Мудрый Юрист

Беспомощное состояние потерпевшего как объективный признак в преступлениях против личности, совершаемых с применением насилия

Валентина Шиян, ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

В российском уголовном законодательстве беспомощное состояние потерпевшего как объективный признак, характеризующий, с одной стороны, потерпевшего, а с другой, особенность способа действия, законодатель закрепил в таких преступлениях против личности, как убийство (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ), истязание (п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ч. 2 ст. 120 УК РФ), торговля людьми (п. "з" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ).

На практике нередко возникают проблемы, связанные с квалификацией преступлений, совершенных в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Это обусловлено тем, что "беспомощное состояние" относится к категории оценочных признаков и не получило однозначного толкования в документах высшего судебного органа.

В п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ беспомощное состояние потерпевшего предусмотрено как квалифицирующий признак убийства. Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 Постановления от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" разъяснил, что как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

В науке уголовного права категория лиц, находящихся в беспомощном состоянии, представлена шире. К ним относят и тех лиц, которые находились без сознания, в сильной степени опьянения (прежде всего, тяжелого алкогольного опьянения, наркотического, токсического), в состоянии сна или гипноза, а также беременных и слепых <1>, что вполне обоснованно. Находясь в подобных состояниях, потерпевший не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий, не способен оказывать сопротивление виновному.

<1> Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1947. С. 94 - 95; Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М., 1955. Т. 1. С. 536; Караулов В.Ф. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 28; С. 228; Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 28; Щерба С., Зайцев О., Сарсенбаев Т. Потерпевший в беспомощном состоянии: особенности судебного разбирательства // Российская юстиция. 1995. N 9. С. 20; Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Лунеев В.В., Никулин С.И. Уголовное право. М., 1999. С. 108; Бородин С.В. Преступление против жизни. СПб., 2003. С. 132; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.П. Верин, О.К. Зателепин, С.М. Зубарев и др.; отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2008. С. 342; Побегайло Э.Ф. Преступления против личности // Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий, судебная практика, статистика / Под общ. ред. В.М. Лебедева; отв. ред. А.В. Галахова. М., 2009. С. 11 и др.

Необходимо обратить внимание на противоречивость судебной практики при оценке убийства лица, находящегося в состоянии сна. Например, в конце 90-х годов в ряде случаев суды квалифицировали такое убийство по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ: "Убийство спящего потерпевшего путем нанесения ему трех ударов топором по голове обоснованно квалифицировано по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии" <2>. В науке уголовного права на этот счет весьма категоричной является позиция А.Н. Попова, согласно которой сон - это безусловное основание для признания наличия беспомощного состояния <3>. Действительно, в подобных случаях беспомощность налицо, поскольку потерпевший не может защитить себя либо оказать сопротивление виновному. Вместе с тем существует и противоположная точка зрения <4>, которой соответствует и складывающаяся в последние годы судебная практика, не признающая сон потерпевшего его беспомощным состоянием на том основании, что сон - это жизненно необходимое и физиологически обусловленное состояние человека <5>.

<2> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 12. С. 9.
<3> См.: Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 289.
<4> См., напр.: Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. Саратов, 1999. С. 89; Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000. С. 64 - 65; Трахов А.И. Уголовный закон в теории и судебной практике. Дис. ... докт. юрид. наук. Майкоп, 2002. С. 67.
<5> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5. С. 12; 2000. N 9. С. 22; 2001. N 9. С. 17; 2002. N 9. С. 20 - 21.

Сложным для правоприменителя оказался и вопрос о квалификации причинения смерти лицу, попавшему в беспомощное состояние в результате действий виновного. По смыслу закона лицо должно находиться в беспомощном состоянии до нападения на него. Если потерпевший был приведен в беспомощное состояние виновным в процессе реализации умысла на убийство (путем связывания, причинения ранений, завлечения в уединенное место и т.п.), то п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ не должен применяться. В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 19 апреля 2006 г. N 152-П06 разъяснено, что приведение потерпевшего в беспомощное состояние в процессе реализации умысла на убийство, в том числе путем связывания не является основанием для юридической оценки действий виновного по указанному квалифицирующему признаку.

Нет единой точки зрения по вопросу квалификации преступлений против личности, которые могут быть совершены с применением гипноза, что обусловлено в первую очередь проблемой оценки гипнотического состояния потерпевшего. Дискуссия ведется еще со времен Н.С. Таганцева, который относил состояние загипнотизированного к временному потемнению психической деятельности, временному бессознательному состоянию <6>. Безусловно, такое состояние мешает потерпевшему, находящемуся в стадии сомнамбулизма, адекватно воспринимать окружающую действительность, вследствие чего он частично либо полностью не осознает факта преступного посягательства.

<6> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Тула, 2001. Т. 1. С. 389.

Кроме бессознательности для загипнотизированного лица характерно и беспомощное состояние, в силу которого потерпевший по разным причинам (все зависит от содержания гипноза) не может оказать сопротивление виновному - он может находится в сознании, но уже не может самостоятельно выйти из состояния гипотаксии, совершая активные целенаправленные волевые действия (бездействие).

Гипноз может стать и сам по себе способом убийства или причинения различного по тяжести вреда здоровью. В литературе с начала 20-х годов XX столетия отмечалось, что у загипнотизированных лиц только лишь словесным внушением можно вызывать подкожные кровоизлияния, ожоги, расстройство психики в виде психозов и неврозов, искусственно прервать беременность. Думается, что при наличии соответствующих признаков подобные деяния должны квалифицироваться по соответствующим статьям уголовного законодательства (п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ, п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ, п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ).

В части 1 ст. 131 УК РФ и ч. 1 ст. 132 УК РФ беспомощное состояние потерпевшего выступает в качестве альтернативного конструктивного признака. Как показывают исследования, при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера беспомощное состояние потерпевшего имеет место в 9 - 10% случаев <7>.

<7> См.: Коновалов Н.Н. Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании // Российский следователь. 2013. N 14. С. 19.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2004 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" разъяснил, что изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу.

Необходимо заметить, что ориентироваться только на малолетний возраст потерпевших далеко не достаточно в связи с активным половым просвещением детей и акселеративными процессами. Поэтому в отношении жертв в возрасте 8 - 13 лет вопрос о способности понимать характер и значение совершаемых с ними действий необходимо решать в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Беспомощность может быть обусловлена стечением неблагоприятных обстоятельств (придавливание тяжелым предметом, неудобным положением потерпевшего и т.п.), сильным алкогольным опьянением или состоянием, вызванным употреблением наркотических средств или психотропных веществ.

Для признания изнасилования, а также мужеложства, лесбиянства и других насильственных действий сексуального характера совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление <8>. Причем Пленум не разделяет случаи приведения потерпевшего в беспомощное состояние виновным на совершенные: а) с целью изнасилования (насильственных действий сексуального характера) и б) по иным причинам. И в этом принципиальное отличие правил квалификации насильственных половых преступлений и убийства (см. выше) по анализируемому признаку.

<8> Пункт 3 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Встречается беспомощное состояние, вызванное испугом, эмоциональным шоком, в результате чего потерпевшая не оказывает сопротивления виновному. Анализ материалов следственно-судебной практики показал, что это в основном свойственно несовершеннолетним. В подобных случаях традиционно в заключении комиссии экспертов мы видим следующие выводы: "...с учетом осведомленности в вопросах половой жизни потерпевшая могла понимать характер и значение совершаемых в отношении нее действий. С учетом малолетнего возраста (13 лет), ее эмоционального состояния в исследуемый период с переживаниями страха, испуга за свою жизнь, факта меньшей физической силы по сравнению с обвиняемым она не могла оказывать активное сопротивление в период совершения в отношении нее противоправных действий".

Нередки случаи, когда потерпевшие при сохранности у них способности к полноценному пониманию сущности действий преступника тем не менее не могли оказать сопротивление. Подавление воли у потерпевших может возникнуть в силу личностных особенностей, например, внушаемости, конформности, подчиняемости, а также эмоциональных состояний, например, аффекта.

Поскольку в науке уголовного права и правоприменительной практике понятие потерпевшего, находящегося в беспомощном состоянии, трактуется весьма неоднозначно, возникает необходимость в единообразном понимании рассматриваемого квалифицирующего признака. С этой целью необходимо внести соответствующие дополнения в действующие постановления Пленума Верховного Суда РФ, гармонизировав правила квалификации всех преступлений по данному признаку.

Пристатейный библиографический список

  1. Бородин С.В. Преступление против жизни. СПб., 2003.
  2. Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Лунеев В.В., Никулин С.И. Уголовное право. М., 1999.
  3. Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996.
  4. Караулов В.Ф. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.П. Верин, О.К. Зателепин, С.М. Зубарев и др.; отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2008.
  6. Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000.
  7. Коновалов Н.Н. Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании // Российский следователь. 2013. N 14.
  8. Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. Саратов, 1999.
  9. Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М., 1955. Т. 1.
  10. Побегайло Э.Ф. Преступления против личности // Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий, судебная практика, статистика / Под общ. ред. В.М. Лебедева; отв. ред. А.В. Галахова. М., 2009.
  11. Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003.
  12. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Тула, 2001. Т. 1.
  13. Трахов А.И. Уголовный закон в теории и судебной практике: Дис. ... докт. юрид. наук. Майкоп, 2002.
  14. Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1947.
  15. Щерба С., Зайцев О., Сарсенбаев Т. Потерпевший в беспомощном состоянии: особенности судебного разбирательства // Российская юстиция. 1995. N 9.