Мудрый Юрист

Принцип законности административной ответственности в постановлениях конституционного суда Российской Федерации

Нудненко Петр Валерьевич, юрист Молодежного центра СВАО г. Москвы.

В работе рассмотрены многообразные аспекты принципа законности в сфере административной ответственности, отраженные в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, показана взаимосвязь принципа законности с принципом справедливости и равенства.

Ключевые слова: законность, административная ответственность, Конституционный Суд Российской Федерации, справедливость, равенство.

The principle of legality of administrative responsibility in the decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation

P.V. Nudnenko

Nudnenko Pyotr Valeryevich, Lawyer of Youth Center SVAO, Moscow.

In this work the diverse aspects of the principle of legality in the field of administrative responsibility recognized in the decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation, shows the relationship of the principle of the rule of law with the principle of fairness and equality.

Key words: rule of law, administrative responsibility, the Constitutional Court of the Russian Federation, justice, equality.

В философской литературе, словарях русского языка принцип (от лат. principium - начало, основа) понимается как основное исходное положение какой-либо теории, учения, науки <1>.

<1> См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 1072.

В науке административного права, на наш взгляд, не уделяется должного внимания определению круга принципов административной ответственности и их характеристике. В некоторых учебниках нет даже упоминания о принципах административной ответственности <2>.

<2> См., напр.: Россинский Б.В. Административная ответственность: Курс лекций. М., 2004.

Перечень принципов административной ответственности, предлагаемых в науке административного права, различен <3>. Однако все авторы единодушны в выделении принципа законности в административной ответственности. Это не случайно, поскольку данный принцип получил закрепление в Конституции Российской Федерации, что позволяет его считать универсальным принципом всех видов юридической ответственности.

<3> См.: Административное право: Учебник / Под ред. Н.Ю. Хаманевой. М., 2011. С. 196 - 199; Стахов А.И. Административная ответственность. М., 2004. С. 8. См.: Панкова О.В. Настольная книга судьи по делам об административных правонарушениях. М., 2008. С. 12 - 15.

Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации:

"1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

  1. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.
  2. Законы подлежат обязательному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения".

Согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ "при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона".

Принцип законности, будучи закрепленным в Конституции Российской Федерации, обладает высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяет содержание конституционных прав и свобод человека, отраслевых прав граждан, носит универсальный характер и в связи с этим оказывает регулирующее влияние на все сферы жизни общества.

Высшая юридическая сила принципа законности означает его приоритетность перед иными правовыми установлениями, а также распространение его действия на все субъекты права. Данный вывод подтверждается правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 16 июня 2009 г. N 9-П.

"Европейский суд по правам человека считает, что статья 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозглашая право на свободу и личную неприкосновенность, говорит о физической свободе лица; ее цель - гарантировать, чтобы никто не мог быть произвольно лишен свободы в смысле данной статьи, для чего следует исходить из конкретной ситуации и учитывать такие критерии, как характер, продолжительность, последствия и условия исполнения рассматриваемой меры; лишение свободы и ограничение свободы отличаются друг от друга лишь степенью или интенсивностью, а не природой или сущностью (пункт 42 Постановления от 25 июня 1996 года по делу "Амюур (Amuur) против Франции").

Таким образом, положения статей 22 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее официальном истолковании Европейским судом по правам человека предопределяют характер и пределы допустимых ограничений права на свободу и личную неприкосновенность, устанавливаемых федеральным законодателем при регулировании принудительных мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Соответственно, принудительные меры, обеспечивающие производство по делам об административных правонарушениях, поскольку они связаны с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, не могут применяться в противоречии с указанными предписаниями" <4>.

<4> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.06.2009 N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова" // СЗ РФ. 2009. N 27. Ст. 3382.

Принцип законности применительно к административной ответственности закреплен статьей 1.6 КоАП РФ:

"1. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

  1. Применение уполномоченными на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением осуществляется в пределах компетенции указанных лиц, органа или должностного лица в соответствии с законом".

Принцип законности, толкуемый как проверка соответствия федеральных конституционных и федеральных законов Конституции РФ, присутствует во всех постановлениях Конституционного Суда РФ.

Примером могут служить правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в Постановлениях от 15 июля 1999 г. N 11-П, от 27 мая 2003 г. N 9-П и 27 мая 2008 г. N 8-П, согласно которым при установлении уголовной и административной ответственности за противоправные деяния в таможенной сфере необходимо исходить из того, что любое преступление либо административное правонарушение, а равно санкции за их совершение, должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть уголовно- или административно-правовые последствия своих действий (бездействия). Неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования. В противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

Приведенный пример правовой позиции Конституционного Суда РФ, помимо требований к содержанию закона, что составляет одну из характерных черт принципа законности, ярко демонстрирует тесную связь принципа законности с принципами равенства и справедливости.

Другой аспект принципа законности, связанный с правоприменительной практикой компетентных государственных органов, получил отражение в Постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. N 9-П <5>.

<5> Там же.

В частности, в Постановлении отмечено, что административное задержание в качестве принудительной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении не может применяться, если оно не обусловлено целями, определенными в подп. "c" п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В соответствии с названной нормой законным признается задержание лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

Понятие "законное задержание", употребленное в подп. "c" п. 1 ст. 5 Конвенции, как и понятие "задержание, произведенное в установленном законом порядке", включает обязанность осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях органов государственной власти и их должностных лиц соблюдать нормы материального и процессуального законодательства.

В контексте содержащихся в данной норме предписаний это означает, что задержанный имеет право на проверку соблюдения органом государственной власти или его должностным лицом законодательных положений, необходимых для признания примененной к нему принудительной меры законной в указанном смысле. Суд, в свою очередь, должен проверить как соблюдение процессуальных норм, на основе которых производится задержание, так и обоснованность этой меры с точки зрения целей, а также исходя из того, была ли она необходимой и разумной в конкретных обстоятельствах, послуживших основанием для ее применения.

При этом должностное лицо, производящее административное задержание, должно располагать такими фактами и сведениями, которые достаточны для объективно обоснованного подозрения в том, что задерживаемый мог совершить соответствующее правонарушение. Задержание, во всяком случае, не может быть признано обоснованным, если действия, вменяемые задержанному, в момент их совершения не могли расцениваться как правонарушение.

Конституционный Суд РФ подчеркнул важное обстоятельство, согласно которому, если задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности и не предстало перед судом, это не означает, что задержание было незаконным и нарушало требования ст. 22 Конституции Российской Федерации и подп. "c" п. 1 ст. 5 Конвенции.

Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как предварительной меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административной ответственности. Требования, обусловливающие правомерность задержания, не предполагают, что компетентное должностное лицо уже в момент задержания должно иметь доказательства, достаточные для разрешения дела по существу. Целью задержания как обеспечительной меры является создание условий для проведения производства по делу о соответствующем административном правонарушении, с тем чтобы были проверены факты, подтверждены или устранены конкретные подозрения, обосновывающие задержание, подготовлены необходимые документы для передачи дела на рассмотрение суда <6>.

<6> См.: Там же.

Подтверждением или неподтверждением соблюдения принципа законности при рассмотрении конкретных дел Конституционным Судом РФ является резолютивная часть каждого постановления Конституционного Суда РФ. Примером может служить Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. N 6-П, в резолютивной части которого сделан вывод:

"1. Признать положение части второй статьи 31 Закона СССР "О правовом положении иностранных граждан в СССР", согласно которому иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которого принято решение о выдворении из пределов Российской Федерации, в случае уклонения от выезда подлежит с санкции прокурора задержанию на срок, необходимый для выдворения, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 22 и 46, в той мере, в какой оно допускает продление срока задержания указанных лиц сверх 48 часов без вынесения судебного решения.

  1. Федеральному Собранию надлежит урегулировать порядок задержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих выдворению из пределов Российской Федерации и уклоняющихся от выезда, в соответствии с Конституцией Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления" <7>.
<7> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года "О правовом положении иностранных граждан в СССР" в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура" // СЗ РФ. 1998. N 9. Ст. 1142.

Важным аспектом обеспечения принципа законности, отмеченным в Постановлении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 1993 г. N 2-П, является тезис о том, что наличие в законодательстве прямо противоположных неотмененных норм серьезно нарушает конституционный принцип единства законодательного регулирования на всей территории Российской Федерации. К такому выводу Конституционный Суд РФ пришел, сопоставив часть вторую статьи 90 Жилищного кодекса РФ, разрешавшей выселение граждан в административном порядке с санкции прокурора, и части первой статьи 90 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, которая установила, что договор найма жилого помещения при отсутствии согласия нанимателя может быть расторгнут только судом <8>.

<8> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.1993 N 2-П "По делу о проверке конституционности правоприменительной практики, связанной с судебным порядком рассмотрения споров о предоставлении жилых помещений; о проверке конституционности административного порядка выселения граждан из самоуправно занятых жилых помещений с санкции прокурора; о проверке конституционности отказа в возбуждении уголовного дела" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1994. N 1.

Литература

  1. Административное право: Учебник / Под ред. проф. Н.Ю. Хаманевой. М., 2011.
  2. Панкова О.В. Настольная книга судьи по делам об административных правонарушениях. М., 2008.
  3. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.1993 N 2-П "По делу о проверке конституционности правоприменительной практики, связанной с судебным порядком рассмотрения споров о предоставлении жилых помещений; о проверке конституционности административного порядка выселения граждан из самоуправно занятых жилых помещений с санкции прокурора; о проверке конституционности отказа в возбуждении уголовного дела" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1994. N 1.
  4. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года "О правовом положении иностранных граждан в СССР" в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура" // СЗ РФ. 1998. N 9. Ст. 1142.
  5. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.06.2009 N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова" // СЗ РФ. 2009. N 27. Ст. 3382.
  6. Россинский Б.В. Административная ответственность: Курс лекций. М., 2004.
  7. Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 1072.
  8. Стахов А.И. Административная ответственность. М., 2004.