедент трансферта высшей политической воли в правовые основы, превалирования неписаных норм: при отсутствии явного конституционно-правового закрепления полномочий и решений органа его воля приобретает формальное юридическое выражение в виде резолюций, решений и других документов политического характера, затем служащих для инициации конкретных правовых норм или рассматриваемых в качестве их на негласном уровне. Подобная ситуация, очевидно, будет и дальше вести к нарастающему усложнению политических отношений и организационно-правовых основ деятельности вышеназванных структур с другими органами государственной власти КНР, к излишнему дублированию полномочий и функций, углубляя конфликт в правовой и общественных сферах страны, что актуализирует неизбежность конституционно-правовых трансформаций с целью предупреждения кризиса.

<14> Zou K. China's Legal Reform: Towards the Rule of Law. Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 2006. P. 71.
<15> Гудошников Л.М. Конституция Китайской Народной Республики в процессе исторических перемен и реформ // Проблемы Дальнего Востока. 2002. N 3. С. 28.
<16> Lawrence S.V., Martin M.F. Understanding China's Political System: CRS Report for Congress [Электронный ресурс] // Congressional Research Service (March 20, 2013). URL: http://fas.org/sgp/crs/row/R41007.pdf. P. 21 (дата обращения: 20.08.2014).

Литература

  1. Выступление Генерального секретаря ЦК КПК Ху Цзиньтао на XVIII Всекитайском съезде КПК (19 ноября 2012 г., Пекин) [Электронный источник] // ИА People.Cn. URL: http://russian.people.com.cn/31521/8023881.html (дата обращения: 15.08.2014).
  2. Гудошников Л.М. Конституция Китайской Народной Республики в процессе исторических перемен и реформ // Проблемы Дальнего Востока. 2002. N 3. С. 27 - 33.
  3. Избрание представителей XVIII съезда Коммунистической партии Китая [Электронный ресурс] // Russian-China.Org.Cn. URL: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2012-02/23/content_24690930.htm (дата обращения: 18.08.2014).
  4. Конституция Китайской Народной Республики (принята на 5-й сессии ВСНП V созыва, обнародована и официально введена в действие 4 декабря 1982 г., с поправками, принятыми 12 апреля 1988 г. 29 марта 1993 г.) [Электронный ресурс] // Законодательство Китая. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution (дата обращения: 17.08.2014).
  5. Новости Коммунистической партии Китая [Электронный источник] // Официальный портал КПК. 2014. URL: http://russian.cpc.people.com.cn/ (дата обращения: 11.08.2014).
  6. Устав Коммунистической партии Китая (принят XVI Всекитайским съездом КПК 14 ноября 2002 г., с поправками 2007 г.) [Электронный источник] // Женьминь Жибао онлайн: официальный печатный орган КПК. URL: http://russian.people.com.cn/31857/66995/66996/4521684.html (дата обращения: 11.08.2014).
  7. Шейренов Б.Ш. Сравнительно-правовой анализ правового положения вооруженных сил зарубежных государств для использования во внутреннем законодательстве Кыргызской Республики [Электронный источник] // Военное право. 2013. Вып. 4. URL: http://www.voennoepravo.ru/files/Sheirenov_1.doc (дата обращения: 15.08.2014).
  8. Cuthbertson Ch., Lin J. Chinese Communist Party's Control Over Law Enforcement Under Fire: Law professor and netizens call for powerful committee to be dismantled // The Epoch Times. March 27, 2012. URL: http://www.theepochtimes.com/n2/china-news/chinese-communist-partys-control-over-law-enforcement-under-fire-211442.html (дата обращения: 19.08.2014).
  9. Lawrence S.V., Martin M.F. Understanding China's Political System: CRS Report for Congress [Электронный ресурс] // Congressional Research Service (March 20, 2013). URL: http://fas.org/sgp/crs/row/R41007.pdf. P. 21 (дата обращения: 20.08.2014).
  10. Li Ch. A Pivotal Stepping-Stone: Local Leaders' Representation on the 17th Central Committee // China Leadership Monitor. 2008. N 23 (January 23). P. 1.
  11. Miller A.L. More Already on the Central Committee's Leading Small Groups [Электронный источник] // Hoover Institution Publications Online. July 28, 2014. URL: http://www.hoover.org/research/more-already-central-committees-leading-small-groups (дата обращения: 15.08.2014).
  12. Shambaugh D. The Military and Party-Military Relations // In: New Leadership, New China? Where is China headed after the 16th Communist Party Congress?: Hoover Institution Research. Palo-Alto: Stanford University, 2003 - 2004. P. 23 - 29.
  13. Tanner M.S. The Politics of Lawmaking in China: Institutions, Processes and Democratic Prospects. Oxford: Clarendon Press, 2011. 250 p.
  14. XVII Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (Пекин, 15 - 24 октября 2007 г.) [Электронный ресурс]. URL: http://russian.china.org.cn/china/archive/shiqida/node_7030749.htm (дата обращения: 25.08.2014).
  15. Zou K. China's Legal Reform: Towards the Rule of Law. Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 2006. 266 p.