Мудрый Юрист

Установление истины в состязательном судопроизводстве как необходимая предпосылка успешной борьбы с коррупцией

Л.В. Колобкова, кандидат юридических наук, заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Центральному федеральному округу.

В статье рассматривается современное построение уголовного судопроизводства, значение принципа состязательности в обеспечении объективности по делу как одного из факторов в системе мер, гарантирующих борьбу с коррупцией. Анализируются способы реализации конституционных принципов справедливости, презумпции невиновности, равенства прав участников в уголовном процессе, а также предпосылки и особенности нормативного закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве в качестве принципа установления объективной истины по делу и его дальнейшее развитие в условиях состязательного процесса.

Ключевые слова: коррупция, уголовное судопроизводство, истина, принцип состязательности, судебное разбирательство, судебное решение.

The article discusses the current construction of criminal proceedings, the value of the adversarial principle in ensuring the integrity of the case as one of the factors in the system of guaranteeing the fight against corruption. Ways of implementing the constitutional principles of justice, the presumption of innocence, equality of rights of participants in criminal proceedings, as well as preconditions and features standard fastening in the criminal law as a principle to establish the objective truth of the case and its further development in the adversarial process.

Key words: corruption, criminal justice, truth, principle of adversarial court.

На современном этапе российское судебное производство в соответствии с конституционными требованиями осуществляется на состязательной основе, т.е. с участием равноправных сторон и суда. Согласно доминирующей в правовой науке версии, ценностное значение состязательного процесса заключается в предоставляемой сторонам посредством закрепленного в законе инструментария (приемов, методов и др.) возможности выявления истины на основе имеющихся доказательств с участием беспристрастного и объективного суда. В рамках продолжающейся с начала 1990-х гг. судебной реформы состязательный тип судопроизводства, получив закрепление в ст. 123 Конституции РФ, рассматривается основным направлением развития отраслей арбитражного, уголовного и процессуального права. Вместе с тем частота и точечный характер вносимых в действующее процессуальное законодательство изменений, обусловленных в том числе попытками регламентации активной роли суда в исследовании доказательств, свидетельствует, что предусмотренный основным законом принцип состязательности требует наличия определенных правовых условий, способствующих его реализации в различных видах судопроизводства. В частности, в рассматриваемом аспекте применительно к отрасли уголовно-процессуального права заслуживает внимания вопрос обоснованности закрепления принципа состязательности в качестве универсального нормативного установления для всех стадий уголовного судопроизводства.

Ряд авторов, исследуя вопросы состязательной формы процесса, придерживаются точки зрения о необходимости ограничительного толкования содержания соответствующей конституционной нормы, небезосновательно полагая, что речь должна идти исключительно о производстве в суде. В свое время на это обращал внимание и М.С. Строгович, рассматривая состязательность как "такое построение судебного разбирательства, в котором обвинение отделено от суда, решающего дело, и в котором обвинение и защита осуществляются сторонами, наделенными равными правами для отстаивания своих утверждений и оспаривания утверждений противной стороны" <1>.

<1> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.: Наука, 1968. С. 149.

Что же касается сущности предварительного расследования, то данная стадия имеет своим предназначением установление события преступления и изобличение лиц, его совершивших, для последующего судебного разбирательства. При этом эффективное решение указанных задач всецело зависит от системы процессуальных гарантий, обеспечивающих следственным органам возможность своевременного и оперативного, в том числе с применением негласных методов, реализации предоставленных полномочий. Состязательная форма процесса на досудебной стадии эти условия не только не обеспечивает, но и во многом исключает, что, в свою очередь, ставит под сомнение соответствие деятельности органов предварительного расследования общим условиям назначения уголовного судопроизводства. В этой связи справедливым является мнение, что состязательность не охватывает всю палитру правоотношений, регулируемых нормами уголовно-процессуального законодательства. В то же время, не углубляясь в анализ спорной процессуальной роли следователя и характер выполняемых им функций, необходимо отметить, что "предварительное и судебное следствие концептуально имеют общую природу" <2>. Задача достижения гармоничного соотношения следственного (розыскного) и состязательного начал уголовного процесса требует решения на законодательном уровне.

<2> Гуськова А.П., Емельянов В.А., Славгородская А.А. Проблемные вопросы реформирования досудебного производства России // Российский судья. 2008. N 4. С. 9 - 13.

Наряду с этим на фоне неугасающей дискуссии как ученых, так и практиков о том, следует ли признавать в качестве обязанности суда установление истины, перед правовой наукой с особой остротой встает проблема оценки степени реальности обеспечения принципа состязательности в рамках предусматриваемых процессуальным законодательством правовых средств. Так, А.А. Давлетов содержательную сторону состязательности рассматривает посредством совокупности следующих характеристик: а) наделение участника судебной процедуры одной процессуальной функцией; б) равноправие сторон; в) объективность (беспристрастность) суда <3>. Однако анализ результатов правоприменительной деятельности позволяет утверждать, что обеспечение последнего из указанных компонентов вызывает значительные затруднения.

<3> Давлетов А.А. Состязательность в современном уголовном процессе России // Бизнес, менеджмент и право. 2012. N 2. С. 65 - 68.

В УПК РФ сказано, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган и одно и то же должностное лицо. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на другой стороне (ст. ст. 14 - 15).

Таким образом, положение об обязанности следователя и суда установить истину в каждом деле прямо в нормах закона не упоминается. Это обстоятельство в правоприменительной практике было воспринято буквально, а именно как полное переложение на стороны ответственности по собиранию и представлению доказательств и освобождение суда от поисков истины. В связи с этим закономерным является вопрос: должен ли суд проявлять активность в исследовании доказательств или он только вправе и обязан наблюдать за состязанием сторон, представляющих свою правовую позицию на основе имеющихся материалов и оспаривающих доказательства противоположной стороны, констатировать приведенные ими доводы и только на них основывать свое решение? Обусловлена ли данная позиция законодателя наличием отдельных взаимоисключающих условий между требованиями установления истины в судебном процессе и обеспечения гарантированности принципа состязательности?

Согласно позиции Конституционного Суда РФ в судебном процессе, основанном на принципах состязательности и равноправия сторон, лица, поддерживающие обвинение, следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, обязаны обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, исходить из презумпции невиновности, обеспечивать подозреваемому и обвиняемому права на защиту, принимать свои решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности, в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противоречащие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения.

Кроме этого, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного приговора, т.е. законного, обоснованного и справедливого решения по делу. В рамках уголовного судопроизводства это предполагает, по меньшей мере, установление обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины (или невиновности) лица в совершении инкриминируемого деяния.

Несмотря на указанные правовые ориентиры, в уголовно-процессуальное законодательство оказался включенным ряд институтов, которые в силу особой специфики предназначения не обнаруживают в своем содержании предпосылок реализации основополагающих конституционных положений.

Подобным ярким примером неудачно сконструированного процессуального механизма в системе уголовного судопроизводства, который по своей сути практически исключает не только возможность установления истины, но и реализации принципа состязательности, выступают положения глав 40 - 40.1 УПК РФ, регламентирующие особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, а равно при заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. Нормы, регламентирующие процедуру судебного разбирательства в особом порядке, не требуют от судьи установления факта совершения преступления с использованием средств доказывания, а в упрощенной форме предусматривают лишь проверку судом обстоятельств заявленного обвиняемым ходатайства, выяснение его свободного (добровольного) волеизъявления и подтверждения согласия с предъявленным обвинением. Вместе с тем суд, не проводя при рассмотрении дела исследования и оценки доказательств, фактически не обеспечивает и гарантированность принципа презумпции невиновности, поскольку обязанность представителей обвинения о доказывании принимает в рассматриваемом случае декларативный характер.

Так имеются ли основания утверждать, что состязательный тип судопроизводства успешно реализован в российском законодательстве?

В современном мире состязательная модель уголовного судопроизводства играет роль "эталона, своего рода политического критерия демократичности, цивилизованности и справедливости судопроизводства" <4>. В свою очередь, бесспорным является и то, что справедливость правосудия зависит от уровня истинности установленного объема обвинения. Факт наделения обвиняемого статусом стороны в состязательном процессе по своей сути не отменяет публичную цель последнего в виде установления истины, содержание которой образуют обстоятельства совершенного преступления, их уголовно-правовая оценка и мера наказания. В связи с этим важным остается вопрос о роли суда в состязательном судопроизводстве и степени его активности в установлении фактических обстоятельств дела. Представляется, что суд, занимающий пассивную позицию и не устанавливающий истины, не может в полной мере обеспечить защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного осуждения и вынести справедливый приговор.

<4> Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб., 2001. С. 18.

По данной проблеме весьма точно высказался Т.М. Яблочков, который еще в 1910 г. писал: "Если не предоставить суду известной доли инициативы в выяснении дела, то часто выигрывает не та сторона, что права, а та, которая более умело ведет процесс; неопытный тяжущийся неправильно построит свое притязание, не обоснует его достаточными доказательствами и провалит самое правое дело... Вот почему состязательное начало должно быть поставлено в известное соотношение со свободой судьи в исследовании дела и обнаружения истины..." <5>.

<5> Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910. С. 27 - 28.

Учитывая правоприменительную практику, анализ сложившейся ситуации с большей вероятностью свидетельствует об отсутствии противоречий между состязательностью и установлением истины в судебном процессе. Однако существующая модель судопроизводства требует принятия мер, обеспечивающих в механизме правового регулирования сбалансированность состязательного начала и обязанности суда выносить обоснованное решение. Доподлинно, что правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Не случайно и ст. 86 УПК РФ относит суд к субъектам собирания доказательств, чем провозглашает активную роль суда, что, безусловно, является главной отличительной чертой уголовного процесса, нацеленного на установление истины. Системное толкование решений Конституционного Суда РФ во взаимосвязи с положениями уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод, что в настоящее время законодатель ориентирован на активизацию роли суда. Подтверждением этому служит Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 16-П по делу о проверке конституционности положений части первой ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда, которым признаны неконституционными положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ в той мере, в какой они препятствуют самостоятельному и независимому выбору судом подлежащих применению норм уголовного закона в случаях, когда установлено, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления либо имеются основания для квалификации деяния как более тяжкого преступления.

Несмотря на развернувшуюся в этой связи дискуссию, резюмируется, что данное решение не противоречит состязательному началу уголовного процесса, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 15 УПК РФ суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Вынесение же судебного решения, не соответствующего фактической стороне преступления, приводит к неравенству участников судебного процесса, созданию привилегии одной из сторон, что не способствует реализации назначения уголовного судопроизводства.

Если в процессе состязательного судопроизводства по делам о коррупции объективность не будет обеспечена, а истина установлена, то надеяться на социальную значимость судебного решения бессмысленно.

Список использованной литературы

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.: Наука, 1968.
  2. Гуськова А.П., Емельянов В.А., Славгородская А.А. Проблемные вопросы реформирования досудебного производства России // Российский судья. 2008. N 4.
  3. Давлетов А.А. Состязательность в современном уголовном процессе России // Бизнес, менеджмент и право. 2012. N 2.
  4. Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб., 2001. С. 18.
  5. Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910.