Мудрый Юрист

Приостановление и окончание предварительного следствия

Б.Д. ЗАВИДОВ

Завидов Б.Д., заместитель главного редактора журнала "Российский следователь", кандидат юридических наук.

§ 1. Приостановление и возобновление предварительного следствия

Приостановление предварительного следствия - это вынужденная мера, обусловленная невозможностью закончить предварительное следствие без участия обвиняемого или подозреваемого.

Основания, порядок и сроки приостановления предварительного следствия регламентируются ст. 208 УПК РФ. Основанием приостановления предварительного следствия является наличие одного из следующих обстоятельств:

  1. лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено;
  2. подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия, либо место его нахождения не установлено по иным причинам;
  3. место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует;
  4. временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях.

Процессуальный порядок приостановления предварительного следствия включает в себя выполнение и соблюдение предусмотренных законом условий приостановления следствия: выполнение всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие обвиняемого или подозреваемого, принятие мер к их розыску либо установлению лица, совершившего преступление; юридическое закрепление обстоятельств, препятствующих окончанию расследования, путем вынесения следователем постановления о приостановлении предварительного следствия, копию которого он направляет прокурору.

Если по уголовному делу привлечено два и более обвиняемых, а основания для приостановления относятся не ко всем обвиняемым, то следователь вправе выделить в отдельное производство и приостановить уголовное дело в отношении отдельных обвиняемых (ч. 3 ст. 208).

Если не установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, а также если подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено, предварительное следствие приостанавливается по истечении его срока.

Если место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует, а также если временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях, то предварительное следствие приостанавливается и до окончания его срока.

Сущность института приостановления предварительного следствия состоит не только во временном перерыве в производстве следствия в связи с отсутствием центральной фигуры уголовного процесса - обвиняемого, но и в устранении причин, препятствующих завершению расследования, в целях решения задач уголовного судопроизводства при соблюдении прав и законных интересов граждан, нарушенных совершенным преступлением.

Отсутствие единого и правильного понимания сущности и целей приостановления предварительного следствия на практике привело к тому, что следователи, приостанавливая дело, самоустраняются от всякой по нему работы, в том числе и по розыску скрывшихся подозреваемых или обвиняемых. Учитывая это, законодатель в УПК РФ 2001 года в ст. 209 указывает действия следователя после приостановления предварительного следствия. Во-первых, следователь должен уведомить о приостановлении предварительного следствия потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, одновременно разъяснив им порядок обжалования данного решения. Представляется, что такие действия следователя действительно целесообразны, поскольку способствуют соблюдению прав и законных интересов указанных участников процесса, обеспечению их безопасности, а также активизации мероприятий по обнаружению разыскиваемого.

Обвиняемый (подозреваемый) и его защитник уведомляются о приостановлении следствия в случае, если следователю известно место нахождения обвиняемого (подозреваемого), однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует (п. 3 ч. 1 ст. 208), в том числе вследствие его временного тяжелого заболевания (п. 4 ч. 1 ст. 208).

После приостановления предварительного следствия следователь в случаях, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК, принимает меры по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В случае, когда место нахождения подозреваемого или обвиняемого не установлено, следователь устанавливает это, а если он скрылся, то принимает меры к его розыску. Однако необходимо иметь в виду, что производство следственных действий после приостановления предварительного следствия не допускается (ч. 3 ст. 209 УПК).

Организация следователем розыска обвиняемого (подозреваемого) предусматривается в ст. 210 УПК. В данной норме говорится о том, что следователь поручает его розыск органам дознания, о чем указывает в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносит отдельное постановление. Причем розыск обвиняемого (подозреваемого) может быть объявлен как во время производства предварительного следствия, так и одновременно с его приостановлением.

Как показывает анализ практики, основной причиной постоянно растущего числа лиц, скрывающихся от следствия, является неэффективная деятельность следователя по предупреждению уклонения обвиняемых (подозреваемых) от следствия. Основным средством деятельности следователя в этом направлении является избрание эффективной для обеспечения задач уголовного судопроизводства меры пресечения, предусмотренной законом. Из-за отсутствия зачастую необходимой дополнительной информации о личности обвиняемого (подозреваемого) и ограниченности времени, предназначенного для принятия процессуального решения, следователь избирает такую меру пресечения, как подписка о невыезде, что фактически не лишает обвиняемого (подозреваемого) свободы действий, в том числе по изменению места нахождения.

Если к моменту объявления в розыск следователем обвиняемому (подозреваемому) не была избрана мера пресечения, то в соответствии с ч. 4 ст. 210 УПК при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК, в отношении разыскиваемого обвиняемого (подозреваемого) может быть избрана мера пресечения. Если подозреваемый или обвиняемый скрылся от органов предварительного расследования, то в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ в качестве меры пресечения может быть избрано заключение под стражу. Кроме того, такая мера пресечения может быть избрана лицу, нарушившему ранее избранную меру пресечения (п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК).

Анализ содержания деятельности следователя по приостановленному уголовному делу позволил выделить ряд основных факторов, влияющих на результаты деятельности по обнаружению обвиняемых (подозреваемых). К ним относятся: несвоевременность объявления розыска, отсутствие четкого разграничения компетенции субъектов розыскной работы и их взаимодействия, недостаточная активность следователей по розыску обвиняемых как до, так и после приостановления дела, отсутствие средств, необходимых для обнаружения разыскиваемого обвиняемого.

В деятельности следователя в рассматриваемом направлении можно выделить три самостоятельных этапа, каждый из которых имеет свои специфические задачи и особенности. Первый этап - это профилактическая работа следователя, направленная на предотвращение возможности лицу, совершившему преступление, скрыться. Начинается эта деятельность с момента возбуждения уголовного дела следователем и заканчивается избранием в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения или отобрания обязательства о явке. Второй этап начинается с момента получения информации об отсутствии обвиняемого в месте проведения предварительного следствия (неявка к следователю по вызову, отсутствие по месту постоянного жительства и т.п.) и заканчивается (в случае, если он скрылся) объявлением его розыска. Основной задачей следователя здесь является установление факта и причин отсутствия лица, совершившего преступления (обвиняемый или подозреваемый скрылся или его местонахождение неизвестно по иным причинам). Третий этап характеризуется деятельностью по розыску обвиняемого (подозреваемого), который начинается с момента его объявления и продолжается до обнаружения обвиняемого (подозреваемого) либо прекращения уголовного дела по различным основаниям, предусмотренным законом.

Под розыском обвиняемого (подозреваемого) следует понимать деятельность следователя и органов дознания, представляющую собой предусмотренную уголовно-процессуальным законом и другими нормативными актами совокупность следственных и розыскных действий, а также оперативно-розыскных мер, направленных на обнаружение и задержание скрывшегося обвиняемого (подозреваемого), а также обвиняемого (подозреваемого), местонахождение которого неизвестно органам следствия по иным причинам, в целях создания условий для разрешения конкретного уголовного дела. Вместе с этим определяются различия между розыском, осуществляемым до приостановления предварительного следствия и после приостановления производства по делу. В последнем случае деятельность следователя значительно усложняется в связи с сужением круга средств, которыми он располагает для обнаружения обвиняемого (см. ч. 3 ст. 209 УПК). Исходя из положений действующего законодательства по приостановленному производством уголовному делу, следователь может осуществлять розыск обвиняемого (подозреваемого), используя при этом лишь меры организационно-поискового характера (гласные розыскные действия), но не следственные действия. Гласные розыскные действия следователя отличаются от оперативно-розыскных мер, производство которых находится в строгой компетенции органа дознания (ст. 11 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности"). Розыскные действия и оперативно-розыскные меры различаются между собой формой, методами и средствами их производства, а также возможностью использования полученной в ходе этих мероприятий информации.

Розыскные действия следователя как меры организационно-поискового характера включают в себя организацию всей деятельности по розыску обвиняемого (подозреваемого): взаимодействие с органом дознания, другими подразделениями органов внутренних дел, организациями, средствами массовой информации и т.п., а также мероприятия, направленные на непосредственное обнаружение разыскиваемого лица. Очертить весь круг розыскных действий следователя, наверное, невозможно, так как любое из них в этом направлении может являться таковым.

Поручая в соответствии с ч. 1 ст. 210 розыск обвиняемого (подозреваемого) органу дознания, следователь в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ имеет право давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Выполнение следственных действий следователь может поручить органу дознания лишь в период производства по делу. То есть когда предварительное следствие приостановлено в связи с розыском обвиняемого (подозреваемого), мер процессуального характера оперативные работники, так же как и следователь, проводить не могут. Кроме того, необходимо иметь в виду, что оперативно-розыскные мероприятия отнесены законом к исключительной компетенции органов дознания, поэтому получается, что следователь может дать оперативным работникам лишь такое задание розыскного характера, которое требует применения только специальных средств и методов борьбы с преступностью.

Поэтому, прежде чем приступить к составлению поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий, направленных на розыск обвиняемого (подозреваемого), следователь должен четко уяснить, какую задачу он ставит перед органом дознания. Руководствуясь этим, орган дознания избирает способы ее решения, исходя из своих возможностей. Однако следует учитывать, что проведение органом дознания каких бы то ни было оперативно-розыскных мероприятий без ведома и согласия следователя может не сообразовываться с его тактическими замыслами и даже в какой-то мере мешать расследованию. Поэтому представляется, что в процессе организации и осуществления розыска обвиняемого (подозреваемого), в т.ч. по уголовному делу, по которому приостановлено следствие, необходимо четкое, эффективное и своевременное взаимодействие оперативных работников, которым поручено производство розыска, со следователем.

Вместе с тем, задержание разыскиваемого лица, особенно производимое органом дознания не на месте производства предварительного следствия (в другом городе, области), как правило, связано с необходимостью проведения ряда процессуальных действий (задержание, допрос, предъявление обвинения и т.п.). В связи с этим возникает вопрос о возобновлении приостановленного предварительного следствия.

В соответствии со ст. 211 УПК РФ предварительное следствие возобновляется на основании постановления следователя после того, как: 1) отпали основания его приостановления; 2) возникла необходимость производства следственных действий, которые могут быть осуществлены без участия обвиняемого. Кроме того, приостановленное предварительное следствие может быть возобновлено также на основании постановления прокурора либо начальника следственного отдела в связи с отменой соответствующего постановления следователя.

Что касается второго основания возобновления приостановленного предварительного следствия, указанного в ст. 211 УПК, следует сказать, что в данном случае следственными действиями, которые могут быть осуществлены без участия обвиняемого, должны быть только такие уголовно-процессуальные действия, необходимость производства которых возникла только после приостановления расследования. Анализ практики показывает, что чаще всего основанием для отмены прокурором решения о приостановлении предварительного следствия является невыполнение всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого. Следователи, как правило, выполняют следственные действия, направленные лишь на собирание доказательств, не осуществляя при этом активных мер, в том числе процессуальных, по обнаружению местонахождения обвиняемого. Основанием для производства таких действий может являться информация о возможном месте нахождения обвиняемого (подозреваемого) или о лицах, располагающих такими сведениями, полученная органом дознания в ходе проведения оперативно-розыскных действий.

Вообще, объем следственных действий, которые следует провести к моменту вынесения постановления о приостановлении предварительного следствия, определяется в зависимости от следующих ситуаций: а) лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено; б) обвиняемый скрылся от следствия или временно заболел тяжкой болезнью, когда ему уже было предъявлено обвинение; в) по делу имеются данные для предъявления обвинения, но ввиду болезни подозреваемого или того обстоятельства, что он скрылся от следствия, предъявить ему обвинение невозможно; г) постановление о привлечении в качестве обвиняемого не вынесено, и у подозреваемого в силу вышеуказанных обстоятельств каких-либо объяснений по поводу содеянного не получено.

На практике довольно распространена ситуация, когда основания приостановления следствия остаются в силе, но возникает необходимость в производстве следственных действий. Чаще всего она связана с проверкой следственным путем новых сведений, полученных непроцессуальными методами. Кроме того, бывают случаи, когда до приостановления дела те или иные следственные действия не были проведены в полном объеме или были проведены неквалифицированно. В связи с этим под следственными действиями, с которыми закон связывает возобновление производства по делу, следует понимать действия, которые направлены на восполнение обнаруженных пробелов в собранном доказательственном материале.

Одним из оснований приостановления предварительного следствия является временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, которое препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях. При этом, как указывается в п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, такое заболевание должно быть удостоверено медицинским заключением.

Таким образом, основанием приостановления предварительного следствия может служить не всякое заболевание обвиняемого, которое препятствует его явке к следователю, поскольку закон не запрещает следователю проводить процессуальные действия и по месту жительства обвиняемого. К временным тяжким заболеваниям следует относить инфекционные (заразные) заболевания, которые могут быть опасными для большого количества людей; временные излечимые заболевания, а также хронические (неизлечимые) болезни в период их обострения, не позволяющие обвиняемому в течение длительного времени активно участвовать в уголовном процессе.

Однако следователь, не обладая специальными познаниями в области медицины, не может дать правильную оценку тому или иному заболеванию, так как тяжкие заболевания могут протекать в различных формах и иметь неодинаковые последствия. Поэтому он не может правильно решить, относится ли заболевание обвиняемого к категории иного тяжкого и как долго оно будет длиться. Не может этого сделать и лечащий врач, так как полномочия его на единоличное определение характера и длительности заболевания ограничены Инструкцией о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан.

В связи с изложенным целесообразно наличие у обвиняемого тяжкого заболевания подтверждать заключением судебно-медицинского эксперта.

Одной из разновидностей тяжкого заболевания является психическое заболевание. Для определения наличия у заболевшего лица, совершившего преступление, психического заболевания, его характера, времени наступления следователь назначает судебно-психиатрическую экспертизу, в зависимости от заключения которой дело может получить различные направления расследования: а) закончено в обычном порядке; б) прекращено или направлено в суд для применения к лицу, совершившему преступление, принудительных мер медицинского характера; в) приостановлено или направлено в суд для применения к обвиняемому принудительных мер медицинского характера.

Основанием приостановления предварительного следствия может служить только временное, полностью обратимое психическое заболевание, при котором обвиняемый не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, возникшее у него после совершения преступления, как до возбуждения уголовного дела, так и в период предварительного расследования, а также которое не влечет указанных последствий, но временно препятствует участию обвиняемого в производстве следственных действий.

В практике нет единого подхода к решению вопроса о возобновлении предварительного следствия при выздоровлении обвиняемого (подозреваемого). Производство по делу в отношении обвиняемого (подозреваемого), проходившего лечение по месту жительства либо по направлению лечащего врача в медицинском учреждении, расположенном в другой местности, часто возобновляется по непроверенным сведениям, полученным из некомпетентных источников, о его выздоровлении, что вызывает сомнение в законности и обоснованности вынесения такого постановления.

Поэтому, если обвиняемый (подозреваемый) проходил лечение по месту жительства либо по направлению лечащего врача в медицинском учреждении, расположенном в другой местности, приостановленное уголовное дело может быть возобновлено только при наличии справки о его выздоровлении, удостоверенной лечащим врачом, работающим в медицинском учреждении. При этом производство по делу, приостановленное в случае временного тяжелого заболевания лица, совершившего преступление, возобновляется незамедлительно после получения официальных сведений о его выздоровлении.

Важной гарантией своевременности раскрытия преступления и законности привлечения к уголовной ответственности обвиняемого является ведомственный контроль начальника следственного отдела и прокурорский надзор как в ходе предварительного следствия, так и при его приостановлении. При этом в соответствии со ст. 39 УПК РФ начальник следственного отдела вправе: проверять материалы уголовного дела; давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения и т.д. При этом он проверяет имеющиеся в деле доказательства о наличии совершенного преступления, достаточности доказательств для предъявления обвинения и установления факта умышленного уклонения обвиняемого (подозреваемого) от следствия либо отсутствия реальной возможности его участия в уголовном деле, а также наличии временного тяжкого заболевания, своевременность объявления его розыска и организацию необходимого взаимодействия по этому вопросу с органом дознания. Он осуществляет контроль за истечением сроков предварительного следствия и выполнением всех следственных действий, производство которых возможно без участия обвиняемого до приостановления предварительного следствия. При этом проверка всех указанных выше обстоятельств является процессуальной обязанностью начальника следственного отдела и препятствует незаконным и необоснованным решениям органов расследования.

Вместе с тем, к факторам, снижающим эффективность как ведомственного контроля со стороны начальника следственного отдела, так и прокурорского надзора за законностью и обоснованностью приостановления предварительного следствия и розыска скрывшихся от следствия обвиняемых, относятся запоздалое (несвоевременное) выявление нарушений законодательства, допущенных органами расследования, и отсутствие должного контроля за выполнением указаний по устранению нарушений уголовно-процессуального закона.

§ 2. Прекращение уголовного дела следователем

Прекращение уголовных дел представляет собой одну из правомерных форм окончания предварительного расследования, позволяющую оградить невиновных от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, либо допускает упрощение правосудия в отношении лиц, обоснованно подвергнутых уголовному преследованию.

Согласно ч. 1 ст. 212 УПК РФ уголовное дело и уголовное преследование <*> прекращаются при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 - 28 УПК РФ.

<*> Уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ).

В случаях прекращения уголовного дела в связи с отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24), а также в случае прекращения уголовного преследования в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) следователь или прокурор принимает предусмотренные главой 18 УПК РФ меры по реабилитации лица (ч. 2 ст. 212 УПК РФ).

Остальные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования являются по своей сущности нереабилитирующими, связанными с наличием установленных юридических фактов (например, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); вследствие акта амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) и т.д.).

Кроме того, нереабилитирующие основания могут быть связаны с посткриминальными действиями лица и не исключать производство по делу в зависимости от усмотрения должностных лиц (следователя, прокурора), т.е. прекращение уголовных дел и освобождение от уголовной ответственности лиц по данным основаниям носит факультативный характер. К ним относятся: прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ), прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ), прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ).

В п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК РФ предусмотрено особое основание к прекращению уголовного дела при производстве о применении принудительных мер медицинского характера, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Необходимо также иметь в виду, что в соответствии со ст. 427 УПК РФ возможно прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого с применением к нему принудительной меры воспитательного воздействия.

Рассмотрим указанные основания применительно к практической деятельности следователя.

Статья 24 УПК РФ в части первой предусматривает основания отказа в возбуждении уголовного дела либо, если эти основания обнаружены после возбуждения дела, основания прекращения уголовного дела. Как уже отмечалось, в п. п. 1 и 2 данной нормы указываются реабилитирующие основания прекращения уголовного дела, остальные (п. п. 3, 4, 5) - нереабилитирующие.

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Применение данной нормы на практике вызывает определенные затруднения, потому что уголовно-процессуальный закон не дает четких определений понятиям "событие преступления", а также "состав преступления". Однако их нужно разграничивать, т.к., являясь разными основаниями прекращения дела, они несут различные юридические последствия. Так, прекращение уголовного дела в связи с отсутствием в деянии "состава преступления" во многих случаях не исключает последующей юридической ответственности лица, совершившего данное деяние (дисциплинарной, административной, гражданско-правовой ответственности). При отсутствии "события преступления" исключается не только уголовная, но и любая другая юридическая ответственность.

Событие преступления обозначает круг обстоятельств, характеризующих признаки объективной стороны и объекта преступления, и означает наличие самого общественно опасного деяния, признаваемого согласно уголовному закону преступным. Состав же преступления содержит, кроме таких элементов, как объект и объективная сторона, также субъект и субъективную сторону и означает правовую квалификацию совершенного общественно опасного деяния по соответствующей статье Уголовного кодекса.

На практике возможны различные ситуации, при которых уголовные дела должны прекращаться в связи с отсутствием события преступления.

  1. Сам факт общественно опасного деяния не имел места (например, потерпевший заявил о краже у него имущества, а впоследствии оказалось, что он переложил эту вещь в другое место и забыл об этом).
  2. Факт, по которому возбуждено уголовное дело, имел место, но явился результатом естественных природных процессов (например, установление факта возгорания жилого дома в результате удара молнии исключает дальнейшее производство по делу об умышленном уничтожении или повреждении имущества).
  3. Факт, по которому возбуждено уголовное дело, находится в причинно-следственной связи с действиями самого потерпевшего при отсутствии вины других лиц (например, исключает дальнейшее производство по делу об умышленном уничтожении или повреждении имущества установление факта неосторожного обращения потерпевшего с огнем).

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). При определении состава преступления следует прежде всего выяснить, имеется ли объект преступления, т.е. охраняются ли уголовным законом те общественные отношения, на которые направлено посягательство. Необходимо правильно установить родовой и непосредственный объекты, так как без этого нельзя точно квалифицировать преступное деяние.

Затем необходимо установить объективную сторону преступления. При этом нужно учитывать, что составы преступлений подразделяются на формальные (считается оконченным в момент совершения действий (либо бездействия), указанных в соответствующей уголовно-правовой норме, независимо от наступления каких-либо вредных последствий) и на материальные (здесь необходимо четко установить последствия преступного деяния, которыми может быть физический, имущественный и моральный вред).

Существенным моментом при расследовании преступлений с материальным составом является доказывание причинно-следственной связи между деянием и наступившими последствиями.

Субъект преступления, т.е. лицо, совершившее преступление, характеризуют два уголовно-правовых качества: достижение установленного уголовным законом возраста и вменяемость. В некоторых случаях уголовной ответственности должны подлежать лишь лица, обладающие дополнительными признаками (специальный субъект), например: должностное лицо (ст. 290 УК РФ), военнослужащий (ст. 338 УК РФ), лицо мужского пола (ст. 131 УК РФ), родители несовершеннолетнего (ст. 157 УК РФ) и т.п.

Лицо считается достигшим возраста уголовной ответственности не в день рождения, а начиная с ноля часов следующих суток. Если по паспортным данным установить возраст лица, совершившего преступление, не представляется возможным, проводится экспертиза в соответствии с п. 5 ст. 196 УПК РФ.

В ранее действовавшем УПК РСФСР 1960 года недостижение лицом, совершившим общественно опасное деяние, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, рассматривалось как отдельное основание (п. 5 ч. 1 ст. 5) прекращения уголовного дела. Новый УПК РФ 2001 года в ч. 3 ст. 27 говорит о том, что уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, подлежит прекращению по основанию, указанному в п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. за отсутствием в деянии состава преступления.

По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование в отношении лица, признанного невменяемым (на основании заключения судебной экспертизы), а также в соответствии с ч. 3 ст. 27 УПК РФ в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. При этом следователь должен руководствоваться заключением судебной экспертизы, назначаемой в порядке ст. ст. 195, 196 УПК РФ.

Неотъемлемым элементом состава преступления является субъективная сторона - психическое отношение лица к совершенному им преступлению, которое характеризуется конкретной формой вины (умыслом или неосторожностью), мотивом и целью. Необходимо иметь в виду, что установление вины в форме умысла или неосторожности позволяет нередко разграничить преступные деяния и непреступные. Так, общественно опасное деяние, совершенное по неосторожности, признается преступным лишь тогда, когда это прямо указано в уголовном законе.

В отличие от умысла или неосторожности, являющихся обязательными признаками субъективной стороны, мотив и цель относятся к факультативным. Они могут влиять на квалификацию деяния только в случаях прямого указания в составе конкретного преступления (в диспозиции уголовно-правовой нормы).

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) возможно только тогда, когда сам факт деяния, совершенного конкретным лицом, установлен, но деяние не является преступлением. Здесь уместно выделить следующие случаи:

  1. Общественно опасное деяние не предусмотрено действующим уголовным законом как преступление. Кроме того, ч. 2 ст. 24 УПК РФ указывает, что уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 данной статьи (отсутствие в деянии состава преступления), в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

Такие деяния, как уже отмечалось, как правило, содержат признаки правонарушений, влекущих иные виды юридической ответственности (дисциплинарную, административную, гражданско-правовую).

  1. Отсутствует хотя бы одна из сторон состава преступления (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона).
  2. Уголовное дело может быть прекращено за отсутствием в деянии состава преступления в случаях, когда действие или бездействие хотя формально и содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности. В ч. 2 ст. 14 УК РФ указывается, что такое деяние не является преступлением, поэтому представляется целесообразным прекращать уголовные дела именно по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, а не, как иногда это делается на практике, по ч. 2 ст. 14 УК РФ, за малозначительностью деяния. Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает отдельно такого основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования.
  3. Отсутствие состава преступления констатируется следователем, когда имеют место обстоятельства, исключающие преступность деяния (глава 8 УК РФ): необходимая оборона (ст. 37); причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38); крайняя необходимость (ст. 39); физическое или психическое принуждение (ст. 40); обоснованный риск (ст. 41); исполнение приказа или распоряжения (ст. 42).

Прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Сроки давности привлечения к уголовной ответственности устанавливает ч. 1 ст. 78 УК РФ, предусматривающая истечение сроков давности как основание освобождения от уголовной ответственности. Устанавливая сроки давности, законодатель исходит из того, что уголовная ответственность должна наступать сразу после совершения преступления или через непродолжительное время. Истечение значительного периода времени не означает, что деяние утратило признаки преступления, но его общественная опасность уменьшается. Утрачивает общественную опасность и лицо, совершившее преступление, если оно после этого длительное время не совершало новых преступлений и не скрывалось от следствия и суда.

Продолжительность сроков давности в каждом конкретном случае определяется в зависимости от тяжести совершенного деяния: от двух лет после совершения преступления небольшой тяжести до пятнадцати лет после совершения преступления, относящегося к категории особо тяжких (см. ч. 1 ст. 78, а также ст. 15 УК РФ). При освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних сроки давности, предусмотренные в ст. 78 УК РФ, согласно ст. 94 УК РФ сокращаются наполовину.

Прекращение уголовного дела за истечением срока давности уголовного преследования осуществляется при соблюдении следующих условий:

  1. Истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление. Исчисление срока давности начинается со дня совершения преступления и заканчивается вступлением приговора в законную силу.

Применение института давности к длящимся и продолжаемым преступлениям обладает рядом особенностей. В отношении длящегося преступления исчисление срока давности производится с момента фактического прекращения длящегося преступления, произошедшего как по воле виновного, так и по не зависящим от него причинам. В отношении продолжаемых преступлений срок давности начинается с момента совершения последнего преступного действия из числа тождественных действий, составляющих продолжаемое преступление.

Истечение сроков давности является для органов расследования обязательным и не зависит от их усмотрения. Однако сроки давности не применяются следователем, поскольку это относится к компетенции суда, по делам лиц, совершивших преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Кроме того, к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (ст. 353, 356, 357, 358 УК РФ), сроки давности не применяются.

  1. Отсутствие обстоятельств, нарушающих течение сроков давности. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скроется от следствия или суда (ч. 3 ст. 78 УК РФ). Приостановление течения сроков давности следует понимать в том смысле, что время, прошедшее с момента умышленного уклонения лица от уголовной ответственности за содеянное до момента его задержания или явки с повинной, не засчитывается в срок давности.

В соответствии с ч. 2 ст. 78 УК РФ в случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

  1. Отсутствие возражений обвиняемого или подозреваемого против прекращения уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования. Это требование установлено в ч. 2 ст. 27 УПК РФ и служит важной процессуальной гарантией прав и законных интересов обвиняемого и подозреваемого. Возражение обвиняемого или подозреваемого против прекращения уголовного дела за истечением сроков давности обязывает следователя продолжить производство в общем порядке. Это дает возможность лицу, не признающему себя виновным в совершении инкриминируемого преступления, добиваться реабилитации по суду.

Прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Согласно данной норме уголовное дело прекращается за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Основанием для вывода о смерти лица должно быть выданное органами ЗАГС в установленном порядке свидетельство о смерти. При этом необходимо иметь в виду, что такое свидетельство может выдаваться не только в связи со смертью лица, но также в связи с объявлением гражданина умершим. Ст. 45 ГК РФ предусматривает возможность объявления гражданина умершим в случае, если в месте его жительства нет сведений о его пребывании в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, - в течение шести месяцев. Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.

Прекращение уголовного дела в отношении умершего возможно лишь тогда, когда это - единственное основание для принятия такого решения. Например, если не удалось доказать факта совершения преступления именно данным лицом, дело подлежит прекращению по реабилитирующему основанию.

При совершении преступления группой лиц смерть одного из соучастников влечет прекращение дела в отношении умершего. В отношении остальных лиц расследование продолжается в обычном порядке.

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Данная норма предусматривает возможность отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, если окажется, что дело частного или частно-публичного обвинения возбуждено при отсутствии заявления потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, где прокурору, а также следователю с согласия прокурора предоставлено право возбуждать уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего.

Согласно ст. 20 УПК РФ возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего уголовные дела частного обвинения (см. ч. 2 ст. 20) о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, 129, ч. 1, и 130 УК РФ, а также уголовные дела частно-публичного обвинения (см. ч. 3 ст. 20) о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 131, ч. 1; 136, ч. 1; 137, ч. 1; 138, ч. 1; 139, ч. 1; 145; 146, ч. 1, и 147, ч. 1, УК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 150 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения предварительное расследование производится в форме дознания. По уголовным делам частно-публичного обвинения предварительное расследование производится в форме предварительного следствия, которое осуществляется согласно п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ следователями прокуратуры.

На практике ситуация, когда производится расследование уголовного дела, возбужденного с нарушениями ст. 20 УПК РФ, может возникнуть при переквалификации деяния. Например, уголовное дело было возбуждено по ч. 2 ст. 131 УК РФ (изнасилование заведомо несовершеннолетней), но в ходе расследования установлено, что потерпевшая являлась совершеннолетней и других отягчающих обстоятельств содеянного не имеется. В данном случае возникает необходимость в квалификации содеянного по ч. 1 ст. 131 УК РФ, в связи с чем возникает вопрос о правомерности продолжения производства по делу и о его прекращении в порядке п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Интерес на практике вызывает применение еще одной уголовно-процессуальной нормы. Согласно ст. 23 УПК РФ если деяние, предусмотренное главой 23 УК РФ (преступления против интересов службы в коммерческих или иных организациях), причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия. При отсутствии согласия руководителей указанных организаций на привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего преступления, предусмотренные ст. ст. 201 - 204 УК РФ, уголовное дело должно прекращаться в порядке п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. При этом необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является не только физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, но и юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Прекращение уголовного дела в связи с отсутствием заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 - 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствием согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечением в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 - 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ (п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Наличие данного основания прекращения уголовного дела связано с появлением в УПК РФ 2001 г. нового раздела - раздел XVII "Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц".

Ст. 448 УПК РФ данного раздела определяет порядок возбуждения уголовного дела в отношении лица, указанного в ст. 447 УПК РФ. Так, в ч. 1 ст. 448 УПК РФ указывается, кем принимается решение о возбуждении уголовного дела в отношении данных лиц и согласие какого органа необходимо для принятия такого решения. Поэтому, если на возбуждение уголовного дела в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы не получено согласия соответственно Совета Федерации или Государственной Думы (п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ), а в отношении судьи Конституционного Суда - согласия Конституционного Суда (п. 3 ч. 1 ст. 448 УПК РФ), судьи Верховного Суда - согласия Высшей квалификационной коллегии судей (п. 4 ч. 1 ст. 448 УПК РФ), иных судей - согласия соответствующей квалификационной коллегии судей (п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ), то в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению.

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 448 УПК РФ в закрытом судебном заседании рассматривается представление прокурора, в результате чего суд должен дать заключение о наличии или отсутствии в действиях данного лица преступления и вынести определение или постановление о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении лица, на привлечение его в качестве обвиняемого или об отказе в этом (ч. 3 ст. 448 УПК). Поэтому, если отсутствует заключение суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 - 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, то незаконно возбужденное в отношении данных лиц уголовное дело либо правомерно возбужденное уголовное дело по факту совершения преступления неизвестным лицом подлежит также прекращению по п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ). Следователь с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Прекратить уголовное дело и освободить от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, в связи с примирением с потерпевшим возможно лишь при наличии совокупности следующих условий:

  1. Лицом, в отношении которого решается данный вопрос, совершено преступление небольшой или средней тяжести <*>. Согласно ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести являются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает два года лишения свободы.
<*> Хотелось бы обратить внимание практических работников на то обстоятельство, что ст. 76 УК РФ предусматривает условием освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим такое условие, как совершение впервые лицом преступления небольшой тяжести. Однако многие авторы предлагали и предлагают расширить сферу применения данной уголовно-правовой нормы и распространить ее применение в том числе на лиц, совершивших преступление средней тяжести. Видимо, законодатель в новом уголовно-процессуальном законе (2001 г.) предвидел предстоящие изменения и дополнения Уголовного кодекса РФ, расширив сферу применения ст. 25 УПК РФ в отличие от ст. 9 УПК РСФСР 1960 г.
  1. Лицо совершило это преступление впервые. При этом впервые совершившим преступление признается:

а) лицо, которое фактически совершило преступление в первый раз, в отношении данного лица не ведется расследование, не объявлен розыск как обвиняемого в связи с совершением другого преступления;

б) лицо, которое ранее совершило преступление, однако истек срок давности привлечения к уголовной ответственности;

в) лицо, которое ранее совершило преступление, однако было освобождено от уголовной ответственности;

г) судимость за ранее совершенное преступление была погашена или снята.

Одним из обязательных элементов освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела по ст. 25 УПК РФ является сам факт примирения лица, совершившего преступление, с потерпевшим. Он означает оформленное в надлежащей процессуальной форме заявление потерпевшего, где должен иметь место его добровольный отказ от своих первоначальных претензий и требований к обвиняемому или подозреваемому с просьбой прекратить уголовное дело. Уголовно-процессуальный закон не указывает формы такого документа. Представляется, что достигнутое мировое соглашение обвиняемого или подозреваемого с потерпевшим оформляется протоколом, который составляет следователь. В нем должны содержаться сведения об обстоятельствах совершенного преступления, о способах устранения общественно опасных последствий, выражено желание участников процесса. Протокол подписывается обвиняемым или подозреваемым, потерпевшим, а также следователем.

Кроме того, в данном протоколе должны содержаться сведения о втором обязательном элементе прекращения уголовного дела по рассматриваемому основанию - о заглаживании причиненного потерпевшему вреда.

Заглаживание причиненного вреда предполагает устранение как имущественных, физических, так и моральных последствий преступления. Способы этого устранения могут выражаться в реальном возмещении в денежной либо иной форме причиненного материального ущерба, или непосредственном (своими силами) устранении вреда, или принесении потерпевшему извинений (как лично, так и публично), а также оказании какой-либо помощи.

Компенсация за причиненный вред должна быть достаточной не с точки зрения лица, совершившего преступление, а с точки зрения самого потерпевшего. В спорных случаях размер денежной компенсации за причиненный моральный вред определяет суд в порядке гражданского судопроизводства.

На практике часто возникает такая проблема. А именно: возможно ли прекратить уголовное дело на основании ст. 25 УПК РФ, если примирение потерпевшего с обвиняемым состоялось, но обвиняемый не может по каким-либо причинам в данный момент возместить причиненный материальный ущерб, дает потерпевшему гарантии, что причиненный преступлением имущественный ущерб действительно к обусловленному сроку будет устранен. При этом встают следующие вопросы: кто должен контролировать выполнение обещания обвиняемого (подозреваемого), если к этому моменту уголовное дело уже прекращено; если обещание обвиняемый (подозреваемый) не выполнил, то должен ли следователь возобновлять производство по делу?

Требование заглаживания причиненного потерпевшему вреда означает реальное восстановление нарушенных прав или возмещение в той или иной форме вреда, его компенсацию. Практика, когда допускается расширительное толкование закона, порождает много неразрешимых вопросов и, с нашей точки зрения, не может быть признана правомерной.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим осуществляется по усмотрению следователя с учетом всего комплекса обстоятельств совершения преступления, личности виновного, а также выполнения обвиняемым (подозреваемым) всех условий, предусмотренных ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.

Следует также отметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки (ст. 26 УПК РФ). Согласно данной норме следователь с согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 77 УК РФ, если будет установлено, что в связи с изменением обстановки данное лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

В данной норме отражены два самостоятельных, хотя и весьма схожих, основания прекращения уголовного дела и освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности: 1) отпадение общественной опасности совершенного деяния вследствие изменения обстановки и 2) утрата общественной опасности лицом, совершившим это деяние, также вследствие изменения обстановки.

Первое основание обусловлено существенными изменениями в социально-экономических, политических и духовных условиях жизни общества. Эти перемены влияют на общественное правосознание, которое в новых условиях не воспринимает как общественно опасное деяние, совершенное в иной обстановке и представляющее значительную опасность для общества в момент совершения. Изменение обстановки должно быть настолько существенным, что под его влиянием отпадает общественная опасность не какого-либо конкретного деяния, а всех преступлений данного вида <*>.

<*> См.: Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования: Учебно-методическое пособие. М.: ЮИ МВД России, 2001. С. 37.

Второе основание означает определенные реальные изменения условий жизни лица, совершившего преступление, которые в дальнейшем исключают возможность совершения данным лицом преступных деяний. Такие изменения могут произойти как по воле обвиняемого или подозреваемого (например, переезд виновного в другую местность с целью разрыва социальных связей с лицами, оказывающими на него криминогенное влияние; расторжение брака, если преступление совершено вследствие семейных ссор и т.п.), а также независимо от их воли и желания (например, призыв на действительную военную службу; увольнение виновного от должности, с использованием которой было совершено преступление; тяжкое заболевание лица, совершившего преступление).

Возможность прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки законодатель связывает также с двумя условиями, указанными в ст. 77 УК РФ. Во-первых, это совершение преступления впервые, а во-вторых, совершенное лицом преступление должно относиться к категории преступлений небольшой или средней тяжести (см. об этом подробнее в разделе, посвященном прекращению уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим).

Рассматривая практическую деятельность следователя по прекращению уголовного дела по ст. 26 УПК РФ, необходимо указать на следующие ошибки, допускаемые при реализации данной нормы:

  1. Часто допускается расширительное, вопреки точному смыслу закона, толкование ст. 26 УПК РФ, когда она применяется со ссылкой на "нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности", хотя нет достаточных оснований для прекращения уголовного дела по данной норме.
  2. Прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки иногда применяется как основание к отказу в возбуждении уголовного дела по мотиву изменения обстановки, хотя в законе прямо указано, что это - основание к прекращению уголовного дела.
  3. Ошибкой является применение данного основания к прекращению уголовного дела вместо другого основания, чаще всего деятельного раскаяния (см. ст. 28 УПК РФ). Действительно, некоторое сходство этих оснований существует, тем не менее разграничивать их необходимо. На практике иногда расценивают факт устранения подозреваемым или обвиняемым вредных последствий от преступления (один из признаков деятельного раскаяния) как утрату им общественной опасности.

В соответствии с ч. 2 ст. 26 УПК РФ до прекращения уголовного дела лицу должны быть разъяснены основание прекращения уголовного дела и право возражать против его прекращения по данному основанию. Если обвиняемый или подозреваемый возражает против такого решения, то производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (см. ч. 2 ст. 27 УПК РФ). Так, например, Президиум областного суда отменил постановление судьи о прекращении дела, поскольку по делу "указанные требования закона выполнены не были: судебное решение постановлено в отсутствие подсудимого Фадеева" <*>.

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 5. С. 15.

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ). В соответствии с данной нормой следователь с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ.

Условиями применения ч. 1 ст. 28 УПК РФ являются, как мы уже рассматривали при комментарии ст. 25 и 26 УПК РФ, два обстоятельства: 1) совершение обвиняемым или подозреваемым преступления небольшой или средней тяжести <*> и 2) совершение преступления данным лицом впервые.

<*> Хотелось бы обратить внимание практических работников на то обстоятельство, что ст. 75 УК РФ предусматривает условием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием совершение впервые лицом преступления небольшой тяжести. Однако многие авторы предлагали и предлагают расширить сферу применения данной уголовно-правовой нормы и распространить ее применение в том числе на лиц, совершивших преступление средней тяжести. Видимо, законодатель в новом уголовно-процессуальном законе (2001 г.) предвидел предстоящие изменения и дополнения Уголовного кодекса РФ, расширив сферу применения ст. 28 УПК РФ (так же как и ст. 25 УПК РФ) в отличие от ст. 7 УПК РФ 1960 г.

Основанием для освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 75 УК РФ и, следовательно, прекращения уголовного преследования по ч. 1 ст. 28 УПК РФ является деятельное раскаяние виновного, правовая сущность которого состоит в его добровольных позитивных посткриминальных действиях, выражающихся в явке с повинной, способствовании раскрытию преступления, возмещению причиненного ущерба или иным образом заглаживанию вреда, причиненного в результате преступления.

Перед следователем может возникнуть вопрос: достаточно ли совершения одного из перечисленных в ч. 1 ст. 75 УК действий для констатации деятельного раскаяния, или необходима их совокупность? Конечно, в идеале для освобождения от уголовной ответственности лица в связи с деятельным раскаянием и прекращения уголовного преследования по ст. 28 УПК РФ необходимо наличие всех элементов деятельного раскаяния, указанных в законе. Однако, на практике такая идеальная совокупность встречается крайне редко. Практика однозначно складывается в пользу признания наличия в действиях лица деятельного раскаяния, когда обвиняемый или подозреваемый мог реально выполнить лишь некоторые действия. Например, лицо, явившееся с повинной, активно оказывало помощь следствию в раскрытии преступления, но средств для возмещения материального ущерба у него не имеется. Либо лицо было задержано в момент совершения преступления или сразу после этого, и в период расследования оно способствовало раскрытию преступления и возместило причиненный ущерб. Представляется такое положение правильным, поскольку в законодательном порядке не закреплено, что все указанные посткриминальные действия лицо, совершившее преступление, должно выполнить в совокупности <*>.

<*> Подробнее см.: Ендольцева А.В. Учет деятельного раскаяния при освобождении от уголовной ответственности и наказания: Монография. М.: Российская академия правосудия, 2002. С. 23.

При этом важное значение имеет не только установление отдельных признаков деятельного раскаяния, но и их правильное процессуальное закрепление, доказывание, правовая оценка добровольности и своевременности, причин и мотивов такого поведения подозреваемого или обвиняемого.

Одним из признаков деятельного раскаяния, подлежащим процессуальному закреплению, является явка с повинной. Ст. 142 УПК РФ определяет явку с повинной как добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч. 3 ст. 141 УПК РФ. Целесообразно было бы в протоколе о явке с повинной делать отметку о разъяснении явившемуся с повинной ст. 51 Конституции РФ о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, и ст. ст. 61, 75 УК РФ (об обстоятельствах, смягчающих наказание, и освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием).

Под способствованием раскрытию преступления следует понимать действия подозреваемого или обвиняемого, помогающие органам предварительного расследования в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию, определенных ст. 73 УПК РФ, т.е. это - активные действия лица, совершившего преступление, направленные на содействие следствию в собирании и проверке доказательств по расследуемому уголовному делу.

Возмещение причиненного ущерба может осуществляться различными способами: возвращение похищенных денег или имущества; предоставление потерпевшему другой вещи взамен утраченной, поврежденной, равной по стоимости, либо ее денежная компенсация; восстановление поврежденного имущества; оказание иной помощи (материальной или физической) в устранении вреда. К иным способам заглаживания вреда, причиненного преступлением, относится заглаживание морального вреда путем, например, извинения (в том числе публичного), опровержения ложных, позорящих потерпевшего сведений; оказание помощи потерпевшему на месте происшествия (например, при дорожно-транспортном происшествии); оказание помощи в лечении потерпевшего и т.д.

Способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба должны фиксироваться в соответствующих документах как до возбуждения уголовного дела (в соответствующих рапортах, справках, объяснениях, расписках, подтверждающих возмещение причиненного ущерба, и т.д.), так и после возбуждения уголовного дела в протоколах допросов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, иных следственных действий с участием лица, совершившего преступление (осмотра, выемки, обыска, опознания, проверки показаний на месте, следственного эксперимента, очных ставок и т.д.). Кроме того, может осуществляться процессуальное фиксирование показаний и действий подозреваемого или обвиняемого с применением технических средств (звукозапись, видеозапись).

Принимая решение о прекращении уголовного преследования по ч. 1 ст. 28 УПК РФ, следователю необходимо убедиться в добровольности раскаяния подозреваемого или обвиняемого, для чего уяснить:

<*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002. С. 131.

Доказывание совершения лицом впервые преступления небольшой или средней тяжести осуществляется в соответствии с требованиями ст. ст. 15, 16, 18 УК РФ и заключается в приобщении к материалам уголовного дела сведений, достоверно устанавливающих личность человека, совершившего данное преступление.

Часть 2 ст. 28 УПК РФ указывает, что прекращение уголовного преследования по уголовному делу о преступлении иной категории по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 28 УПК РФ, возможно только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ (см. ч. 2 ст. 75 УК РФ).

В примечаниях к этим статьям указываются конкретные, в основном не предусмотренные ч. 1 ст. 75 УК РФ, позитивные действия, в случае совершения которых лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности. Условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием применительно к каждому такому преступлению имеют свои особенности. Поэтому, по мнению многих авторов, требование законодателя в ч. 2 ст. 75 УК РФ о соблюдении условий, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ, лицом, совершившим преступления иной категории, при освобождении от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ, сформулировано неудачно.

Кроме того, в этих примечаниях законодатель не уполномочивает, а обязывает освободить лицо от уголовной ответственности, если оно выполнит все те условия, которые там указаны.

Таким образом, специальные основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, предусмотренные примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК РФ, являются автономными, и их установление само по себе достаточно для принятия решения о прекращении уголовного преследования в порядке ч. 2 ст. 28 УПК РФ.

Особенность доказывания деятельного раскаяния в этих специальных случаях состоит в установлении и проверке в соответствии с положениями УПК РФ выполнения лицом этих действий, т.е. требований, перечисленных в примечании соответствующей статьи Особенной части УК РФ. При этом важно доказать добровольность, своевременность совершенных подозреваемым или обвиняемым действий, установить достоверность определенных обстоятельств. Критериями правовой оценки таких действий и обстоятельств могут быть: наличие у лица свободы выбора поведения, подтверждение показаний лица объективными факторами и поступками и т.д. <*>.

<*> Савкин А.В. Деятельное раскаяние в преступлении: правовые и криминалистические проблемы: Автореф. дис... д.ю.н. М.: ВНИИ МВД России, 2002. С. 42.

Согласно ч. 3 ст. 28 УПК РФ до прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения в соответствии с ч. 1 и 2 данной нормы и право возражать против прекращения уголовного преследования.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 28 УПК РФ, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает. В данном случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (ч. 4 ст. 28, а также ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Представляется необходимым обратить внимание практических работников на следующее обстоятельство. В новом УПК РФ в ст. ст. 24 - 28 предусмотрены основания и порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования. В ст. 28 УПК РФ указывается только о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Но понятие прекращения уголовного преследования несколько отличается от понятия прекращения уголовного дела. Отличие это заключается в том, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования (см. ч. 3 ст. 24 УПК РФ). В случае прекращения уголовного преследования в отношении отдельного лица по групповому уголовному делу все дело не прекращается, и в отношении других лиц оно расследуется в обычном порядке. Кроме того, при прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица по ч. 2 ст. 28 УПК РФ указанный субъект в силу специфики оснований, содержащихся в примечаниях соответствующих статей Особенной части УК РФ, может перейти в иной процессуальный статус (например, свидетеля для оказания содействия в раскрытии и расследовании преступления). Поэтому в данном случае прекращение уголовного преследования может не сопровождаться прекращением уголовного дела <*>.

<*> См.: Виноградова О.Б. Нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования (по материалам проекта УПК Российской Федерации) // Российский следователь. 2001. N 9. С. 9 - 10.

Если же по уголовному делу подозревается или обвиняется одно лицо, то в случае прекращения уголовного преследования в отношении его в связи с деятельным раскаянием (особенно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 28 УПК РФ) должно быть прекращено и уголовное дело в целом.

Однако в УПК РФ этого не предусмотрено. Поэтому было бы целесообразным дополнить ст. 27 УПК РФ частью 5 следующего содержания: "Прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого означает и прекращение уголовного дела в целом, если по данному делу нет других соучастников преступления", - а также дополнить название и текст ст. 28 УПК РФ словами "о прекращении уголовного дела" <*>.

<*> См.: Савкин А.В. Указ. соч. С. 43.

Основания прекращения уголовного преследования (ст. 27 УПК РФ). Раскрывая содержание ст. ст. 24, 25, 26, 28 УПК РФ, представлялось целесообразным обратиться к положениям ст. 27 УПК РФ. Тем не менее необходимо остановиться на моментах, которые нами не были до сих пор отражены.

Часть 1 ст. 27 УПК РФ говорит о том, что уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям:

  1. Непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. В УПК РСФСР 1960 г. весьма сходное основание прекращения уголовного дела содержалось в п. 2 ч. 1 ст. 208. Оно было сформулировано следующим образом: уголовное дело прекращается при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств. Такой вывод позволяет сделать закрепленный в ст. 49 Конституции РФ принцип презумпции невиновности, поскольку недоказанная виновность тождественна доказанной невиновности, т.е. непричастности к совершению преступления.

Правомерность применения п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (прекращение уголовного преследования в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления) определяется следующими условиями:

Принятие решения о прекращении уголовного преследования в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления не означает прекращения всего производства по уголовному делу (см. ч. 4 ст. 27 УПК РФ). Предварительное следствие необходимо продолжать до полного установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу. Если же лицо, совершившее преступление, так и не обнаружено, то по истечении срока предварительного следствия возникает необходимость приостановить производство по делу по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Напомним, что в соответствии с ч. 2 ст. 212 УПК РФ в случае прекращения уголовного преследования по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, следователь или прокурор принимает предусмотренные главой 18 УПК РФ меры по реабилитации лица.

  1. Уголовное преследование прекращается в связи с прекращением уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 - 6 части первой ст. 24 УПК РФ. Этот пункт фактически дублирует ч. 3 ст. 24 УПК РФ, в которой указывается, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.
  2. Уголовное преследование прекращается вследствие акта об амнистии. Амнистия - это нормативный акт высшего органа государственной власти, который освобождает от уголовной ответственности или отбывания наказания (полностью или частично) лиц, совершивших определенные виды преступлений, а также предусматривает замену назначенного судом наказания более мягким, снятие судимости. Право издания федеральных актов об амнистии в отношении индивидуально неопределенного круга лиц предоставлено Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации (п. "е" ч. 1 ст. 103 Конституции РФ и ч. 1 ст. 84 УК РФ).

Акт об амнистии может касаться какой-либо одной или нескольких категорий лиц по различным признакам: полу (к примеру, женщин), возрасту (несовершеннолетних, лиц старше определенного возраста и т.п.), состоянию здоровья (инвалидов), определенному виду преступлений (неосторожные) и т.д.

Согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования по основанию, указанному в п. 3 ч. 1 данной статьи (вследствие акта об амнистии), не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

  1. Уголовное преследование прекращается при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению.

Согласно ч. 1 ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. В ст. 6 УК РФ этот конституционный принцип справедливости воспроизведен в следующей редакции: никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Следовательно, одно и то же лицо неоднократно не может привлекаться к уголовной ответственности за одно и то же преступление, независимо от того, было ли оно ранее за это осуждено, оправдано, или же дело в отношении его прекращено судом. Данное правило применимо и к деяниям, совершенным в других государствах (см. ст. 12 УК РФ).

Тем не менее уголовно-процессуальный закон предусматривает, что в случае отмены приговора, определения или постановления суда ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (см. ст. 413 УПК РФ) или же когда приговор, определение или постановление суда отменены в порядке надзора (см. ст. 409 УПК РФ), преступление, ранее вмененное лицу, может быть предметом расследования.

Непременным условием прекращения уголовного преследования в связи с наличием вступившего в законную силу приговора, определения или постановления суда является их вынесение в отношении данного лица. Поэтому если в совершении преступления принимали участие иные лица, которые не привлекались к уголовной ответственности, то наличие решений суда не служит основанием для прекращения уголовного преследования в отношении этих лиц.

  1. Уголовное преследование прекращается при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если в установленном порядке постановление о прекращении уголовного дела (видимо, необходимо было бы добавить: и о прекращении уголовного преследования) не отменено, следователь, как и орган дознания, и прокурор не может привлечь вновь данное лицо за то же преступление к уголовной ответственности. Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 214 УПК РФ прокурор, признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

Для прекращения уголовного преследования по рассматриваемому основанию необходимо, чтобы соответствующее постановление относилось к лицу, деяние которого расследуется в ходе нового производства. А также постановление должно касаться того же обвинения.

  1. Уголовное преследование прекращается в связи с отказом Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица. Ч. 8 ст. 448 УПК РФ предусматривает порядок возбуждения уголовного дела в отношении Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий. В данной норме содержится положение, идентичное п. 8 ч. 1 ст. 27 УПК РФ о прекращении уголовного преследования в отношении Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий.

Рассматривая ст. 27 УПК РФ, следует отметить, что в соответствии с ее частью 4 в случаях, предусмотренных этой статьей, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела. Представляется, что безоговорочно с этим положением можно согласиться применительно к п. 1 ч. 1 данной нормы, где, как мы уже отмечали, уголовное дело в связи с прекращением уголовного преследования по причине установления непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления действительно не прекращается, а его производство продолжается до установления виновного лица и по окончании срока следствия приостанавливается по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. В отношении остальных случаев прекращения уголовного преследования, указанных в ч. 1 ст. 27 УПК РФ, следует отметить, что уголовное дело при этом не прекращается лишь в случаях, когда преступление совершено в соучастии и в отношении других соучастников нет оснований, предусмотренных ст. ст. 24 - 28 УПК РФ, для прекращения уголовного дела или уголовного преследования (см. ч. 5 ст. 213 УПК РФ).

Прекращение уголовного дела при производстве о применении принудительных мер медицинского характера, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда (п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК РФ). Уголовно-процессуальный закон по делам об общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, предоставляет следователю возможность по окончании предварительного следствия прекратить дело производством по основаниям, предусмотренным ст. ст. 24 и 27 УПК РФ, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Второй вариант предписывает следователю прекратить дело, когда лицо вследствие характера совершенного деяния и своего психического расстройства не представляет опасности, во-первых, для себя, во-вторых, для других, а также когда эти обстоятельства не связаны с возможностью причинения им иного существенного вреда. Совокупность этих показателей оценивается следователем и становится основанием вынесения постановления о прекращении уголовного дела.

Говоря о характере совершенного деяния, необходимо оценивать способ и мотивы совершенного преступления, форму вины, квалифицирующие признаки, социальную значимость, роль данного лица, если преступление совершено в соучастии и т.д. Виды, формы психических расстройств детально описаны в судебно-психиатрической литературе.

Если характер совершенного деяния и психическое расстройство лица, совершившего преступление, позволяют сделать вывод, изложенный в п. 1 ч. 1 ст. 439, такое лицо не нуждается в применении к нему принудительных мер медицинского характера, назначаемых судом. Тем не менее следователь, прекративший уголовное дело по рассматриваемому основанию, обязан сообщить о таком лице местным органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством о здравоохранении <*>.

<*> См.: Основы законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан" // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 33. Ст. 1318; Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 года // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 33. Ст. 1913; Собрание законодательства РФ. 1998. N 30. Ст. 3613.

Прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427 УПК РФ). Данной нормой предусмотрен порядок прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого с применением к нему судом принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 427 УПК РФ в отношении несовершеннолетнего, совершившего впервые преступление небольшой или средней тяжести, следователь с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия. Данное постановление вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд.

Применение данной нормы не требует активных посткриминальных действий несовершеннолетнего. Поэтому, если материалами дела будет установлено, что отсутствуют основания, позволяющие прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего по ст. ст. 25, 26, 28 УПК РФ, правоприменителю предоставляется еще один шанс для исправления несовершеннолетнего без реализации мер уголовного наказания, но с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

В случаях отмены судом постановления о прекращении уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия (если несовершеннолетний систематически не выполняет требований, предусмотренных принудительной мерой воспитательного воздействия и об этом ходатайствует специализированное учреждение для несовершеннолетних, осуществляющее за ним контроль) материалы уголовного дела направляются прокурору. Дальнейшее производство по данному уголовному делу продолжается в порядке, установленном частью второй УПК РФ.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 427 УПК РФ, не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель против этого возражает (ч. 6 ст. 427 УПК РФ).

Процессуальный порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Итак, уголовно-процессуальный закон предусматривает в качестве одного из видов окончания предварительного следствия прекращение уголовного дела. Следователь вправе принять решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в рамках своей компетенции, определенной ст. 151 УПК РФ. В ряде случаев возможность прекращения уголовного дела или уголовного преследования законодатель связывает с согласием прокурора (см. ст. ст. 25, 26, 28, 427 УПК РФ). Согласие прокурора должно быть надлежащим образом юридически оформлено в виде письменной резолюции на постановлении о прекращении уголовного дела. С этого момента возникают все правовые последствия принятого процессуального решения.

Решение о прекращении уголовного дела должно быть принято в течение сроков, установленных для производства предварительного следствия (см. ст. 162 УПК РФ). При этом должны быть соблюдены права и законные интересы участников процесса и иных лиц (см. ч. 4 ст. 213 УПК РФ) путем: 1) вручения либо направления копии постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику; 2) разъяснения при этом потерпевшему и гражданскому истцу права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства, если уголовное дело прекращается по основаниям, предусмотренным п. п. 2 - 6 ч. 1 ст. 24; ст. 25; ст. 26; п. п. 2 - 7 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ. Кроме того, должно быть обеспечено право на обжалование принятого решения в соответствии с ч. 1 ст. 19, ст. 123 УПК РФ путем разъяснения порядка обжалования постановления о прекращении уголовного дела, предусмотренного ст. ст. 124, 125 УПК РФ.

Решение следователя о прекращении уголовного дела оформляется мотивированным постановлением, копия которого направляется прокурору (см. ч. 1 ст. 213 УПК РФ). Постановление состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной. В ч. 2 ст. 213 УПК РФ указаны те положения и моменты, которые должны быть в постановлении.

Во вводной части указывается дата и место вынесения постановления, должность, фамилия, инициалы лица, его вынесшего (см. п. п. 1, 2 ч. 2 ст. 213 УПК РФ). Кроме того, представляется, что здесь должны быть указаны номер уголовного дела, а также, как это предусмотрено в п. п. 3, 4 ч. 2 ст. 213 УПК РФ, обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело.

В описательной части излагаются результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование, применявшиеся меры пресечения (см. п. п. 5, 6 ч. 2 ст. 213 УПК РФ). Представляется, хотя это не предписано законодателем в рассматриваемой уголовно-процессуальной норме, но в данной части постановления должны быть указаны основания прекращения уголовного дела, желательно, на наш взгляд, дать ссылки на соответствующие листы дела, где имеются тому доказательства (например, протокол о явке с повинной; расписка потерпевшего или протокол его допроса со сведениями, что ему возмещен подозреваемым или обвиняемым причиненный ущерб; процессуальные акты, отражающие участие подозреваемого или обвиняемого в раскрытии и расследовании преступления; протокол о мировом соглашении потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого) и заглаживании данным лицом причиненного потерпевшему вреда и т.д.).

Резолютивная часть постановления фиксирует собственно решение следователя о прекращении уголовного дела. В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 213 УПК РФ указываются пункт, часть, статья УПК РФ, на основании которых прекращаются уголовное дело и (или) уголовное преследование. Если в ходе предварительного следствия применялись меры пресечения, то возникает необходимость решить вопрос об их отмене. Такое же решение принимается в случае применения наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров (см. п. 8 ч. 2 ст. 213 УПК РФ).

Согласно п. 9 ч. 2 ст. 213 УПК РФ постановлением должен быть разрешен вопрос о вещественных доказательствах, в отношении которых следует указать конкретные распорядительные меры (например, орудия преступления и вещи, запрещенные к обращению, передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются; остальные вещи выдаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. В случае спора о принадлежности этих вещей спор подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства; документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при деле в течение всего срока хранения последнего или передаются заинтересованным учреждениям или гражданам). Следует напомнить, что вещественные доказательства или иное имущество, подлежащее возвращению владельцам, выдаются им в натуре под расписку, которая подшивается в уголовное дело.

Кроме того, в постановлении о прекращении уголовного дела должна быть запись о том, что настоящее постановление может быть обжаловано прокурору и в суд в порядке, установленном главой 16 УПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 213 УПК РФ в случаях, когда прекращение уголовного дела допускается только с согласия обвиняемого (п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25, 26, 28, а также п. п. 3, 6 и 7 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) или потерпевшего (ст. 25 УПК РФ), наличие такого согласия отражается в постановлении. В данном процессуальном акте должна быть запись о том, что обвиняемый (подозреваемый) такой-то, а в необходимых случаях - потерпевший не возражают против прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по основанию, предусмотренному таким-то пунктом такой-то части такой-то статьи УПК РФ. Данное положение должно быть закреплено подписью обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего.

Согласно ч. 5 ст. 213 УПК РФ если основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, то следователь в соответствии со ст. 27 УПК РФ выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом производство по уголовному делу продолжается.

Возобновление производства по прекращенному уголовному делу. В соответствии со ст. 214 УПК РФ прокурор, признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

На практике можно встретить следующие случаи несоблюдения требований о законности и обоснованности:

Законность представляет точное соответствие нормам законодательства как самого процессуального акта, так и деятельности следователя, прокурора, а также органов дознания, предшествующей его принятию.

Таким образом, основаниями возобновления прекращенного уголовного дела служат допущенные следователями нарушения при производстве и окончании предварительного следствия, которые привели к вынесению незаконного и необоснованного решения о прекращении дела.

Возобновление производства по ранее прекращенному уголовному делу возможно в соответствии со ст. ст. 413 и 414 УПК РФ, но лишь в том случае, если не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 214 УПК РФ, см. также ст. 78 УК РФ).

Принимая решение об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, прокурор определяет, в какой орган дело направляется для дополнительного расследования, какие процессуальные действия необходимо выполнить. В соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ при этом прокурором может быть установлен дополнительный срок следствия, который не может превышать один месяц со дня поступления данного уголовного дела к следователю. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях в порядке, установленном ст. 162 УПК РФ.

Решение о возобновлении производства по уголовному делу доводится до сведения обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей (см. ч. 4 ст. 214, ч. 3 ст. 211 УПК РФ).

§ 3. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением Окончание предварительного следствия составлением обвинительного заключения

Признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя, о чем составляет протокол в соответствии со статьями 166 и 167 УПК РФ.

Таким образом, в основу принятия решения об окончании предварительного следствия и составлении обвинительного заключения положен объективно-субъективный критерий. Это означает, что решение об окончании следствия принимает следователь на основе принципа свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ) по своему внутреннему убеждению. Однако, его субъективная оценка окончания следствия не является произвольной, она основывается на таких объективных признаках: выполнение всех следственных действий по делу и достаточность собранных доказательств для составления обвинительного заключения. Достаточность собранных доказательств для составления обвинительного заключения, в свою очередь, означает и достаточность именно обвинительных доказательств для дальнейшего движения дела прокурору, в суд и, в конечном итоге, завершения уголовного судопроизводства обвинительным приговором. Принцип достаточности доказательств не означает, что следователь обязан провести по каждому делу абсолютно все возможные следственные действия. Он обязан произвести те следственные действия, которые необходимы для проверки версий защиты и собирания достаточных доказательств виновности обвиняемого. На практике следователи часто теряют время впустую по групповым делам, увлекаясь для подстраховки многочисленными и ничего не значащими очными ставками. Признавая предварительное следствие оконченным, следователь должен исходить, прежде всего, из требований, изложенных в части 2 статьи 14 УПК РФ. Там содержится принципиально важное положение, которое условно можно назвать основой доказывания по каждому делу: "Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения". К тому же, если взглянуть на определяемый законом предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ), то вполне можно констатировать, что закон, как и прежде, требует от следователя всесторонности, полноты и объективности исследования всех обстоятельств дела. Хотя, напрямую эти принципы упоминаются фрагментарно и отрывочно: о полноте и объективности говорится в части 4 статьи 152 УПК, о всесторонности и объективности - в части 2 статьи 154 УПК. Тем не менее в современном уголовном судопроизводстве от следователя невозможно добиваться установления так называемой объективной истины. Невозможно установить все обстоятельства, все детали преступления ретроспективно, а если бы теоретически и было возможно, то это уже было бы другое преступление. Каждое преступление, как объективное явление, неповторимо, как бы оно ни было похожим на другое преступление. Поэтому следователь осуществляет уголовное преследование до направления дела с обвинительным заключением прокурору в рамках обеспечения всесторонности, полноты и объективности ставших известными ему обстоятельств и версий из различных источников, особого внимания требует проверка версий защиты. Если эти версии содержат в себе доводы о непричастности обвиняемого к совершению преступления, его невиновности либо об иных обстоятельствах, исключающих преступность и наказуемость деяния, то все эти доводы должны быть надлежаще проверены, и только при полном убеждении следователя, что они опровергнуты, а доказательств обвинения достаточно для рассмотрения дела в суде, он может принять решение об окончании следствия и составлении обвинительного заключения.

При окончании следствия с обвинительным заключением следователь должен располагать совокупностью доказательств. Последнее - это не количественная, а качественная категория. Совокупность доказательств представляет собой систему, когда доказательства внутренне логически взаимосвязаны, не противоречат друг другу и исключают иное объяснение события. Приходя к выводу об окончании следствия, следователь должен прийти к убеждению о наличии в деле уголовно-судебной достоверности собранных доказательств. В свое время С.В. Познышев дал четкое понятие уголовно-судебной достоверности: "Уголовно-судебная достоверность есть такая высокая степень вероятности, при которой известное решение подкрепляется твердо установленными фактами при отсутствии фактов, ему противоречащих или указывающих на недостаточную обследованность дела и недостаточность собранных доказательств" (Познышев С.В. Уголовный процесс. М., 1913. С. 182). Безусловно, следователь принимает решение с максимальной степенью вероятности, на основе твердо установленных фактов и при отсутствии иных фактов, им противоречащих (вернее, опровергнутых, если таковые имеются), к тому же при наличии достаточности собранных доказательств.

Составление следователем протокола уведомления об окончании следственных действий означает юридическое оформление окончания производства следственных действий и переход к этапу ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела.

Помимо обвиняемого следователь уведомляет об окончании следственных действий защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.

На этапе окончания предварительного следствия, который представляет собой сложный и комплексный характер, очень важное значение имеет планирование следователем своей работы по причине, прежде всего, ограниченности процессуальных сроков. Следователь обязан рассчитать и запланировать сроки осуществления ознакомления с материалами дела участников уголовного судопроизводства как со стороны защиты, так и обвинения. В обязанность следователя входит отложение ознакомления с делом на срок не более 5 суток при неявке по уважительным причинам защитника, законного представителя обвиняемого или представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Следователь по объемным и групповым делам всегда должен быть готов к сложности и временным затратам при выполнении процессуальных действий, предусмотренных частью 4 статьи 215 УПК РФ. Здесь речь идет исключительно об обвиняемом и его защитнике. Несмотря на равенство участников уголовного судопроизводства со стороны защиты и обвинения, обвиняемый все же является центральной фигурой на досудебном уголовном судопроизводстве вследствие специфичности его процессуального положения. Какими бы ни были крайне неблагоприятными последствия совершенного преступления для других участников процесса, однако только обвиняемому грозит осуждение и уголовное наказание. В отношении обвиняемого, с одной стороны, по убеждению следователя уже собраны достаточные доказательства его виновности, с другой стороны, эти доказательства еще только требуется проверить с помощью наиболее совершенной процессуальной процедуры, присущей только судебному разбирательству. На это специфическое положение обвиняемого указывали в свое время А.Д. Черкасов и Н.А. Громов (О допросе обвиняемого с позиций презумпции невиновности // Государство и право. 1995. N 12. С. 156). Как раз эта специфичность процессуального положения обвиняемого, превращающая его в центральную фигуру уголовного судопроизводства, и обусловливает особое отношение к вопросам обеспечения его права на защиту. По этой причине законодатель и вводит усложненные процедуры обеспечения права на ознакомление с материалами уголовного дела в упомянутой части 4 статьи 215 УПК РФ. В случае невозможности избранного обвиняемым защитника явиться для ознакомления с материалами уголовного дела следователь по истечении 5 суток вправе предложить обвиняемому избрать другого защитника или при наличии ходатайства обвиняемого принимает меры для явки другого защитника. Из смысла части 3 статьи 50 УПК вытекает, что для явки другого приглашенного обвиняемым защитника также требуется время не более 5 суток. В иных случаях, если обвиняемый не отказывается от защитника в порядке, предусмотренном статьей 52 УПК, следователь принимает меры для явки защитника по назначению. В случае отказа обвиняемого от назначенного защитника следователь предъявляет обвиняемому материалы уголовного дела для ознакомления без участия защитника. Однако, если в соответствии со статьей 51 УПК РФ участие защитника в деле является обязательным, то следователь обеспечивает участие защитника по назначению.

По сложным и групповым делам в целях обеспечения завершения следствия целесообразно создавать следственные группы, в ряде случаев поручать проведение отдельных процессуальных действий органу дознания. По таким делам немаловажно обеспечивать оптимальную нагрузку на следователя, координацию со стороны начальника следственного отдела. Однако главное условие успешного решения процессуальных задач - в организованности, чувстве ответственности, дисциплинированности, квалификации самого следователя. Несомненное значение имеет контактность и коммуникабельность следователя с другими участниками процесса и одновременно требовательность и настойчивость. Это подтверждено и на практике. Так, при правильной организации работы, умелом планировании следователем в трехмесячный срок было завершено следствие о нескольких эпизодах покушений на убийство с тремя избранными защитниками. По другому делу в четырехмесячный срок завершено серьезное дело об организованном сбыте наркотиков с наличием пяти защитников. Вместе с тем можно привести и в качестве отрицательного примера, когда следователь не смог справиться в установленные сроки с делом из одного эпизода в отношении одного обвиняемого из-за отсутствия планирования в работе даже с защитником по назначению.

Действующий УПК несколько облегчил работу следователя при окончании следствия, когда обвиняемый не содержится под стражей (ч. 5 ст. 215 УПК РФ). При неявке обвиняемого для ознакомления с материалами уголовного дела без уважительных причин либо если он иным образом уклоняется от ознакомления с делом, то следователь по истечении 5 суток со дня объявления об окончании следственных действий либо со дня окончания ознакомления с материалами дела иных участников уголовного судопроизводства составляет обвинительное заключение и направляет материалы уголовного дела прокурору.

В этих случаях необходима добросовестность следователя, надлежащий процессуальный ведомственный контроль и прокурорский надзор. Недопустимо, чтобы эти процессуальные правила применялись для ускоренного ради отчетности завершения следствия в нарушение права на защиту либо прикрывали собой факты, когда обвиняемый не просто уклоняется от ознакомления с материалами уголовного дела, а фактически скрывается. Поэтому целесообразно в каждом следственном подразделении отработать систему проверки фактов на предмет того, действительно ли обвиняемый не желает знакомиться с делом и по этой причине не является к следователю или иным образом уклоняется от явки, либо обвиняемый скрывается от следствия. Все эти разновидности поведения обвиняемых влекут за собой совершенно разные процессуальные последствия.

Выполнение требований статьи 216 УПК РФ производится в том же порядке, который существовал и ранее. Ознакомление проводится в порядке, установленном статьей 217 УПК РФ, т.е. в процессуальном режиме ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника.

Последние осуществляют ознакомление с материалами уголовного дела после выполнения требований статьи 216 УПК. Следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, за исключением случаев, когда в порядке, предусмотренном частью 9 статьи 166 УПК, принято решение о неразглашении данных о потерпевшем, его представителе или свидетеле в целях обеспечения их безопасности. В этих случаях обвиняемый и его защитник знакомятся только с содержанием показаний этих лиц или иных проводимых с ними следственных действий. Для ознакомления предъявляются также вещественные доказательства. Если поступила просьба обвиняемого или его защитника, то предъявляются также фотографии, материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и иные приложения к протоколам следственных действий.

По общему правилу ознакомление обвиняемого и его защитника должно проводиться совместно, в противном случае возникает сомнение в качестве оказываемой обвиняемому юридической помощи, которое опровержимо лишь ходатайствами как обвиняемого, так и защитника о предоставлении возможности раздельного ознакомления с материалами уголовного дела. В практике Верховного Суда РФ и судов субъектов Федерации есть немало приговоров, отмененных лишь по причинам раздельного ознакомления с делом обвиняемого и защитника при отсутствии ходатайств на это; судами это расценивается как нарушение права на защиту.

На практике встает вопрос: если у обвиняемого несколько приглашенных защитников, то как производить ознакомление с материалами уголовного дела - обязательно всем вместе и с непременным участием обвиняемого или с каждым защитником поочередно? Часть прокурорско-следственных работников считает: чтобы не было вопросов по нарушению права на защиту, следует собирать всех защитников вместе не только для проведения ознакомления с материалами уголовного дела, но и для выполнения любого иного следственного действия с ним. Позиция явно не безупречная, исходит из позиции "перестраховаться", а на деле создает неудобства и волокиту. При наличии у обвиняемого нескольких приглашенных защитников достаточно совместного ознакомления обвиняемого с делом с одним из приглашенных защитников, остальным защитникам, конечно, также должны быть представлены материалы дела для ознакомления, но они вправе знакомиться с ними раздельно. Такой же позиции начинает придерживаться и судебная практика. Иной вопрос, когда для так называемого ускорения окончания следствия обвиняемому для совместного ознакомления вместо приглашенного защитника навязывается защитник по назначению. Такие случаи следует расценивать как нарушение права на защиту.

При наличии в деле нескольких обвиняемых последовательность предоставления им и их защитникам материалов уголовного дела устанавливается следователем. Однако, эти свои полномочия следователю следует использовать разумно, в интересах, прежде всего, соблюдения прав всех обвиняемых на защиту и минимизации затрат времени на окончание следствия. Лучший способ для этого - контактность следователя, доброжелательность, умение координировать процессуальные действия по времени со своими процессуальными оппонентами. Вместе с тем вовсе недопустима и мягкотелость, пассивность следователя. Вряд ли кто примет во внимание оговорки следователя по поводу нарушения им процессуальных сроков вследствие его перегруженности. Поэтому и от защитников иногда надо требовать планирования своей работы, выбора приоритетов при осуществлении своих процессуальных функций, а в необходимых случаях и реагировать по поводу волокиты, иногда допускаемой на этапе окончания предварительного следствия.

Следователь должен прогнозировать выполнение завершающих процессуальных действий, связанных с окончанием предварительного следствия, особенно по объемным многотомным делам. Он не вправе ограничивать участников процесса при ознакомлении с делом во времени. Следует иметь в виду, что норма, содержавшаяся в старом процессуальном законодательстве, позволявшая постановлением, утвержденным прокурором, ограничивать обвиняемого и его защитника с ознакомлением с материалами дела по времени, ныне не действует.

В части 2 статьи 217 УПК РФ сказано, что в процессе ознакомления с материалами уголовного дела, состоящего из нескольких томов, обвиняемый и его защитник вправе повторно обращаться к любому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств. Применение технических средств при ознакомлении с материалами уголовного дела значительно ускоряет выполнение этих процессуальных действий.

На руки обвиняемому и его защитнику выдаются не все копии документов. Копии документов и выписки из уголовного дела, в котором содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, хранятся при уголовном деле и предоставляются обвиняемому и его защитнику во время судебного разбирательства.

Требования закона о запрете на ограничение обвиняемого и его защитника во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела, не должны приводить к освобождению из-под стражи опасных преступников, что влечет затем самые негативные последствия: волокиту, растягиваемую на многие месяцы, приостановление следствия из-за того, что освобожденный из-под стражи обвиняемый скрывается. Для этого следователь должен неукоснительно руководствоваться требованиями статьи 109 УПК РФ и прежде всего: заблаговременно, до истечения предельных сроков содержания под стражей начинать выполнение процессуальных действий, связанных с окончанием следствия, в частности заблаговременно предъявлять обвиняемому и его защитнику для ознакомления материалы дела, а затем своевременно в рамках закона решать вопросы о дальнейшем продлении процессуальных сроков.

По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у обвиняемого и защитника выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты.

Заявления обвиняемого и его защитника о вызове в судебное заседание названных ими лиц не означает, что следователь непременно должен возобновить проведение следственных действий. Его обязанность - включить этих лиц в обвинительном заключении в перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и в список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты.

Если следователь уверен и внутренне убежден в позиции обвинения, то ему не следует опасаться иного исхода дела.

Следует признать устаревшим прежний подход к оценке работы следователей чисто механически: по наличию обвинительных или оправдательных приговоров. Такой подход противоречит самому существу принципа состязательности уголовного судопроизводства. От следователя можно и нужно требовать только неукоснительного соблюдения всех процессуальных норм при проведении им предварительного следствия, а также выполнения им требований о предмете доказывания, что включает в себя элементы всесторонности, полноты и объективности при исследовании обстоятельств дела.

Но как быть в такой ситуации, когда следователь полагает, что заявленный защитой список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, явно может привести к опровержению версии обвинения? Ведь бремя доказывания виновности и опровержения доводов защиты лежат на нем. Внутреннее убеждение следователя о виновности обвиняемого не противоречит принципу презумпции невиновности. Ибо виновным обвиняемого на стадии предварительного следствия считают только следователь или прокурор, когда он утверждает обвинительное заключение, виновность в уголовном преступлении от имени государства может быть установлена только вступившим в законную силу приговором. Поэтому следователь не может уподобляться лицу, гадающему о виновности или невиновности. Если он уверен в позиции обвинения, то должно составляться обвинительное заключение. В иных ситуациях следователь как лицо процессуально самостоятельное вправе в пределах процессуальных сроков провести дополнительные следственные действия, ибо за просьбами защиты о вызове в судебное заседание дополнительных лиц может быть скрыта серьезная версия защиты.

Более предметным является вопрос рассмотрения ходатайств защиты, они более конкретизированы, и в них содержатся просьбы о проведении конкретных следственных действий или принятии процессуального решения. Разрешению ходатайств законодатель уделяет специальную норму - статью 219 УПК РФ. В этой норме говорится о ходатайстве любого из участников уголовного судопроизводства, принимавшего участие в ознакомлении с материалами уголовного дела. Если следователь приходит к выводу об удовлетворении ходатайства, то он дополняет материалы уголовного дела, в том числе, при необходимости, и выполнением следственных действий. Однако дополнение следствия не препятствует продолжению ознакомления с материалами уголовного дела другими участниками процесса. Вполне резонно, что и лица, заявившие ходатайство, вправе продолжать ознакомление с остальными материалами дела.

По окончании производства дополнительных следственных действий следователь в любом случае возвращается к выполнению требований статей 216 и 217 УПК РФ, ибо он должен обеспечить возможность целостного восприятия всех материалов дела участниками процесса.

В случае полного или частичного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства следователь выносит об этом постановление, которое доводится до сведения заявителя. При этом ему разъясняется порядок обжалования данного постановления.

Согласно части 4 статьи 7 УПК РФ постановление следователя должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Слабым местом предварительного следствия, особенно в органах внутренних дел, является формальный подход к разрешению ходатайств; на грани истечения процессуальных сроков следователь часто выносит слабо мотивированное или вовсе не мотивированное постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. В дальнейшем многие из этих постановлений обжалуются прокурору, в суд, повторяются при судебном рассмотрении дела и количество частично или даже полностью удовлетворенных ранее заявленных ходатайств возрастает в геометрической прогрессии. Такой упрощенный подход некоторых следователей к вопросу разрешения ходатайств крайне негативно отражается на назначении уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

Помимо выяснения следователем вопросов о наличии ходатайств и заявлений, следователь по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с делом разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о формах судебного рассмотрения его дела (п. п. 1 и 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ).

В случаях, предусмотренных пунктом 1 части 3 статьи 31 УПК РФ, обвиняемому разъясняется право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей. При этом следователь разъясняет не только само право на суд с участием присяжных, но и особенности этой формы судебного рассмотрения, права обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения. Если один или несколько обвиняемых отказываются от суда с участием присяжных заседателей, то следователь решает вопрос о выделении уголовных дел в отношении этих обвиняемых в отдельное производство. При невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей. Обычно доминирует последняя ситуация, ибо, как правило, решить вопрос о выделении уголовного дела в отдельное производство в отношении лиц, взаимосвязанных рядом одних и тех же эпизодов совместной преступной деятельности, невозможно. Это, как сказано в части 2 статьи 154 УПК РФ, может отразиться на всесторонности и объективности разрешения уголовного дела. Исследование преступной деятельности отрывочно, по частям в отношении отдельных подсудимых и в разных процессах никогда не восполнит целостности картины ни инкриминируемых деяний, ни совокупности собранных доказательств. В ущерб объективности дело при искусственном выделении может быть разрешено совершенно несправедливо в отношении отдельных подсудимых. Так, суд присяжных может признать своим вердиктом подсудимого невиновным или заслуживающим снисхождения, в то же время другой подсудимый в суде общей юрисдикции может быть осужден, да еще с отягчающими наказание обстоятельствами. По этой причине, чтобы уравнять шансы подсудимых, предпочтительнее дело на всю группу рассматривать судом с участием присяжных заседателей.

Следователь по окончании ознакомления с материалами дела разъясняет обвиняемому и право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства - в случаях, предусмотренных статьей 314 настоящего Кодекса. В тех случаях, когда преступление по оканчиваемому делу предусматривает наказание на срок не свыше пяти лет, следователь обязан разъяснить обвиняемому право ходатайствовать о рассмотрении дела судом постановлением приговора без проведения судебного разбирательства. Это далеко не "сделка о признании", как полагают некоторые. Вопрос о постановлении приговора еще будет решаться в дальнейшем с соблюдением правил статьи 314 УПК РФ. Кроме того, "сделка о признании" предполагает применение юридических фикций, например искусственную переквалификацию деяния. При применении особого порядка судебного разбирательства приговор постановляется в пределах предъявленного обвинения, согласно обвинительному заключению.

Весьма важным является требование пункта 3 части 5 статьи 217 УПК РФ об обязанности следователя разъяснить обвиняемому право заявить ходатайство о проведении предварительных слушаний в случаях, предусмотренных статьей 229 УПК РФ. К сожалению, многие приложения к УПК настолько формализуют ряд процессуальных действий, что из содержания этих приложений не ясно, разъяснялись ли обвиняемому те или иные права. В частности, из приложения N 78, именуемого протоколом ознакомления обвиняемого и (или) его (ее) защитника с материалами уголовного дела, записано, что обвиняемому разъяснены права ходатайствовать о проведении предварительных слушаний - в случаях, предусмотренных ст. 229 УПК РФ. Однако что это за случаи, в содержании протокола не указано. Это приводит к тому, что без участия квалифицированного защитника обвиняемому в современном уголовном судопроизводстве затруднительно осуществлять свое право на защиту. Так, в статье 229 УПК РФ, регламентирующей основания проведения предварительного слушания, на первом месте стоит наличие ходатайства стороны об исключении доказательства. Рассчитывать, что недопустимое доказательство исключит сам следователь или прокурор, по меньшей мере, наивно, хотя и бывает, суд также может не проявить в этом инициативы. Или другое важное основание - решение вопроса о прекращении уголовного дела. При наличии подобных приложений к Уголовно-процессуальному кодексу очень сложно рассчитывать на инициативу самого обвиняемого в заявлении таких ходатайств. Надо сказать, что подобные приложения способствуют пассивности и некоторых защитников. Обвиняемый, будучи не осведомленным об основаниях проведения предварительных слушаний, естественно, лишен возможности настаивать о заявлении подобных ходатайств перед защитником.

Складывающаяся практика уже показывает, что следователь при завершении ознакомления участников уголовного судопроизводства ограничивается в основном вопросом об имеющихся у сторон ходатайствах, далее он представляет для прочтения обвиняемому бланк протокола согласно приложению N 78, который им и подписывается.

Для того, чтобы каким-то образом сгладить негативные последствия такого формального подхода, следователю остается в устной форме, с демонстрацией положений процессуального закона более детально разъяснять права на заявление ходатайств. Целесообразно специально заострить внимание и задать вопрос о допустимости доказательств, с которыми обвиняемый ознакомился, разъяснив право ходатайствовать об их исключении в предварительном слушании. Если обвиняемый считает, что уголовное преследование в отношении него подлежит прекращению, то следует разъяснить ему и право на заявление этого ходатайства и проведение предварительного слушания. Вопрос о проведении предварительных слушаний надлежащим образом еще не отрегулирован законодательством и не отработан в практической деятельности на этапе окончания предварительного следствия.

Окончание предварительного следствия составлением постановления о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера

При установлении в ходе предварительного следствия, что лицо совершило деяние, предусмотренное Особенной частью УК РФ, в состоянии невменяемости или у лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, процессуальным законом предусмотрены иные формы окончания предварительного следствия (п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 439 УПК РФ). Это - прекращение дела по основаниям, предусмотренным статьями 24 и 27 УПК РФ, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

В части 2 статьи 97 УК РФ установлено, что принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

Указанное обстоятельство входит в предмет доказывания по делам этой категории (п. 5 ч. 2 ст. 434 УПК РФ). При недоказанности этого обстоятельства дело не может быть направлено в суд для применения принудительных мер медицинского характера. Таким образом, законодатель в современном уголовном судопроизводстве переместил акцент с тяжести содеянного на опасное состояние личности вследствие психического расстройства. Наглядно это можно пояснить примером из практики. Гр-ка И. в состоянии невменяемости пыталась отравить двоих своих детей. В период нахождения в психиатрическом стационаре у нее наступила стойкая ремиссия, и по заключению экспертизы она уже не нуждалась в применении принудительных мер медицинского характера. Находясь под впечатлением тяжести посягательства, следователь и прокурор все же направили дело в суд для применения принудительных мер медицинского характера. Судом дело было прекращено ввиду отсутствия у нее на момент поступления дела в суд психического расстройства, связанного с опасностью для себя либо для других лиц.

В части 2 статьи 433 УПК РФ даны основополагающие установки назначения принудительных мер медицинского характера. Это когда психическое расстройство лица связано с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом, с изъятиями, предусмотренными главой 51.

В названной главе указан несколько иной предмет доказывания, чем по обычным делам. Он определен статьей 434 УПК РФ:

  1. время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния;
  2. совершено ли деяние, запрещенное уголовным законом, данным лицом;
  3. характер и размер вреда, причиненного деянием;
  4. наличие у данного лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу;
  5. связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

По уголовным делам в отношении этих лиц предварительное расследование производится только в форме предварительного следствия. Участие защитника является обязательным с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле (ст. 438 УПК РФ). В производстве по делу участвует законный представитель из числа близких родственников или орган опеки и попечительства, обладающий широким кругом процессуальных прав, перечисленных в части 2 статьи 437 УПК РФ.

Невменяемое лицо в уголовно-правовом смысле не является субъектом преступления и, соответственно, не может фигурировать в качестве обвиняемого на досудебной стадии уголовного судопроизводства. В случае помещения подозреваемого в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы срок, в течение которого ему должно быть предъявлено обвинение в соответствии со статьей 172 УПК РФ, прерывается до получения заключения экспертов. Но, тем не менее, обвинение предъявляется лишь в том случае, если подозреваемый признается заключением экспертов вменяемым. Если обвинение уже было предъявлено, а лицо признано невменяемым, то он не является участником процесса - обвиняемым. Невменяемый в этом случае остается специфическим участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, ибо он остается личностью. Он не может автоматически, только на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы (которое само еще подлежит оценке при судебном разбирательстве) исключаться из числа участников процесса. Иное противоречило бы смыслу и духу Конституции РФ, общепризнанным принципам и нормам международного права. В частности, статья 16 Международного пакта о гражданских и политических правах провозглашает право каждого человека, где бы он ни находился, на признание его правосубъектности.

Как грубейшее процессуальное нарушение следует расценивать приостановление следствия на время нахождения подозреваемого или обвиняемого в психиатрическом стационаре. Ибо производство экспертизы как следственное действие должно осуществляться в строго процессуальных рамках. Подозреваемый или обвиняемый, находящиеся на психиатрическом стационаре, обладают всем комплексом процессуальных прав, связанных с реализацией права на защиту. Особенностью процессуального положения невменяемого является то, что, являясь участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, в отношении его не осуществляется уголовного преступления, поскольку он не является субъектом преступления. Ввиду того, что и он находится под угрозой существенного ограничения конституционных прав в судебном порядке, основанием для которого является совершение общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, то вполне логично его процессуальное положение участника уголовного судопроизводства со стороны защиты.

Встречающейся следственной ошибкой следует считать, когда после установления факта невменяемости следователь ослабляет работу по собиранию и проверке доказательств в отношении лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом. Не выясняются должным образом и обстоятельства совершения самого деяния. Во многом это объясняется последствиями встречавшегося ранее формального рассмотрения дел этой категории в судебном заседании. К ходатайствам и жалобам лиц, признанных невменяемыми, отношение часто было поверхностным. В действующем уголовном судопроизводстве предусмотрен судебный порядок рассмотрения жалоб на решения и действия (бездействие) следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ст. 125 УПК РФ). Может ли невменяемый сам лично и непосредственно обжаловать постановления следователя, прокурора, иные их решения и действия (бездействие) в суд? Этот вопрос не должен вызывать сомнения, ибо требования ст. ст. 18 и 46 Конституции РФ о гарантиях на судебную защиту прав и свобод имеют универсальный характер, который заключается в том, что на обжалование в суд в целях защиты своих прав и свобод решений и действий любых, без исключения, действий органов власти Федерации, ее субъектов, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц имеет право любое лицо. В противном случае было бы парадоксальным, когда Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказания" предоставлена широкая возможность для судебного обжалования, а в уголовном судопроизводстве, где стеснения и ограничения могут быть более серьезными, эта возможность отсутствовала бы.

Принимая решение о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера, следователь должен быть убежден в доказанности деяния и всех обстоятельств, перечисленных в статье 434 УПК РФ. Ознакомление с уголовным делом, заявление и разрешение ходатайств о дополнении предварительного следствия производится в порядке, установленном статьями 216 - 219 УПК РФ, т.е. применительно к окончанию следствия в отношении обвиняемых.

В постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера должны быть отражены:

  1. обстоятельства, указанные в статье 434 настоящего Кодекса и установленные по данному уголовному делу;
  2. основание для применения принудительной меры медицинского характера;
  3. доводы защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны.

Обстоятельства, указанные в статье 434 УПК РФ, обосновываются следователем на основе собранных по делу доказательств, там же следователь предлагает квалификацию деяния, запрещенного уголовным законом. Описание обстоятельств, указанных в пунктах 4 и 5 статьи 434 УПК, увязывается с основаниями для применения принудительной меры медицинского характера, руководствуясь положениями части 2 статьи 97 УК РФ.

В постановлении обязательно должны быть приведены доводы защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны. Однако следователь должен привести все имеющиеся доводы защиты: относительно доказанности совершения деяния данным лицом, уголовно-правовой квалификации деяния - и изложить возражения, касающиеся характера психического заболевания, опасности психического расстройства для самого невменяемого и возможности причинения им существенного вреда другим лицам. К постановлению прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, и справка по делу, по аналогии со справкой к обвинительному заключению. После подписания следователем постановления оно вместе с уголовным делом передается прокурору для принятия по нему решения о дальнейшем движении дела.

§ 4. Обвинительное заключение

Обвинительное заключение - процессуальный акт, завершающий предварительное следствие, подводящий его итог и во многом предопределяющий направление дела в суд. Роль обвинительного заключения очень значительна. Оно заранее предопределяет рамки судебного разбирательства как относительно инкриминируемого деяния, так и в отношении лиц, привлеченных к уголовной ответственности. Обвиняемый, получая копию обвинительного заключения, имеет возможность заблаговременно подготовиться к защите. Получение копий обвинительного заключения по их ходатайствам предусмотрено защитником и потерпевшим (ч. 2 ст. 222 УПК РФ). Потерпевший, имея на руках копию обвинительного заключения, может эффективнее подготовиться к состязательному процессу, более активно отстаивать свои права и интересы.

Обвинительное заключение - это не "отчет" следователя о проделанной работе, это его процессуальный вывод о дальнейшем направлении движения дела.

Составление обвинительного заключения по действующему уголовно-процессуальному законодательству значительно упрощено, оно составляется на бланке согласно приложению N 79. В статье 220 УПК РФ, определяющей содержание обвинительного заключения, дано перечисление тех позиций, которые следователь обязан отразить в бланке по форме, указанной в приложении N 79. Помимо фамилии, имени и отчества обвиняемого или обвиняемых, данных о личности каждых из них указываются позиции, имеющие важное процессуальное значение.

Это существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела. В графе 12 бланка приложения N 79 излагаются как объективная, так и субъективная сторона преступления. Изложение важнейших элементов состава преступления в столь ограниченном виде представляет определенную сложность по сложным составам преступления. Из краткого описания состава преступления логически вытекает формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за данное преступление. Формулировка обвинения и предшествующее ей описание преступного деяния должны соответствовать содержанию постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Далее приводится перечень доказательств, подтверждающих обвинение. Это весьма ответственная часть составления обвинительного заключения. Она не сводится к арифметическому перечислению доказательств обвинения. В законе говорится о доказательствах, подтверждающих обвинение. Подтверждение - это обоснованное доказательствами утверждение о наличии определенных обстоятельств совершения преступления именно обвиняемым, объективной стороны, формы вины, мотивов, целей, последствий преступления. Доказательства должны быть относимы, допустимы. Доказательства, признанные недопустимыми, не подлежат включению в обвинительное заключение (ч. 3 ст. 88 УПК РФ).

Прежде чем составлять перечень доказательств обвинения, следователь обязан их проанализировать, сопоставить друг с другом и убедиться, что в деле имеется совокупность достаточных доказательств для направления дела в суд.

Следователь составляет перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Он обязан привести все доказательства защиты, хотя доказательства обвинения следователь может привести исходя из их достаточности. В современном уголовном судопроизводстве следователю не требуется описывать в обвинительном заключении доводы защиты и результаты проверки этих доводов. Однако это вовсе не означает, что следователь, составляя обвинительное заключение, не оценивает все имеющиеся доказательства по своему внутреннему убеждению. При принятии решения о составлении обвинительного заключения следователь не исходит из количественных характеристик перевеса одних доказательств над другими. Он руководствуется тремя принципами: допустимостью и достоверностью доказательств, подтверждающих обвинение, их совокупностью и их достаточностью.

Непростая ситуация возникает, когда следователь считает одни доказательства подтверждающими обвинение и на них же ссылается сторона защиты. Так, по делу об убийстве следователь указал на результаты осмотра места происшествия как на доказательство, подтверждающее обвинение. В то же время, поскольку при осмотре были зафиксированы следы обуви, превышающие размер обуви обвиняемого, на результаты осмотра ссылалась и сторона защиты. В другом случае свидетель в своих показаниях утверждал, что убийца внешне был похож на обвиняемого, но он же утверждал, что убийц, как ему показалось, было двое. Отсутствие в обвинительном заключении описательной части, в которой давалась бы оценка собранным доказательствам, нельзя назвать передовой процессуальной новацией. Следователь, известно, внес в перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и результаты осмотра, и показания свидетеля, хотя показания свидетеля как основанные на догадке и предположении в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ являются, безусловно, недопустимым доказательством. Что касается осмотра, то вследствие противоречивости его результатов требовалась дополнительная проверка его доказательственного значения, как это указано в статье 87 УПК РФ. Фактически следователь составил обвинительное заключение по слабо расследованному уголовному делу.

Тем не менее, в случаях коллизий между позициями следователя и защиты по поводу отнесения доказательств к категории доказательств обвинения или защиты, спорные доказательства следует вносить в оба перечня с тем, чтобы при судебном рассмотрении дела стороны могли высказать свои позиции по ним, а за судом оставалось бы окончательное решение.

Далее следователь приводит обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Как уже отмечалось в настоящем пособии, следователи порой подходят к освещению этих позиций формально, ибо перечень обстоятельств, отягчающих наказание, позволяет не только индивидуализировать наказание, но и служит гарантией права на защиту. Обвиняемый, заранее зная, какие обстоятельства могут повлиять на усиление наказания, может подготовиться к защите и в этой части. Полный учет обстоятельств, смягчающих наказание, позволит постановить законный, обоснованный приговор с назначением справедливого наказания.

Обязательным является приведение данных о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением, а также приведение данных о гражданском истце и ответчике.

Обвинительное заключение должно быть систематизированным и содержать ссылки на тома и листы уголовного дела.

Обвинительное заключение подписывается следователем с указанием места и даты его составления.

К обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения. Следователь вправе сам определять лиц, которые подлежат вызову в судебное заседание со стороны обвинения. Лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны защиты, определяет сама сторона защиты, и следователь не вправе произвольно сокращать этот список.

Как и прежде, к обвинительному заключению составляются приложения в виде справки, содержание которой описывается в части 5 статьи 220 УПК РФ.

После подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело немедленно направляется прокурору. В случаях, предусмотренных статьей 18 УПК РФ, следователь обеспечивает перевод обвинительного заключения.

Составляя обвинительное заключение, следователь должен планировать процессуальные сроки, когда обвиняемый содержится под стражей, с тем, чтобы уголовное дело с обвинительным заключением поступило надзирающему прокурору не позднее 5 суток до истечения сроков содержания под стражей. В это время включаются и нерабочие дни. Если обвинительное заключение подлежит рассмотрению прокурором субъекта Федерации, то предпочтительно, чтобы обвинительное заключение было составлено не позднее 10 суток до дня истечения срока содержания под стражей.

По делам, по которым обвиняемые содержатся под стражей, на этапе окончания предварительного следствия необходим постоянный ведомственный процессуальный контроль, а также и влияние надзирающего прокурора.

§ 5. Направление уголовного дела в суд

Поступившее к прокурору уголовное дело с обвинительным заключением подлежит рассмотрению прокурором в пятидневный срок, в который не включается срок содержания обвиняемого под стражей.

По прежнему законодательству (ст. 213 УПК РСФСР) перед прокурором на этом этапе ставились обширные задачи при рассмотрении поступившего к нему с обвинительным заключением уголовного дела.

В настоящее время этого не требуется ввиду универсальности общих требований статьи 37 УПК РФ, регламентирующей в том числе и решение прокурора по поступившему к нему уголовному делу. Там же изложены задачи прокурорского надзора на всех стадиях досудебного производства.

Но, прежде всего, его задача имеет универсальный характер, которая обозначена в статье 6 УПК РФ как назначение уголовного судопроизводства.

Прокурор обязан проверить, насколько на стадии предварительного следствия были защищены законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений, соблюдено ли право на защиту лица, привлеченного к уголовной ответственности. Особое внимание обращается на соблюдение правил оценки собранных доказательств, послуживших основанием для привлечения лица к уголовной ответственности.

Прокурор, если убежден в наличии признаков состава преступления, обязан проверить, все ли взаимосвязанные эпизоды выявлены, поставлены на учет и по всем ли ним и фигурирующим по ним лицам приняты законные и обоснованные решения; законно ли возбуждено уголовное дело; имело ли место событие преступления (время, способ и другие обстоятельства совершения преступления); доказано ли деяние, вмененное обвиняемому; все ли эпизоды преступной деятельности выявлены; законно или обоснованно ли выделены дела в отдельные производства на других соучастников преступления; доказана ли виновность обвиняемого, форма его вины и мотивы; выявлен ли характер и размер причиненного преступлением вреда, данные об истце и ответчике; заявлен ли гражданский иск, какие меры приняты по обеспечению возмещения материального ущерба или гражданского иска; имеются ли в деле обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Особо тщательно прокурор должен проверить фамилию, имя, отчество обвиняемого (обвиняемых); данные о личности каждого из них, существе обвинения; соответствие способов, мотивов, целей, времени совершения преступления, его последствий постановлению о привлечении к уголовной ответственности. Также прокурор должен обратить внимание на формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за данное преступление. Формулировка обвинения должна соответствовать формулировке обвинения, изложенной в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Особого внимания прокурора требует анализ доказательственной части обвинительного заключения, ибо в настоящее время следователь может приводить только перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Как раз в их сопоставлении, анализе и оценке и состоит основная задача прокурора на этапе рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением.

Принимает ли на себя прокурор функцию доказывания по поступившему к нему с обвинительным заключением уголовному делу? Доказывание - это разновидность познания. Безусловно, познавательная деятельность прокурора усилилась на современном этапе. Он уже не может идти по пути оценки, данной следователем, поскольку такая оценка в обвинительном заключении отсутствует. Хотя практика пошла несколько дальше: во многих обвинительных заключениях следователи продолжают давать развернутую оценку доказательств, в которой приводятся доводы и доказательства защиты, и им дается соответствующая оценка, обосновывающая обвинение. Представляется, что такая практика имеет разумные основания. Но тем не менее, прокурор уже в любом случае обязан сам работать с доказательствами: с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности. А все собранные доказательства подлежат оценке в совокупности - с позиций достаточности разрешения дела. Допустимость доказательства еще не означает его истинности, а тем более достоверности. Истинность и достоверность - категории не совсем совпадающие. Истинность означает адекватность установленного факта имевшему место в прошлом событию, что случается очень не часто. Достоверность - более широкое понятие, отражающее в приближенных к действительности чертах имевшееся в прошлом событие, отдельные его акты. Это и есть доказывание в широком смысле: удостоверение, подтверждение, обоснование правильности каких-либо мыслей или решений при помощи доводов, аргументов, фактов.

Не всякое сопоставление доказательств есть спор: спор имеет место тогда, когда есть, о чем спорить. Бывает спор без доказательств и доказательства без спора. Если спорит сторона обвинения и сторона защиты, то аргументы, в конечном итоге, спорящие приводят не друг другу, а судье. "У судьи... обычно нет заранее убеждения, что наши положения неверны, но нет и обратного - заранее авансированного полного доверия" (Болонский П.П. Психология доказывания и ее особенности у детей // Вопросы психологии. 1964. N 3. С. 42). Приведенные особенности доказывания в уголовном судопроизводстве типичны для всех категорий дел с некоторыми вариациями.

Прокурор осуществляет доказывание при проверке уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением в основном рациональным путем - путем сопоставления доказательств с другими имеющимися в деле доказательствами, а далее переходит к оценке доказательств. Ошибочным подходом при проверке дел прокурором с поступившим к нему обвинительным заключением является односторонность подхода к оценке доказательств. На веру берутся либо доказательства обвинения, и дело необоснованно направляется в суд. Либо по причине "перестраховки" за основу берутся доказательства, на которые ссылается сторона защиты, без критического их анализа, и дело может быть необоснованно производством прекращено. Начиная с окончания производства по делу, по существу мы наблюдаем единый мыслительный процесс, осуществляемый разными лицами: ст. ст. 217, 219, 220, 221 и, наконец, судебное рассмотрение дела. Прокурор по поступившему делу вообще не может ограничиваться только одной оценкой собранных доказательств, - кстати, это ошибка многих прокуроров. Оценка доказательств, - несомненно, самостоятельный мыслительный процесс, но полноценно он может существовать только в единстве с собиранием доказательств и их проверкой.

Выделение оценки доказательств в отдельную категорию несостоятельно еще и потому, что оценка представляет суждения и выводы, которые объективируются в обвинительном заключении, постановлениях, определениях, приговоре.

Действительно, прокурор по-иному может оценить доказательство, но эта оценка должна иметь объективное основание. Оценке доказательств предшествует их проверка, однако возможности прокурора, "работающего" с обвинительным заключением и уголовным делом, в проверке доказательств ограничены. Согласно статье 87 УПК его возможности в проверке доказательств ограничены только сопоставлением имеющихся доказательств с другими имеющимися в деле доказательствами.

На основании статьи 221 УПК РФ прокурор при рассмотрении дела с обвинительным заключением может принять одно из следующих решений.

Решение об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд. Прокурор может составить новое обвинительное заключение.

Составление нового обвинительного заключения - это редкое, но все же иногда встречающееся явление. Оно составляется прокурором, когда тот не чувствует, что следователь способен его составить надлежащим образом ввиду сложности анализа доказательств. Иногда следователь не в состоянии описать существо обвинения - тут снова вынужден эти функции брать на себя прокурор.

Прокурор вправе, исходя из оценки доказательств, прекратить дело либо уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично.

Важным полномочием прокурора остается его право возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Это полномочие по своевременному устранению недостатков и пробелов следствия тем более имеет ценность в связи с устранением законодателем возможности возвращения судом уголовного дела для производства дополнительного расследования. Основания для возвращения уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования могут быть самыми различными. Основным критерием убежденности в этом прокурора является только одно: в том виде, в котором следователем представлено дело с обвинительным заключением, оно никаким образом не может быть направлено в суд.

Основаниями для возвращения дела для производства дополнительного расследования могут быть: неполнота собранных доказательств, подтверждающих обвинение; недостаточность проверки доводов защиты; нарушения, допущенные при собирании доказательств, делающие их недопустимыми, но при условии устранимости этих нарушений и восполнимости недопустимых доказательств допустимыми; необходимость предъявления нового обвинения в более тяжком преступлении; необходимость исследования иных обстоятельств дела на предмет установления других эпизодов преступной деятельности; устранение различного рода процессуальных нарушений прав участников уголовного судопроизводства и, прежде всего, права на защиту.

Прокурор, проверяя поступившее к нему с обвинительным заключением уголовное дело, должен помнить о своих процессуальных обязанностях по осуществлению уголовного преследования, закрепленных в статье 21 УПК РФ. Тем более что с устранением института возвращения уголовного дела на дополнительное расследование в судебных стадиях процесса распространенный характер приобретает направление следователями недостаточно полно расследованных дел: без выявления всех соучастников, с нерасследованными эпизодами, с заниженной квалификацией и т.п.

Поэтому на прокурора ложится особая задача: проследить не только за соблюдением порядка расследования, но и обеспечить полноту раскрываемости преступлений, выявление лиц, их совершивших, и правильность юридической квалификации инкриминируемых деяний.

Прокурор вправе вернуть уголовное дело следователю и не для производства дополнительного следствия, а для пересоставления обвинительного заключения в случае выявления в нем недостатков.

В любом случае, как направление прокурором дела для производства дополнительного расследования, так и возвращение дела для пересоставления обвинительного заключения должны сопровождаться его письменными указаниями. Письменные указания могут содержаться как непосредственно в постановлении прокурора, так и быть оформлены отдельным документом.

Прокурор принимает решение о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду. Прокурор не должен допускать фактов направления в городские и районные суды дел, подсудных вышестоящему суду. Иногда стала встречаться практика квалификации преступлений, содержащих признаки составов части 2 статьи 105 УК РФ по части 1 той же статьи или же по части 4 статьи 111 УК РФ. Подобная практика должна самым решительным образом пресекаться надзирающими прокурорами путем возвращения уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования. Более оптимальным вариантом является в целях недопущения подобных случаев практика организации постоянного прокурорского надзора за расследованием дел с момента их возбуждения до направления прокурору.

При утверждении обвинительного заключения прокурор вправе изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении; отменить или изменить ранее избранную обвиняемому меру пресечения, за исключением случая, предусмотренного частью четвертой статьи 110 Уголовно-процессуального кодекса. Прокурор также вправе избрать меру пресечения, если таковая не была применена, за исключением домашнего ареста и содержания под стражей; дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты. Таким образом, список свидетелей со стороны защиты является неприкосновенным для прокурора. Если прокурор сочтет, что есть риск оправдательного приговора при допросе в суде свидетелей со стороны защиты, то он вправе направить дело следователю для производства дополнительного следствия, чтобы убедиться в содержании показаний этих свидетелей и их достоверности.

Установив, что следователь нарушил требования части пятой статьи 109 УПК, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, прокурор изменяет данную меру пресечения.

Все перечисленные процессуальные решения прокурор оформляет соответствующим постановлением, которое, согласно требованиям части 4 статьи 7 УПК, должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

При утверждении прокурором обвинительного заключения уголовное дело вместе с ним направляется прокурором в суд. В этом случае обвиняемому вручается копия обвинительного заключения с приложениями. Копии обвинительного заключения вручаются также защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют.

О направлении уголовного дела в суд прокурор уведомляет потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и (или) их представителей. При этом указанным лицам разъясняется право заявлять ходатайства о проведении предварительного слушания в порядке, установленном главой 15 УПК РФ.

Направление прокурором уголовного дела на рассмотрение суда не противоречит принципу презумпции невиновности, поскольку на завершении стадии предварительного следствия убежден в виновности обвиняемого только прокурор. Сам же вопрос о виновности подлежит еще разрешению на иной стадии процесса - при судебном разбирательстве дела, - которая может быть установлена только вступившим в законную силу приговором.