Мудрый Юрист

Особенности приостановления предварительного расследования в связи с временным тяжелым заболеванием подозреваемого или обвиняемого, препятствующим его участию в следственных и иных процессуальных действиях

Стельмах Владимир, старший преподаватель Уральского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.

В практической деятельности органов предварительного следствия и дознания решения о приостановлении расследования по уголовным делам принимаются очень часто. Несмотря на то, что на протяжении последних лет прослеживается устойчивая тенденция по снижению как общего числа, так и удельного веса уголовных дел, расследование по которым приостановлено, абсолютное число таких дел продолжает оставаться очень большим. Так, в 2009 г. приостановлено расследование по 1309083 уголовным делам, в 2010 г. - по 1193293, в 2011 г. - по 1080050, в 2012 г. - по 1014705, в первом полугодии 2013 г. - по 425482 делам <1>.

<1> Состояние преступности в России за январь - июнь 2013 г. Главное организационно-аналитическое управление Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электрон. ресурс]. URL: http://www.genproc.gov.ru/upload/iblock/cae/sbor062013.pdf (дата обращения: 03.04.2014).

Число уголовных дел, приостановленных производством в связи с тяжелым заболеванием подозреваемого (обвиняемого), в общем массиве приостановленных дел невелико, однако именно эти уголовные дела находятся в центре внимания и часто создают повышенный общественный резонанс. В практике имеют место крайне негативные случаи, когда уголовные дела, приостановленные по указанному основанию, не возобновляются длительное время, что препятствует принятию по ним окончательного решения. Не в последнюю очередь названные проблемы возникают из-за неурегулированности некоторых вопросов, связанных с приостановлением расследования по данному основанию, а также явного недостатка внимания к этому институту в теории уголовного процесса.

Требования к характеру заболевания, которым страдает подозреваемый или обвиняемый и наличие которого может стать основанием для приостановления предварительного расследования, сформулированы в п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Во-первых, заболевание должно быть тяжелым и препятствующим участию подозреваемого или обвиняемого в следственных действиях. Очевидно, что для отнесения заболеваний к тяжелым применительно к целям ст. 208 УПК РФ невозможно составление какого-либо формализованного списка заболеваний. Вопрос должен решаться следователем исходя из конкретной ситуации на основе обычных разумных представлений о возможности восприятия информации лицами, страдающими конкретными заболеваниями, а также гуманного обращения с данными лицами.

Исходя из этого, заболевание должно признаваться препятствующим участию лица в следственных действиях, если:

а) в результате заболевания утрачивается или значительно снижается способность лица воспринимать характер и значение следственного действия;

б) вследствие заболевания организм лица находится в ослабленном состоянии, и производство следственного действия может спровоцировать значительное ухудшение состояния здоровья.

Во-вторых, заболевание должно носить временный характер, т.е. быть принципиально излечимым современными методами в относительно короткий срок. Вместе с тем, в практической деятельности возникает вопрос, как быть, если заболевание подозреваемого или обвиняемого носит хронический характер и улучшение состояния его здоровья невозможно (что, разумеется, подтверждено документально). Действующее законодательство не предусматривает какого-либо решения данной проблемы. Существовавшая ранее ст. 77 УК РФ позволяла в подобных случаях прекратить уголовное преследование лица в связи с изменением обстановки и утратой лицом общественной опасности, однако в настоящее время указанная норма из уголовного закона исключена. Поэтому в настоящее время, если хроническое заболевание препятствует участию лица в следственных действиях, правоприменитель должен периодически получать соответствующие медицинские заключения, а уголовное дело будет находиться в приостановленном состоянии.

В-третьих, заболевание, несмотря на временный характер, должно быть более или менее длительным. Если активная фаза заболевания, в течение которой участие подозреваемого или обвиняемого в следственных действиях невозможно, длится очень непродолжительное время (например, несколько дней), оснований для приостановления предварительного расследования не имеется.

В-четвертых, заболевание не должно быть психическим. В ст. 195 УПК РСФСР, действовавшего до 2002 г., напротив, в качестве основания приостановления расследования было прямо закреплено наличие у подозреваемого или обвиняемого психического либо иного тяжкого заболевания. Сравнительно-исторический способ толкования, предполагающий сопоставление законодательных норм, регламентирующих одинаковые или сходные общественные отношения в их историческом развитии, дает основания для вывода, что в настоящее время законодатель сознательно отказался от возможности приостановления предварительного расследования при наличии у лица, подвергающегося уголовному преследованию, психического заболевания. Такое решение представляется совершенно обоснованным, поскольку наличие у подозреваемого или обвиняемого психического заболевания предполагает обязательную постановку вопроса о его вменяемости. Следовательно, временный перерыв в расследовании при установлении указанного обстоятельства недопустим. В случае наличия психического заболевания должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, по результатам производства которой решается вопрос о вменяемости подозреваемого или обвиняемого.

На этот счет в науке уголовного процесса высказана и иная точка зрения. Так, Б.Т. Безлепкин полагает, что производство предварительного расследования по уголовному делу должно быть приостановлено в случаях, когда "подозреваемый или обвиняемый заболел тяжким психическим заболеванием, которое не дает основания признать его невменяемым, но препятствует его участию в следственных действиях и не позволяет закончить расследование" <2>. Теоретически указанная позиция имеет право на существование, однако сложившаяся практика (причем как судебно-следственная, так и экспертная) в настоящее время однозначно не допускает признания вменяемым лица, страдающего тяжким психическим заболеванием хронического характера. Психические расстройства, длящиеся непродолжительное время (например, реакция "короткого замыкания"), не требуют приостановления расследования именно в силу своей кратковременности. Поэтому представляется, что в подобных ситуациях приостановление предварительного расследования в связи с заболеванием подозреваемого (обвиняемого) недопустимо.

<2> Безлепкин Б.Т. Настольная книга следователя и дознавателя. М.: Велби, Проспект, 2008. С. 214.

Факт заболевания в силу прямого указания закона должен удостоверяться медицинским заключением. Очевидно, что за его получением подозреваемый или обвиняемый может обратиться как по направлению следователя (если он заявит последнему о наличии у него заболевания), так и по собственной инициативе. Это правило вытекает из наличия у любого лица права на получение медицинской помощи, а также процессуального правомочия подозреваемого и обвиняемого защищать себя всеми способами, прямо не запрещенными законом.

Правила составления медицинского заключения регламентируются нормативными актами Министерства здравоохранения. Выдача медицинских заключений, необходимых для приобщения к материалам уголовного дела, производится в общем порядке, без каких-либо исключений. Для составления заключения в каждом лечебном учреждении приказом главного врача заблаговременно создаются клинико-экспертные комиссии (КЭК) по различным заболеваниям в составе не менее чем троих врачей. Председателем клинико-экспертной комиссии является главный врач больницы, его заместитель либо начальник отделения. Обратившееся лицо осматривается не произвольным составом врачей, а членами КЭК, о чем в обязательном порядке делается запись в медицинской карте данного лица, а также в специальном журнале заседаний КЭК <3>. При наличии оснований составляется заключение, в котором указываются наличие заболевания (диагноз) и примерная продолжительность лечения. Эти же данные вносятся в медицинскую карту. Заключение подписывается всеми членами КЭК и заверяется гербовой печатью соответствующего лечебного учреждения.

<3> Приказ Минздрава РФ от 21 мая 2002 г. N 154 "О введении формы учета клинико-экспертной работы в лечебно-профилактических учреждениях" [Электрон. ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 04.04.2014).

Министерство здравоохранения рекомендует не делать в заключении выводы о невозможности участия лица в следственных действиях, а лишь указывать симптомы заболевания и последствия чисто медицинского характера, к которым может привести участие лица в следственных действиях. В то же время следственные и прокурорские органы обычно требуют, чтобы в заключении содержалась формулировка о невозможности участия лица в следственных действиях. Думается, что в данной ситуации заключение должно содержать информацию только медицинского характера, а принимать правовое решение (о возможности участия лица в следственном действии) должен следователь. В случае необходимости он может допросить врачей, выдавших заключение, для выяснения наиболее характерных проявлений заболевания, и на основании этого сделать вывод о том, препятствует ли заболевание участию лица в следственных действиях.

Медицинское заключение приобщается к материалам уголовного дела. В случае возникновения сомнений в его обоснованности, в частности, указания в нем очень длительного срока лечения, следователь вправе: а) запросить из лечебного учреждения копию приказа о персональном составе КЭК, а также копию журнала заседаний КЭК; б) направить запрос о правомерности выдачи заключения в территориальный орган Министерства здравоохранения, выполняющий надзорные функции по отношению к лечебному учреждению, выдавшему заключение; в) назначить судебно-медицинскую экспертизу.

Сформировавшаяся правоприменительная практика допускает проведение по приостановленному делу действий проверочного характера, направленных на выяснение обстоятельств приостановления. Так, по уголовному делу по обвинению директора управляющей компании Т. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, обвиняемым было представлено медицинское заключение о наличии заболевания, в котором был указан лишь диагноз, но не было разъяснено, препятствует ли данное заболевание участию обвиняемого в следственных действиях.

Следователем районного следственного подразделения производство предварительного следствия по уголовному делу было приостановлено. При проверке дела в контрольно-методическом управлении областного следственного подразделения возникли сомнения в обоснованности медицинского заключения, а также самих обстоятельств получения данного заключения обвиняемым. В связи с этим были получены объяснения от медицинских работников, которые дали необходимые разъяснения, а также направлены запросы в Министерство здравоохранения области. В результате служебной проверки было установлено, что медицинское заключение Т. выдано с нарушением установленных ведомственными актами правил без непосредственного осмотра Т. На основании указанных документов был поставлен вопрос о возобновлении предварительного расследования <4>.

<4> Уголовное дело N 658506. 2011 год // Архив Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга.

Вместе с тем необходимо учитывать, что главным фактором при принятии решения о приостановлении расследования в связи с тяжелым заболеванием является наличие заболевания, а не порядок выдачи заключения. При наличии заболевания, объективно делающего невозможным участие лица в следственных действиях, следователь обязан добиться получения соответствующего заключения, отвечающего всем формальным критериям.

Срок действия медицинского заключения прямо не установлен ни законом, ни ведомственными нормативными актами. Думается, оно должно периодически обновляться, скажем, ежемесячно. При этом инициатива такого обновления должна исходить от органа расследования, который обязан ежемесячно направлять в лечебное учреждение, предоставившее медицинское заключение, соответствующий запрос.

Вместе с тем необходимо учитывать, что составление нового медицинского заключения возможно только после осмотра подозреваемого или обвиняемого, однако нигде законодательно не регламентируется его обязанность прибыть в лечебное учреждение для такого осмотра. Это вызывает существенные трудности для обновления медицинского заключения. Думается, что принудительное направление лица для получения нового медицинского заключения не представляется возможным, поскольку возможность принудительного медицинского освидетельствования в подобных случаях УПК не предусмотрена, и если состояние здоровья лица вызывает вопросы, для их разрешения следователю необходимо назначить судебно-медицинскую экспертизу, соответственно, возобновив производство по уголовному делу.

Пристатейный библиографический список

Безлепкин Б.Т. Настольная книга следователя и дознавателя. М.: Велби, Проспект, 2008.