Мудрый Юрист

О некоторых принципах действия уголовного закона во времени

М.Г. Решняк, кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Международного юридического института.

В статье выделяются некоторые особенности и проблемные вопросы применения принципа действия уголовного закона во времени.

Ключевые слова: уголовный закон, принцип, норма, системность, действие уголовного закона во времени.

The article outlines some of the features and problems of the application of the principle of the criminal law in time.

Key words: the criminal law, legislation, the principle, norm, system, operation, the action of the criminal law in time.

В современном российском уголовном праве действует положение, согласно которому к совершенному преступлению применяется тот уголовный закон, который действовал в момент совершения преступления. Это положение закреплено в ст. 9 УК РФ: "преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления". По общему правилу это означает, что действие закона не распространяется на преступления, совершенные до его вступления в силу. Это положение отражает так называемый активный принцип действия уголовного закона во времени. Как мы видим, действие уголовного закона ограничено определенными временными рамками. Уголовный закон начинает применяться после его вступления в силу и действует вплоть до его отмены или замены новым законодательным актом. Действие закона также может прекращаться вследствие истечения срока его действия, который был изначально предусмотрен в самом законе, либо обстоятельств, обусловивших его принятие.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции РФ применению подлежат только официально опубликованные законы. Данное положение подтвердил и Пленум Верховного Суда Российской Федерации, который разъяснил, что суд не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных правовых актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина <1>.

<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации - http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=938.

Действующим считается такой уголовный закон, который вступил в силу и не утратил ее. При определении того, является ли действующим тот или иной уголовный либо иной взаимосвязанный с ним закон, необходимо учитывать следующие положения, содержащиеся в Федеральном законе от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" <2>:

<2> См.: Федеральный закон от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ (с изменениями и дополнениями от 22 октября 1999 г., 21 октября 2011 г., 25 декабря 2012 г.) "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" // СПС "КонсультантПлюс".
  1. на территории Российской Федерации применяются только те федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания, которые официально опубликованы (ст. 1);
  2. датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции, а датой принятия федерального конституционного закона - день, когда он одобрен палатами Федерального Собрания в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации (ст. 2);
  3. официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона, акта палаты Федерального Собрания считается первая публикация его полного текста в "Парламентской газете", "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" или первое размещение (опубликование) на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) (ст. 4);
  4. федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу (ст. 6).

Анализ второго положения приводит к выводу о том, что в правотворческой и правоприменительной видах деятельности в России имеет место неправильное обозначение даты принятия федеральных и федеральных конституционных законов, поскольку в качестве таковой стало общепринятым указывать день подписания данных нормативных правовых актов Президентом Российской Федерации.

Исходя из содержания третьего положения, источники первого официального опубликования федеральных конституционных и федеральных законов являются альтернативными, при этом не уточняется, достаточно ли для признания официального опубликования состоявшимся использование для этого одного из данных источников. Также не конкретизируется, каким образом следует определять момент официального опубликования в ситуациях, когда различные источники вышли в свет в разные дни, а равно, какой из них всегда является первым, вторым, третьим или четвертым по последовательности опубликования, и не должны ли они быть изданы в один день. Считаем эту ситуацию существенным упущением, представляющим собой пробел в праве, способный приводить к нарушениям прав и свобод граждан, охраняемых законом интересов общества и государства. Дело в том, что граждане или должностные лица правоохранительных и иных правоприменительных органов могут ориентироваться на какой-либо один из данных источников и рассчитывать при этом, что ни один федеральный закон не уйдет от их внимания до его вступления в силу, поэтому в случаях, когда такой источник выходит в свет спустя день или более после опубликования нормативного правового акта в другом источнике, то данные лица могут впервые увидеть уже вступивший в силу и даже действующий какое-то время закон.

Во взаимосвязи с третьим и четвертым положениями приведем еще одно критическое замечание, приобретающее особую остроту применительно к уголовному закону. Речь идет о том, что в последние годы новые уголовные законы все чаще вступают в силу в экстраординарном порядке - с момента, указываемого непосредственно в таких законах, причем, как правило, в день их официального опубликования, что существенно затрудняет, а подчас и исключает возможность ознакомления с текстом таких законов до их вступления в силу. Поскольку новые уголовные законы могут вносить значимые изменения и дополнения в УК РФ, в том числе и криминализирующие какие-либо деяния, то о запрещенности таковых граждане могут узнать после того, как уже совершили соответствующие действия (бездействие). Хотя осознание уголовной противоправности деяния и не входит в содержание законодательного определения вины, тем не менее считаем недопустимым привлекать кого-либо к уголовной ответственности за деяние, кто по объективной причине не должен был и не мог отнести его к числу запрещенных уголовным законом.

Представляется, что экстраординарность вступления в силу нового уголовного закона должна состоять не в сокращении, а в увеличении временного периода между опубликованием такого закона и началом его действия. Учитывая общесоциальное и юридическое значение изменений и дополнений действующего уголовного законодательства, считаем целесообразным и даже необходимым установить на уровне нормы Федерального закона от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" предписание, согласно которому закон, включаемый в содержание УК РФ, вступает в силу не ранее, чем через месяц после своего официального опубликования в последнем из предусмотренных для этого источников, за исключением тех случаев, когда в новом уголовном законе указан более поздний момент вступления его в силу.

Относительно определения момента первого официального опубликования Федерального закона следует учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в п. 6 его Постановления от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" <3>.

<3> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" // Электронный ресурс сети Интернет: http://iv.garant.ru/document?id=10036662&byPara=1&sub=1273.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, согласно ст. 4 Федерального закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" в его первоначальной редакции официальным опубликованием закона считалась первая публикация его полного текста в "Российской газете" или в "Собрании законодательства Российской Федерации".

По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, день 11 марта 1996 г., которым датирован выпуск "Собрания законодательства Российской Федерации" с текстом Федерального закона "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" не может считаться днем его обнародования. Указанная дата, как свидетельствуют выходные данные, совпадает с датой подписания издания в печать, и, следовательно, с этого момента еще реально не обеспечивается получение информации о содержании Закона его адресатами.

В "Российской газете" оспариваемый Федеральный закон был опубликован 13 марта 1996 г. Именно этот день, как посчитал Конституционный Суд Российской Федерации, должен был быть признан днем официального его опубликования. Следовательно, данный Закон в части, ухудшающей положение налогоплательщиков, не подлежал введению в действие ранее 24 марта 1996 г., когда истекал десятидневный срок с момента его опубликования.

Отметим, что в данном Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации приводится особое мнение судьи Б.С. Эбзеева, основные моменты которого приведем ниже.

Во-первых, Б.С. Эбзеев подчеркнул, что Конституция Российской Федерации не устанавливает универсального порядка вступления в силу принятых федеральных законов и не определяет начальный момент их применения органами государственной власти и их должностными лицами. Конституция РФ лишь содержит императивное требование, обращенное к участникам законодательного процесса, заключающееся в том, что "законы подлежат официальному опубликованию" (ч. 3 ст. 15), а также конкретизирует субъекта этой обязанности (п. "д" ст. 84). Кроме того, в упомянутой ч. 3 ст. 15 Конституции РФ содержится требование, специально обращенное к правоприменителям: "Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения".

Во-вторых, Б.С. Эбзеев отметил, что Федеральный закон "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" также не устанавливает общего порядка вступления федерального закона в силу, который мог бы действовать, порождая юридически значимые последствия, без учета воли законодателя. В силу этого Конституционному Суду Российской Федерации надлежало выявить волю законодателя, которая в данном случае совпадает с волей и смыслом самого проверяемого на конституционность Закона ввести его в действие и применить к налогоплательщикам с возможно более ранней даты, но согласно ч. 3 ст. 15 Конституции РФ - не ранее даты его (Закона) официального опубликования, то есть 13 марта 1996 г.

В-третьих, по мнению Б.С. Эбзеева, посылка Конституционного Суда Российской Федерации о вступлении проверяемого Закона в силу с 24 марта означает, по существу, вторжение данного Суда в компетенцию законодательной власти и, следовательно, нарушение принципа разделения государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10 Конституции РФ). Поэтому Б.С. Эбзеев считает, что Конституционный Суд Российской Федерации в данном случае взял на себя функцию не только "негативного" законодателя, что соответствует его юридической природе и конституционному статусу, но и "позитивного" законодателя, что не укладывается в установленную Конституцией РФ компетенцию данного Суда.

В-четвертых, с точки зрения Б.С. Эбзеева, неадекватность принятого Судом постановления в части вступления проверяемого Закона в силу требованиям Конституции РФ обусловлена тем, что Конституционный Суд Российской Федерации в качестве масштаба оценки проверяемого Закона использовал не Конституцию РФ, а Закон "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания", который может быть изменен, дополнен или обновлен в целом. А это, как считает Б.С. Эбзеев, потребует пересмотра правовой позиции Конституционного Суда, выраженной в его постановлении по рассматриваемому делу. Иначе говоря, постановление разделит судьбу не конституционной нормы, на которой оно основывалось, а нормы или норм Закона от 14 июня 1994 г., что не согласуется с возложенной на Конституционный Суд Российской Федерации функцией обеспечения не "просто формальной законности", но конституционности. В силу этого Б.С. Эбзеев посчитал неприемлемым содержащийся в мотивировочной части постановления Суда тезис о том, что проверяемый Закон должен вступать в силу с 24 марта 1996 г.

Считаем, что особое мнение судьи Б.С. Эбзеева является более обоснованным и точным, нежели приведенная позиция Конституционного Суда Российской Федерации в целом. Представляется, что данный Суд должен был обратить внимание не на дату подписания в печать того или иного источника официального опубликования, а на объективную возможность всех граждан ознакомиться с новым законом при условии, что не каждый из них пользуется всеми такими источниками. То есть следовало указать, что датой официального опубликования необходимо считать день выпуска последнего из фактически изданных источников такого опубликования, когда с новым законом объективно имеют возможность ознакомиться пользователи различных источников. Вместе с тем полагаем, что полное решение проблемы определения даты официального опубликования законов возможно только за счет однозначно воспринимаемой законодательной регламентации данного момента.

Список использованной литературы

  1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия".
  2. Федеральный закон от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ (с изменениями и дополнениями от 22 октября 1999 г., 21 октября 2011 г., 25 декабря 2012 г.) "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания".
  3. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах".